БЕЗВОЗМЕЗДНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ССУДА. ДОГОВОР БЕЗВОЗМЕЗДНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ - ДОГОВОР ССУДЫ

 

Предмет договора безвозмездного пользования

  

 

Как следует из определения договора безвозмездного пользования, его предметом, на что уже обращалось внимание, могут быть только вещи. Содержащаяся в п. 2 ст. 689 ГК отсылка к ст. 607 ГК ("Объекты аренды") означает, что в безвозмездное пользование могут быть переданы, как это в свое время предполагал сделать проект Гражданского уложения, не только движимые, но и недвижимые вещи.

 

Примерный перечень этих последних, содержащийся в ст. 607 ГК, включает земельные участки и другие обособленные природные объекты, предприятия и прочие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства. В той же статье Кодекса предусмотрено еще одно требование к предметам договора ссуды: это должны быть вещи непотребляемые, т.е. такие, которые не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования.

 

Применяя эту последнюю норму, следует иметь в виду, что она введена явно с целью обеспечить исполнение возложенной на ссудополучателя обязанности вернуть "ту же вещь". По этой причине при применении названного ограничения необходимо учитывать, что для него значение имеют не столько свойства вещи как таковые, а соотношение с особенностями пользования ею, предусмотренными в договоре, - то, что пользование вещью не препятствует ее возврату в натуре. Так, например, хотя продукты питания являются несомненно потребляемыми вещами, это не служит препятствием для передачи их во временное пользование на сельскохозяйственную выставку.

 

Еще одно требование, на этот раз закрепленное уже не в ст. 607 ГК, но вытекающее из легального определения договора, состоит в том, что его предметом должна быть непременно индивидуально - определенная вещь. Имеется в виду, что в противном случае нельзя будет оценить, исполнил ли ссудополучатель свою обязанность возвратить в натуре ту же вещь, которая была ему предоставлена ссудодателем, или нет.

 

Статья 607 ГК содержит отсылки по отдельным вопросам к специальным законам. Имеются в виду предусмотренная в п. 1 этой статьи возможность установления в законе видов имущества, сдача которых в аренду не допускается или ограничивается, либо содержащееся в п. 2 той же статьи указание на возможность установления законом особенностей сдачи в аренду земельных участков и других обособленных природных объектов. По своей природе такие законы носят исключительный характер. И уже в силу этого при отсутствии в них особого на этот счет указания к договорам безвозмездного пользования они применяться не должны. В этой связи не исключены ситуации, когда вещи, которые запрещено сдавать в аренду, будут служить предметом передачи в безвозмездное пользование. Более того, предметом ссуды могут при определенных условиях стать вещи, вообще изъятые из оборота. Это объясняется, в частности, тем, что при безвозмездном пользовании лицо, которому передается вещь, обладает более ограниченными правомочиями по отношению к предоставленной вещи, нежели при договоре с аренодателем.

 

Смежные договоры

 

В самом общем виде особенности рассматриваемого договора могут быть сведены к следующему: отношения сторон являются безвозмездными (1), одна из сторон передает другой индивидуально - определенную непотребляемую вещь (2), пользование вещью ограничено во времени (3), по истечении указанного времени (срока) вещь должна быть возвращена (4).

Среди многочисленных договоров, направленных на передачу вещи, немало таких, которым присущи один или несколько из указанных признаков договора ссуды с тем, что во всем остальном они отличаются от рассматриваемого договора. Вследствие этого установленный для них правовой режим оказывается существенно отличным от того, который распространяется на договор возмездного пользования имуществом.

В числе таких родственных безвозмездному пользованию (ссуде), или, как принято их называть, смежных договоров можно назвать дарение, хранение, заем и аренду.

Из всех этих договоров признаком безвозмездности обладает прежде всего дарение. К тому же и для рассматриваемого договора, и для дарения безвозмездность имеет, как уже отмечалось, конститутивное значение. Соответственно включение в договор условия о встречном удовлетворении исключает возможность рассматривать такой договор в равной мере и как дарение, и как безвозмездное пользование.

Среди отличий между дарением и ссудой можно указать в основном на два.

