ЗЕМЛЯ — ПЛАНЕТА В БАЗАЛЬТОВОЙ СКОРЛУПЕ

 

 

Вулканические моря земных материков. Базальты. Траппы. Накопление туфогенной толщи

 

Вулканические моря материков — это области траппового магматизма. В общепринятом понимании траппа,ми называются широко развитые на устойчивых равнинах (платформах) однородные по составу покровные базальты. Базальты разделяются слоями туфов— распыленной магмы, выброшенной взрывами.

 

К траппам относятся и подводящие магму из недр каналы, заполненные застывшим расплавом. Типичные трапповые области Земли — Декканское плато в Индостане, Паранское плато в Южной Америке, Тунгусская область с плато Путорана в Восточной Сибири.

 

Все породы образованные из глубинного расплава, достигшего поверхности Земли, текущие в виде лав либо выброшенные вулканическими взрывами, называют общим термином «вулканиты». Излияние расплава называется эффузией. Застывшие лавы — это эффузивные породы. Если магма не вышла на земную поверхность, а застыла внутри земных слоев, то магматическое тело называют «интрузивным», или плутоническим.

 

Интрузивные тела, особенно крупные, называют иногда «плутонамИ». Интрузия — проникновенне в породы трапповон магмы — обычно происходит вдоль полого за- . легающих осадочных горизонтов. Такие послойные интрузивы называются силлами.

 

Выбрасывание вещества взрывами — это эксплозивный процесс, эксплозия. Породы, накопленные в результате эк-'- сплозии магмы, называют туфами или туфобрекчиями. Когда такие породы содержат очень крупные и угловатые обломки посторонних пород, прихваченных взрывом, их именуют ксеногуфами.

 

Базальтовая магма — легкотекучая, в отличие от других типов магматического расплава, поступающего из земных глубин. Магмы разделяют по их химическому составу, главным образом по содержанию кремнезема. Когда кремнезема много (более 65 %), магмы считаются «кислыми», меньше кремнезема (65—55 %)—магмы «средние», еще меньше (50—45 %) — магмы «основные» среди них наиболее распространены «основные толеитовые» (в них кремния 50 %), наконец, когда количество кремнезема снижается до 45 %,— «ультраосновные» магмы.

 

Базальты — эффузивные породы. Их застывшие подземные аналоги — интрузивные породы бывают или мелкокристаллические — долериты, или крупнокристаллические (из-за медленного застывания) — габбро. Те и другие представляют собой окаменевший расплав магмы основного состава.

 

Каждая трапповая область охватывает огромную территорию, иногда более 1 млн. кмг. В эпохи магматизма на этих огромных площадях растекались по земной поверхности пылающие потоки раскаленного расплава, уничтожая все признаки жизни. Поток за потоком, они накапливались в депрессиях и создавали лавовые моря.

 

 

Характерная черта траппов — наземный полого лежащий слоистый вулканический мегапокров — «плато-базальты». Наслоенные базальтовые покровы образуют сейчас обширные плоскогорья, заметно  приподнятые над уровнем моря уже после накопления вулканитов. Эрозионные ложбины рек и оврагов прорезают плоскогорья, , и твердые пласты базальтов, расслоенные пачками рыхлых туфов, выглядят на склонах останцовых холмов ступенями гигантской лестницы («трапп» — по шведски лестница).

 

В трапповых областях столь же четкие ступени рельефа, как и размываемые лавы, создают прорезанные речными долинами магматические тела, внедренные в осадочные толщи под вулканиты. Послойные тела, силлы, как бы «углубляют» дополнительными ступенями вниз общую «лестницу» траппов. Они также показывают, что вулканические слои лежат одинаково, т. е. согласно с подстилающими осадочными образованиями. Таким образом, термин «траппы» несет дополнительные сведения о хом, что блок земной коры непосредственно перед мощным актом извержения базальтов не подвергался заметным деформациям. Он преимущественно погружался и на его поверхности накопилась долавовая слоистая осадочная толща.

