Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА КАК ОБЪЕКТ СРАВНЕНИЯ

 

 

Польская криминалистика. Концепция П. Хорошовского, В. Гутекунста, Брунона Холыста

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Концепция П. Хорошовского (Польша)

 

В Польше периода 1918-1939 гг. криминалистика развивалась под очевидным влиянием западноевропейских школ Гросса и Локара. Их представления о предмете и содержании науки легли в основу первых польских работ по этой проблематике и определили направление экспериментальных технико-криминалистических исследований. Уже первые определения предмета криминалистики, встречающиеся в работах польских ученых, свидетельствуют об этом достаточно наглядно. Так, З. Паперковски в 1933 г. определяет криминалистику как науку о технике следствия, "которая знакомит нас с наиболее действенными средствами и методами, позволяющими установить преступника, раскрыть преступление".

 

Тогда же В. Вольтер рассматривает криминалистику как "отдел наук, помогающих в расследовании преступлений". Мнение о криминалистике как о вспомогательной технической дисциплине сквозит и в определениях X. Стресмана ("Криминалистика - это наука о применении технических и естественных данных в расследовании преступности") и Р. Мэрсона и Э. Вишневского (криминалистику нужно рассматривать как "технико-познавательную отрасль знания о раскрытии и преследовании преступности").

 

Такой подход к определению исходных позиций криминалистики не мог, естественно, способствовать развитию ее теории. Не случайно поэтому разрабатывалась       преимущественно    технико-криминалистическая

проблематика.

 

На этапе формирования польской послевоенной правовой доктрины первые исследования криминалистической проблематики осуществлялись процессуалистами в рамках их науки и, по существу, лишь попутно с исследованием вопросов теории уголовного процесса. По-прежнему преобладает мнение о технической природе криминалистики. Например, Я. Боссовски рассматривает криминалистику как технику раскрытия преступлений; Я. Андреев, Л. Лернел и Я. Савицки, упоминая о криминалистике, говорят, что это "наука о расследовании преступлений, которая в наше время охватывает дактилоскопию, исследование письма, химию, судебную физику, а также и судебную фотографию".

 

Активизации собственно криминалистических исследований способствовало создание университетских кафедр криминалистики, развертывание системы экспертных учреждений и издание ряда специальных журналов. В этих условиях и появилась первая цельная концепция теоретических основ польской криминалистики, принадлежавшая П. Хорошовскому и изложенная им в университетском учебнике.

 

По определению П. Хорошовского, криминалистика представляет собой науку, которая исследует "способы и средства совершения преступлений и разрабатывает методы их раскрытия, установления личности преступника и его задержания". Говоря о задачах криминалистики, автор относит к их числу и предотвращение преступлений.

 

 

Система криминалистики, по его концепции, состоит из двух частей: криминальной тактики и криминальной техники. В предисловии к первому изданию своего учебника он пишет, что криминальная тактика "занимается: а) способами совершения преступных действий, б) принципами, которыми руководствуются в своей деятельности следственные органы в целях раскрытия преступлений, а также выявления и задержания виновного". В содержание криминальной техники входят технические средства, "а) используемые при совершении преступных действий, б) применяемые для раскрытия преступлений, выявления и задержания виновного". Однако он считает вопрос о системе науки формальным, не относящимся к числу наиболее существенных. Содержание его учебника подтверждает это заявление автора, поскольку оно не отражает намеченной им системы.

 

По-старому, в плане европейской традиции, решает П. Хорошовски вопрос о соотношении криминалистики с рядом судебных отраслей естественных наук. Он решительно возражает против включения криминалистической техники в судебную медицину, как предлагают судебные медики, и утверждает, что скорее следует рассматривать судебную медицину как одну из отраслей криминалистики, понимаемой в широком плане. Однако оговаривается, что поскольку судебная медицина носит сугубо специальный характер, практически она независима от криминалистики. Таков же его подход к решению вопроса о соотношении криминалистики с судебной химией и иными областями знания, "обслуживающими" уголовное судопроизводство.