Во-первых, переданная в виде дара вещь поступает в собственность контрагента, а значит, выбывает из состава имущества одной стороны и поступает в имущественную массу, принадлежащую контрагенту. Отмеченное обстоятельство, в частности, имеет значение при определении объекта взыскания по долгам той и другой стороны перед контрагентом, а равно третьими лицами. То обстоятельство, что при договоре безвозмездного пользования, в отличие от дарения, вещь остается в собственности того, кто ее передал, сыграло, очевидно, решающую роль для законодателя, когда он не счел необходимым вносить в гл. 36 ГК статью, аналогичную п. 4 ст. 575 ГК, которым запрещено заключение договоров дарения в отношениях между коммерческими организациями.

Во-вторых, с передачей вещи одаряемому договорные отношения между сторонами прекращаются, в то время как при договоре безвозмездного пользования они в этот момент практически только начинаются. А их прекращение наступает лишь с возвратом вещи. По этой причине дарение относится к числу договоров разовых, а договор безвозмездного пользования - договоров длящихся.

В-третьих, в то время как предметом безвозмездного пользования может быть только вещь, по договору дарения может передаваться также и имущественное право (ст. 572 ГК).

Степень близости договоров дарения и ссуды определяется значимостью, которая придается основному объединяющему оба договора признаку - безвозмездности. И до, и после революции весьма широко были представлены взгляды, сводившиеся практически к признанию ссуды разновидностью дарения <*>. Однако господствующей была все же другая точка зрения. В качестве примера можно сослаться на высказывания О.С. Иоффе. Он полагал, что соображения юридического порядка предопределяют анализ указанных двух договоров "как самостоятельных договоров советского гражданского права" <**>. Правда, это не помешало автору в той же книге, признав "значительную экономическую близость этих договоров", объединить их в едином разделе, именуемом "Обязательства по передаче имущества в собственность или в пользование", и выделить в этом разделе две главы: "Договор дарения" и "Договор ссуды".

--------------------------------

<*> Так, Д.И. Мейер полагал, что "ссуда не подходит под понятие дарения вполне только потому, что не представляет отчуждения права" (Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 2. С. 272). Более определенно высказался на этот счет И.С. Перетерский: "Общее понятие дарения должно быть расчленено в ГК типом возмездных договоров. При этом одна из выделенных таким образом пар составляет "имущественный наем - безвозмездное пользование вещью" (Перетерский И.С. Сделки, договоры. М., 1929. С. 64 - 65).

<**> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 393.

 

При сравнении договоров хранения и ссуды следует прежде всего обратить внимание на то, что в обоих случаях одна сторона передает другой индивидуально - определенную вещь, которая впоследствии подлежит возврату <*>. При этом в течение всего периода действия договора сторона, которой передана вещь, обязана принимать меры к ее сохранности. Уже по этой причине отношения, опосредствуемые не только ссудой, но и хранением, являются длящимися: возникнув с передачей вещи, они охватывают весь период нахождения переданной вещи у контрагента (хранителя либо соответственно ссудополучателя). Объединяет правовое регулирование указанных договоров и то, что оба они допускают использование как реальной, так и консенсуальной моделей.

--------------------------------

<*> Исключение составляет один из видов хранения, именовавшийся традиционно иррегулярным. В настоящее время в ГК он выделен как "хранение вещей с обезличением" (ст. 890).

 

К отличительным признакам хранения может быть отнесено прежде всего то, что цель этого договора составляет сбережение вещи. По этой причине пользование вещью стороной, которая ее получила (хранителем), как правило, исключено. Тем самым для договора хранения, в отличие от договора безвозмездного пользования, потребительские свойства передаваемой вещи значения не имеют. К этому можно добавить, что в договоре хранения презюмируется именно возмездность отношений сторон, а следовательно, этот договор становится безвозмездным только при соответствующем указании в нем. И все же главный разграничительный признак, который обычно остается почему-то не замеченным в литературе, состоит в связи каждого из указанных договоров с интересами определенной стороны. Так, если в договоре безвозмездного пользования передача вещи как таковая предполагается совершаемой в интересах получающего вещь (ссудополучателя), то в договоре хранения передача призвана обеспечить интересы именно того из контрагентов, кто передает вещь (поклажедателя). По этой причине, среди прочего, в отличие от ссудодателя, который может требовать досрочного расторжения договора лишь в случаях, прямо предусмотренных в ГК (п. 1 ст. 698 ГК), на хранителе лежит обязанность возвращать принятую на хранение вещь по требованию поклажедателя в любое время (ст. 904 ГК).

