Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

ТЕОРИИ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ДИАГНОСТИКИ

 

 

Концепция В. С. Митричева

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

С процессами идентификации и установления групповой принадлежности связана проблема установления так называемого источника происхождения исследуюемых объектов. Пионером в этой области научной проблематики был В. С. Митричев, которому принадлежат основные теоретические разработки вопроса, формулировка исходных понятий и принципов.

 

Виталий Степанович Митричев (1930-1996) вошел в историю науки как пионер в области экспертных исследований материалов и веществ, разработавший концепцию научных основ и общих положений криминалистических идентификационных исследований физическими и химическими методами (1971). Его многочисленные работы в области исследования жидких и сыпучих тел легли в основу разработки многих экспертных методик и получили распространение в экспертной практике.

 

В. С. Митричев широко известен и как автор ряда оригинальных идей в области общей теории криминалистики и общей теории судебной экспертизы. Обладая значительным авторитетом среди научных работников и практиков, он был одним из признанных лидеров отечественной криминалистики и судебной экспертизы.

 

В общей форме содержание концепции В. С. Митричева заключается в следующем.

 

Для осуществления криминалистических идентификационных исследований могут быть использованы физические и химические методы. Объектами таких исследований являются индивидуально-определенные материальные объекты, понимаемые как вещи в широком смысле этого слова. При этом понятием "индивидуальная" определенность характеризуется отдельная от других система качеств, выделенная из окружающей обстановки структура. Подобную систему качеств представляют индивидуально- определенные источники происхождения, которые составляют особую группу объектов идентификации.

 

Под источником происхождения следует понимать:

 

1)        "конкретный целый предмет, части которого обнаружены в связи с определенными обстоятельствами дела и поэтому являются доказательствами";

2)        "определенное количество однородных предметов, которое по наличию в них случайных для данных обстоятельств дела признаков отличается от другой массы предметов того же рода, но имеющей иное происхождение";

3)        предприятие-изготовитель или место произрастания, или место переработки;

4)        определенную массу жидкости или сыпучего тела.

 

Источник происхождения может быть как объектом идентификации, так и объектом установления групповой принадлежности.

 

Поскольку источник происхождения может иметь различное значение, не существует универсальной методики его установления. В зависимости от того, что имеется в виду под источником происхождения, применяется специализированная методика исследования. "Экспертное идентификационное исследование материалов, веществ и изделий в большинстве случаев является комплексным".

 

Ряд положений концепции В. С. Митричева не вызывает возражений. К их числу относятся, например, принципиальная возможность идентификации источника происхождения - конкретного целого предмета по его частям или предприятия-изготовителя, - что убедительно подтверждается интересными исследованиями С. Ш. Касимовой.

 

 

Но есть в его концепции положения, которые представляются по меньшей мере спорными. И это прежде всего вопрос о возможности криминалистической идентификации жидких и сыпучих тел, который возникает независимо от того, назовем ли мы идентифицируемый объект в данном случае индивидуально-определенным телом, источником происхождения или как-либо еще.

 

Вопрос этот, как известно, не нов и давно является предметом дискуссии.

 

Сторонники возможности криминалистической идентификации жидких и сыпучих тел исходят в своих рассуждениях из разных посылок, но приходят к одинаковым выводам. Как уже указывалось, А. Р. Шляхов рассматривал установление групповой принадлежности как разновидность идентификации, делая из этого вывод о возможности криминалистической идентификации жидких и сыпучих тел. В 1962 г. об индивидуальной идентификации этих объектов он писал в плане перспективы; в 1969-74 гг. перспектива, с его точки зрения, стала реальностью.

 

В отличие от А. Р. Шляхова, В. С. Митричев как идентификацию рассматривал только установление тождества индивидуально-определенного объекта. Возможность криминалистической идентификации жидких и сыпучих тел он обосновывал, как это также уже отмечалось, тем, что любое тело можно рассматривать как "единое целое" и идентифицировать его при наличии достаточной совокупности индивидуальных признаков.

