На поиски динозавров в Гоби

 

 

Где искать динозавров. Охотники за динозаврами

 

Перспективы Центральной Азии и будущее палеонтологии

 

Основные местонахождения динозавров мира. Значение палеонтологических работ в Центральной Азии для познания общей истории органического мира в мезозое и кайнозое. Перспективы дальнейших исследований. Полетят ли палеонтологи в космос?

 

Итак, крупнейшие местонахождения динозавров приурочены к трем областям на земном шаре: восточные склоны Скалистых гори примыкающие к ним равнины в Северной Америке (США и Канада), Тендагуру в Восточной Африке (Танзания), Монголия и Китай в Центральной Азии. В последние годы появились интересные сведения о ценных находках в Южной и Северной Африке. Европейский материк, за исключением Берниссарского местонахождения игуанодонтов в Бельгии, беден остатками динозавров и не сулит особых перспектив, поскольку он достаточно уже освоен. Слабоизученные районы Южной Америки, Центральной Индии и Австралии, откуда известны немногочисленные остатки динозавров, возможно, со временем окажутся более перспективными.

 

Пока же особое внимание привлекает Центральная Азия. Она богата не только динозаврами, но и другими ископаемыми позвоночными и дает возможность проследить их историю на протяжении двух эр — мезозоя и кайнозоя, а также сделать экскурс в третью, более древнюю эру — палеозой. Перспективы Центральной Азии возрастают еще больше, если раздвинуть ее рамки на всю среднюю часть Азиатского материка, обладавшую общностью ископаемых фаун наземных позвоночных. Ведь, помимо центральноазиатских экспедиций и новых интересных находок в Средней Азии, за последние 30 лет открыто довольно много богатых динозавровых местонахождений на территории Восточного, Центрального и Южного Китая, а Сиаликские местонахождения в Гималаях — пока самые колоссальные по количеству захороненных в них остатков третичных млекопитающих.

 

Интересно и недавно открытое в Центральной Индии местонахождение Малери (в бассейне Годавари), заключающее остатки позднетриасовых, а возможно, даже, и раннеюрских динозавров, совсем почти неизвестных. Наконец, в Синьцзяне обнаружены значительные местонахождения более древних, чем динозавры, рептилий раннего триаса и палеозоя, позволяющих спуститься еще на две ступеньки в глубь истории.

 

Подведем некоторые итоги исследований по палеонтологии позвоночных в Центральной Азии. Прежде всего необходимо отметить огромный объем добытых коллекций. Часть их можно увидеть в Палеонтологическом музее Академии наук СССР в Москве. Один из наиболее эффектных экспонатов — утконосый динозавр — нэмэгэтинский зауролоф, стоящий на задних лапах и достигающий 5,5 метров высоты.

 

 

Тут же выставлены черепа бактрозавра и нескольких зауролофов, в том числе молодого. Их скелеты еще не смонтированы. Имеются отдельные кости зауролофов, принадлежащие гигантам не менее 12 метров высотой, но рядом выставлена и задняя лапка "крошки" зауролофа, в полметра высотой. Недавно закончен монтаж двух скелетов пробактрозавров из Алашани, а семейство утконосых динозавров пополнилось ташкентским прохенеозавром. Панцирный динозавр из Баин-Дзака — пинакозавр — занял две витрины: туловище его находится в одной, а хвост — в другой. Этот динозавр оставлен в том положении, как был найден на месте — "брюхом" кверху. Его баинширинский родственник — таларурус — смонтирован в стоячей позе. В большом зале музея — скелеты двух взрослых и одного молодого тарбозавра из Нэмэгэтинской котловины. Оттуда же происходит и самый маленький тарбозавр, совсем еще "младенец", около одного метра длиной. Кроме того, имеется серия черепов хищных динозавров. Есть специальная витрина с черепами мелких динозавров — протоцератопсов из Баин-Дзака — и яйцами динозавров. В музее выставлены также панцири всевозможных черепах и небольшое количество материалов по млекопитающим — витрины с диноцератами и протэмболотериями.

 

В новом музее центральноазиатские материалы, пополненные еще не экспонированными объектами, займут достойное место. Если же объединить сборы всех центральноазиатских экспедиций, то их хватило бы на громадный палеонтологический музей, где можно было бы экспонировать сотни скелетов и черепов уникальных объектов — животных, навсегда изчезнувших с лица Земли, но рассказывающих об ее истории.

 

Для одних только динозавров, не считая млекопитающих, можно назвать не менее 10 фаунистических комплексов, последовательно сменяющих друг друга на протяжении мезозоя, начиная с люфенговой фауны прозауропод и кончая нэмэгэтинской фауной гигантских динозавров. В настоящее время из Азии описано около 100 видов динозавров, составляющих примерно одну четверть известных во всем мире, и, конечно, это далеко не все. Например, до сих пор на территории Азиатского материка не обнаружено достоверных остатков стегозавров и настоящих цератопсов (известны только примитивные рогатые динозавры — протоцератопсы). Не найдены и самые поздние динозавры, населявшие Азию. Большие пробелы есть и в истории млекопитающих, и поиски новых ископаемых фаун должны стать задачей будущих исследований.

