ДОГОВОР СТРАХОВАНИЯ

 

Договор имущественного страхования и его разновидности

  

 

Общие положения

 

Определение договора имущественного страхования, содержащееся в п. 1 ст. 929 ГК, сводится к тому, что одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы) <*>.

--------------------------------

<*> Е. Веденеев предлагал в ст. 929 ГК заменить ссылку на событие как основание возникновения обязанности страховщика возместить убытки на иной юридический факт, влекущий соответствующие последствия: случайное наступление опасности, установленной в договоре страхования и приносящей ущерб имущественным интересам страхователя (см.: Веденеев Е. Страховой случай по договору имущественного страхования // Хозяйство и право. 1998. N 8. С. 39).

 

Приведенное достаточно широкое легальное определение договора имущественного страхования, которое включает страхование разнообразных "имущественных интересов" <*>, позволило выделить в ГК в составе указанного договора, с учетом его предмета, три основные разновидности договора имущественного страхования: во-первых, договор страхования имущества (ст. 930 ГК), во-вторых, договор страхования гражданской ответственности (ст. 931, 932 ГК), в-третьих, договор страхования предпринимательского риска (ст. 933 ГК).

--------------------------------

<*> В дореволюционной литературе были сторонники ограничения предметов страхования только вещами. Так, И.И. Степанов указывал на то, что страхование "есть способ возобновления разрушенного: разрушаться могут только физические вещи...

 

Следовательно, и предметом страхового договора могут быть только вещи физические.

 

Это вытекает одинаково и из того, что страховой договор имеет дело с действительно приобретенной вещью, этим именем можно назвать только физическую вещь. Если учесть, что подлинная цель договора страхования состоит в устранении последствий имущественного вреда и таким образом речь идет о восстановлении не вещи, а имущественной потери, вызванной лишь отчасти гибелью вещи, следует признать обоснованным столь широкое понимание договора имущественного страхования. Не случайно в проекте Гражданского уложения было очень точно указано на то, что "предметом страхования (имеется в виду имущественное страхование. - М.Б.) может быть как недвижимое, так и движимое имущество и вообще все то, что для страхования имеет ценность, которая может быть выражена денежной суммой" (Степанов И.И. Указ. соч. С. 15).

 

По этому поводу С.А. Герасименко справедливо отмечала: "Значительное внимание уделено в ГК определению отдельных видов имущественного страхования и их особенностям. Относя в целом определение условий имущественного страхования к компетенции сторон договора, Кодекс вместе с тем устанавливает ряд императивных норм по каждому виду имущественного страхования. Уместно заметить, что в Гражданском кодексе, по сути, впервые на уровне закона юридически закрепляется существование различных видов имущественного страхования" <*>.

--------------------------------

<*> Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. М., 1996. С. 497.

 

ГК, сохранивший традиционное для права деление страхования на имущественное и личное, имеет и ряд иных связанных с этим отличий от ст. 4 Закона об организации страхового дела. Речь идет, в частности, о том, что указанный Закон свел имущественное страхование к страхованию имущества. И уже по этой причине законодатель был вынужден в указанном акте рассматривать страхование ответственности как особый, наряду с имущественным и личным, вид страхования. Включение Гражданским кодексом страхования ответственности в состав имущественного страхования позволило, помимо прочего, установить для страхования ответственности, как равно страхования имущества и страхования предпринимательского риска, в определенной части единый правовой режим.

Указанный единый правовой режим создается, вместе со ст. 929 ГК ("Договор имущественного страхования"), также немалым числом рассеянных по гл. 48 ГК норм, выделяющих применительно к охваченным соответствующими статьями вопросам конкретные решения для ситуаций, при которых заключаются именно договоры имущественного страхования как таковые. Примером может служить ст. 942 ГК, посвященная существенным условиям договоров страхования; она распадается на две части. Первая включает, как в свое время уже отмечалось, перечень существенных условий договора имущественного страхования, а вторая - договора личного страхования.

Статья 929 ГК, не ограничиваясь приведенным определением договора имущественного страхования, содержит наряду с ним указание примерного набора интересов, которые могут быть застрахованы применительно к каждому из трех подвидов договора имущественного страхования. Так, для договора страхования имущества - это риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества (1); для договора страхования гражданской ответственности - риск ответственности по обязательствам, которые возникают вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а если это предусмотрено законом, также риск ответственности по договорам (2); наконец, для договора предпринимательского риска - риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий указанной деятельности, по независящим от предпринимателя обстоятельствам, включая риск неполучения ежегодных доходов (3).

Приведенный перечень рисков, которые могут быть застрахованы по договору имущественного страхования, как прямо указано в ГК (п. 2 ст. 929), охватывает лишь часть распространенных случаев имущественного страхования, сохраняя за сторонами возможность заключения одноименных договоров по поводу и других, также имущественного характера, рисков, если только речь не идет о предусмотренных в ст. 928 ГК интересах, страхование которых вообще не допускается.

