ДОГОВОР КОМИССИИ

 

Договор комиссии и смежные договоры

  

 

Комиссия относится прежде всего к группе договоров, опосредствующих возмездное оказание услуг. В соответствующей группе договоры различаются главным образом по характеру составляющих их предмет услуг. По этому признаку ближайший к комиссии - договор поручения. Их близость подтверждается уже самой возможностью использования любого из этих договоров для оказания услуги, выражающейся в заключении сделок в интересах другого. А для разграничения тех же договоров оказывается в конечном счете достаточным - на что уже неоднократно обращалось внимание - одного признака: действия совершающего сделку с третьим лицом от имени контрагента - в договоре поручения или от собственного имени - в договоре комиссии.

 

Указанный признак может быть использован и для разграничения комиссии и соответственно агентского договора либо договора транспортной экспедиции. И близость, и одновременно отличие обоих договоров от комиссии состоят в том, что и агент, и в такой же мере экспедитор в зависимости от содержания договора могут совершать действия либо от имени другой стороны (соответственно принципала и клиента), либо от собственного имени. Это означает использование в первом случае модели прямого, а во втором - косвенного представительства. Учитывая это, законодатель применительно к агентскому договору предусмотрел прямую отсылку, в зависимости от использованной модели, к нормам соответственно главы о поручении или комиссии (ст. 1011 ГК) с тем, что обе они подлежат субсидиарному применению. Все отличие в этом смысле договора транспортной экспедиции состоит в том, что использование соответствующих глав - о поручении или комиссии - возможно лишь иным путем - путем применения аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК) <*>.

 

--------------------------------

<*> Особая близость договора транспортной экспедиции к договору комиссии находила выражение в том, что экспедицию нередко рассматривали как разновидность комиссии. Так, в частности, Г.Ф. Шершеневич, перечисляя различные виды комиссионных поручений, упомянул среди них "посредничество между лицом, отправляющим свои товары, и лицом, обладающим всеми необходимыми к тому средствами передвижения". Одновременно он отмечал: "Эта форма комиссионного содействия называется экспедиционною или спедиционною сделкою, а комиссионеры, совершающие их, получают специальное наименование экспедиторов" (Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. II. С. 177). Приведенные соображения были учтены при составлении проекта Гражданского уложения, вследствие чего экспедиция в нем так и не была выделена. "Ввиду того, - объясняли свое решение составители проекта, - что экспедиционные сделки, по характеру возникающих между участвующими в них лицами отношений, тождественны со всеми другими комиссионными сделками, причем экспедиторы являются видом комиссионеров... признано за лучшее не выделять экспедиционных сделок из общей массы сделок комиссионных, а придать правилам о договоре комиссии такую редакцию, чтобы они могли быть применяемы и к сделкам по получению и отправке товаров" (Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. Том третий. С объяснениями. С. 156 - 157). В 20-е гг. нормы о комиссии широко распространялись на договоры экспедиции, и это притом, что проект Торгового Свода СССР признавал последние самостоятельными договорами. Основные возражения против такой практики А.М. Шахназаров, например, усматривал в том, что соответствующая позиция (имея в виду правоприменительные органы) еще "недостаточно отстоялась" (Шахназаров А.М. Указ. соч. С. 79 и сл.).

 

Как и комиссия, так и договор доверительного управления имуществом предполагают совершение стороной сделок в интересах контрагента, но непременно от своего имени. Различие состоит прежде всего в том, что обязанности доверительного управляющего перед учредителем управления не сводятся к заключению сделок. Кроме того, совершаемые доверительным управляющим от своего имени сделки подчиняются особому правовому режиму (п. 3 ст. 1012 ГК).

