Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

КРИМИНАЛИСТИКА. ТЕХНИКА И МЕТОДИКА ПЛАНИРОВАНИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ

 

 

О программировании расследования преступлений

 

Смотрите также:

Криминалистика
криминалистика
Справочник криминалиста

Судебная медицина
судмед
Курс судебной медицины

Оперативно розыскная деятельность
орд
Основы ОРД

Криминология
криминология
Курс криминологии

Право охранительные органы
органы мвд
Органы и судебная система

Проблема методически обоснованной систематизации действий следователя получила свое решение уже на раннем этапе формирования криминалистической методики как раздела криминалистической науки.

 

Сам термин "методика" был введен в научный и практический обиход В. И. Громовым в 1929 г. Раскрывая содержание понятия методики, он писал: "Указание тех или других методов для какой-либо области исследования или работы и правил применения их, равно как и объяснение значения этих методов, условий их применения и их научное обоснование относится к той области научных знаний, которую принято называть методологией или методикой", далее он разъяснил, что "под методами в области расследования преступлений следует понимать все те допускаемые законом, выработанные наукой или практикой и проверенные на опыте способы и приемы, которые способствуют достижению практической задачи исследования преступления и обнаружения его виновников".

 

Базируясь на этих положениях, В. И. Громов предлагает типовую схему построения методики расследования, предлагая в ней "выделить важнейшие основные моменты процесса расследования, которые являются как бы отдельными этапами в движении уголовного дела и которые требуют применения тех или других особых методов работы в зависимости от стадии или фазиса, в котором находится расследуемое дело...", затем "изложить сущность и значение отдельных процессуальных "следственных" действий, предпринимаемых органами милиции и уголовного розыска в целях собирания и установки доказательств, и в связи с этим указать наиболее правильные общие методические приемы при выполнении этих действий...", после чего "указать методы построения выводов и заключений из фактов, которые являются решающими для каждого уголовного дела и определяют его дальнейшее направление", и наконец "дать образцы методики расследования отдельных видов общественно опасных деяний путем построения примерных планов расследования по этим делам".

 

Как известно, по этим схемам примерно и строились первые частные криминалистические методики. Впоследствии, по мере разработки основ криминалистической методики, содержание частных методик усложнялось, объем содержащейся в них информации увеличивался, методики "обрастали" научными комментариями, дискуссионными положениями и различными вспомогательными данными. Использование их непосредственно при работе по конкретному уголовному делу становилось все затруднительнее, адаптация частной методики к обстоятельствам реального случая требовала все более трудоемких процедур. Некоторое время проблему пытались разрешить с помощью издания различных справочников - от справочников типа "Первоначальные следственные действия" до справочников по отдельным действиям: по осмотру места происшествия, по допросу и т. п. Однако эти справочники при всей их положительной роли не могли способствовать оперативному решению возникающих задач в условиях дефицита времени. Руководства по методике расследования тех или иных видов преступлений, методические и практические пособия по частным криминалистическим методикам все более вытеснялись в сферу криминалистического образования и переставали быть практическими инструментами следственной работы.

 

 

Упрощению процесса оценки исходной информации, определения направлений расследования и выдвижения версий в известной степени поспособствовали исследования Л. Г. Видонова, Н. А. Селиванова, Л. А. Соя- Серко по установлению корреляционных зависимостей между элементами криминалистической характеристики по делам об убийствах. Результаты этих исследований демонстрировались в виде схем или кодовых таблиц типовых версий. Постепенно умами ученых, работающих в области криминалистических методик, все больше овладевала идея разработки лаконичных программ действий следователя в зависимости от вида расследуемого преступления, исходной информации и складывающихся следственных ситуаций.

 

Исследования Л. Г. Видонова, к сожалению, не имели столь же усердных последователей. В литературе звучали высказывания о том, что криминалистическая характеристика преступления может иметь практическое значение лишь при условии исчисления указанных зависимостей, однако разработок, аналогичных названным, нам более не встречалось. Зато появились утверждения, сводящие на нет работы Л. Г. Видонова. По мнению А. М. Ларина, работы Видонова завели его в тупик, но "прозрение, осознание тупика к нему пришло поздно - после нескольких лет изучения дел. В тот момент ему можно было посочувствовать. Но сочувствие его не устраивало. Он хотел славы - участия в конференциях, публикаций, ученых степеней. Речи и печатную продукцию Л. Г. Видонов оснащал учеными словами - "матрицы", "доминирующие характеристики", "стереотипы", "аналоговая типологическая информация", "алгоритмический анализ", утаивал объем наблюдений, подменяя мизерные абсолютные цифры процентными показателями, оперировал приспособленными примерами", - то есть, говоря простым языком, попросту жульничал, выдавал за подлинные мошеннические результаты. А. М. Ларин не рискнул употребить эти слова, он интеллигентно заключил: "Все это - верные признаки паракриминалистики, с которой прочно связал свое имя Л. Г. Видонов".

 

Остается предположить, что, видимо, Ларин был близок с Видоновым настолько, что тот поверял ему свои сокровенные мечты о славе, степенях и т. п. А Ларин, очевидно, по своей врожденной любви к истине и справедливости не мог не разоблачить его коварных устремлений, не заметив, что попутно он "вывел на чистую воду" и Н. А. Селиванова, и Л. А. Соя-Серко, и большой коллектив сотрудников НИИ Генеральной прокуратуры РФ, занимавшийся разработкой программ, аналогичных программированным схемам Л. Г. Видонова и Н. А. Селиванова.

 

Нам претит обличительный стиль "полемических" приемов Ларина, которые мы приводим лишь для того, чтобы читатель мог окончательно убедиться в каком-то патологическом стремлении Ларина низвести всех "инакомыслящих" до уровня шарлатанов, карьеристов и фальсификаторов.

 

Мы не задаемся целью проверки эмпирической базы программ Л. Г. Видонова и других авторов аналогичных программ. Дело не в конкретных показателях корреляционных зависимостей между элементами криминалистической характеристики, а в том, что этот подход, с нашей точки зрения, методически верен и разработка подобных программ должна основываться именно на нем. Именно подобным образом должны выглядеть программы построения типичных версий. Однако эти программы - не единственный вариант программирования действий следователя.

 

 

К содержанию книги: Белкин: "Курс криминалистики"

 

Смотрите также:

 

Планирование и бригадный метод расследования преступлений