Предметом договора займа, в отличие от договора безвозмездного пользования, являются вещи, обладающие родовыми признаками (чаще всего деньги). В отличие от договора ссуды при займе вещь передается в собственность контрагента (заемщика). При всем этом договор займа в известной мере может считаться весьма близким ссуде. Это объясняется главным образом тем, что он также предполагает безусловный возврат вещей, хотя, в отличие от ссуды, не тех же, но все же равное количество вещей того же рода и качества (в денежном займе - такой же, как и взятая, суммы денег). К этому можно добавить, что отношения по договору займа, подобно ссуде, являются длящимися. С передачей вещи эти отношения также только возникают. И хотя в виде общего правила заемщик вправе свободно распоряжаться полученными вещами (деньгами), допускается заключение договора займа с условием использования заемщиком полученных вещей на определенные цели. Тогда займодавцу, подобно ссудодателю, предоставляется право осуществлять контроль за тем, как используются подобные вещи (ст. 814 ГК).

Наиболее близкой к договору, выделенному в гл. 36 ГК, является аренда (имущественный наем). Из этого договора, собственно говоря, и выросла ссуда. Подчеркивая близость названных договоров, Д.И. Мейер указывал на то, что "право, устанавливаемое по договору ссуды, совершенно то же, что и право, устанавливаемое по договору имущественного найма, - право пользования вещью сообразно ее назначению, без повреждения ее существа" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 2. С. 272.

 

К выводу об особой близости этих договоров можно прийти и из соображений, носящих логический характер. Имеется в виду коррелятивность обоих договоров, из которых один охватывает возмездное, а другой - безвозмездное пользование <*>.

--------------------------------

<*> Не случайно в Своде законов гражданских Российской империи заем и ссуда оказались в одной главе. Можно указать на то, что все же использование термина "ссуда" для отдельных видов займа можно считать в известной мере проявлением этимологии соответствующего слова.

 

Сопоставление указанных договоров иногда идет столь далеко, что возникает желание признать ссуду разновидностью имущественного найма. С таким выводом, однако, нельзя было бы согласиться. Прежде всего это связано с самим характером взаимосвязи рода и вида как соответствующих логических категорий. Речь идет о том, что вид обладает всеми признаками рода и лишь дополняет нечто свое, индивидуальное. Между тем в данном случае "свое" есть в равной мере и у вида, и у рода.

В числе различий между этими договорами можно указать, в частности, на то, что вещь при аренде передается не только в пользование, но и во владение, вследствие чего арендатор обладает, в отличие от ссудополучателя, всем набором возможностей защиты принадлежащих ему прав, составляющих в совокупности то, что именуется "владельческой защитой". В конечном счете с возмездным характером договора связано принципиальное несовпадение в решении одних и тех же по существу вопросов, прежде всего относящихся к ответственности сторон за допущенные ими нарушения обязательств по договору.

 

Правовое регулирование договора безвозмездного пользования

 

Подобно ряду других глав Кодекса, посвященных отдельным типам договоров, гл. 36 ГК ("Договор безвозмездного пользования") содержит отсылки к смежному договору. Таким ближайшим к договору безвозмездного пользования является, судя по адресатам отсылок, договор аренды <*>. Удельный вес отсылочных норм в данном случае довольно велик: в то время как в самой гл. 36 регулирование осуществляется тринадцатью статьями, п. 2 ст. 689 ГК содержит отсылки к пяти статьям гл. 34 "Аренда".

--------------------------------

<*> О близости этих договоров мы упоминали в ч. 3 настоящей главы данной книги.

 

Адресаты отсылок содержат нормы, которые регулируют решение вопросов, связанных с определением объектов договора, срока, на который он заключается, содержат требования к порядку пользования переданным имуществом, предусматривают, как может продлеваться договор на новый срок, определяют судьбу улучшений, произведенных стороной, получившей во временное пользование вещь.

