На поиски динозавров в Гоби

 

 

Палеоценовые млекопитающие. Распространение млекопитающих в кайнозое после вымирания пресмыкающихся

 

В то время как Эглон и Пресняков раскапывали с рабочими скелет панцирного динозавра, а Новожилов обследовал прилежащие участки, находя все новые кости динозавров, я предпринял маршруты в поисках палеоценовых млекопитающих, о находках которых сообщали американские ученые. С этой целью я отправился к юго-востоку, в район Гашату. Первый мой рейс был неудачный: там, где я проезжал, всюду были либо баин-дзаковские верхнемеловые песчаники, либо просто все было покрыто травой. На другой день мы с Эглоном повторили маршрут, сосредоточив поиски в центральной части обрывов. Нам удалось найти несколько обломков костей, принадлежавших именно тем млекопитающим, которых я искал.

 

После этого мы с Новожиловым совершили еще одну поездку. Полдня мы лазили по оврагам и, наконец, нашли небольшую россыпь костей. Правда, они казались как бы изъеденными под действием каких-то химических реакций, но сильное окремнение спасло их от полного разрушения. В пустынной местности окаменелые кости, попав на поверхность, нередко подвергаются дальнейшей минерализации и в первую очередь окремнению, делающему их очень прочными; но это возможно в том случае, если процесс минерализации идет быстрее процесса разрушения. Обычно же кость, попав на поверхность и будучи уже минерализованной в процессе захоронения, все-таки разрушается довольно быстро.

 

Что касается костей в Гашату, то они пролежали на поверхности по крайней мере несколько десятилетий, так как половина челюсти одного мелкого экземпляра млекопитающего была найдена американскими палеонтологами, а вторая половина, 25 лет спустя, нами.

 

Выяснилось это недавно, когда американский палеонтолог М. Маккенна, занимающийся изучением палеоценовых млекопитающих, приехал в Москву и привез для сравнения слепки костей из коллекции, собранной американской экспедицией в Гашату. Один из этих слепков подошел к недостающей половине челюсти в нашей коллекции. Как и в случае с пикозавром-сирмозавром, каждая из половин челюсти была приписана разным видам животных. После установления единства челюсти ошибка была исправлена.

 

Дважды отправлялись мы с Новожиловым собирать кости, но их оказалось немного и залегали они в виде отдельных "карманов" в серых и красноватых глинах палеоцена. Нам удалось собрать несколько обломков черепов и немного костей скелета, принадлежавших древним млекопитающим: насекомоядным из группы ежей, архаическим копытным — диноцератам, и примитивным хищникам — креодонтам.

 

Палеоценовые ежи не были ежами в полном смысле этого слова — они еще, по-видимому, не имели жестких игл и не обладали способностью убирать свое тело под игольчатый покров. Питались они, вероятно, растительной пищей.

 

 

Своеобразную группу архаических копытных представляли диноцераты (дословно — "страннороги"), особенно их самые древние представители — продиноцераты, остатки которых мы нашли в Гашату. Эти животные были довольно мелкими, хотя более поздние представители достигали размеров медведя. Многими чертами своего строения продиноцераты напоминали креодонтов, от которых, по-видимому, и произошли первые копытные — в самом начале кайнозойской эры, т. е. в палеоцене. У продиноцерат были сильно развиты клыки, имевшие саблевидную форму, а сверху вдоль черепа проходил гребень, очень характерный для всех хищников; туловище и хвост отличались значительной длиной, а ноги, напротив, были короткие; ходили продиноцераты, как и хищники, опираясь на всю стопу. Однако коренные зубы имели такое же строение, как у жвачных, — они были приспособлены для растительной пищи. Таким образом, продиноцераты соединили в себе черты строения и хищников, и копытных; они как бы ушли от первых, но не дошли до вторых. Все представители гашатинской фауны были обитателями лесов.

