Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА. РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

 

Единая периодизация процесса расследования

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Этапы расследования преступления

 

Мы уже отмечали, что периодизация этапов расследования имеет существенное значение для структуры частной криминалистической методики, поскольку в известной степени определяет состав ее элементов.

 

Определение этапа расследования удачно, на наш взгляд, сформулировал И. М. Лузгин: "Этап (или часть) расследования - это такой его элемент, который представляет собой взаимосвязанную систему действий, объединенных единством задач, условиями расследования, спецификой криминалистических приемов".

 

С вопросом о периодизации предварительного следствия мы сталкиваемся уже в первых советских криминалистических работах. И. Н.Якимов разделил весь процесс расследования (от возбуждения уголовного дела до предъявления обвинения) на три периода: установление вещественного состава преступления (оканчивается воссозданием картины преступления), собирание и использование улик (оканчивается выявлением личности предполагаемого виновника преступления) и обследование предполагаемого виновника преступления (оканчивается предъявлением обвинения заподозренному). О трех стадиях в процессе расследования писал В. И. Громов в первых работах по методике расследования преступлений.

 

В последующем в криминалистике наиболее распространенным стало мнение о двух этапах расследования: начальном и последующем, хотя не всегда содержание этих этапов понималось одинаково. Окончание первого этапа обычно связывают с моментом предъявления обвинения, второго - с окончанием расследования. Эта периодизация совпадает и с принятой большинством процессуалистов, которые за редкими исключениями также делят предварительное расследование на те же два этапа или части. Правда, И. Д. Перлов разделил эту стадию процесса не на две, а на шесть частей, однако его предложение поддержки не получило.

 

В 70-е гг. все чаще стали раздаваться голоса о том, что двухчленная периодизация расследования должна уступить место трехчленной.

 

Признавая, в основном, правильной существующую в криминалистике периодизацию этапа расследования, И. А. Возгрин в то же время отметил ее незавершенность и, исходя из этого, выделил третий, заключительный, этап расследования. "Во временном отношении, - писал он, - третий этап должен начинаться с момента принятия следователем решения об окончании расследования, т.е. с момента прекращения следственных действий, направленных на собирание, исследование и оценку новых доказательств, и заканчивается направлением дела прокурору или вынесением постановления о прекращении уголовного дела". С криминалистической точки зрения содержание этого этапа, по его мнению, составляют особенности оценки доказательств, особенности производства дополнительных и повторных следственных действий, анализ наиболее часто встречающихся заявлений и ходатайств обвиняемых при окончании расследования конкретной категории преступлений.

 

 

Три, но иные, этапа назвал Н. К. Кузьменко: неотложный, первоначальный и последующий. Границы первого этапа - от возбуждения уголовного дела до производства последнего неотложного действия или передачи дела по подследственности (следователю от органа дознания). Второй этап охватывает производство всех остальных следственных действий до привлечения в качестве обвиняемого. "Третий этап посвящен сбору дополнительных доказательств после допроса обвиняемого с целью обеспечения дальнейших задач уголовного судопроизводства. Заканчивается он составлением обвинительного заключения".

 

И. Ф. Герасимов, акцентируя внимание на раскрытии преступления, делит процесс работы по делу до предъявления обвинения на три этапа, которые он называет этапами раскрытия преступления. Это: обнаружение и выявление преступления или его признаков; собирание сведений о лице, совершившем преступление; установление всех обстоятельств преступного события и лица, совершившего это деяние. Можно было бы представить, что, поскольку автор говорит о деятельности, предшествующей предъявлению обвинения, он допускает еще один, последующий, этап расследования. Однако далее он пишет: "...раскрытие любого преступления (а в конечном счете предварительное расследование в целом) проходит через указанные этапы" (выделено нами - Р. Б.). Этим смысл его рассуждений затемняется и становится неясным, охватывают ли указанные три этапа все расследование или только его начальный (по принятой терминологии) этап.

 

Схема И. Ф. Герасимова, если не считать некоторых чисто словесных различий, весьма напоминает указанную схему И. Н. Якимова. Общность их схем проявилась и в общем, весьма сомнительном, на наш взгляд, тезисе, что задача установления всех обстоятельств преступного события решается еще де предъявления обвинения.

 

Логичнее выглядит концепция А. К. Гаврилова, в основе которой также лежит раскрытие преступления, связываемое им, как упоминалось, с предъявлением обвинения. Процесс предварительного расследования он делит на три этапа: производство первоначальных неотложных следственных действий; дальнейшее расследование с целью выявления оснований для предъявления обвинения; окончание расследования, когда "следователь принимает меры к возможному выявлению новых преступлений, а также завершает полное расследование. Раскрытие преступления - задача первого, а при необходимости и второго этапов. На третьем этапе следователь уже работает по делу, по которому преступление раскрыто".

 

Наконец, Л. Я. Драпкин в одной из своих работ также указал три этапа собственно расследования: начальный этап, последующее исследование, завершение расследования. Вернувшись к этому вопросу в более поздней работе 1988 г., он вновь назвал три этапа: начальный, последующий и заключительный.

 

Мы полагаем, что единая периодизация процесса расследования не может исходить из содержания действий по раскрытию преступления, хотя бы потому, что не каждое преступление нужно раскрывать, но каждое - расследовать. Еще одно обоснование такой точки зрения заключается в том, что преступление может быть раскрыто - в том смысле, как мы понимаем раскрытие - на начальном этапе расследования, причем еще до его завершения, то есть до решения всех задач этого этапа.

 

Раскрытие преступления может совпасть с завершением начального этапа расследования. Однако, как показывает практика, бывает, что преступление раскрывается лишь на этапе последующих следственных действий, если не связывать начало этого этапа с предъявлением обвинения. В тех случаях, когда раскрытие преступления связывают с предъявлением обвинения, а завершение начального этапа расследования также обозначают этим процессуальным актом, как это делал, например, И. М. Лузгин, деятельность по раскрытию преступления полностью укладывается в границах этого этапа и, следовательно, даже в этом случае едва ли может служить основанием для периодизации всего процесса расследования.

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Задачи криминалистики - раскрытие, расследование   Расследование преступлений, совершенных организованными...