Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

УЧЕНИЕ О КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕГИСТРАЦИИ

 

 

Научные и правовые основы криминалистической регистрации

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Перспективы развития учения о криминалистической регистрации и практики функционирования криминалистических учетов

 

Развитие учения о криминалистической регистрации неразрывно связано с совершенствованием практики функционирования криминалистических учетов.

 

Состояние этой теории и анализ действующей системы учетов позволяют считать, что основными направлениями их развития на ближайшие годы являются:

 

1)        разработка и совершенствование научных основ отдельных видов криминалистических учетов с использованием новейших достижений смежных областей криминалистики, других наук и техники;

2)        совершенствование правовых основ криминалистической регистрации;

3)        унификация системы криминалистической регистрации на всех уровнях; тенденция к централизации местных учетов;

4)        совершенствование технической базы криминалистической регистрации в целом и отдельных криминалистических учетов, использование новых прогрессивных средств сбора, переработки, хранения и поиска информации;

5)        актуализация содержащейся в учетах регистрационной информации;

6)        повышение эффективности использования учетных данных, особенно в розыскных целях.

 

Остановимся на содержании этих направлений.

 

Формирование научных основ многих видов криминалистических учетов нельзя считать завершенным. Это, пожалуй, не относится только к учетам, основанным на дактилоскопии, и, в известной степени, к учетам по признакам внешности. Но зато в полной мере касается такого, например, учета, как MOS.

 

Научной основой учета преступников по способу совершения преступных действий, помимо общих положений учения о криминалистической регистрации, относящихся ко всем криминалистическим учетам, являются положения криминалистического учения о способе совершения преступлений. Однако эта теория интенсивно стала разрабатываться лишь в последнее время.

 

Для научного обоснования учета преступников по способу совершения преступлений имело значение выяснение содержания способа, степени его детерминированности и повторяемости, требовалось создание классификации способов совершения преступлений. Одними из первых к этой проблематике обратились А. Н. Колесниченко и А. Н. Савченко, которые высказали мнение, что "способ совершения преступления - это все то, что характеризует действия преступника при подготовке (приискание места, предмета посягательства, приготовление орудий и средств, необходимых для осуществления преступной цели, и др.), совершении преступления и сокрытии его следов". Г. Г. Зуйков детализировал определение способа совершения преступления и пришел к выводу, что он "представляет собой единый комплекс взаимосвязанных действий, направленных на подготовку, совершение и сокрытие преступления, осуществляемых в определенное время, в определенном месте и с использованием необходимых орудий и средств". Это внесло необходимую ясность в представление об объекте регистрации по данному виду криминалистического учета.

 

 

Г. Г. Зуйкову принадлежит заслуга и в исследовании вопросов о детерминированности способа совершения преступления и его повторяемости. Он описал объективные и субъективные факторы, участвующие в детерминации способов совершения преступлений, раскрыл их фактическое содержание в условиях нашего общества и характер взаимодействия в процессе формирования способов совершения преступлений. Опираясь на учение о тождестве, Г. Г. Зуйков заключил, что "абсолютная повторяемость способов совершения преступления во всех их признаках полностью исключена. Способы совершения преступлений повторяются, если сохраняется действие определенных факторов, их детерминирующих (мотив и цель преступления, объективная обстановка его совершения, качества личности преступника, особенности предмета преступного посягательства и т. д.), а так как детерминирующие факторы изменяются и в количественном, и в качественном отношениях, то в нем неизбежно изменяются и способы совершения преступлений, сохраняя, однако, некоторую совокупность повторяющихся признаков". Выявление этой совокупности повторяющихся признаков легко в основу рассматриваемого вида криминалистического учета.

 

Учет по способу совершения преступлений является разновидностью децентрализованного, местного учета. Это явилось одной из причин отсутствия единой классификации способов совершения преступлений, затруднило автоматизацию учета, кодирование регистрационной информации для ее передачи на расстояние. Создание научно обоснованной классификации способов совершения преступлений - актуальная задача криминалистического учения о способе совершения преступлений, решение которой имеет прикладное значение для учения о криминалистической регистрации. Единая классификация подобного рода позволит не только правильно систематизировать регистрационную информацию, но и создаст необходимые условия для объединения в единую систему всех местных учетов этого вида, для обмена содержащейся в ней информацией.

