Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

 

 

А. Р. Шляхов. Предмет и объект судебной криминалистической экспертизы

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Понятия предмета и объекта экспертизы вообще и криминалистической экспертизы в частности представляют интерес как с точки зрения характеристики компетенции и возможностей данного вида или разновидности судебной экспертизы, а следовательно, и ограничения его от других видов или разновидностей судебной экспертизы, так и с точки зрения эффективности и правильности использования специальных познаний в судебно-следственной практике. Небезразличен соответственно этот вопрос и для криминалистической теории, где он решается далеко не равнозначно.

 

Понятию предмета судебной экспертизы и отдельных ее видов, пожалуй, наибольшее внимание уделил в своих работах А. Р. Шляхов. В разное время он формулировал это понятие по-разному. В 1961 г., рассматривая предмет пожарно-технической экспертизы, он понимал под ним совокупность решаемых экспертизой вопросов. В 1963 г. он писал, что раскрыть содержание предмета каждого вида экспертизы - это значит "определить пределы и основные черты методики экспертного исследования, компетенцию экспертов различных специальностей, характеристику объектов, которые могут быть исследованы с помощью экспертизы данного вида, и особенности их отбора и оформления при направлении на экспертизу, примерный перечень основных вопросов, которые могут быть разрешены с помощью данного вида экспертизы при расследовании и рассмотрении уголовного или гражданского дела".

 

Но уже в том же году он пришел к выводу, что "предметом конкретного вида судебной экспертизы является исследование специфической группы вещественных доказательств. Так, предметом судебной агротехнической экспертизы является исследование вещественных доказательств - образцов сельскохозяйственной продукции биологического происхождения - в целях определения их вида и установления тождества (родового, видового, группового и индивидуального) по существенным биологическим и физико- химическим признакам путем использования данных и методов агрохимии, биологии и агротехники сельскохозяйственных культур, а также криминалистической науки".

 

Спустя несколько лет А. Р. Шляхов предложил новое определение предмета экспертизы, которого с незначительными редакционными изменениями он придерживался до последнего времени. По его мнению, "предметом экспертизы являются факты, обстоятельства уголовного или гражданского дела, подлежащие установлению с помощью специальных познаний". Когда же говорят о предмете конкретной экспертизы, то "имеют в виду обстоятельства (фактические данные), устанавливаемые на основе специальных познаний по вопросам, которые ставятся на разрешение экспертизы".

 

В. К. Лисиченко в качестве предмета криминалистической экспертизы называл различные вещественные доказательства, а впоследствии связывал его с выяснением определенных обстоятельств расследуемого преступления. Г. А. Цимакуридзе называл предметом криминалистической экспертизы "совокупность вопросов, которые может разрешить эксперт-криминалист на основании применения своих специальных познаний при исследовании конкретных видов вещественных доказательств". Как совокупность решаемых экспертизой задач определяли предмет экспертизы И. Л. Петрухин, Л. Е. Ароцкер, Ф. Э. Давудов, В. В. Аксенова и другие авторы.

 

В сущности, так же определяет предмет вида экспертизы и предмет конкретного экспертного исследования и Г. М. Надгорный: "Назначение судебной экспертизы начинается с определения вопросов, которые ставятся перед судебным экспертом. Именно они определяют предмет конкретной экспертизы, а совокупность вопросов, решаемых на основе определенной отрасли специальных знаний, - предмет соответствующего вида экспертизы".

 

 

Если не считать отождествления предмета экспертизы с определенной группой вещественных доказательств, то есть с ее объектом, взгляды всех названных авторов повторяют определение А. Р. Шляхова 1967 г. или близки к нему по смыслу. Однако в литературе известна и другая точка зрения по этому вопросу. В общей форме она заключается в том, что предмет экспертизы приравнивается к "предмету той науки или какой-то ее части, на данных которой основана экспертиза".

 

Полемизируя со сторонниками этой точки зрения, А. Р. Шляхов совершенно справедливо указывал, что предмет экспертизы и предмет лежащей в ее основе науки не совпадают, что между ними нельзя поставить знак равенства. Предмет науки и предмет основанной на ней экспертизы нам представляются понятиями разных уровней. Как известно, предмет науки - это определенная группа объективных закономерностей действительности, предмет же экспертизы - это те обстоятельства, которые можно установить с помощью результатов познания наукой своего предмета. "Изучение закономерностей предполагает разработку соответствующих научных методик и методов, которые служат практическим целям познания", то есть целям экспертизы.

