Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ

 

 

З. И. Кирсанов. О внутреннем убеждении судебного эксперта и экспертных ошибках

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Проблема внутреннего убеждения судебного эксперта привлекла внимание советских криминалистов в 50-х гг. Одним из первых высказал свои взгляды по этому поводу В. П. Колмаков. Он считал, что внутреннее убеждение эксперта - "это не инстинкт, не безотчетная интуиция; это - сознательно и свободно сложившееся убеждение, имеющее объективные основания, позволяющие сделать только один - истинный - вывод". К числу этих объективных оснований В. П. Колмаков относил установленные экспертом при исследовании фактические данные и общие данные той отрасли науки, на основании которой производится исследование.

 

"Решающее значение в формировании заключения, - писал он, - таким образом, приобретают следующие факты: 1) высокая подготовленность по своей специальности и практический опыт эксперта; 2) мотивированность и логичность суждений эксперта, изложенных в обобщающей (синтетической) части акта экспертизы так, чтобы следователь и суд могли проследить ход его мысли; 3) достаточный объем и надлежащее количество представленного на исследование материала; достоверные обстоятельства, установленные по делу".

 

В дальнейшем исследование проблемы внутреннего убеждения эксперта шло, в основном, по двум направлениям: гносеологическому и психологическому. В первом случае анализировался преимущественно механизм познавательной деятельности эксперта, на базе которой формируется его внутреннее убеждение, во втором - процесс формирования самого внутреннего убеждения и его структура.

 

Внутреннее убеждение эксперта - категория субъективная. Его содержание составляет уверенность эксперта в правильности и единственной возможности сделанных им выводов. Это - своеобразное эмоционально- интеллектуальное состояние эксперта как познающего субъекта, наступающее в итоге всей его деятельности по решению конкретной экспертной задачи.

 

Утверждение, что внутреннее убеждение носит субъективный характер, в литературе высказывается обычно с целым рядом оговорок. Так, например, читателя предупреждают, что "не следует полагать, будто внутреннее убеждение - область чисто субъективная, не поддающаяся никакой проверке и не включающая в себя ничего объективного", что субъективный характер внутреннего убеждения не означает его независимости от внешних, объективных факторов и т. п. Думается, что в специальном доказательстве объективной основы внутреннего убеждения нет необходимости, ибо это положение логически вытекает из материалистической философской концепции о соотношении субъективного и объективного при познании: "Отражение на уровне познания представляет собой воспроизведение предметов в их объективных свойствах и отношениях друг к другу". Субъективное вообще не может не иметь объективной основы. Не является в этом отношении исключением и внутреннее убеждение эксперта.

 

Объективные основания внутреннего убеждения судебного эксперта составляют в свой совокупности систему, элементами которой являются:

 

1. Профессиональные знания эксперта, в содержание которых, по нашему мнению, входят его мировоззренческие принципы и установки, научные познания, знание им коллективной экспертной практики в данной области, необходимые навыки в применении нужных методов исследования, знание критериев и путей проверки полученных результатов, наконец, личный экспертный опыт. Несомненно, на уровне профессиональных знаний положительно сказывается участие эксперта в научных исследованиях по своей специальности, систематическое знакомство с новой литературой, осведомленность о ведущихся разработках в смежных областях.

 

 

2.         Профессиональные качества эксперта: наблюдательность, внимание, глубина, гибкость, логичность и критичность ума, самостоятельность мышления, способность преодолеть предубеждение или предвзятость и т. п.

На первый взгляд мы допускаем противоречие, рассматривая субъективные качества эксперта в качестве объективного основания его внутреннего убеждения. Однако это противоречие только кажущееся: именно наличие у эксперта необходимых профессиональных качеств и создает объективные предпосылки для формирования истинного внутреннего убеждения.