По одному из своих признаков - особой цели - комиссия может быть сведена еще в одну группу с рядом договоров. Имеются в виду договоры, исполнение которых выражается в совершении на их основе сделки. В эту группу может быть включен, помимо поручения и комиссии, договор финансовой аренды (лизинга). Все три договора предполагают принятие на себя стороной обязанности заключить сделку с третьим лицом, результатом которой, прямым или косвенным, служит возникновение прав и обязанностей у контрагента. Различие между этими договорами состоит, в частности, в основании возникновения соответствующих прав и обязанностей. Так, в то время как в договоре комиссии указанный результат наступает в силу совершенной комиссионером передачи прав и обязанностей (комитенту), в договоре поручения это же происходит непосредственно в силу полномочий, которыми доверитель наделил поверенного, в договоре лизинга он наступает в силу закона <*>.

--------------------------------

<*> В соответствии со ст. 665 ГК по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. При этом п. 1 ст. 670 ГК наделяет арендатора правом предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося предметом договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, вытекающие из этого договора требования, в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом. В подобных ситуациях арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные Кодексом для покупателя, и иные обязанности по оплате приобретенного имущества, как если бы он был стороной договора купли-продажи этого имущества. По своей правовой природе указанное обязательство носит недоговорный характер, имея основанием возникновения предусмотренные в законе (ГК) юридические факты (см.: Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. М., 1999. С. 263 и сл.; Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. М., 1997. С. 101 и сл.; Шаталов С.С. Новая концепция юридической природы лизинговых отношений // Юрист. N 1. С. 19 и сл.).

 

Подобно поручению и в связи с комиссией может возникнуть вопрос о сопоставлении этого договора с моделью договора в пользу третьего лица. Такое сопоставление, правда, возможно применительно не к самому договору комиссии, а к той сделке, которую совершает комиссионер по поручению комитента, имея в виду сравнение положений комитента и бенефициара. Несомненное сходство проявляется главным образом в том, что в подобных случаях они, комитент и бенефициар, приобретают определенные права по сделке (договору), им не совершенной. Напротив, расхождений оказывается гораздо больше. Достаточно указать на то, что договор в пользу третьего лица создает у бенефициара лично определенное требование по отношению к соответствующей стороне договора, в то время как к комитенту переходят все права и наряду с ними и все обязанности по договору. Имеется в виду, таким образом, в последнем случае полное замещение комиссионером стороны в договоре - третьего лица. Особое значение имеет и то, что бенефициар выражает согласие на переход прав и обязанностей после совершения сделки (договора), а комитент - свою волю на принятие прав и обязанностей от комиссионера до заключения сделки, и отказаться впоследствии от такого перехода он уже не сможет.

Отграничение комиссии от подряда по сравнению с тем, что имеет место применительно к договору поручения, упрощается, поскольку комиссия имеет своим предметом совершение одних лишь юридических действий и среди них именно сделок, в то время как подряд направлен на совершение действий фактических, призванных непосредственно обеспечить определенный материальный результат. Для правового режима, установленного для каждого из этих договоров, значение имеет то, что подряд относится к числу договоров на выполнение работ, а комиссия - на оказание услуг, притом юридических.

Комиссия как договор, имеющий предметом возмездное оказание услуг, казалось бы, не может конкурировать с договором купли-продажи уже по той причине, что последний как таковой имеет строго определенную направленность: перенести право собственности с одной стороны на другую, а это лежит за пределами договора комиссии. Однако в действительности сопоставление этих двух договоров имеет значение уже по той причине, что возможны ситуации, при которых договором, например купли-продажи, оказываются связанными комиссионер с комитентом.

Речь идет, главным образом, о случаях, когда комиссионер, которому клиент поручил заключить соответствующую сделку по продаже принадлежащих ему товаров, сам же приобретает их для себя (вариант - для другого лица, с которым он связан таким же договором комиссии) или, напротив, продает комиссионеру, давшему поручение купить ему товар, свои же (вариант - другого своего комитента) товары.

В указанных случаях комиссионер и комитент становятся соответственно покупателями и продавцами. В последнем случае возникает вопрос о судьбе самого договора комиссии. На это даны два разных ответа. Первый - договор комиссии трансформируется в договор купли-продажи. Второй - оба договора продолжают свое существование. Выбор между ними, помимо прочего, позволяет определить, сохраняет ли комиссионер, который вместо заключения порученной сделки с третьим лицом от своего имени предложит комитенту соответствующие товары (работы, услуги), право на вознаграждение. Указанная ситуация будет рассмотрена ниже.