 

Понятие траппы отражает площадной, региональный тип накопления вулканитов, а также современную морфологию и условия залегания магматических тел. Тела пронизывают и перекрывают полого лежащие осадочные толщи участка устойчивой равнины. Эта равнина медленно опускалась и накапливала осадки перед эпохой вулканизма и накопления траппов. Она продолжала погружаться и во время накопления лав. Затем она была приподнята в виде плато и размыта речными потоками с появлением ступенчатого рельефа на склонах останцовых поднятий.

 

Лавовые поля, созданные излияниями магмы преимущественно из сети трещин по типу площадного — ареалыюго вулканизма, называют «трещинными базальтами». Их иногда называют также «флад-базальты»—т. е. «разливы базальтов». Одновременно применение к плащу лав понятий «плато-базальты» и «флад-базальты» отражает особенности наземного чехла траппов. Они определяют и современное гипсометрическое положение вулканических толщ (плато), и ареальный тип излияний (флад-разливы).

Область развития траппов определенного возраста обычно называют трапповой провинцией с собственным названием, имея в виду ее географическое расположение. Синонимом географического понятия «трапповая провинция» является «трапповое поле».

 

Любое трапповое поле содержит аороды, возникшие не только из магмы основного состава. В каждой провинции имеются также образования, сложенные щелочно-основной магмой (трахибазальто- вой), а также щелочно-ультраосновной магмой, к которой относят в частности алмазоносные взрывные трубки — кимберлиты. В трапповых провинциях всегда присутствуют породы самой глубинной магмы — собственно ультраосновной. Все эти дополнительные типы магматических проявлений могут встречаться на Земле и независимо» от траппов, т. е. лав с преобладающим составом основного базальта. Но в обычных сочетаниях с траппами отдельные покровы и интрузивы, произошедшие из иных магм, всегда находятся в сложных переплетениях с телами базальтового состава. Трахибазальты (щелочные базальты) переслаиваются с гораздо более крупными слоями обычных базальтовых лав. Пикрнты (ультраосновные лавы) встречаются иногда отдельными покровами. Разнотипные интрузнвы образуют сложные многофазные тела, в том числе с поступлением магмы из очагов разной глубины.

 

Таким образом, любая трапповая провинция содержит вулканические и интрузивные породы вполне определенного сообщества магматических типов. В широком понимании траппами называют все породы основного и ультраосновпого составов, среди которых самые распространенные — обычные базальты (толеиты).

 

Эффузивные и эксплозивные вулканогенные толщи трапповых провинций кратко можно назвать «наземными траппами». Синонимы этого представления — «трапповые мегапокровы», «трапповые плащи».

 

На поверхности в трапповых провинциях обычно распространен лавовый плащ мощностью в среднем 500—1500 м. В отдельных зонах, обычно вдоль одного из краев траппового поля, лавовый плащ имеет особенно большие мощности (до 3 км в Сибири в Приени- сейской полосе, до 3,5 км на западе Индостана, до 8 км и более на востоке Южной Африки.). Толща лав постепенно уменьшается в мощности к противоположному краю провинции, и в разрезе видно, что все лавы представляют собой как бы половину линзы.

 

В основании лавовой толщи, как правило, залегают туфы и ту- фогенно-осадочные породы мощностью в первые сотни метров. Они имеют широкое площадное развитие вдоль тех краев трапповых плащей, где мощности лав минимальны. В зонах с .мощными лавовыми накоплениями туфы сокращаются либо отсутствуют, и наземные траппы начинаются сразу лавами.

 

Осадочные толщи, подстилающие трапповый плащ, всегда пронизаны застывшими на небольшой глубине интрузивными траппами. Объемы их тел, мощности могут быть самыми разными. Известны гигантские плутоны типа Бушвельда в Южной Африке (более 5 км), Дюфек в Антарктиде (8 км), однако в среднем мощность послойных интрузивов 15—30 м, реже до 100 м. Дайки имеют мощность в первые метры. Более крупные из них, которые тянутся обычно на десятки километров, достигают мощности 20—30 и даже более 100 м.

