ВОТЧИННОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ, ВОТЧИННИКИ

 

 

Право выкупа вотчин. Право феодальной собственности на землю

 

Из принципа родового наследования вотчин непосредственно вытекало право их выкупа. Основные черты права родового выкупа перешли в Уложение из Судебника 1550 г. (ст. 85) ж последующего законодательства вплоть до указа от 12 августа 1646 г. Уложение различает право выкупа проданных вотчин и право выкупа заклада. Для того и другого устанавливался единый срок — сорок лет, по истечении которого иски о выкупе теряли силу (XVII, 30).

 

Вслед за указом 1646 г. выкуп как проданных, так и заложенных родовых и выслуженных вотчин был запрещен по нисходящей линии — для детей и внуков вотчинника. Теряли право на выкуп тех же вотчин и представители боковой линии родственников — братья и племянники, но лишь в том случае, если они закрепляли купчую своими подписями.

 

 При отсутствии их подписей на актах сделки закон разрешал родичам вотчинника — братьям и племянникам — выкуп вотчин по купчим и закладным (XVII, 27).

 

Родичи имели преимущественное право выкупа вотчин, предназначенных в судебном порядке к продаже для погашения исков, возбужденных в отношепии владельца (X, 263). Из сказанного следует, что документально оформленное согласие самого владельца и его родственников на продажу и заклад родовых и выслуженных вотчин снимало вопрос о их выкупе. Право выкупа знало и другие ограничения. Его лишались изменники, т. е. лица, изменившие государству и бежавшие за рубеж (XVII, 38).

 

Отличия правового статуса купленных вотчин имели место и .в данном случае. При их перепродаже и залоге право выкупа на них не распространялось. Его лишались как сам владелец, так и его сородичи (XVII, 31).

 

Вотчинник как субъект феодальной собственности наиболее полными правами распоряжения обладал в отношении вотчин. Ему принадлежало право на все виды отчуждения объекта. На вотчины распространялось и залоговое право. Заклад родовых, выслуженных и купленных вотчин допускался на срок и оформлялся закладной кабалой. Владелец вотчин имел право выкупа их досрочно или в срок. При неуплате долга в срок заложенная вотчина переходила в собственность заимодавца и подлежала записи по закладной в книги Поместного приказа.

 

Закон вставал на защиту прав вотчинника в том случае, если заимодавец отказывался принять деньги и вернуть вотчину. Спор по челобитью заинтересованного лица решался в Судном приказе, куда заемщик должен представить деньги до истечения срока залога. Приказ отбирал у заимодавца закладную и передавал ее заемщику, а деньги возвращал заимодавцу (XVII, 32, 33).

 

При всех видах выкупа вотчин — как проданных, так и заложенных — закон предусматривал оплату «прибылого вотчинного строения», т. е. всех хозяйственных нововведений и новых крестьянских дворов. Такая оплата производилась «по суду и по сыску» и была строго регламентирована.25 Если право мены поместьями регламентировалось и в какой-то мере ограничивалось Уложением,  то в отношении мепы вотчинами ограничений не существовало.

 

 

В дапном случае показательно «молчание» XVII главы о менах вотчинами. Зато о разрешении мены вотчин па поместья речь идет в главе о поместных землях. Такая мена допускалась при условии, что статус владений соответственно менялся — вотчипа переходила в поместье, а поместье в вотчипу, что и фиксировалось в приказе (XVI, 5). Подобная мена не влекла одпосторонпего перераспределения видов феодальной собственности. Но Уложение приоткрывало лазейку для такого перераспределения, разрешив вслед за указом 1631 г. помещикам и вотчинникам мепять свои поместья и вотчипы на монастырские вотчины с условием регистрации такой мены (XVI, 4).

 

Право феодальной собственности на землю наибольшее выражение получило в актах продажи вотчин. Однако как в законодательстве до Уложения, так и в самом Уложении ряд законоположений ставил целью не столько гарантировать само право продажи, сколько обставить его рядом условий и тем самым ввести процесс отчуждения вотчин в определенное русло. Более того, Уложению принадлеяжг ряд установлений, которые не встречаются ранее.

 

Продажа вотчины была свободным делом, но если она связана со стремлением уклониться от службы (например, побег вотчинника после продажи вотчины), то считалась незаконной. Беглец подлежал сыску, наказанию кнутом, а вотчина отбиралась у купившего ее лица безвозмездно (XVI, 69). Правительство брало под контроль процесс продажи вотчин, устанавливая обязательность регистрации купчих в Поместном приказе. В связи с этим закон предусматривал такой казус: если вотчина продана и не зарегистрирована, а затем вторично продана другому лицу и сделка записана в приказе, то оставалась за вторым покупателем. Продавца же в этом случае за вторичную продажу той же вотчины били кнутом перед приказом. Отсутствие регистрации при вторичной продаже уже проданной вотчины влекло передачу объекта продажи первому покупателю с обязательной регистрацией в книгах приказа (XVII, 34). Закон решительно преследовал подделки подписей на купчих и закладных. Карались и попытки отрицания неграмотными людьми своих просьб к грамотным подписать за них акты сделки на вотчины (XVII, 35, 36). Регистрация всех видов сделок на вотчины преследовала и фискальные цели. В XVIII главе Уложения детально разработана шкала взысканий печатных и других пошлин при регистрации актов сделок в приказах.

 

Вотчины отчуждались и с населяющими их крестьянами. В Уложении это обстоятельство зафиксировано лишь косвенно — в статье, обязывающей продавца вотчины передавать в проданную им вотчину вместо беглых крестьян (если такие вдруг окажутся и по закону будут возвращены своему хозяину — некоему третьему лицу) в качестве компенсации других крестьян или соответствующую сумму денег.

 

При наследовании вотчины двумя-тремя и более сыновьями права на наследство принадлежали всем в равной мере. Закон допускал совладение. Права на отчуждение вотчины также принадлежали в равной мере всем ее наследникам. Таким путем закон защищал права на вотчины несовершеннолетних совладельцев. Если старший из совладельцев закладывал или продавал вотчину «для своей корысти», то младшие по достижении совершеннолетия могли оспаривать право на возвращение своей части в указные 40 лет. Они получали и право выкупа доли своего старшего брата. В равной мере Уложение обеспечивало право дефективных (глухих, немых) детей, если их интересы ущемлялись братьями и сестрами при общем владении вотчиной. Спор решался в таком случае разделом вотчины по жеребьевке (XVII, 15).

 

Право заклада или продажи своей части при совладении потенциально принадлежало каждому его участнику. Однако с целью предотвратить дробление вотчин закон представлял совладельцам право выкупа доли у того из них, кто пожелал бы продать или заложить свою долю.

 

 

К содержанию книги: СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 ГОДА - КОДЕКС ФЕОДАЛЬНОГО ПРАВА РОССИИ

 

Смотрите также:

 

Соборное уложение 1649 года  источник права  соборное уложение Суд русского государства 1649  Соборное Уложение