 

Теперь ясно, что наши сведения об эволюции позвоночных в целом оставались бы весьма отрывочными и неполноценными без открытия и изучения динозавров и ископаемых млекопитающих Центральной Азии. По материалам отсюда в настоящее время описано много неизвестных ранее видов, родов и семейств ископаемых позвоночных и выяснены их эволюционные и фаунистические связи с родственными формами других областей, что уже само по себе значительно восполняет летопись животного мира.

 

Благодаря великолепной сохранности и серийности материалов советским палеонтологам удалось осветить, помимо общей и детальной, функциональную морфологию, некоторые вопросы индивидуальной изменчивости и видообразования, имеющие первостепенное значение для эволюционной систематики в целом, высказать суждения о биологии (вплоть до физиологии) ископаемых животных.

 

Все большую роль начинают играть динозавры и млекопитающие для определения геологического возраста континентальных отложений мезозоя и кайнозоя Центральной Азии и соседних областей, так как именно виды этих групп животных оказываются наиболее надежными, с точки зрения геологии, руководящими формами для геологических веков — каждому веку соответствует свой (или свои) вид динозавра или млекопитающего. Как правило, не только виды, но даже и большинство родов динозавров ограничены одним геологическим веком и тем самым выигрышно отличаются от своих современников — черепах и крокодилов, виды которых не так ограничены временем, а роды известны иногда с мела или начала кайнозоя до современности. Как мы знаем теперь, это объясняется тем, что по сравнению с черепахами и крокодилами динозавры как организмы, узко приспособленные к условиям обитания, или внешней среде, были более чувствительны к изменениям последней, а это неизбежно вызывало быструю смену их видов во времени (являясь и одной из причин вымирания).

 

Быстрая смена во времени, или по вертикали, имея в виду геохронологическую шкалу, и широкое распространение по горизонтали (географическое) представляют основные признаки руководящих форм как индикаторов геологического времени. Из мезозойских рептилий идеально отвечают этому требованию динозавры, уступающие в кайнозое свою ведущую роль млекопитающим.

 

Остатки динозавров и млекопитающих позволяют теперь с точностью до яруса, равняющегося веку во времени, установить в Центральной Азии и соседних областях возраст костеносных толщ, которые несколько десятилетий назад именовались "гобийскими красноцветами", соответствовавшими неопределенному этапу времени в интервале мезозой — кайнозой. Совершенно очевидно, что более точное и детальное определение геологического возраста дает возможность легче ориентироваться в любых геологических исследованиях и тем самым приобретает важное практическое значение, о чем уже говорилось и самом начале книги.

 

Отмечая выигрышность динозавров и млекопитающих, было бы, конечно, неправильно делать вывод, что черепахи, крокодилы или другие группы животных совсем бесполезны для геологии. Можно говорить лишь об их меньшем значении, но не пренебрегать ими, тем более что иногда остатки динозавров или млекопитающих бывают просто скудными. Поэтому, естественно, необходимо изучение всего комплекса ископаемой фауны как для выяснения ее истории, так и для интересов геологии.

 

Проводившиеся в Центральной Азии исследования, каждое из которых вносило свой очередной вклад в развитие наших палеонтологических и геологических познаний, открывают огромные перспективы дальнейших работ, научная ценность которых с накоплением новых материалов станет еще более эффективной.

 

Палеонтология вообще, а палеонтология позвоночных в особенности — весьма трудоемкая область знаний. Сами сборы остатков позвоночных — длительный и сложный труд как в научном, так и техническом отношении. Для удачной работы в поле необходимо быть геологом, чтобы правильно ориентироваться в геологическом строении местности, в условиях захоронения ископаемых животных и т. д. Для научной обработки добытых коллекций надо хорошо знать биологические науки — сравнительную анатомию, функциональную морфологию, эмбриологию, физиологию, экологию, зоогеографию, систематику и другие, так как без этого невозможно правильно понять строение и воссоздать историю ископаемых животных.

 

Жизнь "охотника" за динозаврами и другими ископаемыми животными, связанная с постоянными путешествиями, увлекательна для тех, кто любит природу, чей пытливый ум стремится познать ее закономерности. Во всяком случае, перед молодыми поколениями открыто очень большое поле деятельности в области изучения этих удивительных животных. Впереди еще много открытий, и не только на нашей планете.

 

Недалеко то время, когда на повестке дня появится астропалеонтология. Это не шутка и даже уже не фантазия. О происхождении Луны идут давние споры. Имеется немало сторонников отрыва ее от Земли. И ответить определенно на этот вопрос смогут палеонтологи: если Луна оторвалась от Земли уже после возникновения жизни на ней (некоторые предполагают, что это было именно в мезозое, когда жили динозавры), то остатки этой жизни, т. е. ископаемых животных, должны быть и на Луне — в ее коре. Если таковые будут обнаружены, то по ним можно будет и точно сказать о времени отрыва.

 

Но дело, конечно, не только в этом. История обитаемых небесных тел, судя по нашей планете, тесно связана с развитием органического мира, эволюция которого составляет предмет палеонтологии, независимо от того, где бы этот мир ни был обнаружен. Поэтому, несомненно, с дальнейшим изучением космоса и возможностью полета в другие миры астропалеонтология как одна из важнейших областей познания закономерностей развития биологической формы материи станет неотъемлемым звеном в цепи общих научных исследований.

 

 

К содержанию книги: Рождественский: "На поиски динозавров в Гоби"

 

Смотрите также:

 

Загадки пустыни гоби   Водные динозавры   Самые большие животные динозавры  Палеоантология - наука