ЖИЗНЬ ПРУДА

 

 

Лягушки и тритоны. Травяные лягушки, краснобрюхие жерлянки

 

Пруд без лягушек – не пруд. Одна из лягушек так и называется – прудовая, хотя живет она не только в прудах. Это наша обычная зеленая лягушка. Покрупнее ее – лягушка озерная. И опять, живет она не только в озерах. Зеленые лягушки не уходят от воды, и среди поля их не встретишь.

 

Есть и еще водяная лягушка. Эта на берег выходит реже зеленых: больше лежит на поверхности воды. Раз увидев, ее хорошо запомнишь. Очень уж ярко окрашена она снизу – красная или оранжевая с синевато черными пятнами. Верх скромный: бурый с оливковым оттенком, а то и почти черный, с темными пятнами. Из лягушек и жаб средней полосы Союза она самая маленькая. Название ее – жерлянка краснобрюхая.

 

Темная окраска верха делает жерлянку малозаметной и на воде и на берегу. Яркая, пестрая окраска низа – это вывеска: «Не тронь меня – будет плохо». Застал враг жерлянку на берегу, и она изгибается, выворачивается, закидывает ноги на спину, выставляет напоказ свою яркую окраску, словно говорит врагу: «На, гляди, какая я».

 

Кожа жерлянки выделяет при раздражении очень едкий сок. Раз, другой попробует схватить жерлянку птица и больше не тронет: очень уж рот жжет. То же и рыбы. А запомнить недотрогу нетрудно: рыба нападает на жерлянку чаще снизу – брюшко видно, а на берегу жерлянка и сама его покажет.

 

У хвостатых тритонов тоже яркая окраска брюшка: оно желтое или оранжевое с темными или черными пятнами. Но ядовитой слизи у тритона нет и ему нередко достается от водяных врагов. Частенько тритону удается вырваться, потеряв часть хвоста, а то и ногу.

 

Ничего! Потерянный хвост, потерянная нога отрастают снова: тритон обладает способностью восстанавливать утраченные части тела. Эта способность особенно развита у личинок тритона. Отрастают у них утраченные части очень быстро.

Весной, как только стает лед на прудах, болотцах и озерах, в воде появляются лягушки. Сюда же спешат тритоны, жабы и чесночницы, зимовавшие на суше. Где бы ни зимовали лягушка, жаба или тритон, весной они окажутся в воде: наступило время откладывать икру.

Первыми откладывают икру обычные бурые травяные лягушки. Они зимовали, зарывшись в ил на дне пруда или озера, забившись под подмытый берег тихой реки. Лишь немногие из них провели зиму на суше, спрятавшись под опавшей листвой или в щелях под корнями.

 

 

Травяные лягушки появляются в воде, как только пруд хоть сколько нибудь освободится ото льда. Но «первые» они совсем не потому, что зимовали в воде: в реке травяная лягушка икры не отложит, хоть и зимовала там. В болотных лужах, в канавах с водой – всюду видны травяные лягушки. А ведь они здесь не зимовали.

 

Зеленые – прудовая и озерная – лягушки зимовали в том же пруду или озере, в котором они жили летом. Здесь же они отложат икру. Они все время «дома» и все же откладывают икру гораздо позже травяной лягушки. И после зимней спячки они просыпаются позже.

Тепло – вот что создает разницу во времени откладывания икры. Температура воздуха, температура воды играют огромную роль в жизни земноводных. И разные виды их разнятся и своими требованиями к теплу. В конце весны вода теплее, чем в начале; на мелком месте она прогреется скорее, чем на глубине.

 

Весной и в начале лета в воде можно увидеть всех местных земноводных. В это же время услышишь и их голоса. В обычное время бурая травяная лягушка немая, лишь от боли она вроде как «мяукнет». Во время откладывания икры самцы этой лягушки «кричат». Над прудом, в котором собрались десятки, а то и сотни травяных лягушек, словно стон стоит. Настоящего кваканья тут не услышишь: лягушка тянет хриплое «о о о… о о о…»

Иной раз услышишь и другие звуки: булькает в воде, словно туда десяток пустых бутылок опустили. Побежали вверх воздушные пузырьки и забулькали: «буль буль буль… буль буль буль…»

 

Дело не в том, что булькает тоже лягушка. Что ж, всякому свое: одни лягушки квакают, другие стонут, третьи булькают. Половина булькающих лягушек бурая, половина – голубая. Голубые лягушки!

