Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИЧЕСКАЯ ТАКТИКА. ТАКТИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ

 

 

Формы коллективного содействия процессу выработки тактического решения. Метод  мозгового штурма - мозговой атаки

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

О коллективизме, комплексности как чертах, присущих практической деятельности в борьбе с преступностью на современном этапе, уже не раз упоминалось в литературе.

 

Разумеется, эти черты не имеют ничего общего с "коллективным ведением предварительного следствия", против которого справедливо выступал М. С. Строгович.

 

Речь идет об объединении усилий всех тех лиц, которые принимают участие - каждый в пределах своей компетенции - в раскрытии и расследовании преступления. Такое объединение усилий может оказаться и на деле оказывается особенно плодотворным при выработке и принятии тактических решений.

 

Нам представляется, что формами коллективного содействия процессу выработки тактического решения, которое, в конечном счете, принимается следователем единолично, могут быть такие, как:

 

•          анализ следственной ситуации с участием прокурора-криминалиста, прокурора или начальника следственного подразделения, осуществляющего руководство расследованием;

•          обсуждение возможных тактических решений с другими следователями, особенно при расследовании преступлений группой следователей, с оперативными работниками, работающими по данному делу, со специалистами и экспертами;

•          доклад следователя о ходе расследования и намечаемых тактических решениях на оперативном совещании с участием работников всех взаимодействующих со следствием служб;

•          совместная со взаимодействующими по делу оперативными работниками разработка плана реализации тактического решения;

•          метод мозгового штурма.

 

Эффективность последнего метода обусловлена сложением интеллектуальных возможностей и опыта членов коллектива при творческом поиске решения.

 

Характеризуя возможности применения метода мозгового штурма (мозговой атаки) при расследовании преступлений, Г. А. Зорин считает, что при его применении:

 

•          "1) умножается интеллектуальный потенциал следственной группы;

•          2) синтезируются точки зрения "следователя - генератора идей" и "следователя-критика", что повышает качество принимаемых решений;

•          З) принимаемые решения носят более ответственный характер, хотя и более рискованный ( но риск в данном случае обоснован и тактически

оправдан);

• 4) групповые решения более продуктивны в исполнении следователями, которые сами же их приняли".

 

 

Он называет два подвида мозговой атаки (МА): прямая МА и обратная МА. Прямая МА эффективна на начальном этапе расследования, в условиях дефицита информации о событии и основная решаемая ею задача - определение путей расследования и средств установления значимых для дела обстоятельств. Обратная МА направлена на выявление недостатков в расследованном уголовном деле или проведенном следственном действии.

Учет коллективных рекомендаций при выработке тактического решения, несомненно, повышает его обоснованность и результативность, вероятность прогностической модели и обусловливает более строгий и тщательный отбор средств тактического воздействия.

 

Основными средствами тактического воздействия на следственную ситуацию и отдельные ее компоненты являются тактические приемы и их системы, объединяемые в рамках одного или нескольких следственных действий - тактические комбинации.

 

В системе "следователь - следственная ситуация" тактическое воздействие играет роль средства управления. И. М. Лузгин справедливо отмечает, что следственные ситуации - это управляемые категории, поддающиеся целенаправленному изменению. В этой связи представляет интерес сконструированная Л. Л. Каневским модель системы управления применительно к процессу расследования.

 

Л. Л. Каневский представляет систему криминалистической методики вместе с конкретной следственной ситуацией в виде системы управления, в которой функционируют управляемая система "А" - конкретная следственная ситуация и управляющая система "В" - система методики расследования преступлений и следователь совместно с оперативными работниками милиции как орган управления. Обе они связаны между собой прямыми и обратными связями.

 

Информационное сообщение С о совершенном преступлении поступает от системы А на управляющую систему В, которая начинает функционировать и вырабатывать управляющие (тактические и иные) воздействия К на систему А. На управляющую систему оказывают воздействия и тормозящие развитие системы факторы: показания лжесвидетелей, представленные заинтересованными лицами фиктивные документы и др.