Единый для договоров имущественного страхования режим установлен для всех выделенных по соответствующему признаку договоров и закреплен в ст. 939, 947, 959, 961 - 966 ГК. В них речь идет главным образом об обязанностях сторон, переходе к страховщику прав страхования на возмещение ущерба, а также об исковой давности. Уже это обстоятельство служит достаточным подтверждением целесообразности подобной группировки в ГК <*>.

--------------------------------

<*> В литературе иногда появляются высказывания в поддержку содержащегося в Законе об организации страхового дела триединого деления договоров страхования - имущественного страхования, личного страхования и страхования ответственности (см., напр.: Андреева Е.В., Афанасьева Р.И., Русакова О.И. Страхование ответственности в Российской Федерации на примере некоторых видов. Иркутск, 1998. С. 5 и сл.). Думается, что наличие большого числа общих для всех договоров имущественного страхования норм - достаточное доказательство обоснованности сведения в один вид всех трех договоров. Сомнения могут быть связаны, пожалуй, только со ст. 947 ГК, которая объединила в одну группу договоры страхования имущества и предпринимательского риска, противопоставив ей другую, в которую вошли договор личного страхования и договор страхования гражданской ответственности (имеются в виду соответственно п. 2 и 3 указанной статьи).

 

Договор страхования имущества. Первый из видов договоров имущественного страхования - договор страхования имущества отличается большим разнообразием его подвидов. Среди других можно назвать выделяемые обычно соответствующими правилами разновидности этого договора - страхование имущества физических лиц, воздушных судов, средств автотранспорта, грузов, имущества юридических лиц и др. Уже из приведенных примеров нетрудно установить, что классификация внутри этого вида страхования строится главным образом на учете одного из двух признаков: субъективного, который отвечает на вопрос о том, кому принадлежит спорное имущество, или объективного, определяющего, что, собственно, это имущество собой представляет.

К договору страхования имущества применяются, помимо общих норм о договоре имущественного страхования, также специально рассчитанные на страхование имущества правила.

Прежде всего речь идет о ст. 930 ГК ("Страхование имущества"). Кроме нее, можно указать в гл. 48 ГК и на ряд других статей, посвященных различным вопросам правового регулирования договоров страхования, которые содержат нормы, адресованные договору страхования имущества, притом, как правило, вместе с договором страхования предпринимательского риска. Иной характер носит ст. 945 ("Право страховщика на оценку страхового риска"). В одном из своих пунктов она специально выделила право страховщика на производство осмотра, а при необходимости - назначения экспертизы для установления стоимости имущества в одноименном договоре страхования. Это в то время, когда еще в одном пункте указанной статьи решается аналогичный вопрос - оценки риска, но уже применительно к договорам личного страхования. Речь идет о диспозитивной норме, запрещающей включение в тот и другой договор условия, по которому страховая сумма будет превышать действительную стоимость имущества или соответственно страхового риска (п. 2 ст. 947 ГК), о нормах, устанавливающих последствия неполного страхования имущества или предпринимательского риска (ст. 949 ГК), порядок дополнительного страхования имущества или предпринимательского риска (ст. 950 ГК), последствия страхования имущества или предпринимательского риска сверх страховой суммы (п. 1 ст. 951 ГК), а также страхования от разных страховых рисков (ст. 952 ГК).

Сама ст. 930 ГК охватывает три круга вопросов, связанных главным образом со значением страховых интересов в данном виде договоров имущественного страхования. Прежде всего непременным требованием является то, что лицо, в пользу которого заключен договор имущественного страхования, - страхователь или выгодоприобретатель, должно обладать основанным на законе, ином правовом акте или договоре интересом к сохранению имущества. В силу ст. 168 ГК сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает ее оспоримости или не предусматривает иных последствий ее нарушения. По этой причине при умолчании ст. 930 ГК на указанный счет соответствующий договор (договор, в котором ни страхователь, ни выгодоприобретатель не обладают интересом к сохранению имущества) должен быть признан ничтожным. Наличие интереса, о котором идет речь, и его правомерность могут проверяться страховщиком в предусмотренном правилами страхования порядке перед заключением договора.

Та же ст. 930 ГК устанавливает определенные особенности заключения некоторых из таких договоров, в частности, речь идет о договорах, заключаемых без точного указания выгодоприобретателя. Выше уже отмечалась необходимость выдачи страховщиком страхователю в подобных случаях полиса на предъявителя. Значение полиса состоит в подтверждении наличия у его держателя выраженного в нем права и тем самым наделении страхователя возможностью распорядиться этим правом.

Представление о сущности складывающихся при этом виде имущественного страхования отношений могут дать используемые одной из страховых компаний Правила страхования имущества юридических лиц. В этих Правилах, в частности, в качестве объектов страхования указано движимое и недвижимое имущество, включающее здания, сооружения, оборудование, хозяйственные постройки (отдельные помещения, объекты незавершенного строительства, предметы интерьера, мебель, обстановка, товарно-материальные ценности и др.).