 

Мы разделяем мнение Г. Г. Зуйкова о том, что действующий учет по способу совершения преступлений пока еще мало эффективен в силу отсутствия научно обоснованной системы учитываемых признаков, неквалифицированного ведения учетных карточек, неумения анализировать преступления под углом зрения учитываемых признаков. Очевидно, что разработка детальной классификации способов совершения преступлений позволит изжить эти недостатки, так как круг учитываемых признаков в этой классификации будет четко обозначен.

 

Нам представляется, что основной причиной неразработанности классификационных вопросов в учении о способе совершения преступления, проявлявшегося до последнего времени невнимания к этому учению и, как следствие, к криминалистическому учету по способу совершения преступления, являлось мнение о том, что, поскольку в нашей стране отсутствует профессиональная преступность, постольку в изучении способов совершения преступлений нет никакой необходимости.

 

Как известно, до середины 80-х гг. наличие в стране профессиональной и организованной преступности отрицалось не только официально, но и в научном плане. Считалось, что такой преступности у нас не может быть, поскольку нет никаких социальных причин ее появления и существования. Между тем, жизненные реалии постоянно приходили в противоречие с подобными взглядами и, чтобы как-то их примирить, в криминалистической и криминологической литературе появился термин "преступный профессионализм",  обозначающий совершение преступлений профессионально, то есть обладая определенными навыками и умениями, соответствующими техническими средствами, известным стереотипом поведения. Считалось, что избранный преступниками способ совершения преступления сможет носить отпечаток такого профессионализма, хотя, как правильно отмечалось в литературе, "лица, систематически совершающие преступления, прилагают усилия к усовершенствованию способа совершения преступления и его видоизменению".

 

Положение радикально изменилось в последние годы. Уже не требуется доказывать "преимущества" социалистического строя; не только не требуется ради этого скрывать истинное состояние преступности в нашей стране, но, наоборот, пришло время назвать все своими именами, поскольку иначе невозможно объяснить ни количественное, ни качественное изменение преступности, начавшееся отнюдь не с проведением радикальных реформ в стране. В этих условиях, как это совершенно очевидно, не только целесообразно, но необходимо изменить отношение к учету по способу совершения и сокрытия преступлений, превратить его в действенный инструмент раскрытия преступлений.

 

Сказанного, как думается, достаточно, чтобы не считать завершенной разработку научных основ отдельных криминалистических учетов.

 

Примерно так же обстоит дело и с правовыми основами криминалистической регистрации.

 

О криминалистической регистрации упоминает лишь российский закон "О милиции", в статье 11 которого, в пп. 14 и 15, милиции предоставлено право "осуществлять предусмотренные законодательством учеты лиц, предметов и фактов и использовать данные этих учетов", а также "производить регистрацию, фотографирование, звукозапись, кино- и видеосъемку, дактилоскопирование лиц, заключенных под стражу, задержанных по подозрению в совершении преступления или занятии бродяжничеством, обвиняемых в совершении умышленных преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения при невозможности установления их личности". Однако ссылка на "предусмотренные законодательством учеты" повисает в воздухе, поскольку законодательство наше ничего в этом отношении не предусматривает. Ни в других, помимо названного, законах, ни в уголовно- процессуальном кодексе не содержится упоминания ни о криминалистической регистрации в целом, ни об отдельных криминалистических учетах. Косвенно с этим институтом связана ст. 186 УПК, где идет речь о получении образцов для сравнительного исследования. Однако авторы существующих комментариев УПК РФ связывают эту норму только с производством экспертизы. Ранее мы уже высказали мнение о том, что регистрационная информация потенциально носит характер доказательственной или ориентирующей информации. Однако при этом остается неясным, в какую форму должна быть облечена эта информация в тех случаях, когда она может иметь доказательственное значение.

