Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА. РАСКРЫТИЕ И РАССЛЕДОВАНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

 

Оперативная информация и оперативно-розыскная деятельность

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Как и доказательственная, оперативная информация имеет своими источниками людей и вещественные образования - предметы и документы. И те и другие могут быть разделены на две группы: те, которые в перспективе могут стать источниками доказательственной информации при выполнении необходимых для этого процессуальных процедур, и те, которые такими источниками не станут и останутся лишь источниками оперативной информации.

 

Закон РФ "Об ОРД" определяет, что "результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно- розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений... а также использоваться в доказывании по уголовным делам в соответствии с положениями уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регламентирующими собирание, проверку и оценку доказательств" (ст. 11).

 

Основываясь на содержании нормы, рассмотрим возможные варианты использования в доказывании оперативной информации, как результата оперативно-розыскной деятельности.

 

1. Оперативная информация, ориентирующая следователя о действиях и поведении лиц, причастных к расследуемому событию:

•          сведения о преступной деятельности подозреваемых и обвиняемых;

•          сведения о действиях различных лиц по сокрытию совершенных преступлений;

•          сведения о действиях или намерениях совершить действия, противодействующие расследованию;

•          сведения о лицах - носителях указанных сведений - и вещественных образованиях, могущих стать источником этих сведений. Использование этой информации в доказывании возможно двояким путем: непосредственно и опосредованно, путем преобразования источника оперативной информации в источник доказательства.

 

 

Непосредственное использование следователем оперативной (ориентирующей) информации заключается:

•          а) в ее учете при определении направлений расследования и конструировании версий о личности вероятного преступника;

•          б) в определении на ее основе очередности и характера следственных действий;

•          в) в обосновании ею решения о проведении конкретных следственных

действий - задержания с поличным, обыска и др.;

•          г) в ее использовании для достижения превосходства над противостоящим лицом в ранге рефлексии; оперативная информация при этом выполняет функции "обратной связи", позволяя следователю свои действия оценить "глазами партнера" по его высказываниям третьим лицам;

•          д) в ее учете следователем как компонента следственной ситуации при оценке последней и принятии тактического решения.

 

 

Опосредованное использование оперативной информации заключается, прежде всего, в поиске и определении путей придания ее источникам процессуального статуса, а затем извлечении из этих источников той же информации, но уже выступающей в качестве доказательственной.

 

2.         Оперативная информация, ориентирующая следователя о местонахождении объектов, имеющих значение для дела. Эта информация используется:

•          при принятии решения об обыске, выемке, наложении ареста на имущество, аресте корреспонденции и т. п. Едва ли можно согласиться с авторами, считающими, что наличие только оперативной информации недостаточно для производства, например, обыска, то есть она не составляет содержания понятия "достаточных оснований" для его производства;

•          для производства иных действий, целью которых служит вовлечение указанных объектов в сферу судопроизводства для придания им процессуального статуса: следственного осмотра, выхода на место, освидетельствования и т. п.

 

3.         Оперативная информация, содержащаяся в материальных образованиях и полученная либо непосредственно оперативным работником либо с помощью специалиста.

 

Согласно Закону об ОРД, непосредственно оперативным работником информация может быть получена путем опроса граждан, наведения справок, исследования предметов и документов, наблюдения, обследования помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств, прослушивания телефонных переговоров, снятия информации с технических каналов и др. (ст. 7).

 

Проблема использования этой оперативной информации сводится к проблеме придания процессуального статуса источникам информации. Чаще всего это документы, отражающие результаты оперативно-розыскного мероприятия, которые, по нашему мнению, могут быть приобщены к делу в порядке ст. 88 УПК РФ. Если речь идет о таких носителях оперативной информации, как вещественные образования, то их введение в уголовный процесс может быть осуществлено путем производства оперативно- тактической операции. Она планируется и осуществляется при тесном взаимодействии следователя с оперативным работником. Д. И. Бедняков совершенно прав, когда замечает: "Там, где оперативный работник и следователь работают в атмосфере взаимного доверия, товарищеского сотрудничества, согласованности действий, строгого соблюдения требований закона и нормативных актов, не возникает недоразумений, быстро и удачно реализуются оперативные материалы, успешно используются процессуальные и непроцессуальные методы при сборе ориентирующей информации и доказательств.

 

Более сложным представляется решение вопроса об использовании в доказывании результатов так называемых предварительных исследований материальных объектов, впоследствии, как правило, фигурирующих в качестве вещественных доказательств.

 

Проблема обусловлена тем, что по действующему законодательству до возбуждения уголовного дела не допускается исследований материальных объектов с помощью специальных познаний, результаты которых приобретали бы доказательственное значение. Иными словами, не допускается производство судебных экспертиз. Между тем, обоснование решения о возбуждении уголовного дела или об отказе в возбуждении уголовного дела нередко требует использования специальных познаний именно для выявления признаков преступления. Именно этими обстоятельствами объясняется получившая широкое распространение в оперативно-розыскной деятельности и при производстве доследственных проверок практика проведения так называемых предварительных (непроцессуальных) исследований. Это, как правило, специальные криминалистические, химические, биологические и некоторые иные исследования таких объектов, как документы, денежные знаки и ценные бумаги, вещества неизвестной природы, пищевые продукты и др. Чаще всего такие исследования проводятся сотрудниками экспертно-криминалистической службы органов внутренних дел. Нередко по своему содержанию и примененным методам исследования они отличаются от соответствующих экспертиз лишь статусом лица, производившего исследование, и формой итогового документа, в котором излагаются результаты исследования и который источником доказательств не является и доказательственной силы не имеет.