Ситуация, сходная с той, о которой идет речь, может возникнуть применительно и к договору консигнации. Консигнация как таковая представляет собой разновидность комиссии, приспособленной к ее использованию во внешней торговле <*>.

--------------------------------

<*> Первоначальный смысл консигнации усматривался в поручении комиссионеру найти комиссионера в другой стране, заключив с ним от своего имени соответствующий договор. Как указывал В.А. Краснокутский, по этому договору "консигнант (торговый деятель) дает поручение другому (консигнатору) присланные ему товары переслать дальше морским путем и продать их в определенном месте через другое, указанное им, комиссионное предприятие или предприятие самого консигнатора. Это, так сказать, комиссия с надстройкой другой комиссии или комиссия более обширного объема - назначение одним комиссионером (иногда комитентом) другого от своего имени, но за чужой счет" (Краснокутский В.А. Указ. соч. С. 20).

 

По этому договору в его современном виде одна сторона (консигнатор) принимает на себя обязанность за вознаграждение в течение определенного времени (срок консигнации) продавать от своего имени, но за счет другой стороны (консигнанта) товары, переданные ему консигнантом <*>.

--------------------------------

<*> См.: Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование / Под ред. В.С. Позднякова. М., 1970. С. 276, а также: Правовое регулирование внешнеэкономической деятельности / Под ред. А.С. Комарова. М., 2001. С. 345 - 346.

 

Переданные консигнатору товары поступают обычно на его консигнационный склад, где они хранятся до момента продажи. Договор консигнации нередко включает условие, по которому на случай, если консигнанту не удается к указанному сроку реализовать товары, они поступают в его собственность, но с обязательной их оплатой. Определяя природу складывающихся при этом отношений, В.С. Поздняков и Р.Л. Нарышкина подчеркивали: "Такое условие не меняет основную сущность договора и не превращает его в договор купли-продажи, однако в момент истечения срока консигнации отношения по договору трансформируются в отношения по договору купли-продажи" <*>.

--------------------------------

<*> Экспортно-импортные операции. Правовое регулирование. С. 276. Аналогичную позицию занимает в отдельных из своих решений и Международный коммерческий арбитражный суд (МКАС) при Торгово-промышленной палате РФ. В одном из рассмотренных им дел возник вопрос о праве стороны на расторжение заключенного договора консигнации. Установив, что в течение указанного в договоре двухлетнего срока на продажу ответчик не оплачивал переданные ему товары, МКАС признал: "По истечении двух лет с даты поставки товара ответчик стал собственником и должен был заплатить истцу его стоимость. Отношения между сторонами трансформировались в договор купли-продажи". За истцом соответственно было признано право расторгнуть договор, руководствуясь нормами, регулирующими договор купли-продажи. В данном случае это были ст. 25 и 64 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венской конвенции) (см.: ТПП МКАС. Арбитражная практика за 1998 г. / Составитель М.Г. Розенберг. М., 1999. С. 175). При отсутствии в договоре консигнации соответствующего условия о "трансформации" за комиссионером сохраняется право собственности на товары, а значит, и право заявить виндикационный иск (на это указал МКАС в другом рассмотренном им деле) (см.: ТПП МКАС. Арбитражная практика за 1997 г. / Составитель М.Г. Розенберг. М., 1998. С. 127).

 

Сопоставляя договор комиссии с другими договорами, нельзя исключить вместе с тем возможности заключения сторонами смешанного договора, имея в виду одновременное включение в него наряду с комиссией элементов и других договоров. Речь идет, таким образом, о ситуации, урегулированной п. 3 ст. 421 ГК. Так, при рассмотрении конкретного дела Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ признал, что налицо договор, в котором сочетаются комиссия и поставка. Данный его вывод послужил основанием для применения в соответствующих частях норм каждого из указанных договоров. При этом было обращено внимание на то, что договор не только создает обязательство, но и определяет его содержание, и стороны свободны в формировании условий договора, а значит, и в определении содержания своих прав и обязанностей <*>.