 

Большинство криминалистов придерживаются диаметрально противоположных взглядов. "Объектами криминалистической идентификации не могут являться различные вещества, жидкие и сыпучие тела, как не имеющие определенной и стабильной формы", - писал еще в 1961 г. А. И. Винберг, оставшийся верен этой позиции и в последующих работах.

 

"Совершенно очевидно, что термин "индивидуальный" неприложим к веществу вообще, - писал Н. А. Селиванов. - Можно ставить вопрос об индивидуальном отождествлении каких-то ограниченных масс или иных веществ, заключенных чаще в определенные емкости... Но даже и при такой постановке вопроса остаются сомнения относительно практической разрешимости данной проблемы". В информационном аспекте это же утверждает М. В. Салтевский: "Сыпучим, жидким и газообразным телам... характерна информация, заключенная во внутренней организации объекта и позволяющая устанавливать только групповую принадлежность". Резко возражал против утверждений А. Р. Шляхова о возможности идентификации жидких и сыпучих тел также и А. Н. Васильев.

 

Как нам представляется, рассматриваемая проблема может быть решена следующим образом.

 

Н. А. Селиванов совершенно прав, когда пишет, что если вопрос о возможности индивидуальной идентификации путем исследования признаков внутреннего строения твердых, жидких, сыпучих и газообразных тел "ставится в самом общем виде, следует согласиться с тем, что в отдельных благоприятных случаях индивидуальная идентификация по внутренним признакам возможна". Можно также согласиться с мнением А. А. Эйсмана, что "некоторая масса вещества, имеющая определенную "биографию", например, искусственно составленный из нескольких компонентов раствор или определенный объем жидкости, подвергавшийся различным естественным воздействиям, объективно столь же индивидуальна, как и любой "предмет", если мы можем определенно указать границы этого объема или массы". Таким образом, идентификацию жидких, сыпучих и газообразных тел можно считать принципиально возможной.

 

Может ли быть осуществлена такая идентификация практически - это вопрос конкретного факта и современного состояния и возможностей методов исследования. Со своей стороны, мы не видим оснований не доверять ученым, которые утверждают, что существующие уже теперь химические, физические, биологические и некоторые иные естественно-научные методы позволяют успешно решать эту задачу в ряде случаев.

 

Однако - и это мы утверждаем - такая идентификация, если она и осуществляется, не является идентификацией криминалистической, так как не обладает приведенной нами ранее совокупностью признаков, характеризующих последнюю.

 

Помимо этого решающего принципиального отличия, следует еще иметь в виду то, что идентификация жидких, сыпучих и газообразных тел осуществляется, даже по мнению ее сторонников, исключительно химическими, физическими и иными естественнонаучными, но не криминалистическими методами и преимущественно химиками, физиками, биологами и иными специалистами, но не криминалистами. Эта естественнонаучная природа подобных исследований не меняется, сколь бы решительно и категорично ни называли их "криминалистическими". Неслучайно В. С. Митричев в своих работах делает упор на применение совокупности именно физических и химических методов анализа. Л. М. Мороз совершенно прав, когда критикует М. Я. Сегая за то, что тот считает подобные методы "специально разработанными криминалистикой". Криминалистика как наука, разумеется, никаких физических или химических методов не разрабатывает.

 

Чтобы наглядно показать, что идентификация материалов и веществ не имеет ничего общего с криминалистической идентификацией, достаточно, как нам кажется, привести следующее описание схемы подобного исследования: "Родовая принадлежность, источник происхождения и индивидуальное тождество конкретного объекта, имеющего сложный химический (здесь и далее разрядка наша - Р. Б.) состав, устанавливаются выделением (в явном или неявном виде) индивидуальных химических соединений и их химической идентификацией. Поэтому каждому этапу идентификационного исследования определенного рода объектов должно соответствовать столько технологических схем, сколько необходимо для обеспечения полноты исследования и однозначного решения идентификационной задачи". Едва ли даже самый заинтересованный читатель сможет указать на что-либо "криминалистическое" в этом описании.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

Теория криминалистической идентификации  идентификации  что такое криминалистическая идентификация.