ЗАВИСИМОСТЬ ПАРАЗИТОФАУНЫ ОТ ВОЗРАСТА ЖИВОТНОГО-ХОЗЯИНА И ОТ СЕЗОНА ГОДА

 

Паразитофауна лягушек

  

 

Очень удобным объектом изучения возрастных изменений паразитофауны у. млекопитающих являются, как указывает Киршенблат (1938), мышевидные грызуны, которых он исследовал в Закавказье. На основании вскрытия значительного количества особей разного возраста Microtus socialis, Apodemus sylvaticus и Mus musculus (на воле) Киршенблат приходит к следующим выводам по отношению к грызунам. Количество видов гельминтов в грызунах увеличивается с возрастом, хотя самые старые полевки (Microtus) заражены меньшим количеством глистов, чем полевки среднего возраста. Раньше всего в лесных и домашних мышах появляются гельминты, развивающиеся без посредства промежуточных хозяев, а в полевках представители ленточных глистов Anoplocephalidae. С возрастом особенно увеличивается экстенсивность заражения такими гельминтами, продолжительность жизни которых в хозяине сравнительно велика, а также теми видами, для которых сами грызуны являются промежуточными хозяевами. Таким образом, главные положения Киршенблата, касающиеся гельминтов, во многом подтверждают нарисованную нами ранее картину возрастной динамики паразитофауны пресноводных рыб. Однако возрастные изменения в количестве и в видовом составе эктопаразитов у грызунов отсутствуют.

 

Богатый материал по вопросу о возрастных изменениях паразитофауны грызунов Таджикистана имеется в работе Сосниной (1957). Она обнаружила (в согласии с данными Киршенблата), что количество видов паразитических червей увеличивается с возрастом грызунов, при этом особенно возрастает количество видов, развивающихся с промежуточными хозяевами и заражающих грызунов позже, по сравнению с гельминтами, заражение которыми осуществляется без промежуточных хозяев.

 

Еще более сильные возрастные изменения паразитофауны должны быть у хозяев, развитие которых сопровождается сложным метаморфозом, например у амфибий. У травяной лягушки (Rana temporaria), как и у большинства амфибий, длительность жизни равна нескольким годам, развитие же связано с метаморфозом, со сменой местообитания и характера пищи. Водный образ жизни и вегетарианское питание головастика заменяется у молодой лягушки наземной жизнью и животным питанием (насекомыми). В дальнейшем лето обычно лягушки проводят на суше вблизи водоемов, а на зиму уходят в воду и зимуют подо льдом. Весной третьего года жизни лягушка в воде мечет икру.

Это разнообразие жизненных условий, несомненно, должно сильно отражаться на паразитофауне в различные периоды жизни. Не следует, конечно, забывать, что в данном случае на паразитофауну влияет не возраст сам по себе, а именно периодическая смена условий существования. Но эти смены неизбежно отражаются на исследовательском экране б виде возрастных изменений паразитофауны.

 

Возрастное исследование паразитов травяной лягушки, предпринятое Марковым и Рогозой (1953, 1955) в Петергофе, показало, что головастики лягушки несут богатую фауну эктопаразитов, состоящую главным образом из простейших; Trichodina, прикрепленные Peritricha, Amphileptus branchiarum, Mastigina hylae и др., а также из личинок Polystoma integerrimum на жабрах головастика ( 166). Эта экто- фауна постепенно уменьшается и исчезает перед концом метаморфоза, т. е. пока животное находится еще в воде, но приняло уже вид молодой лягушки с частично редуцированным хвостом.

Эндопаразиты начинают проникать в головастика только перед концом метаморфоза, кроме простейших (Opalina, Nyctotherus и др.), которые заселяют кишечник головастика значительно раньше. Первыми многоклеточными эндопаразитами головастиков являются церкарии сосальщиков Strigeidae. Они внедряются в головастика, образуя подкожные или целомические цисты с личинкой типа Tetracotyle. Почти в то же

зремя в кишечнике головастиков начинают изредка появляться молодые сосальщики Diplodiscus subclavatus, а немногим позже молодые Rhab- dias bufonis. Отличие паразитофауны лягушки от головастика видно из того, что у взрослой лягушки в Петергофе имеется 7 видов сосальщиков и 5 видов нематод, т. е. паразитофауна взрослого животного несравненно богаче и резко отличается от паразитофауны головастиков по видовому составу.