 

В результате проверки по учетам может быть установлено тождество объекта, могут быть получены сведения, характеризующие объект или имеющие иное квалифицирующее значение для расследования. Нередко эта информация служит основанием для принятия следователем или судом ряда процессуальных решений, например, об истребовании приговоров и иных документов, об изменении квалификации расследуемого деяния и т. д. И. А. Возгрин в связи с этим справедливо замечает, что "в результате такой работы справки о проверке по учету постепенно теряют свое значение как источник сведений о прежних судимостях, так как, кроме них, к уголовному делу приобщаются копии приговоров и другие материалы, полученные из судов и следственных органов. Все это, на первый взгляд, может привести к мысли о том, что информация, сообщаемая в справках из спецотделов органов внутренних дел, в отличие от сведений, получаемых из копий приговоров и других подобных материалов, не является доказательственной информацией. Однако это не так, ибо получение копий приговоров, приостановленных и хранящихся в архивах уголовных дел и других материалов есть процесс получения новых доказательств, протекающий параллельно с исследованием уже собранных доказательств". Очевидно, что справки о результатах проверки по учетам, содержащие доказательственную информацию, должны быть отнесены к категории "иных документов", приобщаемых к делу. При этом следует иметь в виду, что доказательственное значение в некоторых случаях может иметь и отрицательный ответ регистрационного органа - когда сообщается, что объект проверки по учету не значится. Такой ответ может доказывать то или иное смягчающее обстоятельство, например, совершение преступления впервые, и т. д.

 

Нерешенным остается вопрос о том, можно ли довольствоваться результатом проверки по учетам при установлении тождества или же с целью подтверждения вывода о тождестве необходимо проведение экспертизы. Такой вопрос может возникнуть при положительном результате проверки по дактилоскопическому учету неизвестных преступников, скрывшихся с места происшествия.

 

По мнению И. Н. Евсюнина, объекты местных криминалистических учетов с целью получения содержащейся в них информации подлежат специальным исследованиям. Он считает, что "конечный результат деятельности этих видов учета - установление тождества искомых объектов (в качестве доказательственной информации) - проявляется только в результате экспертизы". Однако эта конструкция не решает многих вопросов.

 

Задание на проверку по криминалистическому учету, направляемое в тот или иной орган внутренних дел, по форме представляет собой запрос, а не постановление о назначении криминалистической экспертизы. Соответственно отсутствует и процессуальный режим назначения экспертизы.

 

Сравнение проверяемых объектов с объектами учета при поиске информации, действительно, требует определенных исследовательских операций. Однако эти операции принципиально ничем не отличаются от тех, которые осуществляются при проверке, например, по алфавитно- дактилоскопическому учету, результат которого выражается в виде справки учетного органа, хотя и в этом случае вопрос о тождестве решается на основе специального дактилоскопического исследования. Следовательно, исследовательский характер процедуры проверки по учету еще не дает оснований считать такую проверку экспертизой.

 

Сказанное, разумеется, не означает вообще отказа от экспертизы как средства исследования и проверки регистрационной информации. Результаты проверки по криминалистическому учету, имеющие доказательственное значение, как всякая доказательственная информация, оцениваются следователем или судом в совокупности с другими доказательствами. Возникшие сомнения могут быть разрешены, как известно, разными способами, в том числе и путем назначения экспертизы. В этом случае учетные органы обязаны представить в распоряжение следствия или суда объекты-носители информации, которые, наряду с проверяемыми объектами (вещественными доказательствами), подвергаются экспертному исследованию.

 

Научные и правовые основы криминалистической регистрации неразрывно связаны с ее организационными основами, с построением и структурой системы криминалистических учетов, их иерархией. Существующие учеты по своему уровню делятся на централизованные (федеральные) и децентрализованные (региональные, местные). Если система централизованных учетов относительно стабильна, их число практически постоянно, то система местных учетов регламентирована лишь в общих чертах. Некоторые виды местных учетов распространены повсеместно, другие в меньшей степени; встречаются и такие учеты, которые являются плодом местного творчества, иной раз созданы без достаточно веских оснований и лишены необходимой научной базы.

 

В интересах укрепления организационных основ криминалистической регистрации, повышения ее эффективности и модернизации информационных процессов, с нашей точки зрения, целесообразно:

1)        унифицировать систему местных учетов, строго определить ее структуру, допуская отклонения от нее лишь в исключительных случаях, когда это действительно оправдано спецификой местных условий;

2)        перевести некоторые виды региональных и местных учетов в категорию централизованных; суммарный массив учетных сведений, образованный в результате такой централизации, позволит оправданно применить современные информационные поисковые системы, обеспечить необходимую масштабность и оперативность использования учетной информации;

3)        организовать четкую систему обмена информацией между местными учетными органами, пополнение и чистку за счет этого обмена информационных массивов, объединение некоторых учетов в кустовые, межобластные и т. д.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

Что такое криминалистическая регистрация.  Положения системы криминалистических теорий...