Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА. СОКРЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ КАК ФОРМА ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РАССЛЕДОВАНИЮ

 

 

Способы сокрытия преступления не входящие в структуру способа его совершения

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Мы не ставим себе целью формулирование нового определения способа совершения преступления, поскольку полагаем, что определение Г. Г. Зуйкова, в целом, является вполне приемлемым и может быть дополнено только указанием на то, что называемая им система действий объединяется единым преступным замыслом.

 

Однако мы согласны с теми учеными, которые допускают самостоятельное существование при определенном условии и способа сокрытия преступления, не входящего в структуру способа его совершения. Таким обязательным условием и является отсутствие названного нами единого преступного замысла, охватывающего собой все стадии преступной деятельности.

 

Отсутствие единого преступного замысла может проявиться в том, что:

 

•          а) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, либо относясь к ним безразлично, либо предполагая, что их все равно не удастся осуществить, а затем, после совершения преступления, в связи с неожиданно возникшим намерением или неожиданно появившимися благоприятными для него обстоятельствами, принимает меры к сокрытию преступления;

•          б) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления, рассчитывая, что его следы сами исчезнут под воздействием природных или иных стихийных факторов, а затем, обманувшись в своих ожиданиях, импровизирует меры по сокрытию преступления;

•          в) при подготовке и совершении преступления субъект не планирует действий по сокрытию преступления по тем же причинам, что и в первом случае, но эти действия предпринимаются помимо его желания иными лицами, заинтересованными в исходе дела (такими лицами могут быть соучастники субъекта по прежним преступлениям, которым непринятие им мер к сокрытию преступления может грозить изобличением по связям, или друзья или родственники субъекта преступления, обнаружившие преступление и принимающие меры к сокрытию виновного);

•          г) при подготовке и совершении преступления субъект планирует осуществление действий по его сокрытию другими лицами (пособники, укрыватели), однако в связи с их неосуществлением по тем или иным причинам вынужден с разрывом во времени сам принимать меры к сокрытию, ранее им не планировавшиеся и не соответствующие единому преступному замыслу;

• д) при подготовке и совершении преступления субъект первоначально планирует осуществление неких действий по его сокрытию, но вследствие изменившихся обстоятельств вынужден принимать иные меры, не соответствующие единому преступному замыслу и не обеспечивающие предусмотренного планом оптимального варианта сокрытия (мы имеем в виду случай утраты логической связи между элементами преступной деятельности, замену одного из этих элементов - действий по сокрытию преступления - другим, однородным, но не связанным с первоначальным преступным замыслом).

 

 

В любом из этих случаев можно, по нашему мнению, констатировать наличие самостоятельного способа сокрытия преступления, не входящего в структуру способа его совершения. Поскольку в связи с этим утверждением возникает вопрос о двойственном понимании содержания понятия "способ совершения преступления" и возможна терминологическая путаница, представляется целесообразным предложение об употреблении термина "способ преступления" для интегрального обозначения способов осуществления всех этапов преступной деятельности; термином "способ совершения преступления" обозначать действия по приготовлению и осуществлению преступления (при необходимости может быть употреблен и термин "способ приготовления к преступлению", если действия субъекта исчерпываются приготовлением), а термином "способ сокрытия преступления" - действия, не связанные единым замыслом с первыми двумя этапами преступной деятельности.

 

Из сказанного следует, что действия по сокрытию преступления могут быть связаны и не связаны единым замыслом с приготовлением и совершением преступления. В первом случае они могут быть даже непосредственным условием применения определенного способа совершения преступления или одним из его обязательных элементов. Именно такую роль играют действия по сокрытию преступления в структуре многих способов совершения замаскированных хищений, когда действия по приготовлению и сокрытию преступления совершаются одновременно с изъятием ценностей или предшествуют ему или когда до изъятия ценностей совершаются только действия по сокрытию хищения.

 

Типичность для хищений такого сочетания действий по приготовлению, совершению и сокрытию преступления и служит, по-видимому, основанием для распространения некоторыми авторами такого сочетания на любую разновидность преступной деятельности, что по указанным выше основаниям мы не можем признать правильным. Такова, например, позиция С. С. Куклянскиса, который, прямо ссылаясь на такие особенности значения сокрытия преступления при совершении хищений, писал: "Исходя из приведенных доводов, мы полагаем, что вряд ли обоснована позиция тех авторов, которые оставляют действия по сокрытию преступления за пределами способа совершения преступления... Как подготовительные действия, так и действия по сокрытию преступления подчинены главной для виновного цели - достижению преступного результата. Практика показывает, что иногда ввиду отсутствия предпосылок для сокрытия хищения преступники отказываются и от самого хищения; общеизвестно также, что в последнее время расхитители все чаще применяют усовершенствованные и изощренные приемы сокрытия хищения. Исключение приготовления и сокрытия из комплексного понятия, каковым является способ совершения преступления, носило бы, таким образом, искусственный характер и в известной мере препятствовало бы раскрытию хищения".

 

Не случайно подобные взгляды высказываются преимущественно авторами работ по борьбе с хищениями. Но они свидетельствуют, как нам кажется, лишь о том, что утверждаем и мы: сокрытие преступления может быть, но не обязательно должно быть условием или элементом осуществления способа совершения преступления, однако во всех случаях это деятельность по сокрытию преступления.

 

Нашу позицию о возможности самостоятельного существования способа сокрытия преступления поддержали И. М. Лузгин, В. П. Лавров, В. Н. Карагодин и ряд других авторов. Специальное исследование, осуществленное коллективом кафедры криминалистики Московского филиала юридического заочного обучения при Академии МВД СССР (ныне Юридический институт МВД РФ) в течение ряда лет, подтвердило на достаточно репрезентативном эмпирическом материале возможность существования при определенных условиях самостоятельного способа сокрытия преступления. Г. Г. Зуйков, ранее отрицавший такую возможность, очевидно, под воздействием нашей аргументации изменил свою позицию и, хотя и с многочисленными оговорками, согласился с тем, что действия по сокрытию могут образовывать самостоятельный комплекс. Но, стремясь, видимо, сохранить свою концепцию способа совершения преступления, он назвал эти действия не способом сокрытия преступления, а способом уклонения от ответственности, как бы подчеркивая этим совершенно иную природу этой деятельности.

 

Полагаем, что предложенное Г. Г. Зуйковым для указанных действий наименование неприемлемо по следующим основаниям.

 

Во-первых, не во всех случаях сокрытие преследует цель вовсе уклониться от ответственности. Иногда субъект своими действиями лишь стремится оттянуть момент обнаружения следов преступления; во-вторых, указанные действия могут быть совершены субъектом, непричастным ни в какой степени к совершенному преступлению, и поэтому они никак не могут быть расценены как способ уклонения от ответственности; в-третьих, субъект мог по каким- либо причинам не рассматривать свои действия по сокрытию преступления как преступные, а поэтому и не преследовал цель уклониться с их помощью от ответственности; наконец, в-четвертых, термин, предложенный Г. Г. Зуйковым, носит процессуальный характер и в этом качестве имеет вполне определенное содержание, отличающееся от понятия способа сокрытия преступления.

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Сокрытие преступления  Противодействие расследованию и пути его преодоления  Теория расследования преступлений