Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА. ПРОБЛЕМЫ КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ И СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

 

 

Концепция Б. М. Комаринца. Проведение криминалистических экспертиз в "полевых" условиях

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

До сих пор мы вели речь о применении средств "полевой" криминалистики следователем (оперативным работником) и специалистом. Однако этим, как нам представляется, понятие "полевой" криминалистики не исчерпывается.

 

В его содержание входит и вопрос о принципиальной возможности проведения в "полевых" условиях, например, на месте происшествия, криминалистических экспертиз и выяснение круга задач, доступных в этих случаях для экспертного решения.

 

Приоритет в постановке вопроса о проведении криминалистических экспертиз на месте происшествия принадлежит Б. М. Комаринцу. До него некоторые авторы отмечали необходимость в определенных случаях участия эксперта в осмотре места происшествия, но рассматривали такое участие как экспертный осмотр, то есть начальную стадию экспертного исследования, завершающегося затем в лабораторных условиях.

 

 Так, А. В. Дулов в этой связи писал: "В ряде случаев экспертизу надо назначать еще тогда, когда обстановка места происшествия не нарушена... В подобных случаях следователь должен назначать экспертизу сразу, чтобы обеспечить участие эксперта в осмотре места происшествия.

 

Здесь следователь поставит на разрешение эксперта только те вопросы, которые у него сразу возникают при ознакомлении с обстоятельствами происшествия на месте.

 

 В дальнейшем, по мере накопления материалов, он сможет поставить на разрешение эксперта дополнительные вопросы. Этим самым следователь обеспечит возможность непосредственного восприятия места происшествия экспертом и будет способствовать получению более объективного заключения".

 

Примерно аналогичным образом представляют участие эксперта в осмотре места происшествия Н. В. Терзиев и Р. Д. Рахунов.

 

Б. М. Комаринец выдвинул идею проведения на месте происшествия всего экспертного исследования, включая составление заключения. По его мнению, "криминалистическая экспертиза должна производиться на месте происшествия в следующих случаях:

 

1.         Когда для разрешения вопросов, стоящих перед ней, важно исследовать не только отдельные вещественные доказательства, но и обстановку места происшествия (выделено нами - Р. Б.).

 

2.         Если для ее успеха нужно исследовать взаимосвязь (выделено нами - Р. Б. ) между следами на различных предметах, имеющихся на месте происшествия.

 

 

3.         Когда вещественные доказательства со следами преступления или преступника не могут быть доставлены с места происшествия в криминалистическую лабораторию из-за громоздкости или вследствие опасности искажения или порчи следов при транспортировке".

 

Говоря об экспертизе на месте происшествия, Б. М. Комаринец имел в виду такое исследование, которое проводится в самой начальной стадии следствия, практически чуть ли не параллельно с осмотром места происшествия. Он не отрицал возможности экспертизы на месте происшествия, производимой через несколько дней или даже недель после следственного осмотра, но подчеркивал, "что она в такой же мере может оказаться затрудненной или возможно безрезультатной, как и запоздалый или повторный следственный осмотр места происшествия".

 

Сравнивая процесс экспертизы на месте происшествия с процессом лабораторной экспертизы, Б. М. Комаринец отметил особенности первого, обусловливающие его повышенную сложность. Эти особенности заключаются в следующем (приводим их текстуально, поскольку в более поздних работах других авторов, о которых речь будет идти далее, положения Б. М. Комаринца либо умалчивались, либо излагались неточно):

 

• "1. Исследованию подлежит не один какой-либо предмет, а вся материальная обстановка места происшествия, включающая большое количество следов и самых различных предметов. А почему-то считается, что отдельные вещественные доказательства, которые можно послать на экспертизу в криминалистическую лабораторию, - это объекты криминалистической экспертизы, а место происшествия - весь комплекс предметов и следов на нем - может быть успешно исследовано следователем без привлечения эксперта.

•          2. Условия исследования необычные, нередко неблагоприятные - под дождем, при плохом освещении и в непривычной обстановке.

•          3. Исследование выполняется непрерывно в сжатые сроки пребывания эксперта на месте происшествия.

•          4. Эксперт обычно не имеет возможности получить консультацию других специалистов и привлечь для производства экспертизы справочные материалы.

•          5. Эксперт ограничен техническими средствами для производства необходимых исследований".

 

Признавая принципиальную возможность проведения на месте происшествия криминалистической экспертизы любого вида, Б. М. Комаринец отдавал предпочтение судебно-баллистической и трасологической экспертизам, для которых данные, полученные на месте происшествия, имеют наибольшее значение.

 

Насколько нам известно, концепция Б. М. Комаринца о проведении криминалистической экспертизы в "полевых" условиях возражений в литературе не вызвала, но и не получила дальнейшего развития. Основная его идея - о возможности, а иногда и о необходимости именно экспертного исследования всей обстановки места происшествия для решения задач, относящихся к предмету конкретных видов криминалистической экспертизы, - не привлекла внимания ученых. Роль криминалиста по-прежнему ограничивали исполнением при осмотре места происшествия функций специалиста, хотя и трактовали иногда эти функции достаточно широко. Так, Г. Г. Зуйков писал: "Осмотр места происшествия, как известно, проводит следователь, а специалист-криминалист обязан оказывать ему помощь, используя свои специальные познания и навыки...