Страхование имущества охватывает риски гибели (утраты) или повреждения. При этом в качестве страховых случаев указаны: пожар, удар молнии, взрывы, падение пилотируемых летательных объектов или их частей и др. Применительно к отдельным из обстоятельств, признаваемых страховыми случаями, Правила нередко делают оговорку, исключая из страхования определенное событие. Так, например, Типовые (стандартные) правила страхования гражданской ответственности владельцев воздушных судов и авиаперевозчиков исключают из страхования случаи, когда вред причинен вследствие перевозки живого скота, скоропортящихся грузов или почты и др.

А вот другой пример договора страхования имущества - страхование средств транспорта. В разработанных на этот счет Правилах обращает на себя внимание, в частности, круг признаваемых заинтересованными лиц. В него обычно входят те, кто являются собственниками средств транспорта, либо имеют от собственника нотариальную доверенность на право пользования транспортным средством, либо получили его в аренду (напрокат), а также совершеннолетние члены семьи указанных лиц. Объектом страхования в такого рода правилах признаются имущественные интересы страхователя (застрахованного), которые связаны с последствиями похищения (угона), повреждения и уничтожения транспортного средства. Страховыми случаями признаются противоправные действия третьих лиц, аварии и иные дорожно-транспортные происшествия, пожары, взрывы, стихийные бедствия определенного вида и т.д. Страховая сумма определяется не выше действительной стоимости транспортного средства на момент заключения договора. При этом допускается страхование не ниже 50% оценочной стоимости, а также рассрочка платежа (первый взнос - при заключении договора, а второй - еще в пределах года).

Страхование ответственности за причинение вреда. В составе второго вида договоров имущественного страхования - страхования ответственности - ГК выделяет два его подвида: договор страхования ответственности за причинение вреда и договор страхования ответственности по договору. При этом каждый из них регулируется самостоятельно.

Первый, как следует из ст. 931 ГК ("Страхование ответственности за причинение вреда"), охватывает страхование, связанное с обязательствами, которые возникают вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц <*>. Указание на "других лиц" сделано законодателем с учетом того, что для страхования жизни, здоровья и имущества самого страхователя используются иные договоры - личного страхования либо соответственно страхования имущества.

--------------------------------

<*> В обзоре Швейцарского перестраховочного общества, посвященного страхованию владельцев автотранспорта, приводятся весьма интересные данные относительно условий такой ответственности и развития ее страхования в разных странах. Оказалось, что из 120 стран 60% устанавливают в указанных случаях ответственность только за действия умышленные и совершенные вследствие небрежности. Кроме того, 25% тех же стран допускают наступление ответственности в особых случаях и без вины. При этом в 85% стран действуют правила об обязательном страховании ответственности, связанной с эксплуатацией автотранспорта. В 40% стран законодательство предусматривает определенный минимальный уровень ответственности; еще в 40% стран ответственность, напротив, не ограничивается, и, наконец, 75% стран регулируют тарифы на указанный вид страхования (Страховая газета. 1998. N 3).

 

Из п. 1 ст. 931 ГК следует, что по данному договору предметом страхования служит риск ответственности как самого страхователя, так и любого иного лица, на которое может быть возложена ответственность за причинение вреда. Вместе с тем следует учесть, что договор о страховании ответственности за причиненный вред попадает в сферу действия ст. 963 ГК. Это, в частности, означает безусловное исключение из числа страховых рисков случаев причинения вреда вследствие умышленных действий страхователя, выгодоприобретателя (застрахованного лица) с тем, что виновные действия указанных лиц в форме грубой неосторожности могут влечь за собой аналогичные последствия только в случаях, предусмотренных в законе <*>.

--------------------------------

<*> Соответствующие указания на этот счет содержатся, например, в Типовых (стандартных) правилах страхования ответственности аудиторов и оценщиков (в качестве примера в тех и других указан: сговор аудитора и соответственно оценщика с выгодоприобретателем), ответственности таможенных перевозчиков и таможенных брокеров (в этих последних Правилах перечень лежащих за пределами страхового риска случаев существенно расширен за счет умысла не только страхователя, но и его представителя либо работника). Особо выделено в Правилах обычно нераспространение их на ситуации, при которых речь идет о возмещении морального вреда (имеются в виду, в частности, Типовые (стандартные) правила ответственности владельцев воздушных судов и автоперевозчиков, а также таможенных брокеров).

 

Статья 931 ГК содержит, помимо приведенного, еще три положения. Во-первых, в рассматриваемом договоре должно быть обозначено лицо, риск ответственности которого застрахован, с тем, что иначе застрахованным будет признан риск ответственности самого страхователя (п. 2 ст. 931 ГК). Во-вторых, договор страхования риска ответственности считается заключенным в пользу лица, которому может быть причинен вред (указанное лицо именуется Кодексом в таком случае "выгодоприобретателем"). При этом не имеет значения, заключен договор в пользу страхователя либо в пользу иного лица, ответственного за причинение вреда, или в нем вообще не содержатся специальные указания относительно того, в чью пользу он заключен (п. 3 ст. 931 ГК). В-третьих, лицо, в пользу которого договор страхования считается заключенным, вправе предъявить требование о возмещении вреда непосредственно страховщику в пределах страховой суммы; указанной возможностью потерпевший обладает, однако, только тогда, когда страхование ответственности за причинение вреда является обязательным либо право заявления им такого требования страховщику предусмотрено законом или договором страхования (п. 4 ст. 931 ГК).