--------------------------------

<*> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 7. С. 35 - 36.

 

Пример такого же смешанного договора приведен в ст. 3 Закона "О рынке ценных бумаг". Имеется в виду предусмотренная в Законе возможность для брокера, действующего в качестве комиссионера, включать в заключаемый им договор комиссии свое обязательство хранить денежные средства, предназначенные для инвестирования в ценные бумаги или полученные в результате продажи ценных бумаг. При этом брокеру может быть предоставлено право использовать указанные ценные бумаги до того момента, пока в соответствии с условиями договора он не будет обязан возвратить средства, переданные клиентом на хранение.

 

Источники правового регулирования договора

 

В отличие от некоторых других договоров применительно к комиссии как таковой правовое регулирование исчерпывается в значительной мере соответствующей главой ГК. Это не исключает действия большого числа норм, посвященных отдельным видам комиссионных договоров. При этом п. 3 ст. 990 ГК, с которой начинается гл. 51 ГК ("Комиссия"), содержит указание на возможность издания законов и иных правовых актов, предусматривающих особенности отдельных видов договора комиссии. Указанная норма позволяет сделать вывод о приоритете положений, включенных в ГК.

В числе актов, специально посвященных определенному виду комиссионной деятельности, можно назвать прежде всего Правила комиссионной торговли непродовольственными товарами, утвержденные Правительством РФ 6 июня 1998 г. <*>. Особенность Правил состоит в том, что ими регулируются одновременно с внутренними комиссионными отношениями и внешние - купли-продажи, те, которые возникают между комиссионером и тем, кто приобретает переданные на комиссию непродовольственные товары.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733; 1999. N 42. Ст. 2731.

 

Наибольшее число специальных норм о соответствующем виде договора комиссии содержится в более общих актах, посвященных различной по характеру деятельности, в рамках которой используется участие комиссионеров. Речь идет об актах, принятых на разном уровне, включая и законы. В качестве примеров можно указать некоторые из них.

Так, в Таможенный кодекс Российской Федерации включена специальная глава, посвященная таможенному брокеру - лицу, которое от собственного имени совершает любые операции по таможенному оформлению и выполняет другие посреднические функции в области таможенного дела за счет и по поручению представляемого лица.

В Федеральном законе РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" <*> речь идет, в частности, о брокерской деятельности - деятельности биржевого посредника, совершаемой как от имени клиента и за его счет, так и от своего имени, но за счет клиента.

--------------------------------

<*> Ведомости ВС РФ. 1992. N 18. Ст. 961; Собрание законодательства РФ. 1998. N 1. Ст. 4.

 

В ФЗ РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (первоначальное наименование - Закон РФ "О страховании") <*> содержится ст. 8, посвященная страховым агентам и страховым брокерам. При этом, в отличие от биржевых брокеров, страховыми брокерами именуются те, кто осуществляет посредническую деятельность именно и исключительно от своего имени на основании поручения страхователя либо страховщика.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1993. N 2. Ст. 56; 1998. N 1. Ст. 4; 1999. N 47. Ст. 562.

 

В ФЗ РФ "О рынке ценных бумаг" <*> раздел "Профессиональные участники рынка ценных бумаг" предусмотрел, что деятельность одного из профессиональных участников - брокера может осуществляться, в частности, на основании договора комиссии.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 17. Ст. 1918.

 

В составе актов, принятых в разное время и по разным вопросам, связанным с комиссией, министерствами (ведомствами) могут быть названы различного рода Правила. Так, например, Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг утверждены 11 октября 1999 г. Правила осуществления брокерской и дилерской деятельности на рынке ценных бумаг Российской Федерации <*>, а 22 сентября 2000 г. - Правила осуществления брокерской деятельности на рынке ценных бумаг с использованием денежных средств клиентов <*>.