 

В отличие от производства экспертизы, когда эксперт устанавливает лишь какое-либо отдельное обстоятельство, относящееся к способу совершения преступления (Г. Г. Зуйков рассматривает этот вопрос в аспекте установления способа совершения преступления - Р. Б.), и исследует материалы, представленные ему следователем, в данном случае специалист-криминалист изучает всю обстановку места происшествия (выделено нами - Р. Б.), все следы, предметы, вещества, имеющиеся на нем, для того, чтобы выявить факты, относящиеся к любой из сторон или ко всем составным частям и элементам способа совершения преступления". В тех же случаях, когда говорилось об экспертном исследовании места происшествия, его не связывали по времени с осмотром места происшествия.

 

В концепции Б. М. Комаринца наше внимание привлекают два положения общего характера: принципиальная возможность и целесообразность проведения криминалистической экспертизы в "полевых" условиях и признание места происшествия в целом (а не отдельных следов и предметов) объектом криминалистической экспертизы.

 

Мы полагаем обоснованными аргументы Б. М. Комаринца в пользу проведения в ряде случаев криминалистических экспертиз на месте происшествия на самом начальном этапе расследования, иногда практически параллельно с осмотром места происшествия, в котором криминалист будет принимать участие именно как эксперт, а не как специалист, что найдет свое обоснование в процессуальном акте назначения экспертизы и будет полностью соответствовать закону, представляющему именно эксперту такое право (ст. 82 УПК). Трудности при проведении экспертизы на месте происшествия, о которых писал Б. М. Комаринец в 1964 г., в настоящее время легче могут быть преодолены, поскольку передвижные криминалистические лаборатории, оснащенные современными средствами связи и необходимым исследовательским оборудованием, наличие "носимых" хранилищ справочной информации, которая может потребоваться эксперту для дачи заключения, развитие системы экспресс-методов исследования - все это создает необходимые условия для проведения экспертизы в "полевых" условиях. В сущности, мы имеем дело с ситуацией, при которой даже лабораторные исследования становятся "полевыми", ибо сама лаборатория находится в "поле". Нечего говорить, насколько существенным при этом оказывается выигрыш во времени, возможность в полном смысле слова оперативно использовать результаты экспертизы, реально включить ее в комплекс средств и методов раскрытия преступления по горячим следам.

 

Возможность проведения лабораторных исследований в "полевых" условиях не обесценивается и в тех случаях, когда осмотр места происшествия проводится до возбуждения уголовного дела. Естественно, что тогда проводится не экспертиза, а предварительное исследование объектов, представляющих оперативный интерес, результаты такого исследования носят характер ориентирующей информации, что не препятствует их активному использованию при раскрытии преступления.

 

Вопрос о признании места происшествия в целом объектом криминалистической экспертизы решается, как нам видится, не так однозначно.

 

Практика производства ряда некриминалистических экспертиз, таких например, как пожарно-техническая, технологическая, автотехническая, экспертиза по делам о нарушении правил техники безопасности и других, убедительно свидетельствует, что место происшествия может быть, а зачастую должно быть объектом экспертного исследования.

 

Так, Б. М. Савельев считает, что "необходима такая организация автотехнической экспертизы, при которой эксперт имел бы возможность лично ознакомиться с местом дорожного происшествия и принять активное участие в осмотре транспорта". Е. А. Долицкий утверждает, что при производстве технических экспертиз по делам о крушениях и авариях на железнодорожном транспорте "непосредственный осмотр экспертами места крушения трудно заменить каким-либо материалом".

Еще более категорично высказываются по этому поводу авторы работ по методике расследования поджогов и пожаров. "При установлении причины пожара осмотр места пожара экспертом является важным фактом, решающим успех экспертизы", - писала З. Е. Шиманова. О необходимости непосредственного анализа обстановки места происшествия пожарно- техническим экспертом пишут А. Р. Шляхов, А. С. Григорьян и др.

 

По концепции Б. М. Комаринца, место происшествия в целом может быть объектом криминалистического экспертного исследования, но не взамен, а в комплексе с другими, традиционными объектами - следами и иными вещественными доказательствами. Изучение экспертом обстановки места происшествия позволяет ему полнее и глубже познать механизмы следообразования, выявить признаки и свойства других объектов экспертизы, то есть наиболее эффективно решить задачи, поставленные перед ним следователем или судом. В работах этого автора мы не находим высказываний о том, что обстановка места происшествия является объектом нового вида криминалистической экспертизы в отличие от отдельных вещественных доказательств, изучаемых ее традиционными разновидностями.

 

Примерно на таких же позициях стоит и Т. М. Самарина: "При экспертном исследовании вещественных доказательств во многих случаях у эксперта возникает необходимость выяснить, где и при каких обстоятельствах эти вещественные доказательства обнаружены и изъяты, каков был их первоначальный вид и расположение на месте обнаружения и что представляет собой место происшествия... Поэтому чрезвычайно важным элементом экспертного исследования является личный осмотр и исследование экспертом места происшествия, что дает ему возможность путем непосредственного восприятия всей обстановки места происшествия и ее деталей выявить и оценить признаки, необходимые для установления того или иного обстоятельства."

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Курс криминалистики   Криминалистика  что такое криминалистика  Криминалистика  учебник по криминалистике