 

Устройство типичной трапповой провинции рассмотрим на примере траппов Тунгусской синсклиэы  и Таймыра. Эта провинция расположена на правобережье р. Енисей и протягивается от Таймыра до р. Ангары. В центральной своей части она совпадает с плоскогорьем Путорана, на восток простирается до Анабарского поднятия.

 

Тунгусская провинция траппои изучена лучше любой другой провинции земного шара. В исследовании траппов Сибири принимали участие видные советские геологи С. В. Обручев, Ф. Ю. Левин- сон-Лессинг, В. С. Соболев, Н. С. Зайцев, П. Е. Оффман, Ю. М. Шейнманн, М. Л. Лурье, Г. А. Ковалева, В. Л. Масайтис и большие коллективы геологов многих организаций, в том числе и автор.

 

Важную роль для анализа условий появления траппоз играет разделение вулканической толщи на последовательно возникавшие горизонты, т. е. ее стратиграфия. Создание стратиграфии траппов —. это выделение одновозрастных толщ, называемых свитами и имеющих разную мощность, и установление последовательности их накопления. Геологи изучают окаменевшие остатки животных и растений, сохранившихся внутри слоев или в виде отпечатков на их поверхности. Главная роль в разработке стратиграфии траппов Сибири принадлежит В. Н. Хахлову, Г. Н. Садовникову, С. В. Мейену, Т. Н. Могучевой.

 

Траппы Сибири начали накапливаться в са-мом конце палеозойской эры, а именно в заключительные моменты пермского периода'. Главная фаза вулканизма приходится на начало триаса, принадлежащего к мезозойской эре (возраст траппов Тунгусской и других провинций Земли подробно рассмотрим ниже).

 

Кратко охарактеризуем. строение наземных тунгусских трапов с учетом установленного разделения их на отдельные разновозрастные свиты, чтобы далее яснее сделались признаки прежних палеогеографических условий накопления вулканитов.

 

Траппы Таймыра в прошлом продолжали к северу тунгусское магматическое поле, но потом отдельные блоки коры поднялись, другие наклонно опустились, и трапповый плащ Таймыра оказался разбитым на пластины, которые прослеживаются отдельными полосами. Между Тунгусской синеклизой и раздробленным плащем траппов Таймыра позже образовалась широтно вытянутая впадина — Енисейско-Хатангский прогиб, в котором кровля траппов глубоко опущена и перекрыта чехлом послетрапповых осадочных образований ( 3).

 

Нижняя часть туфов — тутончанская свита залегает согласно па подстилающих угленосных толщах и слагается частичками пепловой размерности в слоистых горизонтах. Мощность свиты меняется от 90 м на р. Ангаре до 250 м в центре синеклизы. Выше лежит корвуп- чанская свита крупнообломочных туфов. В подошве и нижних горизонтах она содержит горизонты глыбовых разностей и включает крупные бомбы базальтов. Слоистые разности встречаются в отдельных линзах. Эта часть свиты меняет мощность от 150 м на юге до 350 м в центре синеклизы. Выше в корвунчанской свите появляются слоистые туфы с прослоями туфов переотложенных — вулканогенно- осадочных разностей. Мощность верхней части свиты меняется с юга на север от 70 до 150 м.

 

На северо-западе Тунгусской синеклизы на угленосных осадочных отложениях лежат лавы. В подошве нижних базальтовых покровов иногда прослеживаются признаки выпахивания ложа и устанавливается как бы срезание подстилающих слоев — эрозионные карманы. Однако регионального структурного несогласия, стратиграфического перерыва нет. В нижней части разреза лав имеются специфические трахибазальтовые лавы (щелочно-основные породы), отличающиеся от преобладающих толеитовых базальтов. Здесь же внизу разреза существуют пачки, сложенные пикритами .

 

Сравнение нижних горизонтов разреза наземных траппов всей синеклизы приводит к выводу, что лавы и туфы в начале эпохи вулканизма накапливались одновременно в разных местах. Нижние горизонты вулканитов Таймыра на востоке похожи на южные разрезы Тунгусской синеклизы, на западе — на северные.