--------------------------------

<*> Бюллетень нормативных актов РФ. 2000. N 4. С. 43.

<*> Бюллетень нормативных актов РФ. 2000. N 51. С. 66.

 

В системе актов, регулирующих соответствующие отношения, можно указать и на правила биржевой торговли, которые издаются в соответствии со ст. 18 Закона РФ "О товарных биржах и биржевой торговле". Примером могут служить Правила проведения торгов по ценным бумагам на Московской банковской валютной бирже, утвержденные 18 сентября 1996 г. Биржевым советом указанной биржи <*>.

--------------------------------

<*> Сборник нормативных документов, регулирующих деятельность Московской банковской валютной биржи. М., 1997. С. 41.

 

Стороны в договоре

 

Определение договора комиссии, содержащееся в ст. 990 ГК, как и аналогичные определения того же договора, включенные в ранее действовавшие ГК 1922 г. (ст. 275-а) и в ГК 1964 г. (ст. 404), не должны были бы, казалось, вызывать сомнения в том, что речь идет о договоре, в котором участвуют лишь две стороны.

Однако тесная связь и в строго ограниченных пределах - зависимость заключенной комиссионером с третьим лицом сделки привела к появлению высказываний в пользу признания комиссии многосторонним договором за счет включения в качестве еще одной стороны того третьего лица, о котором идет речь. При этом такого рода взгляды были широко развиты применительно к обоим предшественникам ГК.

Так, в свое время И. Кобленц считал, что "комиссионная сделка предполагает не менее трех контрагентов, в некоторых случаях даже четырех, когда сделка заключена двумя комиссионерами и когда каждый комиссионер должен перенести экономический эффект сделки на своего контрагента" <*>.

--------------------------------

<*> Кобленц И. Договор комиссии по Гражданскому кодексу РСФСР // Еженедельник советской юстиции. 1926. N 50. С. 1401. Сходные взгляды в то же время высказывал и А. Фарбштейн, исходивший из признания комиссии сложной, состоящей из двух частей сделкой (см.: Фарбштейн А. Советское законодательство о договоре комиссии // Право и жизнь. 1927. Кн. 6 - 7. С. 18 - 19).

 

Много лет спустя О.А. Красавчиков и В.С. Якушев также высказались в пользу того, что, "не будучи стороной в договоре, третье лицо тем не менее является участником комиссионных отношений в стадии исполнения договора, поскольку оно приобретет те права, которыми обладает комитент по имуществу" <*>.

--------------------------------

<*> Красавчиков О.А., Якушев В.С. Договор комиссии по советскому гражданскому праву. С. 39.

 

Нетрудно заметить, что в различных вариантах речь идет о признании наличия единого комиссионного отношения, связывающего комитента, комиссионера и третье лицо. Между тем такого единого правоотношения в действительности не может быть. На это совершенно справедливо указывал, в частности, И.Р. Федоров, подвергший обстоятельному анализу имевшиеся на этот счет в литературе высказывания <*>. Единого комиссионного правоотношения, о котором идет речь, не существует и не может существовать, подобно тому как не создается, например, единое подрядное правоотношение с одновременным участием заказчика, подрядчика и субподрядчика, единое лизинговое правоотношение с участием, кроме арендатора и арендодателя, также и продавца <*>, единое поставочное правоотношение с участием, наряду с поставщиком и покупателем, также отправителя (получателя) и др. И это при том, что, как уже отмечалось применительно к группе договоров, направленных на заключение другого договора, возможно возникновение определенных обязательств между теми, кто не является контрагентами.

--------------------------------

<*> См.: Федоров И.Р. Юридическая природа договора комиссии по советскому гражданскому праву // Труды Томского государственного университета. Томск, 1966. С. 114 и сл.

<*> См. об этом: Шаталов С.С. Указ. соч. С. 19 и сл.