По поводу последней нормы наблюдаются расхождения в литературе. Так, возражая тем, кто признает за потерпевшим право обратиться со своими требованиями непосредственно к страховщику только в случаях, прямо предусмотренных указанным пунктом ст. 931 ГК <*>, Ю.Б. Фогельсон полагает, что оспариваемая им точка зрения "основана на недоразумении". В противовес ей он утверждает: "Упомянутая норма не отменяет безусловного права выгодоприобретателя обратиться непосредственно к страховщику за выплатой страхового возмещения в соответствии с п. 1 ст. 430 ГК. Однако указанная норма позволяет выгодоприобретателю обратиться к страховщику в некоторых случаях не только за выплатой страхового возмещения, но и непосредственно за возмещением вреда <**>.

--------------------------------

<*> См., например: Юридический мир. 1997. N 12; Аксенова И.О. Страхование ответственности за причинение вреда (приложение к газете "Финансовая Россия". 1998. N 3. С. 7).

<**> См.: Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М.: Юристъ, 2000. С. 103.

 

: примечание.

Комментарий к страховому законодательству (Ю.Б. Фогельсон) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа "Юристъ", 2002.

 

 

На наш взгляд, в этом спорном вопросе заслуживает предпочтения все же позиция тех, с кем вступил в спор Ю.Б. Фогельсон.

Ю.Б. Фогельсон, несомненно, прав, полагая, что, если потерпевший будет третьим лицом, в пользу которого заключен договор, есть основания признать за ним право, притом безусловное, требовать от страховщика возмещения причиненных убытков в силу самой ст. 430 ГК (ее п. 1). Все дело, однако, в том, что под третьим лицом ст. 931 ГК не всегда имеет в виду именно потерпевшего.

В конечном счете все связано с тем, что ст. 931 ГК, хотя это в ней может быть и не всегда достаточно четко выражено, имеет в виду два подвида существенно отличных один от другого договоров. Речь идет о том, что наряду с договором страхования риска ответственности за причинение вреда в этой же статье урегулирован договор страхования ответственности за причинение вреда. Одному из этих договоров посвящен п. 1 ст. 931 ГК. Как было уже показано, по этому договору страховым случаем служит возложение на страхователя ответственности за причиненный потерпевшему вред. Особенность указанного договора состоит прежде всего в том, что в нем потерпевший вследствие причинения вреда вообще не участвует. По этой причине такой договор может быть построен по модели договора в пользу третьего лица, но лишь с тем, что в качестве этого последнего в нем будет выступать лицо, чья ответственность страхуется. Так, например, страхователь может застраховать либо риск собственной ответственности за причинение вреда при использовании принадлежащей ему автомашины, либо, таким же образом, риск ответственности владельца другой автомашины. Заключенный в этом случае договор полностью укладывается в рамки договора в пользу третьего лица в том виде, как он урегулирован п. 1 ст. 430 ГК. Иногда, в этом следует согласиться с Ю.Б. Фогельсоном, такое третье лицо (владелец автомашины, чей риск ответственности за причиненный вред был застрахован договором, заключенным иным лицом - страхователем) обладает безусловно правом обратиться с соответствующим требованием непосредственно к страховщику, т.е. осуществить обычные для выгодоприобретателя в договоре страхования права. Имеется в виду, что подобно страхователю, застраховавшему собственный риск ответственности, выгодоприобретатель может потребовать от страховщика компенсировать произведенные потерпевшему выплаты. Таким образом, последовательность в ответственности выражается в подобном договоре в том, что потерпевший обращается с требованием к выгодоприобретателю, а тот, удовлетворив требование потерпевшего, напрямую адресует собственное требование о компенсации произведенных выплат страховщику. В отличие от этой первой договорной модели (страхование риска ответственности за причинение вреда) при второй страховым случаем служит не возложение риска ответственности страхователя перед потерпевшим, которому был причинен вред, а само причинение вреда как таковое, породившее обязанность причинителя его возместить. При этом имеется в виду, что страхователь, возместив потерпевшему вред, обращается с требованием о компенсации выплаченного к страховщику.

Применительно к этому договору - страхования ответственности за причинение вреда - также может быть использована конструкция договора в пользу третьего лица. Речь идет о том, что третье лицо - это потерпевший и как таковой он приобретает право минуя страхователя обратиться со своим требованием непосредственно к страховщику. В отличие от выгодоприобретателя в договоре страхования риска ответственности такой же выгодоприобретатель в договоре страхования ответственности - потерпевший должен доказать лишь то, что в силу норм гл. 59 ГК перед ним несет ответственность за причиненный вред страхователь. Выступление в договоре страхования в пользу третьего лица дает возможность потерпевшему приобрести альтернативное право: предъявить требование о возмещении вреда по своему выбору либо страхователю как тому, кто несет ответственность за причинение вреда, либо непосредственно страховщику.