 

Одно горе: принесешь такую лягушку домой, вынешь, посмотришь, а она простая, бурая. Брал голубую – принес бурую. Секрет простой. Не все бурые лягушки одинаковые. И травяная лягушка бурая, и болотная лягушка бурая. Два разных вида лягушек. Они очень похожи друг на друга, а вот весной… У болотной лягушки самец весной сверху голубой. Только весной, пока откладывается икра. И только в воде. Вынешь такого самца из воды – голубая окраска исчезает: словно полиняет лягушка.

 

Болотная лягушка откладывает икру позже травяной.

 

Зеленые лягушки квакают и летом. Чем теплее, тем они голосистее.

Жерлянка не квакает, а «укает», тянет: «уу…уу…уу…» Там, где жерлянок много, их знают по голосу. Местами их так и зовут «ýкалы». Укает жерлянка и летом.

Чесночницу летом не услышишь, да и не всякий ее увидит: она ночное животное и на день обычно зарывается в землю. Весной самец и самка дают знать о себе. Они не голосисты и не то хрюкают, не то булькают: «тук, тук, тук…»

 

То ли хрюкает, то ли глухо лает самец жабы.

 

Одни тритоны молчат. Эти и во время откладывания икры почти немые, разве изредка пискнут. Зато самец в эти дни в праздничном наряде. Его гребень становится высоким и красивыми фестонами тянется вдоль спины и длинного хвоста. Вдоль боков хвоста отливает перламутром синевато белая полоса. Вся окраска более яркая: гуще черный цвет, сильнее выступают пятна.

 

Каждый вид земноводных откладывает икру по своему. Икра травяной лягушки плавает большими комками у поверхности воды. У озерной лягушки падает на дно или прилипает к водным растениям. Жаба и чесночница откладывают икру шнурами. У жерлянки икра падает на дно. А самка тритона откладывает икринки поодиночке, приклеивая их к водным растениям.

 

Травяная лягушка откладывает икру очень рано, и комки икры плавают у поверхности воды. Зародыш икринки черный, а сама икра очень крупная: зародыш окружен толстым студенистым слоем. Вода еще холодная, и икру пригревает солнце. Толстая студенистая оболочка заменяет «шубу».

 

У тех, кто откладывает икру позже и поглубже, икринки мелкие, зародыш бледный. Икру греет уже потеплевшая вода.

 

Из икринок выводятся личинки. Их обычно называют головастиками, но про тритонью личинку «головастик» не скажешь: она совсем на него не похожа.

 

Комья икры травяной лягушки лежат в мелкой воде. Их греет солнце, и чем теплее, тем быстрее развиваются зародыши. С каждым днем икринки становятся темнее: черная точка внутри растет и растет. Вначале она была с булавочную головку, потом стала больше. И вот уже можно разглядеть, что в икринке лежит свернувшийся колечком зародыш.

Проходит пятнадцать двадцать дней, в холодную весну и больше. Оболочка икринки лопается, появляется крохотный головастик.

 

Он мало похож сейчас на шарик с хвостиком. Правда, хвостик есть. Правда, перед хвостиком как будто шарик. Но шарик мал, а хвостик велик. В первые дни своей жизни головастик больше похож на рыбку.

 

Этот головастик мало плавает. Прицепится к какому нибудь водному растению и висит на нем. По бокам головы видны словно два пучочка нежного мха. Это жабры; ими головастик дышит.

 

Головастик висит на растении. Он не плавает и ничего не ест в эти дни. Да ему и нечем есть – рта еще нет. Зато на нижней стороне головы у него два присоска. При их помощи головастик присасывается прицепляется к растению.

 

Только через несколько дней появляется рот – поперечная щелка.

Появился рот – можно есть. Головастик отцепляется от растения и начинает плавать. Своими роговыми челюстями, похожими на клюв, он скоблит поверхность водных растений. Пустите таких головастиков в аквариум с зазеленевшими от водорослей стеклами – они быстро вычистят стекла: соскоблят всю зелень.

 

Постепенно кустики жабер становятся короче и наконец исчезают. Вместо них прорезаются жаберные щели. Такие внутренние жабры похожи на рыбьи. Головастик подрос и теперь правда стал «шариком с хвостиком».