 

Выше во всем регионе залегают базальтовые покровы мощностью около 1000 м. К югу лавы быстро выклиниваются, но раньше они распространялись шире — есть их останцы и дайки — подводящие каналы лав. В более мощных толщах лав северо-запада синеклизы имеются в основании и в середине более щелочные базальты — трахибазальты. Встречаются также покровы лав, близкие к пикри- там. Общая мощность толщи превышает здесь 2 км

 

На северо-востоке синеклизы кроме 1 км базальтов, перекрываю^ щих туфы, есть также специфические ультраосйовные породы с высоким содержанием щелочей. Они лежат внизу н вверху лавовой толщи. Самые верхние лавы — собственно ультраосновные с высоким содержанием магния и низким — кремнезема. В большом объеме они известны только здесь (р. Маймеча). По данным геолога Л. С. Егорова, их мощность более 2 км. Это — особый участок трап- пового поля, где магма проникала с самых больших глубин. Верхние щелочные и ультраосновные лавы с мелкими слоями туфов слагали в прошлом щитовидную надстройку над плащом повсеместно развитых толеитовых базальтов. Дайки таких пород известны и вдоль всего северного края синеклизы. Прежние щитовые вулканы теперь размыты, сохранились лишь их «корни».

 

 На Таймыре мощность обычных толеитовых базальтов превышает 2 км. В кровле, по данным геолога Г. А. Ковалевой, здесь тоже есть щелочные лавы, слагавшие щитовые вулканические постройки.

 

Процесс накопления туфогенной толщи имел общую направленность, сходную в удаленных участках. Это противоречит представлениям о распределении материала вокруг местных крупных вулканических очагов. Стратифицированность туфогенной толщи — разделение на разновозрастные части с закономерным изменением мощности всех горизонтов на площади — очень показательна. Сравнение разрезов показывает постоянное увеличение мощности всех выделенных горизонтов с юга, от бассейна р. Ангары, на север, к центру Тунгусской синеклизы. Самые нижние и верхние горизонты обладают послойной сортированностью, значит, при нх накоплении существовали крупные водоемы. Древние рыбы, моллюски — гастро- поды, отпечатки которых находят в туфах, показывают, что бассейны были солоноватоводными, напоминавшими лагуны. Остатки флоры, а также пыльца и споры наземных растений переотложены в водной среде. Это говорит о мелководности бассейнов и выступавших участках суши.

 

Разительное отличие туфогенной толщи траппов Тунгусской синеклизы от туфовых серий новейших областей вулканизма,заставило вулканолога А. А Меняилова полностью отрицать магматическое происхождение тунгусских туфов и предположить их образование за счет осадочных пород с помощью преобразования глубинными растворами. Хотя эта точка зрения не кажется обоснованной, сами факты, которые привели к этим построениям, заслуживают внимания.

 

Туфогенная толща слагается, как указывалось, отчетливо выдержанными слоями. Магматический характер преобладающей массы материала не вызывает^-сомнений. Это вулканические бомбы величиной до 30—50 см с внутренней зональностью остывания, лапил- ли — мелкие пузыристые вулканические бомбы величиной с грецкий орех, гравийные и песчаные зерна пористого или-сливного вулканического стекла — застывшей и нераскристаллизованной магмы. В то же время различная размерность, окатанность, сортированность вещества и разное количество осадочной примеси в виде крупных и мелких обломков меняются в разновозрастных слоях очень резко. Толща туфов не похожа, на пестро построенную вулканическую серию областей современного вулканизма, она больше напоминает чехол осадочных слоев, различия в которых обычно создаются разным типом поступления материала в бассейн накопления в разные промежутки времени.

 

Выдержанность маломощных вулканогенных пачек на площадях в десятки тысяч квадратных километров говорит об удивительной сглаженности поверхности накопления. Прогибание отдельных участков было плавным, с амплитудами до 100 м, но оно опережало поступление вулканических продуктов. В углублявшихся бассейнах шло переотложение несцементированного материала. Мелкие смещения слоев часто сопровождаются дайками, показывая случаи проседания кровли над опустошенными приповерхностными магматическими камерами (кальдерообразные проседания).