Таким образом, в принципе возможны две конструкции договора страхования ответственности за причиненный вред: простая, при которой в договоре участвуют только страховщик и страхователь, и сложная - по модели договора в пользу третьего лица. Это и нашло свое выражение в тех обязательных условиях признания за потерпевшим права на предъявление требования о возмещении вреда, заявленного непосредственно страховщику, которые указаны в п. 4 ст. 931 ГК. Подлинный смысл непременных условий, о которых идет речь, состоит в том, что имеются в виду основания признания договора страхования ответственности за причинение вреда построенным по конструкции договора в пользу третьего лица. Это в равной степени возможно, как видно из указанной нормы, и путем включения соответствующего условия в договор, и в силу наличия соответствующей нормы в законе. Если же речь идет о договоре, заключенном во исполнение закона об обязательном страховании, то такой договор должен всегда признаваться договором в пользу третьего лица, в роли которого выступает потерпевший.

Следует иметь в виду, что обязательство страховщика перед потерпевшим имеет основанием заключенный страховщиком со страхователем договор страхования и в целом правила гл. 49, но отнюдь не нормы гл. 59 ГК. По указанной причине, в частности, удовлетворение заявленного страховщику потерпевшим требования о возмещении вреда ограничено размером предусмотренной договором страховой суммы. В силу этого может оказаться, что страховая сумма недостаточна для удовлетворения требований потерпевшего. На такой случай ему предоставляется возможность воспользоваться другим своим правом: предъявить иск к страхователю как делинквенту. Указанная ситуация прямо предусмотрена ст. 1072 ГК. Согласно этой статье юридическое лицо или гражданин, которые застраховали свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, - если только страховое возмещение оказалось недостаточным для полного возмещения причиненного вреда - обязаны выплатить потерпевшему разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В подтверждение приведенного понимания соответствующей статьи и ее особенностей можно привести договоры, широко используемые на практике. Имеется в виду в качестве примера воспользоваться сравнением двух договоров: договора страхования гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные производственные объекты, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу третьих лиц, окружающей природной среде в результате аварии на опасном производственном объекте, а также договора добровольного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств.

Определение первого договора сводится в посвященных ему Типовых (стандартных) правилах к следующему: "Договор является соглашением между страхователем и страховщиком, в силу которого страховщик обязуется за обусловленную плату (страховую премию) при предъявлении страхователем основанного на вступившем в силу судебном решении требования третьего лица (лиц) о возмещении причиненного страхователем при эксплуатации опасного производственного объекта вреда жизни, здоровью или имуществу третьего лица и (или) окружающей природной среде выплатить предусмотренное страховое возмещение в пределах установленной договором страховой суммы". Таким образом, речь идет о договоре страхования риска гражданской ответственности (п. 1 ст. 431 ГК).

А вот понятие о другом договоре придется установить по отдельным его условиям, указанным обычно в разработанных Правилах. Имеются в виду условия, предусматривающие, что объектами страхования в данном случае являются имущественные интересы страхователя (застрахованного лица), связанные с возникшими в силу закона обязательствами по возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью третьих лиц в процессе эксплуатации указанного в полисе (договоре страхования) автотранспортного средства. В этом же втором договоре страховым случаем обычно признается причинение страхователем (застрахованным лицом), управляющим указанным в договоре автотранспортным средством, вреда жизни, здоровью или имуществу третьего лица (выгодоприобретателя) в результате дорожно-транспортного происшествия, повлекшее предъявление страхователю (застрахованному лицу) основанного на законе и признанного в судебном или внесудебном порядке требования о возмещении вреда. По этому договору выплата страхового возмещения страховщиком производится непосредственно потерпевшему. Следовательно, налицо иной договор страхования ответственности за причинение вреда, построенный на этот раз по модели п. 3 и 4 ст. 931 ГК.

В первом из указанных двух договоров заслуживает внимания, в частности, определение страхового случая. Таковым является нанесение ущерба жизни, здоровью или имуществу третьих лиц либо окружающей природной среде в результате аварии, происшедшей на эксплуатируемом страхователем и указанном в договоре страхования опасном производственном объекте и подтвержденное соответствующим решением суда. Страховое возмещение производится тогда на основании письменного заявления страхователя (выгодоприобретателя), составленного по утвержденной страховщиком форме. Связь между выплатой страхового возмещения и судебным решением о деликтной ответственности страхователя проявляется, в частности, в том, что в случаях, когда судебное решение в установленном порядке обжалуется (опротестовывается), страховщик может отложить решение вопроса о страховой выплате до момента вступления в законную силу судебного решения. Основанием для такой отсрочки служит для страховщика то, что по первоначальному решению нельзя было сделать положительного или отрицательного заключения в полном объеме. Наконец, еще одним подтверждением все той же особой связи договорной (страховой) и деликтной ответственности может служить обычно включаемое в тот же договор условие, предусматривающее, что, если страхователь исполнением судебного решения компенсировал вред, причиненный в результате эксплуатации застрахованного опасного производственного объекта, страховщик производит выплату страхователю в пределах осуществленной последним компенсации вреда, но не более установленной по договору страхования страховой суммы.