 

По терминологии Р. Г. Кравченко, это так называемые возмущающие воздействия. Наряду с ними сюда же поступает и позитивная информация, объективно отражающая состояние системы А и компенсирующая возмущающие воздействия. Эта информация способствует максимальному приближению результатов расследования к тем целям, которые были поставлены в самом начале расследования по данному делу. Получение достоверной и полной информации о состоянии управляемой системы, о результатах ее реагирования на управляющее воздействие субъекта управления необходимо для выработки наиболее эффективных средств воздействия в целях полного раскрытия преступления, выявления и устранения причин и условий, способствующих его совершению.

 

Эта модель в целом правильно отражает роль и место в системе управления тактического (управляющего) воздействия, но нуждается, как нам представляется, в некоторых поправках.

 

Систему методики расследования преступлений нельзя отнести к управляющей системе наряду со следователем. Криминалистическая методика, как система рекомендаций, является одним из оснований принятия решений следователем, своеобразным алгоритмом его действий, выраженным в обобщенной, типичной форме. Для того чтобы стать основанием для конкретного тактического решения, она должна быть максимально детализирована применительно к данной следственной ситуации.

 

Возмущающие воздействия не ограничиваются только дезинформацией следователя. К ним следует отнести противодействие следователю со стороны заинтересованных лиц, выраженное в любой форме, в том числе и в форме так называемого пассивного сопротивления (отказ отвечать на вопросы, отказ от участия в следственном действии и т. п.).

 

Таковы в общих чертах наши представления о процедуре принятия тактических решений. Эта процедура в последние годы получила существенное подкрепление в виде интеллектуальных экспертных систем поддержки принятия решений.

 

До мнению Г. А. Зорина такая экспертная система применительно к следственной деятельности должна состоять из следующих элементов:

 

1)        база данных, содержащая модели конкретных ситуаций, в которых приходится принимать решения;

2)        база знаний эксперта в виде особых правил - продукций, имеющих форму "если..., то...";

3)        "решатель проблем" (иногда называемый "машиной логического вывода"), управляющий порядком применения продукции к анализируемой ситуации и выбором рекомендуемого решения.

 

Комфортное состояние пользователя, работающего в диалоге с экспертной системой обеспечивается следующими дополнительными компонентами: системой типовых моделей следственных действий; системой тактических приемов, обеспечивающих оптимальность проведения следственного действия; системой логических методов, оптимизирующих в традиционных формах решение стандартных следственных задач; системой эвристических методов решения следственных задач. Эффективность конкретной экспертной системы зависит от числа и качества типовых программ, введенных в память ЭВМ, логических и эвристических методов их преобразования, а также числа продукций, содержащихся в ее базе знаний.

 

Исходя из того, что преступления определенной группы, в особенности осуществляемые организованными преступными сообществами или так называемые "серийные преступления", можно предвидеть, прогнозировать, ожидать, Г. А. Зорин считает возможным реализовать возможности преактивизма - наступательного стиля оперативной и следственной работы.

 

На базе этого принципа он выдвинул идею формирования криминалистической экспертно-креативной системы, выступающей в роли интеллектуального партнера человека при расследовании преступлений.

 

Из других направлений в области компьютерной поддержки решений следователя отметим формируемую следственную информативно-аналитическую систему для обеспечения информационного сопровождения деятельности следователя. Система базируется на методе программирования, "который понимается как использование в процессе расследования программ, т.е. особым образом организованных в систему криминалистических предписаний по распознанию наличной ситуации, определению задач расследования и выбору средств для их достижения".

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Криминалистическая тактика.  Что такое криминалистическая тактика  Криминалистическая тактика  Криминалистическая тактика и методики.

 

Предмет и содержание криминалистической тактики  Развитие криминалистической тактики