 

Намечаются следующие общие изменения условий вулканизма на площади: 1) выброс.ы пепловых туфов; 2) выбросы пепловых и более крупнообломочных туфов, переотложение выброшенного материала; 3) грандиозные взрывы,с выбросами крупнообломочных туфов, ксенолитов глубинных пород,- осадочных обломков, базальтовых бомб; 4) выбросы пеплов и реликтовые крупные взрывы с образованием бомбовых горизонтов, чередующихся с периодами переотложения вещества.

 

Отмеченные черты-эксплозивного вулканизма траппов показывают, что его нельзя сравнить с вулканизмом современных активных областей Земли. Одинаковое строение маломощных свит говорит о поступлении материала из мелких, однообразных, но многочисленных взрывных аппаратов, действовавших кратковременно либо одноактно.

 

Сравнение трапповых палеовулканических регионов с областями современного вулканизма, основанное на принципе актуализма, указало заманчивый путь — восстановить прежний вулканический ландшафт, приписав ему черты современного. Поскольку зоны современного вулканизма, известные в горных странах, характеризуются огромными конусными сооружениями, считалось, что и в области накопления туфов трапповых областей должны были в прошлом существовать грандиозные конусы. Предполагаемые крупные вулканы с их мощными жерловыми постройками, с косыми сериями насыпных конусов и концентрическим распределением извергнутого материала стали искать на площади траппового поля. Скромные трещины, заполненные туфогенным материалом — туфовые дайки, были без колебаний отданы Нептуну. Им приписывалось нептуническое происхождение — заполнение расщелин осадками, выпавшими из воды!

 

Однако поперечное сечение даек (изометричные трубки встречаются значительно реже), рассекающих горизонтально залегающие туфы ( 4), показывает, что их можно рассматривать как взрывные каналы, с выбросом вещества из магматических очагов. Все дайки заполнены различно: 1) лавой, 2) лавой и туфовой брекчией, 3) туфами, более"грубообломочными или более тонкообломочными, чем вмещающие, 4) одновременно лавой, туфами и ксенолитами подстилающих осадочных пород и, наконец, 5) только глыбами и даже целыми блоками и крупными клиньями подстилающих осадочных пород. Гамма различных соотношении внутри рвущих даек показывпот их генетическое родство. Они представляют собой пак бы эвеп^ч одной цепи. Поскольку крайний член ряда — это дайки, выводящие на поверхность лаву, они отражают несомненную связь с очагами расплава. Различие между членами этого ряда взрывных тел заюио. чается в том, что каналы, заполненные туфами и обломками, не кс. пользовались позже расплавом для излияний.

 

Геолог Н. Л. Сапронов системы даек одного из районов туфового поля синеклизы (бассейн р. Подкаменной Тунгуски) называет линейными вул канистру кту рам и. Характерная их черта — бессистемно расположенные на дайке мелкие вулканические жерла. Протяженность таких даек с трубками — жерлами от 10—15 до 150 м, изредка до 300 м. Характерна волнистая или извилисто-ломаная с прямолинейными фрагментами конфигурация в плане. Такие извилистые каналы — проводники эксплозивного материала — оказываются более поздними образованиями, чем центральные жерловые, их затем наследуют лавы для выхода из недр. Иногда лавы заполняют каналы, а над каналами — дайками сохраняются валы из грубого материала ксенотуфов. Короткие прямолинейные расколы, выводящие туфы, а также лавы, считаются самыми поздними.

 

Нельзя отрицать и наличие крупных вулканических аппаратов в пределах синеклизы. Известны вулканические жерловины Анга- ро-Илимского района. За краем траппрвого плаща они прорывают древние отложения палеозоя и достигают размеров 2400x700 м. По данным геологов М. К. Иванова и Т. К. Ивановой, крупные вулканические аппараты имеются в Норильском районе. Однако выявление таких аппаратов в центральных районах синеклизы требует более основательных доказательств, чем приводимые до сих пор.