 

Комиссионные правоотношения связывают только тех, кто заключил между собой договор комиссии, - комиссионера с комитентом. Отношения третьего лица с комитентом возникают лишь с передачей комиссионером комитенту прав и обязанностей, возникших у него из совершенной с третьим лицом сделки.

Признание единого комиссионного правоотношения, помимо прочего, невозможно в силу самой конструкции многостороннего договора как такового, которую пытались таким образом применить. Имеется в виду присущая многостороннему договору встречность, проявляемая в том, что, во-первых, многосторонний договор возникает путем согласования направленной на его создание совпадающей воли всех сторон. Между тем в рассматриваемом случае воля одной из сторон - третьего лица, по крайней мере, не является необходимой для возникновения впоследствии правоотношения, в котором оно оказывается в юридической связи с комитентом (в момент совершения с ним сделки вполне возможен вариант, при котором третье лицо вообще не знает о том, что возникшие из заключенной с комиссионером сделки права и обязанности свяжут его с комитентом). Во-вторых, единство многостороннего договора создает взаимность, распространяющуюся на всех его участников, чего в рассматриваемой ситуации опять-таки нет. В-третьих, комиссионер принимает на себя обязанность совершить сделку и передать ее результат комитенту. Следовательно, переход прав и обязанностей по заключенной сделке к комитенту означает исполнение, а тем самым и прекращение того, именно комиссионного, обязательства, которое связывает комиссионера с комитентом. В-четвертых, всякая передача прав и обязанностей сводится к возникновению их у одного лица и вместе с тем к утрате другим. В договоре комиссии это выражается в том, что место комиссионера по отношению к третьему лицу в качестве продавца или покупателя, заказчика или подрядчика, страхователя или страховщика и т.п. займет комитент и произойдет это за счет выбытия комиссионера. Таким образом, при нормальном развитии комиссионного договора вообще исключается возможность одновременного участия в одном правоотношении комитента, комиссионера и третьего лица.

С изложенных позиций трудно согласиться с теми, кто сводит воедино разнородные правоотношения, не учитывая существенной их особенности, которая, как уже неоднократно отмечалось, состоит в том, что одни являются внутренними, а другие - внешними.

Гражданский кодекс не содержит каких-либо ограничений, относящихся к субъектному составу договора комиссии. Это означает, что в виде общего правила участниками договора, притом выступая в этом качестве на обеих его сторонах, могут быть в равной мере любые граждане и юридические лица. И хотя чаще всего в роли прежде всего комиссионера выступает предприниматель, уже самого включения в п. 1 ст. 995 ГК нормы, в отношении которой содержится указание на применение ее лишь в случаях, когда комиссионер участвует в качестве предпринимателя, достаточно для признания того, что все остальные правила о договоре комиссии могут распространяться на отношения с участием на той же стороне принципала и того, кто предпринимателем не является. Из этого отнюдь не следует, что специальными правовыми актами не могут быть введены на указанный счет определенные ограничения. Одни из них выражаются в допустимости участия в определенной разновидности договоров комиссии в качестве комитента только юридического лица либо только гражданина, другие содержат специальные требования к выступающим на той или (и) другой стороне юридическим лицам или гражданам, связанные главным образом с выступлением в соответствующем качестве непременно предпринимателей, а также наличие у стороны соответствующей, относящейся к определенному виду предпринимательской деятельности лицензии.

Так, Правила комиссионной продажи непродовольственных товаров (п. 1) <*> допускают выступление в роли комитентов только граждан. В то же время комиссионером при продаже оружия и патронов может быть лишь юридическое лицо, имеющее лицензию на право торговли оружием и патронами, выданную органами Министерства внутренних дел <**>.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 24. Ст. 2733.

<*> См. п. 6 и 9 Правил оборота гражданского и служебного оружия и патронов к нему на территории Российской Федерации (Собрание законодательства РФ. 1998. N 32. Ст. 3878).

 

В соответствии с Законом "О товарных биржах и биржевой торговле" <*> биржевыми посредниками (в этой роли выступают и те, кто совершает сделки, в том числе и от имени клиента и за его счет, т.е. в качестве комиссионера) могут быть наряду с юридическими также и физические лица, при условии, что они зарегистрированы в установленном порядке в качестве предпринимателей, которые осуществляют свою деятельность без образования юридического лица.