Следует отметить, что только одна из пяти статей, к которым содержится отсылка, названа целиком (ст. 607 ГК). В отношении четырех остальных (ст. 610, 615, 621 и 623) определены только их некоторые пункты или даже содержащиеся в пунктах абзацы. Столь строгий отбор применимых к ссуде норм об аренде свидетельствует о значении, которое придает законодатель самому различию возмездности и безвозмездности отношений.

Включение в ст. 689 ГК перечня норм - адресатов отсылок не означает, что тем самым дан отрицательный ответ на вопрос о возможности применения в порядке аналогии и других норм главы "Аренда". Исключения из этого правила составляют случаи, когда та же ст. 689 называет отдельные пункты (абзацы) определенных статей главы об аренде. Как полагаем, таким образом устанавливается, что неназванные пункты (абзацы) тех же статей применяться к договору безвозмездного пользования вообще не могут, даже в порядке аналогии закона. Примером может служить ст. 610 ГК. Из трех пунктов этой статьи в ст. 689 упоминается только ее п. 1 и абз. 1 п. 2. Между тем п. 2 ст. 610 содержит и второй абзац, в соответствии с которым каждой из сторон предоставлено право при заключении договора на неопределенный срок отказаться от договора в предусмотренном этим абзацем порядке. В статьях самой гл. 36 ГК на этот счет нет никаких указаний. А значит, в подобной ситуации следует руководствоваться общей нормой обязательственного права (имеется в виду в данном случае п. 2 ст. 314 ГК).

Следует отметить, что наряду с отсылкой к отдельным статьям главы "Аренда" сближение правовых режимов обоих типов договоров достигается и иным путем: ряд норм, включенных в гл. 36 ГК, просто воспроизводит нормы, содержащиеся в гл. 34. В качестве примера можно указать на прямое совпадение п. 1 ст. 690 со ст. 608 или пп. 1 и 2 ст. 691 с пп. 1 и 2 ст. 611.

В заключение следует отметить, что правовое регулирование рассматриваемого договора осуществляется и рядом специальных актов. В качестве примеров можно сослаться на отдельные статьи Лесного кодекса РФ, на Федеральный закон "О библиотечном деле" от 23 ноября 1994 г. <*>

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 2.

 

Сфера применения договора

 

Принципиальное отличие договора ссуды, выражающееся в его безвозмездности, предполагает прежде всего установление специфических предпосылок для использования соответствующего договора. На протяжении едва ли не всего послереволюционного времени с необычайным единодушием обращение к соответствующим договорам связывалось с особенностями общественного строя. Сами договоры, как последовательно подчеркивалось авторами, строились на основе "присущей" социалистическому обществу солидарности интересов его членов. Именно солидарность должна была дать ответ на вопрос о том, какое место и почему должны занимать в договорной системе безвозмездные договоры вообще и договор безвозмездного пользования вещью в частности. Наиболее развернуто эта идея была развита в известной монографии И.Б. Новицкого <*>. Среди прочего он указывает на то, что "солидарность интересов, имеющая место в социалистическом обществе, проявляется в советском гражданском праве... в том, что в ряде случаев заключаются такие договоры, которые для одной из сторон не представляют никакого имущественного интереса... Так, например, гражданин, имеющий на праве личной собственности какую-нибудь рукопись известного писателя, картину художника и т.п., предоставляет эти предметы во временное пользование. Советскому гражданину чужда такая психология, чтобы осуществлять исключительное пользование вещью, имеющей общественный интерес и значение" <**>.

--------------------------------

<*> См.: Новицкий И.Б. Солидарность интересов в советском гражданском праве. М., 1951.

<**> Там же. С. 84.

 

В этом же ключе другой автор, уделивший большое внимание исследованию проблем, связанных с безвозмездностью в гражданском праве, один из своих выводов сформулировал следующим образом: "Поскольку возмездность отношений в социалистическом обществе коренным образом отличается от возмездности при капитализме, постольку исключается необходимость в особом подходе к безвозмездным отношениям, как это имеет место в буржуазном праве. Безвозмездные отношения не являются здесь аномалией" <*>.