 

Стремясь легализовать использование результатов предварительных исследований в уголовном процессе, некоторые авторы полагают, что вывод об их допустимости при доказывании можно сделать на основании отсутствия соответствующих запретов в законе и постановлениях руководящих судебных инстанций. Но в УПК вообще нет никакого упоминания о подобных исследованиях, как нет упоминания и о других конкретных оперативно- розыскных мероприятиях. Не упоминаются они и среди мер, осуществляемых в стадии возбуждения уголовного дела.

 

Проведение предварительных исследований - вынужденная мера, необходимость в которой исчезнет с разрешением производства экспертиз в стадии возбуждения дела. Дело усугубляется еще и тем, что предварительные исследования в большинстве случаев не могут заменить экспертизу, даже если и придать их результатам доказательственное значение. Это связано с необходимостью сохранения объекта исследования в неизмененном виде с тем, чтобы впоследствии он мог быть подвергнут экспертному исследованию. Это обусловлено и тем, что при производстве предварительного исследования решаются, как правило, лишь типичные вопросы, тогда как в ходе расследования могут возникнуть и иные вопросы, которые будут поставлены перед экспертом. Все это чаще всего приводит к тому, что после возбуждения уголовного дела назначается соответствующая экспертиза, дублирующая предварительное исследование, причем документ о производстве последнего к делу не приобщается и вообще в нем не фигурирует.

 

Иногда в практике складывается такая ситуация, когда возникает вопрос об изыскании путей непосредственного использования в доказывании результатов предварительных исследований. Это связано с утратой объекта исследования или его существенным повреждением, делающими невозможным требуемое экспертное исследование этого объекта. В подобных случаях документ, содержащий описание хода и результатов предварительного исследования (справка или заключение специалиста и т. п.), должен быть представлен следователю при рапорте оперативного работника.

 

Поскольку речь зашла об оперативно-розыскной деятельности, остановимся на некоторых проблемах ее теории и использования оперативно- розыскных мероприятий в процессе доказывания.

 

В криминалистике и следственной практике типовая информационная модель преступлений определенного вида, рода, как известно, носит название криминалистической характеристики. Стремление создать нечто похожее на криминалистическую характеристику преступления в аспекте оперативно- розыскной деятельности побудило некоторых авторов (Б. П. Смагоринский, 1990 и др.) выдвинуть идею формирования специфической оперативно- розыскной характеристики преступления - тоже обобщенной информационной модели преступного события, но уже имеющей специальную оперативно- розыскную направленность.

 

Анализ предложенной конструкции оперативно-розыскной характеристики преступления свидетельствует о несостоятельности самой идеи ее формирования.

 

Б. П. Смагоринский предложил включать в подобную характеристику обобщенные данные о социально-экономических факторах в сфере охраны тех или иных прав, переменные данные о состоянии, динамике, структуре и уровне преступных посягательств, данные статистики об эффективности мер по борьбе с данным видом преступлений. Но все эти данные не являются имманентно присущими данному виду преступлений и не могут входить в характеристику конкретного вида преступлений, как типовую его модель, отражающую комплекс характерных для данного вида преступлений признаков, причем признаков устойчивых, относительно неизменяемых. В противном случае характеристика преступления теряет свое значение некоей матрицы, наложение которой на конкретный случай может ориентировать оперативного работника или следователя в выборе направлений его действий, служить основой для выдвижения оперативно-розыскной и следственной версии. Но после исключения из конструкции Б. П. Смагоринского указанных данных в ней остаются лишь сведения о способах совершения и сокрытия преступлений данного вида и о структуре преступных групп и личности преступника. Эти данные обычно содержатся в криминалистической характеристике преступления, включающей, кроме них, и другую важную информацию о преступлении.

 

Оперативно-розыскная деятельность имеет своей целью при выявлении и раскрытии преступления, в сущности, установление тех же данных, что и расследование, то есть фактически состава преступления во всех его элементах. Думается, что из этого можно сделать вывод, что в процессе оперативно- розыскной деятельности можно с успехом использовать криминалистическую характеристику преступления, содержащую все необходимые ориентиры для осуществления ОРД по выявлению и раскрытию конкретного преступления. Заимствование теорией ОРД одной из научных категорий криминалистики следует рассматривать как проявление естественных связей между этими отраслями научного знания. При этом криминалистическую характеристику следует пополнить данными, которые позволят более эффективно использовать ее в оперативно-розыскной деятельности. Так например, при характеристике типичных способов совершения и сокрытия преступлений следует специально выделить типичные действия подготовительного характера, знание которых необходимо оперативному работнику для успешного пресечения и предупреждения преступлений. При характеристике личности типичного преступника следует привести данные о его типичных связях, о типичных приемах противодействия правоохранительным органам, типичных приемах уклонения от следствия и суда и т. п. Иными словами, криминалистическая характеристика детализируется за счет обобщенных данных, имеющих значение преимущественно для оперативного работника. Естественно, такая уточненная и детализированная криминалистическая характеристика преступления только тогда будет с успехом использоваться на практике, когда все ее элементы окажутся связанными друг с другом определенными корреляционными зависимостями. В этом случае она послужит эффективной базой для формирования оперативно-розыскных версий.

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Задачи криминалистики - раскрытие, расследование   Расследование преступлений, совершенных организованными...