--------------------------------

<*> Ведомости РФ. 1992. N 18. Ст. 1961.

 

Правила комиссионной торговли особо выделяют то обстоятельство, что индивидуальный предприниматель, осуществляющий комиссионную торговлю, должен представлять комитенту и покупателю информацию о своей государственной регистрации, а среди прочего также номер и срок действия своей лицензии.

Наконец, ст. 157 Таможенного кодекса РФ допускает выступление в роли таможенного брокера только предприятия, которое обладает правами юридического лица и получило лицензию Государственного таможенного комитета РФ на осуществление деятельности в соответствующем качестве.

Сделка, совершенная с нарушением указанных требований, влечет за собой признание ее недействительной (в силу ст. 173 ГК - оспоримой).

Из того обстоятельства, что комиссионер, в отличие от поверенного, совершает порученную ему сделку от собственного имени, вытекает возможность поручения комиссионеру (это отличает его от поверенного) заключения только таких сделок, которые входят в его, комиссионера, гражданскую правоспособность. Речь идет о том, что полученное от комитента поручение не может расширять правоспособность комиссионера до необходимых для совершения соответствующей сделки пределов.

Несколько сложнее решается тот же вопрос о соответствии порученной сделки гражданской правоспособности стороны применительно к комитенту. На первый взгляд может показаться, что, поскольку сделку с третьим лицом совершает не комитент, а тот, кому он поручает это сделать от собственного имени, т.е. комиссионер, правоспособность комитента для оценки действительности сделки значения иметь не должна. Однако с этим нельзя было бы согласиться. Из цели совершенной комиссионером сделки - того, что она заключается для передачи результатов комитенту, - вытекает необходимость руководствоваться общим положением, в силу которого нельзя передать право тому, кто не может, с учетом его правоспособности, им обладать.

Отмеченное обстоятельство легло в основу одного из решений Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ. Иностранный инвестор заключил договор, которым поручил российской организации совершить от его имени договор на приобретение акций приватизируемого предприятия. В свою очередь, эта организация, действуя от имени иностранного инвестора, заключила договор комиссии с другой такой же отечественной организацией, которой поручила приобрести акции за счет и на имя иностранного инвестора. Это и было сделано. В результате иностранный инвестор должен был приобрести акции оборонного предприятия, в приватизации которого он участия принимать не был вправе <*>. В своем Постановлении, не делая разницы между прямым и косвенным представительством, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ указал, что оба этих договора "направлены на приобретение акций лицом, не имеющим на это законных оснований, т.е. направлены на совершение незаконной сделки. Поэтому названная сделка (сделка купли-продажи акций. - М.Б.) в силу ст. 168 ГК также является ничтожной" <**>.

--------------------------------

<*> Соответствующий случай был предусмотрен п. 10.1 Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ (СА Президента и Правительства РФ. 1994. N 1. Ст. 2).

<**> Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. N 7. С. 88. Аналогичное постановление при сходных обстоятельствах вынес тот же суд в споре, связанном с признанием недействительным договора комиссии с поручением о приобретении иностранным юридическим лицом акций самолетостроительного АООТ (Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1998. N 5. С. 80 - 82).

 

Приведенный пример весьма удачно, на наш взгляд, иллюстрирует то обстоятельство, что учет содержания договора комиссии при оценке намерений стороны, совершившей сделку в качестве комитента, становится необходимым. В противном случае, прибегнув к услугам комиссионера (заключив на этот счет одноименный договор), участник гражданского оборота мог бы таким образом обойти установленные законом границы своей правоспособности, как и используя договор поручения <*>.