 

По нашему мнению, предложенные А. Р. Шляховым в 1967 г. определения предмета экспертизы вообще и предмета конкретного вида экспертизы наиболее близки к истине. Можно согласиться с Ю. К. Орловым, который считает, что "такое понимание предмета соответствует смыслу закона (ст.ст. 82, 288 УПК) и вполне оправдано теоретически", поскольку "согласуется с понятием предмета доказывания и находится с ним в таком же соотношении, как экспертиза с процессом доказывания в целом".

 

К нашему сожалению, при комментировании своих определений в упоминавшемся уже нами "Словаре основных терминов теории и практики судебной экспертизы" А. Р. Шляхов выдвинул некоторые положения, противоречащие его прежним, правильным, с нашей точки зрения, утверждениям. Так, он заявил, что "предмет экспертизы (речь идет об общем определении предмета экспертизы - Р. Б.) предопределяется объектом исследования и вопросами следователя, суда" и что предмет экспертного исследования составляют задание и объект экспертизы.

 

Думается, что ошибочность этих положений заключается в следующем. Если речь идет о предмете экспертизы в ее общем, родовом или видовом понятиях, то правильнее считать, что он предопределяется не объектом исследования и вопросами следователя или суда, а положениями той науки, на которой основывается экспертиза, и соответственно возможностями последней. Следовательно, род или вид экспертизы и ее возможности предопределяют объекты исследования и вопросы эксперту (экспертное задание), а не наоборот.

 

Иначе обстоит дело, когда речь идет о предмете конкретного экспертного исследования. Здесь он действительно определяется, исходя из наличных объектов и относящихся к ним вопросов эксперту. Так, например, предмет графической экспертизы предопределяет круг ее объектов в целом - рукописные документы; предмет же конкретного почерковедческого исследования определяется тем, какие конкретно документы и для установления каких обстоятельств дела будут исследоваться. Таким образом, предмет экспертизы "вытекает" вовсе не из "исследований представленных эксперту материалов".

 

Близко к такому пониманию предмета экспертизы определял его еще в 1979 г. В. Д. Арсеньев: "Предмет судебной экспертизы - те стороны, свойства и отношения ее объектов (основного и вспомогательных), которые исследуются (подлежат исследованию) средствами (методами, методиками) данной экспертизы (экспертизы данного рода, вида и т. д.) с целью разрешения вопросов, имеющих значение для дела (входящих в предмет доказывания по нему) и находящихся в границах специальной компетенции данной отрасли знания".

 

Изложенное не позволяет согласиться и с тем, что предмет экспертного исследования (очевидно, А. Р. Шляхов имеет в виду здесь предмет конкретного акта исследования) состоит из задания и объекта экспертизы. Объект не является частью предмета экспертизы; здесь налицо смешение предмета и объекта экспертизы, против чего ранее справедливо выступал сам А. Р. Шляхов.

 

Александр Романович Шляхов, чье имя мы неоднократно упоминаем в нашем Курсе и особенно в разделах, где идет речь о судебной экспертизе, долгие годы был организатором и научным наставником системы экспертных учреждений органов юстиции страны. Его многочисленные работы завоевали ему прочное место среди ученых, специализирующихся в области судебной экспертизы, его вклад в развитие института судебной экспертизы в СССР трудно переоценить.

 

А. Р. Шляхов родился в 1925 г., был активным участником Великой Отечественной войны, тяжело ранен. В 1949 г. окончил Московский юридический институт, с 1952 г. работал в аппарате НКЮ СССР, а затем России, где возглавлял отдел судебно-экспертных учреждений, а с 1962 по 1987 гг. возглавлял ЦНИИСЭ - ВНИИСЭ МЮ России. Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор А. Р. Шляхов - автор свыше 250 работ по вопросам организации и деятельности экспертных учреждений, теории и практики судебных экспертиз.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

Российская Криминалистика. Учебник для вузов для студентов...   КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