--------------------------------

<*> Бару М.И. Понятие и содержание возмездности и безвозмездности в советском гражданском праве // Ученые записки Харьковского юридического института. Вып. 13. Харьков, 1959. С. 27.

 

Подобная политизация проблем, вызванная известными вполне понятными причинами, по меньшей мере не содействовала уяснению предпосылок использования рассматриваемого договора в гражданском обороте. В этой связи целесообразно обратиться к дореволюционной литературе. На наш взгляд, наиболее полный ответ на вопрос о предпосылках применения договора ссуды можно найти у создателей проекта Гражданского уложения. Объясняя значимость этого договора, они обращали внимание на то, что "хозяйственная задача ссуды состоит в том, чтобы вещи, рассматриваемые не со стороны их доходоспособности, а как орудия или вообще средства, обусловливающие, усиливающие или облегчающие деятельность человека, или же служащие человеку для личного употребления, не оставались бы совсем без употребления, когда они временно не нужны их хозяину, не предполагающему, однако, получить выгоду от предоставления пользования таковыми кому-либо другому в виде вознаграждения за оное. При таких данных вещь и может быть передана: 1) только такому нуждающемуся в этой вещи лицу, которое пользуется доверием и расположением передающего, 2) для определенного пользования и 3) на такой срок, в продолжение коего он не предвидит возникновения для него самого надобности в передаваемой вещи" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданское Уложение. Проект... Книга пятая. Том второй. С. 128.

 

Договор безвозмездного временного пользования прежде всего широко применяется в быту. Если оставить в стороне жилые помещения, пользование которыми подчинено тому специальному правовому режиму, который во многом оказывается единым для всех видов найма жилых помещений независимо от его возмездности или безвозмездности, то следует отметить, что договоры ссуды возникают во взаимоотношениях между гражданами по поводу самых различных предметов - от бритвы до нежилого помещения, от велосипеда до автомобиля и др.

Соответственно побудительными мотивами к заключению такого рода договоров, основанных на безвозмездности, между гражданами всегда служили обычные для человеческого общения чувства: милосердие, любовь к ближнему, вера в бога, особое отношение к родственникам и др.

Вместе с тем срочное безвозмездное пользование вещью, получившее начало в системе обычных бытовых связей, постепенно вышло за эти пределы и стало все более приобретать общественный, публичный интерес. Так, в частности, соответствующие отношения заняли свое место в системе отношений в области культуры.

На разных сторонах в такого рода отношениях обычно выступают граждане и юридические лица.

Весьма широкое развитие, несомненно, имеют те отношения безвозмездного пользования, которые связаны с деятельностью библиотек. И хотя появление частных библиотек несколько сузило значение безвозмездности в этой области, безвозмездность, несомненно, продолжает в ней превалировать. Потесниться в большей степени пришлось безвозмездности в сфере межбиблиотечного обслуживания, поскольку во многом такие отношения стали строиться на возмездных началах.

В той же сфере культуры традиционно развиваются между гражданами и юридическими лицами отношения безвозмездного пользования, в которых, в отличие от отношений с библиотекой, граждане выступают в роли ссудополучателя. Речь идет о гражданах, участвующих в качестве экспонентов на выставках, в музеях и др.

Безвозмездные отношения складываются часто и по поводу пользования природными ресурсами. Как уже отмечалось, правовой основой для безвозмездного срочного пользования землей служат ст. 268 и 270 ГК, которые закрепляют право заключать такого рода договоры соответственно тем, у кого земельный участок находится в пожизненном наследуемом владении или в постоянном пользовании. Не вызывает сомнений наличие такого же права у собственника земли. Можно указать также на отношения, связанные с лесопользованием. Имеется в виду прежде всего содержащееся в Лесном кодексе указание на безвозмездное пользование в качестве одного из возможных оснований возникновения права пользования участками лесного фонда и участками лесов, не входящих в лесной фонд (см. ст. 23).