 

Нужно сказать, что млекопитающие, появившиеся в начале мезозойской эры, примерно 200 миллионов лет назад, были представлены в течение всего мезозоя немногочисленными и мелкими формами. В начале кайнозойской эры, когда вымерло большинство пресмыкающихся, стали быстро развиваться четыре основные группы млекопитающих: насекомоядные, грызуны, хищники и копытные, из которых возникли все отряды известных нам плацентарных млекопитающих. В частности, от первой группы — насекомоядных — ведут свое начало приматы, к которым относятся обезьяны и человек.

 

Широкое распространение млекопитающих с наступлением кайнозойской эры и предшествовавшее этому "великое вымирание" пресмыкающихся — разнообразных динозавров, летающих и морских ящеров (к этому вопросу мы вернемся более подробно позже), связаны со значительными изменениями лика земной поверхности, произошедшими на грани мезозойской и кайнозойской эр. В конце мезозоя происходят мощные горообразовательные движения, приводящие к поднятию значительных участков континентов и их осушению (в том числе и территории Центральной Азии).

 

Исчезают мелкие моря и громадные заболоченные низменности — места обитания многочисленных пресмыкающихся, большинство которых быстро вымирает, не будучи в состоянии приспособиться к новым условиям обитания. С течением времени горные массивы частично разрушаются, воды моря снова наступают на континенты, уровень рек повышается, климат становится мягче, а цветковые растения, появившиеся в конце мезозоя, широко расселяются, занимая в первую очередь равнины.

 

 Таким образом, для млекопитающих, влачивших дотоле жалкое существование в виде небольших лесных зверьков, возникает новая область обитания с богатой кормовой базой, в первую очередь травянистой и кустарниковой растительностью степных и лесостепных зон. Начинается "массовый выход" в степи сначала растительноядных животных, а за ними и хищников. Первые представлены в основном грызунами и копытными, насекомоядные остаются в лесах. Грызуны имеют жилища в виде нор, где хорошо защищены от хищников. Спасением же копытных служат только их собственные ноги, поэтому среди них развиваются быстро бегающие формы.

 

У многих из них происходит редукция, или исчезновение боковых пальцев (лошади, антилопы и т. д.). Наряду с приспособлениями к быстрому бегу наблюдается и увеличение размеров, что также служит одним из средств защиты от хищников. В свою очередь и хищники, охотящиеся на степных животных, тоже становятся постепенно крупнее. Так в общих чертах происходило развитие млекопитающих, приспособившихся к обитанию на открытых пространствах.

 

Нам очень хотелось найти на Баин-Дзаке меловых млекопитающих, несколько черепов которых были добыты из конкреций американскими палеонтологами. Но сколько мы ни колотили конкреций, фортуна не была благосклонной. В результате нам стало казаться, что конкреции на поверхности баин-дзаковских песчаников на склонах и в основании обрывов — одно и то же, и что все они представляют остаточную фракцию залегавших когда-то выше палеоценовых слоев, заключающих аналогичные конкреции в Гашату. Именно к таким выводам пришел Новожилов, полагая при этом, что описанные американскими палеонтологами меловые млекопитающие на самом деле являются палеоценовыми. Однако, как показали исследования Польско-Монгольской экспедиции, которой удалось снова напасть на "золотоносный участок" и добыть некоторое количество черепов млекопитающих, по-видимому, на Баин-Дзаке имеется не один горизонт с конкрециями, и меловые млекопитающие американской экспедиции в действительности таковыми и являются, хотя геологическое строение Баин-Дзака дискутируется до сих пор.

 

Как местонахождение Баин-Дзак представлял несомненный интерес, но костей здесь было не особенно много, и через неделю наши работы уже подходили к концу. С нетерпением мы ожидали приезда Ефремова (который должен был появиться со дня на день) с тем, чтобы отправиться дальше на юг, в Нэмэгэту — основной район наших раскопок в этом году.

 

 

К содержанию книги: Рождественский: "На поиски динозавров в Гоби"

 

Смотрите также:

 

Загадки пустыни гоби   Водные динозавры   Самые большие животные динозавры  Палеоантология - наука