При этом в Правилах, о которых идет речь, содержится указание на то, что страховая выплата осуществляется на основании вступившего в законную силу решения суда, принятого по искам третьих лиц, а размер страховой выплаты (страхового возмещения) определяется страховщиком на основании акта технического расследования причин аварии, судебных решений и других материалов, содержащих данные о размере причиненного вреда. Таким образом, приведенное решение вопроса имеет в виду ситуацию, при которой в виде общего правила решение суда о возмещении вреда вынесено, но не исполнено.

В рассматриваемых случаях страхования интерес потерпевшего обеспечивается непосредственно тем, что благодаря договору страхования его требование о возмещении вреда приобретает определенную гарантию.

Гарантия, о которой идет речь, выражается в том, что у потерпевшего, как уже отмечалось, появляются одновременно два должника: причинитель, обязанный возместить вред как делинквент, и, наряду с ним, страховщик. Таким образом, договор страхования порождает отнюдь не перевод возникшего из факта причинения вреда долга на страховщика, а лишь превращение последнего (страховщика) с момента наступления страхового случая в должника по отношению к потерпевшему наряду с тем, кто признается ответственным за причинение вреда. Именно для сложившейся таким образом ситуации создана конструкция, при которой за потерпевшим признается при определенных обстоятельствах право адресовать требование о возмещении причиненного вреда непосредственно страховщику. В некоторых случаях может появиться и третий адресат требований выгодоприобретателя о возмещении вреда. Это возможно тогда, когда обязательство самого страховщика определенным образом гарантируется. В подобных случаях таким третьим адресатом становится гарант <*>.

--------------------------------

<*> Примером может служить принятая Российской Федерацией государственная гарантия, обеспечивающая обязательство страховщика по возмещению ущерба при страховании гражданской ответственности российских авиаперевозчиков перед третьим лицом по военным и связанным с ним рискам, определенным обычаями делового оборота (см.: Постановление Правительства РФ "О предоставлении государственной гарантии Российской Федерации при страховании гражданской ответственности российских авиаперевозчиков" // Собрание законодательства РФ. 2002. N 11. Ст. 1055).

 

В заключение следует отметить существование и ряда иных форм, относящихся к данному договору. Среди них надлежит упомянуть, во-первых, ст. 947 ГК, которая допускает ничем не ограниченное право страхователя определять страховую сумму по своему усмотрению, а во-вторых, ст. 955 ГК, предоставляющую страхователю на случай, когда договором застрахована ответственность любого, кроме самого страхователя, право менять застрахованное лицо. При этом, в отличие от других видов страхования, такая замена в данном случае, если иное не предусмотрено в договоре, возможна для страхователя и без получения предварительного согласия страховщика (п. 1 ст. 955 ГК).

Страхование ответственности по договору. Статья 932 ГК, посвященная страхованию риска ответственности за нарушение договора, содержит весьма строгие ограничения для использования соответствующего вида страхования.

Прежде всего допускается страхование риска ответственности по договору только самого страхователя и за нарушение только своих договорных обязательств. А если указанное требование окажется нарушенным, договор страхования риска ответственности признается ничтожным (п. 2 ст. 932 ГК). Другое ограничение выражается в том, что выгодоприобретателем при страховании риска ответственности по договору всегда должен быть тот, перед кем страхователю предстоит нести ответственность за нарушение связывающего их договора, даже если он и был заключен в пользу другого лица либо в нем не указано, в чью пользу он заключался. Таким образом, рассматриваемый вид договоров имущественного страхования заключается непосредственно в интересах того, кто является контрагентом страхователя по определенному договору. Примером может служить заключение покупателем, который должен получить товар и рассчитаться за него, договора страхования риска неоплаты в пользу продавца или страхование субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием своей ответственности за исполнение обязательств по выпущенным им ценным бумагам <*>.

--------------------------------

<*> См. ст. 14 ФЗ "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг" (СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3814).

 

И все же, пожалуй, самое основное ограничение сферы применения рассматриваемого договора связано с действием правила, содержащегося в п. 1 ст. 932 ГК, - страхование риска ответственности по договору допускается только в случаях, когда это предусмотрено законом.

Объясняя появление этой последней нормы, С.Л. Герасименко обращает внимание на то, что "подобное достаточно жесткое ограничение установлено Кодексом не случайно".

В "нормальной" ситуации объективная невозможность для нанимателя исполнить свои обязательства по договору может быть обусловлена имеющимися у исполнителя имущественными проблемами, возникшими по не зависящим от него причинам (утрата имущества, убытки от предпринимательских рисков исполнителя и т.п.). Но риск возникновения последних является самостоятельным предметом страхования, в том числе в качестве предпринимательского риска (ст. 930, 933 ГК). Предоставить же предпринимателю неограниченную возможность страховать свою ответственность за свои собственные нарушения договора - значит снять с него обязанность исполнять договор.