Специальная статья Лесного кодекса (ст. 36) устанавливает срок заключаемого по этому поводу договора, необходимость предварительного получения решения соответствующего органа, а также распространение на договоры безвозмездного пользования участками лесного фонда как Лесного кодекса, так и гражданского законодательства. Аналогичное указание содержится в Положении о предоставлении участков лесного фонда в безвозмездное пользование, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. <*>

--------------------------------

<*> СЗ РФ. 1998. N 8. Ст. 964.

 

Безвозмездные отношения как таковые являются несомненно антитезой предпринимательских отношений - хотя бы уже потому, что в то время как последние направлены на увеличение прибыли, для первых это безусловно исключено. И все же в определенных случаях в системе предпринимательства находят себе место и безвозмездные отношения. Выше уже шла речь о передаче вещи в безвозмездное пользование в целях рекламы. Точно так же возможны аналогичные отношения, к которым ссудодатель прибегает в расчете на установление с ссудополучателем на этой основе впоследствии предпринимательских отношений.

Вместе с тем следует отметить, что на практике нередко договоры безвозмездного пользования представляют собой лишь притворную сделку. Прямая цель сторон в этих случаях может сводиться к тому, чтобы использовать для обычных возмездных отношений тот льготный режим, который установлен для отношений безвозмездных. Чаще всего таким образом нарушаются фискальные интересы государства.

 

Стороны в договоре

 

В договоре в роли ссудодателя может выступать тот, кто наделен правом распоряжаться вещью, а ссудополучателя - тот, кто вправе пользоваться данной вещью в соответствии с установленным для нее договором режимом.

Первой из указанных сторон посвящена прежде всего ст. 690 ГК. Она содержит исходное на этот счет положение, которое допускает возможность передачи вещи в безвозмездное пользование только ее собственником либо иными лицами, управомоченными на то законом или собственником. Следует сразу же отметить, что под "управомоченными собственниками" подразумеваются те, кто, подобно ему самому, выступают от своего имени. По этой причине при заключении данного договора, как и любого иного, права и обязанности ссудодателя приобретает не тот, кто указан в доверенности, а тот, кто ее выдал, т.е. доверитель, а не представляемый.

Определенные ограничения могут быть возложены на собственника законом, равно как и договором. К числу первых относится, например, включенная в ст. 346 ГК норма, в силу которой залогодатель вправе передавать заложенную вещь в безвозмездное пользование только с согласия залогодержателя.

Право заключать договор безвозмездного пользования вещью определенными категориями лиц, которые не являются ее собственниками, закреплено в самом Гражданском кодексе. Прежде всего речь идет о ст. 267 и 271 ГК, которые соответственно оговаривают права тех, кому земельный участок принадлежит на праве пожизненного наследуемого владения или предоставлен в постоянное пользование, передавать его в срочное безвозмездное пользование (лицам, у которых земельный участок находится в постоянном пользовании, для этого необходимо получить согласие собственника участка). Еще один пример связан с действием ст. 615 ГК, которая предоставляет арендатору право с согласия арендодателя передавать арендованное имущество в безвозмездное пользование.

В роли тех, кто наделен собственником правом заключать договоры безвозмездного пользования в качестве ссудодателя, может оказаться, в частности, комиссионер, действующий в рамках данного ему поручения.

Значительно меньше оснований для выступления в том же качестве доверительного управляющего, имея в виду предоставленное ему право осуществлять любые юридические и фактические действия, но непременно в интересах выгодоприобретателя (п. 2 ст. 1012 ГК).

То обстоятельство, что передача вещи на основе договора ссуды осуществляется безвозмездно, вызывает необходимость ограничить в ряде случаев возможность заключения этого договора. По общему правилу такие ограничения направлены на защиту интересов того, кто намеревается заключить договор, равно и третьих лиц, главным образом его кредиторов, а применительно к хозяйственным обществам и товариществам - их участников (членов).

Одна из таких норм содержится в самой ст. 690 ГК, которая запрещает коммерческой организации передавать имущество в безвозмездное пользование лицу, являющемуся ее учредителем, участником, руководителем, членом ее органов управления или контроля. Общим для всех этих лиц служит то, что каждое из них прямо или косвенно может влиять на формирование воли коммерческой организации - ссудополучателя заключить договор, направленный на получение выгоды теми, кто перечислен в п. 2 ст. 690 ГК, при этом по общему правилу вопреки интересам самой организации, с которой они связаны.