Идут дни. Головастик ест и растет. Он не только растет, но и продолжает изменяться. Около того места, где от шарика отходит хвост, появляются два бугорка. Бугорки увеличиваются: растут задние ноги.

 

Жаберные щели понемногу зарастают. Головастик начинает дышать легкими. Конечно, легкие появляются не сразу – они развиваются постепенно.

 

Жабры зарастают, легкие развиваются. Головастик все чаще и чаще всплывает на поверхность воды и дышит наружным воздухом. То тут, то там на воде видны маленькие кружочки: это головастики высовывают рот наружу. Когда головастиков много, то словно редкий дождь идет: всюду по воде прыгают маленькие точки, разбегаются кружочки.

Наконец появляются зачатки передних ног. Задние ноги уже выросли, и теперь головастик плавает с их помощью. Хвост становится все меньше, сморщивается, словно тает с конца. Головастик теперь уже похож на лягушку.

 

Наступает день, и крохотные лягушата выползают на берег. У них еще виден остаток хвостика. Таких лягушат иной раз увидишь сотнями. Берег усеян ими, словно дождь из лягушат прошел.

 

Икры было – не сосчитать. Лягушат выползло на берег много, но куда меньше, чем было икринок. Много икры погибает. На нее нападают всякие враги: и птицы ее едят, и водяные жуки, и от плесени она пропадает. Вывелись головастики – и опять водяная птица их ест, водяные жуки хватают, личинки стрекозы им житья не дают. Не откладывай лягушки столько икры, давно бы они перевелись.

 

Примерно так же развиваются головастики жаб, жерлянки. Иной раз поймаешь головастика в самом конце лета: громадина в 15, а то 17 сантиметров длиной. Это головастик чесночницы. Иногда он и зазимует: не успеет закончить своего развития.

Личинки тритона даже в своей ранней молодости на головастика похожи мало. Еще у совсем маленьких личинок вырастают ноги, и уже в раннем возрасте они хищничают. Сначала добычей им служат мелкие рачки, позже они хватают насекомых, улиток. Нападают на головастиков, даже друг на друга. Закончив развитие, они покидают воду.

 

В конце лета тритонов в воде уже не найдешь: молодняк из воды выбрался, взрослые покинули ее еще раньше. Тритон не такой уж водяной житель, как часто думают. Развитие его протекает в воде, но взрослые тритоны ползут в воду лишь на время икрометания и вскоре после его окончания уходят на сушу.

 

В пруду, в котором разводят рыбу, головастики не такие уж приятные жильцы. Питаясь теми же кормами, они объедают рыбью молодь. Нередко страдает от них рыбья икра; нападают они и на крохотных, еще слабых мальков. Чем больше головастиков и тритонов в пруду, тем заметнее вредят они рыбе.

 

Зеленые лягушки охотятся не только на берегу – они хватают добычу и под водой. В желудке зеленых лягушек находили и водяных жуков, и личинок стрекоз, и личинок комаров, и водяных червей. Кое кто из подводной добычи лягушек – враги рыбы, многое – корм рыбы. Если прудовая лягушка и не так уж вредна в рыбном пруду, то от нее нет и заметной пользы для рыбовода. Головастики же этой лягушки явно вредны.

 

Более крупная озерная лягушка гораздо вреднее прудовой. Прожорливая хищница бросается на все движущееся, даже на поплавок рыболова удильщика, когда он зашевелится при клеве рыбы. Она глотает не только рыбьих мальков: пуховые утята, и те могут пострадать от озерной лягушки.

 

Справиться с головастиками и зелеными лягушками проще, чем с другими врагами рыбы. Лягушечью икру можно выловить; нетрудно переловить и зеленых лягушек. Головастиков в пруду, где есть мальки, приходится вылавливать. В пруду, в котором живет только годовалая и более крупная рыба, их быстро уничтожат пущенные туда утки.

Из лягушечьей икры, из головастиков, из лягушек изготовляют корм для рыбы. Ухаживая за водоемом, оберегая рыбу, вредное можно превратить в полезное: объедалы рыбы окажутся рыбьей едой.

 

 

К содержанию книги: Н.Н. Плавильщиков - "Жизнь пруда"

 

Смотрите также:

 

Как сделать пруд  Виды прудов – копанный  как сделать пруд на участке  ПРУД  гидроизоляция для дна и стенок водоема