 

П. Хорошовски негативно относится к криминалистической методике, полагая, что криминалистика должна ограничиваться лишь сообщением общих правил применения положений тактики и техники, поскольку учет специфики их применения зависит от особенностей конкретного факта.

 

Оценивая концепцию предмета, предложенную П. Хорошовским, В. Гутекунст впоследствии указывал, что ее можно понять, если учесть, что криминалистика в этот период в Польше только начала развиваться. Определение П. Хорошовского не отграничивало достаточно четко криминалистику от теории судебных доказательств. И более того, из-за исключительного, преувеличенного внимания автора к проблемам доказательственного права по сравнению с собственно криминалистическими проблемами его определение недалеко ушло от понимания криминалистики только как техники.

 

Нечеткость концепции П, Хорошовского привела к тому, что в последующие годы в литературе по-прежнему фигурируют скорее образные, чем научные характеристики криминалистики как "общей теории раскрытия преступности и преследования преступников", "науки о выслеживании преступлений", "науки о раскрытии преступлений и обнаружении преступников".

 

Концепция В. Гутекунста (Польша) была изложена им во втором польском университетском учебнике криминалистики, изданном в 1965 г., и повторена во втором издании этого учебника.

 

Свою концепцию он основывает на принципах прагматизма и праксе- ологии, испытав, очевидно, сильное влияние известного польского праксеолога, по существу, основателя этой области знаний, Т. Котарбиньского, взгляды которого в это время уже получили широкое распространение. По Гутекунсту, методологическую основу криминалистики и составляют "фундаментальные принципы праксеологии, специфика которых проистекает из специфики действий, составляющих расследование преступлений". К этому выводу он приходит в результате анализа практики расследования и существовавших концепций предмета криминалистики, констатируя, что "наиболее характерной особенностью этой науки является создание теории поведения лиц, действующих в специфической ситуации и с особой целью". Эта специфическая ситуация - ситуация "негативной кооперации, то есть борьбы, происходящей между лицом, расследующим преступление, и лицом, его намерениям противящимся, обычно виновником преступления".

 

Исходя из этих посылок, В. Гутекунст определяет криминалистику как "науку о тактике и технике расследования преступлений, а также о тактике и технике предупреждения преступлений". Двухчленная система криминалистики раскрывается им следующим образом.

 

Криминалистическая тактика включает в себя исследование трех видов способов и методов поведения:

•          а) способы совершения преступления (в системе они образуют "тактику преступника");

•          б) способы раскрытия преступлений ("тактика расследования");

•          в) способы предупреждения преступлений ("тактика предупреждения").

Аналогично понимается и криминалистическая техника, которую также можно подразделить на "технику преступника", "технику расследования" и "технику предупреждения".

 

Всякая деятельность по расследованию преступления содержит элементы техники и тактики, образующие определенную общность, которая и представляет собой особую теорию поведения.

 

Отношение В. Гутекунста к криминалистической методике сходно с позицией П. Хорошовского: он считает, что "методика не может быть элементом криминалистики, равноценным криминалистической тактике и технике, ибо она не выходит за рамки общей части этих проблем".

 

Воздерживаясь в соответствии с принятой нами формой изложения от оценки концепции В. Гутекунста, приведем суждения о ней М. Липчиньской, которая опубликовала рецензию на учебник этого автора. Она подчеркивает неразрывность связи криминалистики с уголовным процессом и считает, что В. Гутекунст должен был исходить в своих построениях, в первую очередь, именно из этой связи и не выходить за пределы судопроизводства. М. Липчиньска упрекает автора за то, что он ограничил сферу применения криминалистики только стадией предварительного расследования, "почти не замечая криминалистики в стадии юрисдикции". В то же время его определение чрезмерно, как ей кажется, расширяет пределы криминалистики за рамки процесса, в сторону "теории совершения преступлений". Иначе к этому отнесся Т. Ханаусек, считающий, что "тенденция выделять в задачах криминалистики обнаружение преступлений, а в отношении виновного довольствоваться словами "установление", "обнаружение" и "задержание" ограничивает всю деятельность по обнаружению только рамками процесса".