Учитывается в таком случае характер рассматриваемой сделки - то, что она заведомо не соответствует основной цели коммерческих организаций. Имеется в виду п. 1 ст. 50 ГК, который признает такой целью извлечение прибыли.

В конечном счете мотивы введения ограничения для заключения коммерческими организациями рассматриваемых договоров соответствуют тем, которые послужили основаниями для подп. 4 ч. 1 ст. 575 ГК, запретившего дарение (свыше определенной суммы) между коммерческими организациями. При этом вызывает определенные сомнения то, почему в одном возмездном договоре - передачи вещи в собственность ограничение носит только внутренний характер, а в другом - договоре дарения - только внешний. На наш взгляд, есть все основания для объединения п. 2 ст. 690 и подп. 4 ч. 1 ст. 575 и включения такого рода нормы в обе главы (имеются в виду гл. 36 и 37 ГК).

Ограничения, опять же связанные с безвозмездностью отношений, могут относиться и к представительству соответствующей стороны - ссудополучателя. Так, п. 2 ст. 37 ГК предоставляет опекунам и попечителям широкие права по распоряжению имуществом подопечного. Вместе с тем специально предусмотрен круг сделок, которые опекун может совершать или на совершение которых попечитель может давать согласие только с предварительного разрешения органов охраны и попечительства.

Необходимости в специальных ограничениях для второй стороны в договоре - ссудополучателя, как правило, нет. Более того, учитывая, что рассматриваемый договор безусловно отвечает интересам ссудополучателя, законодатель в ряде случаев считает необходимым исключить договор ссуды из числа существующих ограничений договорной правоспособности. Так, установив общий запрет на заключение сделок опекунами, попечителями, их супругом и близким родственником с подопечным, п. 3 ст. 37 ГК предусмотрел, что на передачу имущества в безвозмездное пользование (как и в виде дара) подопечному указанный запрет не распространяется.

В ГК содержится специальная норма, направленная на сохранение действия договора при изменении одной из его сторон. Имеется в виду, что за ссудодателем сохраняется право отчуждать служащую предметом договора вещь или передавать ее в возмездное пользование третьему лицу. Статья 700 ГК предлагает на этот случай переход к новому собственнику или соответственно пользователю права по ранее заключенному договору ссуды, притом соответствующие его права в отношении вещи обременяются правами ссудополучателя. Эта же статья (п. 2) предусматривает различные формы универсального правопреемства на стороне ссудодателя. Так, в случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица, выступавших в качестве ссудодателей, их права и обязанности по договору безвозмездного пользования переходят к наследнику (правопреемнику) либо к другому лицу, к которому перешло принадлежавшее ссудодателю право собственности или иное право на вещь, явившееся основанием для передачи вещи по договору ссуды. Специально оговорено то обстоятельство, что при любой форме реорганизации, если иное не предусмотрено договором, права и обязанности по договору ссуды переходят к тому юридическому лицу, которое является правопреемником.

Иначе решается вопрос о ссудополучателе, учитывая особый характер отношений сторон: получение только одной из них определенной выгоды за счет другой. Смерть гражданина или ликвидация юридического лица, выступивших в роли ссудополучателя, влекут прекращение договора, если иное не было в нем предусмотрено.

 

 

 Смотрите также:

 

Безвозмездное пользование. Договор безвозмездного...

Договор безвозмездного пользования имуществом (ссуды) по своему характеру близок к договору аренды.
Указанное ограничение ответственности объясняется безвозмездностью договора ссуды.

 

1. Понятие договора безвозмездного пользования (договора...)

По договору безвозмездного пользования (договору ссуды) одна сторона (ссудодатель) обязуется
Порядок документального подтверждения данных, позволяющих идентифицировать предмет ссуды, аналогичен порядку, установленному в отношении предмета аренды.

 

что такое безвозмездное пользование ссуда это - словарь...

Данное в ГК РФ понятие договора безвозмездного пользования содержит также его тождественное название — д