Поэтому страхование рисков договорной ответственности не должно получить широкого распространения <*>.

--------------------------------

<*> Герасименко С.А. Страхование // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст. Комментарий. Алфавитно-предметный указатель. М., 1996. С. 499.

 

Существует принципиальная особенность двух рассматриваемых видов страхования в подобных случаях риска ответственности. Она состоит в том, что, в отличие от страхования риска ответственности за причинение вреда, при страховании риска договорной ответственности потерпевший - контрагент страхователя является безусловным выгодоприобретателем, поэтому в наделении его возможностью требовать страхового возмещения непосредственно от страховщика он не нуждается. Более того, страхователь не может лишить его такого права. Однако подобное решение отнюдь не означает признания соответствующего договора страхования заключенным исключительно в интересах потерпевшего - контрагента страхователя. В действительности он защищает в такой же мере и интересы самого страхователя, так как дает ему возможность переложить бремя ответственности за нарушение договора перед контрагентом на страховщика. Имеется в виду, что деньгами страховщика погашается долг страхователя перед тем третьим лицом, в пользу которого был заключен договор страхования.

Страхование риска договорной ответственности, несмотря на все ограничения, все же имеет определенную сферу применения. Прежде всего речь идет о случаях, когда в законе предусмотрена обязательность соответствующего страхования для стороны в договоре. Примером может служить ст. 134 Воздушного кодекса РФ, обязывающая перевозчика страховать свою ответственность перед контрагентом по договору перевозки грузов (грузоотправителем) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза. Другой пример - обязанность ломбарда страховать принятые в залог вещи (п. 3 ст. 358 ГК), а также вещи поклажедателя (п. 4 ст. 919 ГК). Обязанность страхователя страховать риск ответственности за нарушение договора может быть предусмотрена, на что уже обращалось внимание, как альтернатива предоставления какого-либо из способов обеспечения: в силу п. 2 ст. 587 ГК, например, такая обязанность возлагается на плательщика ренты, притом что предметом страхования служит риск ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору ренты.

Страхование риска ответственности за нарушение договора может быть установлено законом и лишь в качестве права сторон. Так, Законом "О лизинге" <*> (ст. 21) предусмотрено включение в одноименный договор обязанности лизингополучателя страховать в пользу продавца полученное имущество от рисков утраты (гибели), недостачи или повреждения имущества с момента поставки и до окончания срока действия договора лизинга, если иное не предусмотрено договором. А ФЗ РФ "Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг" допускается страхование эмитентами - субъектами Федерации и муниципальными образованиями - ответственности за исполнение выпущенных ими ценных бумаг только в случаях, предусмотренных Генеральными условиями эмиссии и обращения государственных или муниципальных ценных бумаг или условиями эмиссии ценных бумаг субъектов Федерации или муниципальных образований (ст. 14 Закона) <**>.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 44. Ст. 5394.

<**> Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3814.

 

Законы, открывающие возможность страхования риска договорной ответственности, могут носить двоякий характер. Имеются в виду законы, изданные в рамках как обязательного, так и добровольного страхования. Примером первых можно считать ФЗ РФ "О банках и банковской деятельности" <*>. Статья 38 этого Закона предусматривает создание федерального фонда обязательного страхования вкладов. Как указано в данной статье, соответствующий фонд создается для обеспечения гарантий возврата привлекаемых банками средств граждан и компенсации потери доходов по вложенным средствам. Участниками федерального фонда обязательного страхования являются Банк России и банки, привлекающие средства граждан. В том же Законе (ст. 39) предусмотрено создание в виде некоммерческих организаций фондов добровольного страхования вкладов для обеспечения возврата вкладов и выплаты доходов по ним. При этом предусмотрена обязанность банка поставить в известность клиентов о том, принимает или не принимает он участие в таком фонде, и - на случай своего участия - информировать их об условиях страхования.

--------------------------------

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

 

На значение страхования договорной ответственности еще до принятия ГК справедливо указывала Л.Е. Ефимова, имея в виду, что таким образом "страховая организация обязуется перед заемщиком погасить банку задолженность по кредитному договору в случае неспособности последнего выполнить эту обязанность перед банком самостоятельно" <*>.

--------------------------------

<*> Ефимова Л. Страхование как способ обеспечения обязательства по кредитному договору // Хозяйство и право. 1994. N 7. С. 10.

 

Среди специальных норм, посвященных этому договору, равно как и другому виду договоров страхования риска ответственности - по обязательствам вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, можно указать на возможность определить размер страховой суммы усмотрением самих сторон. Объективные критерии, используемые при других договорах имущественного страхования, в данном случае не применяются (ст. 947 ГК).