 

Контакты крупных рвущих трубообразных тел с вмещающими туфовыми слоями должны выглядеть в обнажениях не более как блоки с разнотипными толщами туфов. Подобные зоны, иногда со сложной конфигурацией поверхности раздела, встречаются часто и обычно оДшжнены интрузивными траппами. Однако отнесение к жерловым фациям блоков, сложенных несортированными эксплозивными брекчиями, обосновать не просто. Проседание кровли приповерхностных магматических камер могло быть связано с выводом магмы и летучих компонентов через многочисленные трещины. Наиболее вероятно, что образование туфогенной толщи траппов Сибири связано с такими трещинами.

 

В случае залегания лав на выступах кристаллического фундамента, не закрытого осадками, трапповые силлы становятся нетипичными, редко обнаруживаются также интрузивы сложной формы. Преобладают здесь маломощные и редкие дайки долеритов.

 

Ориентировка дайковык тел в плане хорошо выявляется на геологических картах в зонах размыва сплошных лавовых плащей. Практически на любой геологической карте в Тунгусской синеклизе обнаруживается, что дайки всегда группируются либо вдоль концентрически расположенных систем разломов неглубокого заложения, либо вдоль радиальных сечений по отношению к последним. Количество таких систем бывает различное. Известно, что подобные «кружева» из дайковых-комплексов обнаруживают наибольшую густоту— наибольшую плотность в пределах полей выходов туфоген- ных подлавовых пачек или верхов угленосной толщи. В более глубоких стратиграфических горизонтах эти «кружева» подводящих каналов становятся все менее и менее плотными.

 

Ленинградские геологи Е. С. Кутейников и Н. С. Кутейннкова на основе тщательного анализа формы трапповых интрузий показали, что они часто слагают кольцевые структуры, выраженные замкнутыми или серповидно изогнутыми валами. При мелкомасштабном изображении, т. е. при рассматривании как бы издалека, валы часто представляются правильным кольцом, хотл в деталях имеют полигональную, эллипсовидную или грушевидную форму. Часть из них имеет прямоугольные или ромбовидные ограничения. Внутри валов имеются центральные депрессии.

 

Часто наблюдается многократное наложение кольцевых форм друг на друга. Обычно при этом меньшие наложены на большие. Встречаются парные соприкасающиеся структуры, у которых часть кольцевого вала является общей. Диаметры кольцевых структур 5— 120 км, чаще всего 15—35 км. Есть серповидные фрагменты, радиус кривизны которых 70—SO км. Наиболее крупные кольца 60—120 км в диаметре преобладают на восточном краю синеклизы.

 

Н. Л. Сапронов считает кольцевые дайки корневыми зонами па-, леовулканов. Дайки слагаются часто обломЪчным—туфовым материалом. Они бывают однофокусными или многофокусными, диаметры их 0,8—12; 25—65; 80—175 км.

 

Е. С. Кутейников и Н. С. Кутейникова считают, что кольцевые валы, которые перекрываются плащом туфов и лав, делают похожей обстановку в Тунгусской синеклизе на краевые области морей Луны.

 

В то же время в краевых зонах многих трапповых плащей обнаруживаются отчетливо выраженные системы однотипно ориентированных даек, протянутые на большие растояния. Подобные системы лайковых полей часто видны вдоль флексур — вдоль зон резкого наклона плащей лав, в областях самых морных лавовых комплексов (восток Гренландин, флексура Лебомбо Южной Африки, флексура западного побережья Индостана и т. д.).

 

Такие «рои» даек с четко выраженными северо-западными и северо-восточными простираниями известны также на краю лавового плаща Тунгусской синеклизы, вдоль склонов Анабарского поднятия, и являются одним из характерных элементов внутреннего строения траппового плаща. Часто эти лайковые серии принимаются исследо- вателями отдельных участков трапповых полей за главные подводящие каналы для основного плаща лав, хотя они обычно выводят магму только для самых молодых щитовых и центральных вулканических построек.

 

Вышеупомянутые «кружева» разноориентированных дайковых систем в трапповых провинциях имеют повсеместное площад. ное развитие. Несомненно, что именно они являются главными проводниками магмы на поверхность Земли. Системы разноориентированных дайковых «кружев» всегда заполнены магматическими породами преобладающего типа.

