Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

УЧЕНИЕ О КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ И ПЛАНИРОВАНИИ СУДЕБНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

 

 

Развитие учения о криминалистической версии и планировании судебного исследования

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Начало разработки учения о криминалистической версии и планировании судебного исследования относится к двадцатым годам и связано с работами В. И. Громова. Изданная в 1925 г. под редакцией и с предисловием Н. В. Крыленко его работа "Дознание и предварительное следствие (теория и техника расследования преступлений)" содержала первые в советской литературе рекомендации по планированию расследования и построению умозаключений при работе с доказательствами.

 

Подчеркивая значение планирования расследования как существенного элемента научной организации труда следователя, В. И. Громов писал, что если составление плана расследования (он именует его памяткой) "не имеет особого значения по мелким и несложным делам, то по делам с большими и неразработанными материалами дознания это представляется безусловно необходимым, так как надеяться на свою память без записей по таким делам весьма рискованно". Предложенная им форма письменного плана расследования содержала, помимо указания порядкового номера, следующие графы: "Какие действия предположены или назначены", "На какой день", "Отметки об исполнении". Кроме того, В. Г. Громов рекомендовал следователю вести календарный месячный дневник, отражающий последовательность и содержание его работы по всем делам, находящимся у него в производстве.

 

Описывая логическую сторону процесса расследования, В. И. Громов указывал, что следователь пользуется индуктивным и дедуктивным методами суждений. По его мнению, индуктивный вывод принимается следователем за несомненную истину. Дедуктивный вывод позволяет выдвинуть предположение, "высказывая общее более или менее вероятное суждение, которое при дальнейшем исследовании, по нашему мнению, должно подтвердиться на обследуемом факте".

 

Оценивая весьма невысоко роль вероятных умозаключений в доказывании, ставя их на одну доску с догадками, В. И. Громов писал: "Строить заключение или предпринимать те или другие меры при расследовании, исходя из вероятных предположений и догадок, возможно лишь в тех случаях, когда нет возможности построить выводы из точно установленных фактов и когда для этих предположений имеются какие-нибудь косвенные реальные данные... Но во всех этих случаях, проверяя возникшее предположение, особенно направленное к изобличению какого-либо только предполагаемого, "возможного" виновника, следователь не должен отходить и закрывать глаза на факты и моменты, которые уже точно установлены дознанием или следствием и которые не должны отрицаться новыми фактами и им противоречить".

 

В последующих работах В. И. Громов уточнил и развил изложенные положения.

 

Он пришел к выводу, что гипотеза может быть построена и индуктивным методом, что всякая гипотеза, выдвинутая при расследовании уголовного дела, должна удовлетворять следующим требованиям:

 

1)        она должна основываться на хотя бы и не достаточных фактических данных;

2)        она не должна противоречить соображениям о фактах, логически допустимых и возможных в данных условиях;

3)        она должна допускать возможность проверки.

"Построение такой гипотезы, которая противоречит логике вещей или вообще является нелепой и не нуждается в проверке, или даже по существу не допускает возможности проверки, - конечно, было бы напрасной потерей времени, а в иных случаях могло бы только отвлечь внимание лица, производящего расследование, от конкретных фактов, анализ и оценка которых могли бы привести его надежными путями к установлению достоверных доказательств".

 

 

По смыслу рассуждений В. И. Громова можно сделать вывод, что он считал упоминаемые им гипотезы логической основой планирования расследования.

 

Насколько нам удалось установить, термин "версия" был впервые употреблен авторами учебника по криминалистике 1935 г. Они не рассматривали логическую природу версии и ограничились указаниями на то, что версии лежат в основе плана расследования и выдвигаются на втором этапе расследования - после проведения первоначальных следственных действий, если с их помощью следователь "все же не получает определенных указаний о личности и местонахождении преступника".

 

Последовательность работы следователя при составлении плана авторы учебника определили следующим образом:

 

•          "а) оценка собранного материала с обязательным выяснением и учетом социально-политической обстановки, в которой совершилось преступление;

•          б) определение возможных версий расследования;

•          в) наметка вопросов, которые надо выяснить, чтобы проверить каждую из этих версий;

•          г) наметка следственных действий, которые надо произвести, чтобы выяснить эти вопросы;

•          д) определение сроков совершения этих следственных действий".

 

По мнению авторов учебника, перечень следственных действий, необходимых для проверки версий, и образует собой план расследования.

 

Разумеется, все эти положения еще не составляли частной криминалистической теории. Это была сумма практических рекомендаций, основывающихся на известном обобщении накопленного к тому времени опыта следственной работы. Относились они не ко всему судебному исследованию, а лишь к его части - следственной деятельности.

 

Следующий шаг на пути разработки проблематики версий и планирования расследования был сделан С. А. Голунским. В учебнике по криминалистике 1938 г. его перу принадлежал уже специальный раздел, названный "Планирование расследования", в котором он сформулировал основные цели, условия и принципы планирования расследования и изложил указания об особенностях планирования при расследовании различных категорий уголовных дел и на разных этапах расследования.

 

По мнению С. А. Голунского, основные цели планирования расследования заключаются в том, чтобы обеспечить правильную направленность, меткость, высокую эффективность, полноту, всесторонность и максимальную быстроту расследования. Условиями правильного планирования расследования являются правильное ориентирование в той политической обстановке, в которой было совершено преступление, правильная оценка значения самого преступления, знание того, что нужно установить по делу, какие доказательства следует искать, знание процессуальных форм, технических и тактических приемов доказывания, умение пользоваться версиями расследования.

 

 

К содержанию книги: Белкин. Курс криминалистики

 

Смотрите также:

 

чем отличается криминалистические версии и планирование  Планирование расследования