Договор страхования предпринимательского риска. Последний из числа выделенных в ГК договоров имущественного страхования урегулирован прежде всего в ст. 933 ("Страхование предпринимательского риска"). Специальный правовой режим для этого вида договоров определяется также рядом других статей Кодекса. Наряду с отмеченной выше ситуацией, когда специальные нормы охватывают одновременно договоры страхования имущества и предпринимательского риска, есть и нормы специальные, которые имеют в виду лишь договор страхования предпринимательского риска. Положения ГК, общие для страхования предпринимательского риска и страхования имущества, а также отдельные от последнего, включены в п. 2 ст. 947. Им установлено, что, если иное не указано в договоре, недопустимо превышение страховой суммы по отношению к действительной стоимости (страховой стоимости). Там же предусмотрен порядок определения этой последней. Можно указать также на ст. 949, посвященную последствиям ситуации, при которой страховая сумма оказалась в подобном договоре выше страховой стоимости, ст. 950, признающую ничтожным договор страхования предпринимательского риска, в котором страховая сумма выше страховой стоимости, ст. 958, определяющую особые основания досрочного прекращения рассматриваемого договора.

Правовой режим страхования предпринимательского риска распространяется на случаи, при которых в роли страхователя выступает предприниматель, а риски, служащие предметом страхования, связаны с осуществляемой им предпринимательской деятельностью. По этой причине прекращение страхователем такой деятельности в установленном порядке служит безусловным основанием и для досрочного прекращения договора страхования предпринимательского риска (п. 1 ст. 958 ГК). Поскольку критерий для выделения данного вида договоров имущественного страхования отличается от тех, с помощью которых выделяется договор страхования имущества и договоры страхования ответственности, возможны определенные коллизии между нормами, регулирующими эти три договора, с одной стороны, и договор страхования предпринимательского риска - с другой. При отсутствии указаний на этот счет в самой ст. 933 ГК есть основания считать данную статью специальной по отношению к ст. 930 - 932 ГК и соответственно признать ее приоритет по отношению к указанным трем. Особый характер рассматриваемого договора проявляется, в частности, в том, что общее правило, в силу которого страхование риска ответственности по договору возможно только при наличии соответствующего указания в законе, в данном случае не действует (ст. 932 ГК).

В ст. 933 ГК выделен ряд необходимых для использования данного договора условий. Помимо тех двух, которые вытекают из самого понятия предпринимательского риска, - и, очевидно, по этой причине законодатель не считал необходимым особо упоминать о них (имеется в виду, что страхователем должен быть непременно предприниматель, а предметом страхования - риск, непосредственно связанный с осуществляемой страхователем предпринимательской деятельностью) - в самой указанной статье предусмотрены еще два обязательных для данного договора требования: страхователь может страховать только собственный предпринимательский риск (1), и непременно в свою пользу (2). Последствия нарушения этих двух требований неодинаковы. Если нарушено первое - застрахован предпринимательский риск того, кто не является предпринимателем, - такой порок договора признается неисцелимым и тем самым приводящим к ничтожности договора в целом. Иное дело, если договор заключен в пользу лица, которое не является страхователем. Тогда ничтожным является только указанное условие, а договор считается заключенным в пользу самого страхователя.

 

Представление о соответствующем виде договоров имущественного страхования может дать получившее определенное распространение страхование финансовых рисков. Изданные одной из страховых компаний правила включили в перечень объектов такого страхования не противоречащие законодательству имущественные интересы страхователя, связанные с потерей или неполучением им доходов (понесенных дополнительных расходов) в результате банкротства или неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств контрагентом по возврату коммерческого кредита, остановкой или сокращением объема производства в результате оговоренных в правилах событий и др. Страховым случаем признается нередко неполучение страхователем дохода. Имеется в виду, что страховщик принимает на себя обязанность компенсировать неполученные доходы, если их потеря вызвана оговоренными в договоре событиями, такими, например, как стихийные бедствия (пожары, взрывы газа, аварии отопительной, водопроводной, противопожарной и канализационной систем, банкротство, непредвиденные судебные расходы). Соответствующие Правила, о которых идет речь, предусматривают, что страхование не распространяется на курсовые разницы, неустойки и прочие признаваемые косвенными расходы, несоответствие заключенных договоров законодательству, военные действия (маневры, гражданская война), террористические акты, народные волнения, забастовки, воздействие ядерных взрывов и др.

 

 

 Смотрите также:

  

Традиционное страхование подразделяется наличное...

Виды страхования. Традиционное страхование подразделяется наличное, имущественное страхование и страхование ответственности.
Предусмотрены следующие виды договоров страхования имущества

 

Страхование осуществляется на основании договоров...

К имущественному страхованию относятся: .риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества
По договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при...

 

Страхование подразделяется на две основные отрасли...

ГК РФ относит к имущественному страхованию и страхование ответственности (ст. 929, 931, 932).
Конкретные же условия страхования устанавливаются при заключении отдельно взятого договора страхования.

 

Договор страхования. В договорах страхования всегда...

По договорам имущественного страхования первым по значимости существенным условием признается описание объекта страхования, т.е. определенного имущества либо иного
Перестрахование