 

Эпоха траппового вулканизма началась с лавовых излияний па северо-западе Тунгусской синеклизы. В подошве маломощных нижних покровов, сложенных трахибазальтами, а также в краях «лавовых языков» часто обнаруживаются нагромождения раздробленных и перемятых подстилающих песчаников. Лавы как бы выпахивают свое ложе. Это говорит о том, что первые излияния происходили в условиях слабо приподнятого континента. Кроме того, самый нижний покров лав в районе Норильска перекрыт пачкой глинистых пород с пластом угля, образованным на суше. Последующие излияния толеитовых базальтов происходили на огромных площадях в условиях постепенных погружений. Временами с запада на равнину наступало море. Водоемы типа лагун смещались по площади.

 

Базальтовые покровы часто имеют в подошве овоидальное строение—шаровые лавы. Извержения происходили в воду, лава, растекаясь, распадалась на отдельные уплощенные «подушки». В покровах более крупных, более 15 м мощности, такие особенности не встречаются, большие массы лавы остывали медленнее и превращались в однородные тела — покровы.

 

Важной чертой базальтовых покровов является их удивительная выдержанность по простиранию. Покровы мощностью более 20 м протягиваются без выклинивания на десятки километров. При излиянии расплавов возникали настоящие моря из кипящего расплава, а их глубина иногда достигала сотни метров. Самые мощныг базальтовые извержения типичны для окончания эпохи площадного вулканизма.

 

Ориентировка выводящих лаву трещин, размеры трещин на глубину, время существования не совсем ясны. Устанавливается сложная сеть даек. Они пересекаются, простирания их северо-восточны!;, северо-западные, субширотные. Дайки отражают трещины, по которым лава проникала на поверхность. Верхняя часть земной коры была в то время очень похожа на мелко разбитую тарелку.

 

Часть трещин связана непосредственно с интрузивами. Иногда от одного плутона отходит вверх сразу множество даек. На большой глубине в осадочном слое под лавами, ниже главного уровня размещения интрузивов количество мелких даек резко убывает. Крупные дайки имеют здесь более четко выраженное определенное направление. Секущие интрузивы северо-восточного простирания на западе храппового поля показывают ориентировку более глубоких трещин.

 

Тот же тип лавовых излияний установлен и на Таймыре. В начале накопления лав здесь преобладали трещинные излияния в виде маломощных потоков, затем излияния стали более мощными. По Г. А. Ковалевой, в верхних горизонтах толщи известны лавы, излившиеся в подводных условиях, между покровами лежат черные сланцы с морской фауной. Самые поздние извержения щелочных — базальтовых пород слагали щитовидные вулканические постройки. Они сначала формировались тоже под водой, а затем, по мере накопления вулканических пород, оказывались выше уровня моря.

 

Итак, в эпоху траппового вулканизма поверхность накопления в Тунгусском трапповом поле представляла собой низменную сушу, периодически, погружавшуюся под уровень моря. Прогибание почти все время компенсировалось, накоплением вулканогенных пород. Рельеф поверхности был выровненным, что и определило выдержанность на площади маломощных туфовых слоев и отдельных лавовых покровов.

 

Вулканический материал выходил на поверхность Земли через сложную сеть мелких (20—25 км в длину) пересекающихся трещин. Часть трещин была прямо связана с приповерхностными магматическими очагами — современными интрузивными траппами. Тип вулканизма менялся одновременно на больших площадях.

 

 

К содержанию книги: ВУЛКАНИЧЕСКИЕ МОРЯ ЗЕМЛИ И ЛУНЫ

 

Смотрите также:

 

Луна. Масса. Вращение. Лунный рельеф  СОСТАВ ЛУННОЙ ПОВЕРХНОСТИ  Откуда кратеры на луне?  формирование грунтов - рельеф Луны  Причины приливов...

 

 Последние добавления:

 

Соборное Уложение 1649   Вендские жители Земли   Пасека и пчёлы    Серебристые облака   Херсонес Таврический   Криминалистика. Белкин