--------------------------------

<*> Речь, таким образом, идет о весьма существенной стороне отношений, в которых участвует контрагент в договоре комиссии. Она была в свое время обозначена комментаторами проекта Гражданского уложения, которые обратили внимание на то, что "комиссионер, заключая сделки, принимает на себя обязанности и приобретает права от своего имени, лично, но не для себя, а для препоручителя (т.е. комитента. - М.Б.), так, что комиссионер только формально является имеющим право и несущим обязанности, а в сущности, материально, права эти с самого их возникновения принадлежат препоручителю, равно как на него же должна пасть ответственность по принятым комиссионером на себя обязательствам" (Гражданское уложение. Книга пятая. Обязательства. С объяснениями. Том третий. С. 148).

 

В случае смерти комитента права и обязанности, вытекающие из заключенного им договора комиссии, переходят по наследству. Среди других переходит в таком же порядке и право комитента на отмену комиссионного поручения. Такой вывод и при отсутствии специального на этот счет указания в ст. 1002 ГК следует из общих положений о наследовании.

Ограниченность пределов фидуциарности применительно к комиссии проявилась при решении вопроса о "препоручении". В отличие от поверенного, который должен исполнить обязательство в виде общего правила лично и может поручить исполнение поручения только тогда, когда он был уполномочен на то доверенностью либо был вынужден силой обстоятельств для охраны интересов доверителя (см. ст. 974, 976 и 187 ГК), комиссионер, напротив, вправе поступить подобным образом, осуществив то, что ГК именует субкомиссией, всегда, если иное не предусмотрено договором комиссии.

Как следует из ст. 994 ГК, осуществление комитентом принадлежащего ему права на субкомиссию влечет за собой то, что, во-первых, комиссионер остается ответственным за все действия субкомиссионера; иначе говоря, он отвечает за эти действия как за свои собственные <*>.

--------------------------------

<*> Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении по делу о взыскании истцом-комитентом с ответчика полученного им как комиссионером имущества отверг ссылку последнего на невыполнение им своих обязанностей по обстоятельствам, зависящим от субкомиссионера. Было обращено внимание на то, что "в соответствии с п. 1 ст. 994 ГК комиссионер остается ответственным за действия субкомитента перед комитентом" (Долженко А.М., Резников В.Б., Хохлов Н.Н. Судебная практика по гражданским делам. М., 2001. С. 819).

 

Во-вторых, на отношения субкомиссионера с комитентом распространяются условия заключенного комиссионером договора комиссии (основного договора).

В-третьих, если иное не предусмотрено договором комиссии, комитент вплоть до момента прекращения этого договора не вправе вступать в непосредственные отношения с субкомиссионером (если только иное не было предусмотрено в договоре комиссии).

В актах, посвященных отдельным видам договора комиссии, иногда содержатся особые нормы, посвященные субкомиссионным отношениям. Так, например, Законом "О рынке ценных бумаг" (ст. 3) предусмотрена возможность для брокера, независимо от того, выступает ли он в роли поверенного или комиссионера, передавать исполнение поручения непременно такому же брокеру, притом лишь в строго обозначенных случаях: если это оговорено в договоре или брокер вынужден к этому силой обстоятельств для охраны интересов своего клиента с непременным уведомлением последнего об этом.

 

 

 Смотрите также:

  

Договор комиссии отличается от договора поручения и по...

и на вознаграждение и в тех случаях, когда договор комиссии не был исполнен. по вине комитента (п. 2 ст. 991).
Закон Об авторском праве и смежных правах Гражданский кодекс РФ.

 

Договор комиссии - это соглашение, по которому одна сторона...

Договор комиссии используется во внешнеторговом обороте. В договоре комиссии комиссионер действует от своего имени, но все полученное по сделке он должен передать комитенту. При этом он имеет право на вознаграждение.

 

Договор комиссии относится к числу договоров, опосредующих...

и на вознаграждение и в тех случаях, когда договор комиссии не был исполнен. по вине комитента (п. 2 ст. 991).
Закон Об авторском праве и смежных правах Гражданский кодекс РФ.

 

Толкование договоров

В одном из них шла речь о выборе между договорами комиссии и поручения, а в другом - между банковской гарантией и поручительством (см.: Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.