 

3.         "Фактические данные, признаки и свойства изучаемых экспертом объектов, обстоятельства дела, относящиеся к предмету экспертизы и указывающие на происхождение и реальные условия существования изучаемых объектов". Многолетняя дискуссия по поводу права эксперта на ознакомление с материалами дела была прекращена законодателем, наделившим эксперта таким правом в пределах, относящихся к предмету экспертизы (ст. 82 УПК).

 

4.         Весь процесс экспертного исследования, его условия, промежуточные и конечные результаты, их оценка с точки зрения полноты, логической и научной обоснованности, достоверности как единственно возможных в данных условиях. А. Р. Шляхов совершенно прав, указав, что "субъективность суждений эксперта не означает их необоснованности, недостоверности. Выводы эксперта всегда основаны (всегда должны быть основаны - Р. Б.) на данных науки и конкретных результатах исследования; их истинность проверяется в конечном итоге экспертной, следственно-судебной практикой. Субъективность выводов не следует рассматривать подчеркнуто в противопоставлении с объективными данными или указывать на их "недостаточность", "ненадежность" в отличие, например, от математических методов применения ЭВМ".

 

О выделении и оценке количественных признаков в экспертизе фотопортретов и влиянии этой оценки на внутреннее убеждение судебного эксперта писал в свое время З. И. Кирсанов.

 

Зиновий Иванович Кирсанов - один из ведущих отечественных ученых в области криминалистической техники и экспертизы - широко известен своими работами в области установления личности средствами и методами портретно-криминалистической, почерковедческой и других видов криминалистической экспертизы. Ему принадлежит целый ряд конструктивных идей в области общей теории криминалистики, ее системы и содержания.

 

С содержательной стороны имеется некоторое различие между внутренним убеждением эксперта, дающего категорическое заключение, и эксперта, формулирующего свои выводы в вероятной форме. В первом случае - это убежденность в том, что выводы истинны, однозначны и не допускают иного толкования. Во втором - убежденность в невозможности по тем или иным причинам дать категорический ответ на поставленный вопрос. З. М. Соколовский был неправ, когда полагал, что убежденность характерна лишь для категорических ответов, что "если такой уверенности нет, эксперт обязан искать возможную ошибку". Той уверенности которая необходима для дачи заключения в категорической форме, может и не быть, однако это не означает, что эксперт допустил какую-либо ошибку, которую ему следует искать. Вероятная форма выводов эксперта обусловлена вовсе не возможной ошибкой в их обосновании, а другими причинами, о которых достаточно подробно говорится в криминалистической процессуальной литературе, что освобождает нас от необходимости их повторять.

 

Нет необходимости также подробно останавливаться и на роли и месте внутреннего убеждения в оценке правильности выводов эксперта. Хотя и теперь еще встречаются неверные суждения по этому поводу, общепризнанным является положение о том, что внутреннее убеждение - это не критерий правильности заключения, а результат оценки полученных выводов, точно так же, как внутреннее убеждение следователя и суда - не критерий, а результат оценки доказательств, о чем мы неоднократно писали в своих работах.

 

Итак, внутреннее убеждение эксперта - категория субъективная, имеющая прочные объективные обоснования. Можно ли из субъективного его характера делать вывод, что оно носит исключительно индивидуальный характер, что не может быть коллективного внутреннего убеждения?

 

В такой прямой постановке вопрос этот не исследовался. Между тем для этого, как нам кажется, имеются все основания. Думается, что при производстве комиссионной экспертизы, когда эксперты приходят к одинаковым выводам и формулируют общее заключение, налицо как раз коллективное внутреннее убеждение, формулирующееся при оценке полученных результатов, обмене по их поводу мнениями, уточнении отдельных положений. Оно выражает общую убежденность всех экспертов - субъектов данной экспертизы, - что повышает степень уверенности каждого их них в правильности сделанных выводов, а как следствие - авторитетность коллективного заключения. В этом аспекте представляет интерес и такая проблема, как возможность дачи заключения от имени юридического лица.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

Российская Криминалистика. Учебник для вузов для студентов...   КУРС КРИМИНАЛИСТИКИ