 

Очень ясно и более подробно показаны возрастные отличия гельминтофауны Дубининой (1950в) у озерной лягушки (Rana ridibunda) в дельте Волги

 

Волгарь-Пастухова (1959) подробно изучила возрастную динамику паразитофауны шести видов бесхвостых амфибий дельты Дуная. У головастиков она обнаружила лишь паразитов, развивающихся без промежуточных хозяев или активно проникающих из воды личинок (Alaria alata, Distomum acervocalciferum). Резкая смена состава паразитофауны происходила во время метаморфоза.

 

Вспрос о зависимости паразитофауны от возраста (и размеров) хозяина затрагивается в некоторые американских работах. Брандт (Brandt, 1936) приводит некоторые данные о годичном цикле паразитофауны шести видов североамериканских лягушек. При этом, однако, ларваль- ный период лягушек автором не исследовался. Для Rana catesbiana автор разбил исследованных особей на две группы: больше 100 мм длины и меньше 100 мм. В первой группе заражение паразитами равно 100%, а среднее число особей паразитов на одну лягушку равно 47,3; у более мелких лягушек эти числа равны соответственно: 89,4% и 10,42. Взрослые цестоды встречались только в крупных лягушках. Нематоды были значительно более многочисленны в крупных лягушках как в смысле числа видов (14 и 8), так и в смысле процента заражения (100 и 60,6) и среднего числа паразитов на одну особь хозяина (16,6 и 1,6). Личинки скребней (Centrorhynchus) имелись в лягушках обеих групп,, но у больших лягушек они встречались чаще, чем у мелких (78 и 5,25%) и были многочисленнее (12,6 и 0,3 экземпляра на одну лягушку).

 

Ранкин (Rankin, 1937) произвел аналогичное исследование 19 видов Salamandrina из штата Сев. Каролины, вскрыв в общем 1000 экземпляров. Исследование Раккина распространяется и на ларвальные стадии амфибий. Данные по влиянию возраста, однако, немногочисленны и касаются лишь трех видов ямфибий. Так, для тритонов (Triturus) указывается, что сосальщики Plagitura встречаются в личинках значительно чаще (88%), чем во взрослых (52%). По-видимому, эти сосальщики с возрастом постепенно элиминируются хозяином. С другой стороны, сосальщики мочевого пузыря (Gorgoderina) встречаются только во взрослых тритонах. Взрослые нематоды более обычны во взрослых (88,6%' чем в личинках (4%), главным образом потому, что Capillaria inaequoJi отсутствует в личинках, находясь у 81 % взрослых тритонов.

 

У амблистомы (Amblysioma орасит) кишечные сосальщики и сосальщики мочевого пузыря, а также нематоды и клещи встречаются только во взрослых особях, а скребни присутствуют обычно в личинках.

 

В гораздо меньшей степени изученным является вопрос о возрастных изменениях паразитофауны у различных беспозвоночных животных. Однако все же имеются данные, говорящие о закономерностях возрастной динамики паразитофауны близких к таковым у позвоночных. Очень отчетливо нарастание экстенсивности (процента) и интенсивности заражения паразитами (главным образом па,р- тенитами трематод) наблюдается как у морских, так и у пресноводных моллюсков. Так, по наблюдениям Чубрик (1954, 1957) у широко распространенного брюхоногого моллюска Мурманского побережья Баренцева моря Purpura lapillus, достигающего половозрелости на 3—4-м году жизни, зараженность партенитами трематод в первые два года жизни равна нулю, в 3 года — 0,1%, в 4—1,3, в 5 — 3,0, в 6 — 24,0, в 7 — 32,5 и в 8 лет —43,5%.

 

 

 Смотрите также:

  

Другие трематоды пресноводных рыб

Кроме того, в жаберной слизи леща очень часто попадается весьма оригинальный паразит из отряда
Вообще, главная его пища - мелкая рыба и только летом он ест также раков и лягушек.

 

Кожные заболевания

паразитов, вирусов.
росою святой выльешь; за морями, за горами лягушка сидит, зенками злющими.