Судебная психиатрия

 

Распознавание симуляции

  

 

Симуляцию распознают главным образом клиническим и экспериментально-психологическим методами.

 

Многие приемы, рекомендуемые специалистами для распознавания симуляции, направлены на то, чтобы добиться признания в симуляции и отказа от нее. Это «лукавые вопросы» [Claude Н., 1932J, проба на рассеянность — быстро задаваемые друг за другом вопросы [Айхенвальд Л. И., 1929], рассчитанные на то, чтобы поставить симулирующего в затруднительное положение и побудить признаться в симуляции. Однако признание— еще не доказательство симуляции, если нет подтверждения объективными данными. Так, например, депрессивные больные с идеями самообвинения нередко заявляют, что они здоровы, а свое неправильное поведение объясняют симуляцией; дебильные личности с повышенной внушаемостью легко признаются в симуляции при наводящих вопросах.

 

Разработан ряд экспериментально-психологических методов для распознавания притворного поведения, основанных на изучении нарочитых ошибок, производимых симулирующими при различных видах исследований [Калашник Я. М., 1938; Рубинштейн С. Я., 1947; Станишевская Н. Н., 1975]. С их помощью можно уяснить нелепость или правдоподобность ошибок, их грубый, случайный или систематичный характер и на этом основании судить об истинном снижении личности или симуляции этого снижения. Заставляя обследуемого действовать в непривычных и меняющихся условиях психологического эксперимента, можно по скорости его ориентировки, скорости и особенностям формирования систем ошибок, по реализации занятой позиции не только диагностировать симуляцию, но и судить о ее характере (симуляция у дефектной личности или у психически полноценного человека и пр.).

 

Большое значение следует придавать физическим симптомам, сопровождающим некоторые психические заболевания, так как эти симптомы не поддаются симуляции (например, симптом Аргайла Робертсона при прогрессивном параличе; цианоз, похудание, запоры при депрессивных состояниях). Большую роль играют также лабораторные исследования (спинномозговая жидкость и др.).

 

Некоторое вспомогательное значение приобрели данные электроэнцефалографии, выявляющие патологическую биоэлектрическую активность мозга или ее отсутствие, что особенно важно, например, при симуляции эпилепсии.

 

Однако экспертная практика свидетельствует, что ведущее место в распознавании симуляции психических болезней принадлежит клиническому методу. Он основывается на сопоставлении сообщаемых анамнестических сведений с психопатологическим анализом психического состояния обследуемого.

 

При исследовании психического состояния подозреваемого в симуляции особенно большое значение приобретают структура отдельных синдромов с учетом присущей им относительной клинической специфичности в зависимости от нозологической принадлежности, сопоставление сочетания отдельных синдромов, стереотипа их развития и последовательности в течении заболевания. Касаясь этой проблемы, В. П. Осипов (1929) подчеркивал, что при подозрении на симуляцию основное значение приобретают данные о течении болезни, ее динамике, которая отсутствует у симулянтов, изображающих «состояния», эпизоды, а не болезнь. Отдельные симптомы имеют значение тогда, когда установлено их психопатологическое, а не психологическое происхождение.

 

О симуляции может говорить своеобразная форма предъявления психических нарушений: демонстративность, нарочитость жалоб и изображения психопатологических симптомов с фиксацией на них внимания врача, чрезмерная старательность, за- ученность высказываний, однообразие поведения, что обычно сочетается с заметной напряженностью во время беседы, злобой и раздражением.

 

А. Н. Бунеев (1951), касаясь трудностей распознавания симуляции в подобных случаях, указывал на необходимость внимательно прислушиваться к тому, как преподносится болезненная симптоматика: содержание жалоб на галлюцинации, по его мнению, особенно в судебно-психиатрической клинике, имеет весьма относительное значение, а сама манера высказывания часто раскрывает больше, чем содержание жалоб.

Симулятивные бредовые идеи внешне, по предъявлению, скорее напоминают бредоподобные фантазии, чем истинный бред. Симулирующий оформляет свой «бред» очень быстро, иногда прямо во время беседы с врачом. Свои высказывания он преподносит неуверенно, не может раскрыть их содержания, не обнаруживает какой-либо охваченности или фиксированности на предъявляемых переживаниях. Последние не находят отражения в его поведении, он не способен дать объяснений по поводу излагаемого, порой даже самый простой вопрос ставит его в туник.

 

Нередко симулят ивное поведение не ограничивается изображением какой-либо одной из перечисленных выше форм, а отмечаются смешанные картины. В таких случаях симуляция начинается с демонстрации одного «бо.'чзненного синдрома», к которому в дальнейшем постепенно присоединяются другие явления. В отдельных случаях обследуемому приходится одну форму симулятивного поведения заменять другой, т. е. у врача на пазах как бы отрабатывается притворное поведение.

 

Таким образом, для распознавания симуляции важное значение имеют нетипичность, полиморфность симптоматики или, напротив, изолированность отдельных симптомов, отсутствие «внутренней связи, гармонии между явлениями», отсутствие лотки болезни [Цейтлин С. Л., 1911]. Особое значение при этом имеет «внутренняя противоречивость» симптоматики, не укладывающейся в клиническую картину известных форм психических заболеваний, сосуществование несовместимых симптомов (например, неумение ответить на самые простые вопросы сочетается с полной ориентированностью в уголовном деле, идеи величия развертываются на фоне угрюмой подавленности).

 

При всех формах симулятивного поведения мнимая картина болезни остается статичной, застывшей. Как правило, не отмечается каких-либо колебаний в изображаемой картине, ее трансформации в другие психопатологические синдромы. Отказ от симулятивного поведения обычно происходит сразу, без характерных для истинных психических расстройств закономерностей в исчезновении болезненной симптоматики. Не зная типичных сочетаний психопатологических симптомов при различных клинических формах психических заболеваний, симулирующие нередко изображают в одной картине болезни несовместимые симптомы.

 

Важным дифференциально-диагностическим признаком при распознавании симуляции является несоответствие психического состояния обследуемого его анамнезу, не отражающему каких-либо психопатологических проявлений, а также отсутствие закономерностей динамики развития и течения предъявляемых психических нарушений.

 

 

 Смотрите также:

  

Симулирование и членовредительство. ЭКСПЕРТИЗА...

...травму, причиненную рельсовым транспортом, и распознавание ее не вызывает особых
При симуляции туберкулеза легких могут предъявлять врачу мокроту другого человека, заведомо...