Разложение феодализма и формирование капиталистического общества

 

 

Разложение феодального строя. Великие географические открытия

 

В XVI—XVII вв. происходит разложение феодального строя в ряде европейских стран и зарождение в недрах феодального общества новых, капиталистических отношений. Суть и диалектика этого процесса определены К. Марксом следующим образом: «Экономическая структура капиталистического общества выросла из экономической структуры феодального общества. Разложение последнего освободило элементы первого» .

 

Изменения затронули все сферы общественной жизни стран Западной Европы. Феодальные производственные отношения постепенно утрачивают свое безраздельное господство. Начинает развертываться процесс первоначального накопления капитала. Происходит дальнейший рост общественного разделения труда и возникают капиталистические мануфактуры, обслуживаемые трудом наемных рабочих, которые появляются в результате обезземеливания крестьян и разорения городских ремесленников. Изменяется и социальная структура: в феодальном обществе формируются новые классы — буржуазия и пролетариат.

 

Особую роль в развитии капитализма сыграли великие географические открытия (конец XV—XVII в.). Открытие новых торговых путей и неизвестных ранее стран и континентов, установление стабильных связей между Европой и другими частями света в относительно короткий срок влило в хозяйство европейских стран огромные ресурсы. По мнению К. Маркса, «...великие революции, происшедшие в торговле в XVI и XVII веках в связи с географическими открытиями и быстро подвинувшие вперед развитие купеческого капитала, составляют один из главных моментов, содействовавших переходу феодального способа производства в капиталистический»1.

 

Непосредственным толчком для великих географических открытий явились затруднения в торговле европейских стран с Востоком и острая нехватка средств обращения, проявившаяся во второй половине XV в. Традиционные ранее пути на Восток были захвачены турками (через Ближний Восток), арабами (через Северную Африку) и татаро-монголами (через Русь). Если монополия арабов на поставку восточных товаров была крайне невыгодна для европейцев, поскольку арабские купцы продавали товары с 8—10-кратной наценкой, то произвол и грабеж турок ставил под угрозу сам факт товарообмена. Однако венецианцы и генуэзцы могли как-то перекрыть потери, связанные с турецкими завоеваниями, еще более повысив цены. Потребители же восточных товаров — тканей, украшений, драгоценностей, пряностей — в лице феодалов, а также купцов других западноевропейских стран стали сами искать пути избавления не только от турецкого грабежа, но и от посредничества итальянцев в левантийской торговле. Далеко не случайно план поисков пути в Индию через Атлантику генуэзского мореплавателя X. Колумба, нашел поддержку не на родине, а в Испании.

 

 

В XV в. в Западной Европе стал остро ощущаться недостаток золота и серебра как средств обращения. Это явилось следствием не только изменений, произошедших в торговле, которые способствовали перекачке золота на Восток, но и истощения серебряных рудников Германии и Испании в условиях, когда потребности Западной Европы в средствах обращения и платежа в связи с ростом промышленности и торговли резко возрастали.

 

Феодальная аристократия и зародившаяся буржуазия стремились к обогащению и накоплению богатства. «Жажда золота» (своеобразная фетишизация капитала) превратилась в острую экономическую проблему, требовавшую быстрого разрешения и толкавшую на поиски новых путей на Восток через океаны.

 

«Золото искали португальцы на африканском берегу, в Индии, на всем Дальнем Востоке; золото было тем магическим словом, которое гнало испанцев через Атлантический океан в Америку; золото — вот чего первым делом требовал белый, как только он ступал на вновь открытый берег», — писал Ф. Энгельс1.

 

В результате дробления феодальных поместий происходило обнищание дворян. Обнищавшие феодалы, особенно испанские и португальские, и составили основную массу конкистадоров (завоевателей).

 

Среди факторов политического характера, способствовавших великим географическим открытиям, необходимо отметить, что только мощные централизованные монархии были в состоянии пойти на затраты по финансированию крупных морских экспедиций. Кроме того, увеличились потребности абсолютизма в денежных средствах для оплаты наемной армии, чиновников двора и других расходов по его содержанию.

 

Великие географические открытия были бы невозможны без прогресса европейской техники и науки. В первую очередь это касается кораблестроения, навигации и географии. Парусные и гребные суда, применявшиеся для морских плаваний в Средиземноморском бассейне, были малопригодны для океанских путешествий. Созданная в XV в. каравелла имела три рабочие мачты и несколько парусов, расположенных ярусами.

 

 Это уменьшало опасность при штормах, требовало меньшего экипажа, повышало быстроходность судна и позволяло идти нужным курсом при любом направлении ветра. Успехи навигационной науки были связаны прежде всего с усовершенствованием компаса, давшим возможность составлять довольно точные морские карты.

 

Но никакие научно-технические новшества не могли бы сыграть своей роли, если бы не было теории, обосновавшей принципиальную возможность трансатлантического плавания. В конце XV в. в Европе возрождаются античные представления о шарообразности Земли, и предположение флорентийского астронома и космографа Паоло Тосканелли о возможности доплыть до Индии, двигаясь на запад, воспринимается как реалистичное.

 

 

К содержанию книги: "Экономическая история капиталистических стран"

 

Смотрите также:

 

Торговый капитализм  Капиталистическая цивилизация  Промышленный капитализм