 

Концепция Брунона Холыста (Польша). В 1973 г. вышел третий университетский учебник криминалистики, принадлежащий перу Брунона Холыста. Прежде чем дать определение предмета криминалистики, автор анализирует определения своих предшественников и делит их на четыре группы: 1) определения, в которых криминалистика не признается самостоятельной наукой; 2) определения, сводящие криминалистику к сумме технических вопросов; 3) определения, включающие в предмет криминалистики, наряду с тактикой и техникой расследования, тактику и технику преступника; 4) определения, зависящие от задач, решаемых криминалистикой. На основе этого анализа Б. Холыст предлагает свое определение предмета криминалистики как науки "о методах установления факта преступления, способах его совершения, обнаружения преступников и предупреждения преступлений".

 

По мнению Б. Холыста, криминалистика является сугубо практической наукой, задачи которой могут быть решены лишь путем изучения способов преступной деятельности, при этом доминирующую роль в криминалистике играет тактика, которая реализует цели криминалистики с помощью технических средств.

 

Криминалистика служит практике, однако необходимым элементом, определяющим ее развитие, является теория. Исходным принципом при построении системы криминалистики для Б. Холыста служит мнение, что "всякая наука, понимаемая как сумма проверенных экспериментальных данных, которые позволяют сформулировать определение предмета исследования и обнаружить законы, управляющие явлениями, ведет свое начало от индукции, но на ней не останавливается, потому что беспредметным было бы выведение законов, из которых не вытекали бы дедуктивные выводы для общей или некоторой группы явлений... "

 

В системе криминалистики Б. Холыст усматривает три части: проблематика преступных методов, проблематика следственных методов, проблематика профилактических методов. Она в определенном смысле напоминает намеченную, хотя и неразвитую, систему В. Гутекунста. Автор прямо не говорит об этом, но можно полагать, что эти три группы соотносятся примерно так же, как у Гутекунста, с тактикой и техникой.

 

По мнению Т. Ханаусека, "определение Б. Холыста лаконично, хотя из него и не видно, понимает ли автор под "обнаружением" форму или результат действия. В сущности, для Б. Холыста наиболее важным оказывается получение доказательственного материала".

Концепция "новой криминалистики" Т. Ханаусека является одним из наиболее оригинальных теоретических построений в современной польской криминалистике.

 

Еще в 1971 г. Т. Ханаусек, подобно своим предшественникам, определяет криминалистику как "науку о тактических принципах и мероприятиях, а также о технических методах и средствах обнаружения, фиксации, исследования и использования всех источников информации, а также самой информации о лицах и явлениях". Целью криминалистики он считал "разработку методов и средств, служащих для: а) познания объективной истины о происшествиях и их обстоятельствах, а также о лицах, связанных с этими происшествиями; б) использования результатов познания этой истины для реализации определенных законом целей, главным образом для целей уголовного процесса". Но уже тогда его, видимо, перестает удовлетворять такая обращенность криминалистики к прошлому и он замечает: "...классическая криминалистика приспособлена к исследованию только того, что произошло; очень редко ее можно использовать для предупреждения того, что может произойти".

 

В 1973 г. он приходит к выводу, что криминалистика находится в "состоянии кризиса, проявившегося в одних странах в 30-е гг., а в других еще продолжающегося". Это "состояние кризиса", по мнению автора, вызвано следующими причинами:

•          развитием и использованием криминалистических знаний только в сфере потребностей уголовного преследования (в таком классическом понимании криминалистика служит только тому, что уже случилось, но не предупреждению того, что может произойти);

•          пониманием криминалистики только как криминалистической техники;

•          постепенным отдалением криминалистических исследований от потребностей современной жизни;

•          отсутствием анализа и определения потребностей, вытекающих из реального состояния общественно-политических условий, из реальных условий жизни.

 

"В социалистическом обществе, - пишет в той же статье Т. Ханаусек, - соблюдение закона не может пониматься исключительно как правильное применение уголовно-правовых законов, когда уже произошло нарушение права. В социалистическом государстве охрана правопорядка - это прежде всего недопущение его нарушения. В этих целях органы охраны общественного порядка и безопасности могут и должны использовать криминалистические знания. Именно криминалистическая наука в состоянии выработать принципы и методику организации комплексных профилактических мероприятий. Криминалистика может также указать, какой должна быть действенная система охраны общественного имущества от краж и бесхозяйственности".

 

Базируясь на этих исходных положениях, Т. Ханаусек считает, что в криминалистике следует различать:

I.          Основные разделы: технику, тактику и стратегию.

II.        Области применения: профилактику; раскрытие преступлений и лиц, их совершивших; доказывание виновности преступника.

III-Профилирующие отрасли: этиологию, симптоматологию, виктимологию.

IV.Главные направления применения криминалистических знаний: оперативные мероприятия;            процессуальную       деятельность;

криминалистическую экспертизу; использование знаний специалистов.

 

Будущее криминалистики автор видит в разработке:

•          а) стратегии как раздела науки, в рамках которого вырабатываются принципы долгосрочных действий органов охраны общественного порядка и безопасности по борьбе с преступностью. Криминалистическую стратегию должны определять прогнозируемые направления и формы развития преступности; знание конкретных местных условий; определение главных направлений и форм профилактической и репрессивной деятельности;

принципы разработки долгосрочных тактических действий органов безопасности;

• б) криминалистической доктрины, задача которой состоит в упорядочении многих еще нечетко сформулированных понятий, отношений и связей между разделами, отраслями, направлениями деятельности и направлениями применения криминалистического знания.

Развивая эти взгляды, Т. Ханаусек уточнил понятие криминалистики, понимаемой им теперь как наука о тактических принципах и способах, технических методах и средствах обнаружения и раскрытия конкретных преступных проявлений и преступников, доказывания связей, существующих между виновными и явлениями, а также предупреждения криминалистических факторов преступности и других вредных для общественного развития явлений методами стратегического предвидения их возникновения и развития. В этом аспекте Т. Ханаусек и разрабатывает криминалистическую теорию методики обнаружения преступников.

 

Т. Ханаусек считает криминалистику правовой наукой, входящей в группу уголовно-правовых наук, т.е. наук, которые в различных аспектах изучают преступность и виновность. От других наук этой группы, кроме криминологии, криминалистику отличает метод. Основа этого метода одинакова и для криминалистики, и для криминологии, почему строгое дифференцирование этих двух наук и сопряжено с определенными трудностями. Общность проявляется в области симптоматики преступления. Но жесткое отделение криминалистики от криминологии нецелесообразно ни с методологической, ни с практической точек зрения. Можно полагать, что эти взгляды Ханаусека объясняют наличие в его концепции значительного числа, с нашей точки зрения, криминологических элементов, нередко включаемых им в криминалистическую материю без акцентирования внимания на источнике их происхождения.

 

Т. Ханаусек констатирует наличие расхождений между уголовным процессом и криминалистикой, особенно по вопросам оценки значения признания обвиняемого в инкриминируемом ему преступлении, некоторых обязанностей и прав подозреваемых и т. п. Он решительный сторонник устранения этих расхождений путем, в частности, признания в уголовном процессе значения результатов оперативной работы, а также путем нового подхода к вопросу об использовании в судопроизводстве таких средств криминалистической техники, как полиграф и магнитофон.

 

Уже одно изложение теоретических концепций польских криминалистов свидетельствует о том широком диапазоне, в котором ведутся в Польше общетеоретические исследования основ криминалистики. Не останавливаясь специально на работах практического направления, заметим лишь, что не менее активно польские криминалисты разрабатывают проблематику частных криминалистических теорий и комплексные рекомендации практике. Польская криминалистика быстро и ощутимо увеличивает свой потенциал.

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

структура общей теории криминалистики  что такое криминалистика это  учебник по криминалистике