ЗАВИСИМОСТЬ ПАРАЗИТОФАУНЫ ОТ ПИЩИ И ОБРАЗА ЖИЗНИ ХОЗЯИНА

 

ВЛИЯНИЕ СПЯЧКИ ХОЗЯИНА НА ПАРАЗИТОФАУНУ

  

 

Мы выделяем этот частный вопрос в особый раздел ввиду тех чрезвычайно резких сезонных изменений внешних условий существования и внутреннего состояния хозяина, которые явление спячки вносит в жизнь целого ряда животных. Действительно, мы знаем, что, например, летучие мыши в условиях северо-западной области СССР 7—8 месяцев в году проводят в полном оцепенении. Из активного состояния животное переходит в совершенно пассивное: прием пищи и дефекация прекращаются, все жизненные процессы замедляются, и даже температура тела падает до 7°, и летучие мыши становятся на это время холоднокровными. У сусликов, в особенности у некоторых туркестанских видов (Citellus fulvus, по Кашкарову, 1944), спячка длится до 9 месяцев и захватывает не только зимний период, но и наиболее жаркую и сухую часть лета. Летняя спячка наблюдается у целого ряда тропических позвоночных: некоторых пресноводных рыб (Protopterus), крокодилов и др.

 

Спрашивается, как ведет себя паразитофауна всех этих животных во время длительного голодания и полного покоя? Вопрос этот изучен еще далеко не достаточно, однако за последние годы накопился все же некоторый материал, йредставляющий значительный экологический интерес. Исследование летучих мышей показывает, как много неожиданностей готовит разработка этого вопроса. Заранее можно ожидать у перезимовавших мышей крайне ослабленную в смысле числа фауну кишечных паразитов, состоящую из немногих вполне половозрелых особей. На самом деле паразитофауна мышей после зимовки носит совсем иной характер.

 

Еще Ван Бенеден (Van Beneden, ,1873), исследовавший паразитов летучих мышей Бельгии, заметил, что зимние особи мышей содержали обильную фауну паразитов. В 1938 г. Марковой в окрестностях Ленинграда было произведено планомерное сезонное обследование паразитофауны двух видов мышей: Epseticus nilssoni и Plecotus auritus.

 

При этом летучие мыши разного возраста вскрывались -в течение лета, затем вскоре после их отлета на спячку в пещеры, далее во.второй половине апреля, перед вылетом из пещеры на летний период. Вопреки всем ожиданиям чистый и совершенно свободный от пищи кишечник кончающих зимовку мышей был набит сотнями сосальщиков, принадлежащих к трем видам, которые встречаются у взрослых мышей и в течение всего лета ( 172). Особенно интересно было то обстоятельство, что сосальщики находились на различных стадиях роста и зрелости, начиная с самых молодых. Как это могло случиться при отсутствии питания, а следовательно, и новых заражений в течение всей долгой зимы? Очевидно, сосальщики были получены мышами в конце летнего сезона предыдущего года, причем момент перехода хозяина к зимовке оказался для них моментом полной остановки в развитии — диапаузой. Паразиты одновременно с хозяином погрузились в глубокий зимний покой. Интересно, что у летучих мышей зимняя спячка распространяется и на некоторые особенности процесса размножения, а именно: совокупление происходит у летучих мышей перед началом зимней спячки, но развитие зародыша начинается лишь с весны. Весной и хозяин, и паразиты приступают к половому размножению, а кроме того, начинаются инвазии летучих мышей новыми личиночными стадиями паразитов через их промежуточных хозяев. Кроме сосальщиков, в кишечнике ленинградских мышей лишь изредка попадаются нематоды Histiost- rongvlus tipula, которые тоже сохраняются в течение всей зимовки.

 

Помимо эндопаразитов, летучие мыши имеют под Ленинградом два вида кровососущих клещей и муху Nycteribia ( 173). Один из видов, относящийся к Laelapidae, ведет себя так же, как сосальшики, и на крыльях зимующих мышей находились без различия личинки, нимфы и взрослые клещи обоих полов. Другой клещ (Spinturnix) представлен на зимующих мышах исключительно самками, внутри которых имеются эмбрионы на определенной стадии развития. Очевидно, у Spinturnix жизненный цикл построен так, что ко времени зимовки хозяина паразиты достигают определенной стадии, и лишь на этой стадии их застает период покоя. Итак, две близких между собой

формы (клещи; ооиаруживают существенные различия в жизненном цикле, несмотря на одинаковые внешние условия.

 

По-видимому, иной, чем у летучих мышей во время зимней спячки, является судьба паразитов у млекопитающих, впяд?ющих r лрт- нюю спячку. Имеются ^еще старые наблюдения Бланшара (Blan- chard, 1903) о том, что сурки (Marmota), впадающие в спячку, освобождаются полностью от кишечных паразитов. Аналогичное явление наблюдали Дубинин и Лешкевич (1945) у тарбаганов (Marmota sibirica) в Забайкалье, длительная спячка которых захватывает несколько сезонов. Эти зверьки впадают в спячку осенью и просыпаются лишь в начале лета. Перед началом спячки их кишечник полностью освобождается от паразитов, основную массу которых составляют Ascaris tarbagani.

 

Влияние спячки хозяина на паразитов кишечника подробно изучено Дубининой (19496) у степной черепахи (Testudo horsfieldi) в окрестностях Душанбе. В условиях Средней Азии черепаха проводит в состоянии спячки 9 месяцев в году. Ее активная жизнь длится всего 3 месяца (апрель, май, июнь). Летняя спячка непосредственно переходит в зимнюю. За это время в кишечнике черепах развивается . очень большое количество нематод, основную массу которых составляют Atractis dactylurus и виды рода Tachygonetria. С погружением хозяина в спячку развитие нематод полностью не прекращается, но сильно замедляется. Благодаря этому в течение первых 4—5 месяцев интенсивность заражения падает незначительно, и большинство особей достигает половой зрелости. Во время ность заражения нематодами

 

Согласно исследованию Дубининой (1950в), проведенному над озерной лягушкой (Rana ridibunda) в дельте Волги, зимняя спячка оказывает различное влияние на разные группы паразитов. Продолжительность зимней спячки озерной лягушки 4—5 месяцев (с середины октября до начала марта). В это время лягушки собираются большими массами на глубине 1 —1,5 м под вымоинами берегов, где они находятся в неподвижном состоянии и не принимают пищи. Паразитические простейшие (инфузории, Opalinina) остаются в активном состоянии и процент заражения ими сохраняется без изменений. Личинки сосальщиков (Neodiplostomulum, Tetracotyle), заражающие лягушек путем активного внедрения церкарий через покровы, зимой их не заражают. Часть церкарий дегенерирует, часть остается живыми. Кишечные сосальщики (Pleurogenes claviger, Pleurogenoides medians, Opisthioglyphe ranae) ведут себя так же, как сосальщики летучих мышей, т. е. вместе с хозяином погружаются в спячку. Нематода кишечника Cosmocerca ornata и легочный сосальщик Haematoloechus variegatus не погружаются в спячку, а продолжают медленно развиваться вплоть до достижения половой зрелости. По выходе из спячки половозрелые особи Cosmocerca и Haematoloechus вскоре погибают, а затем заражение указанными паразитами начинается заново. Кишечная нематода Oswaldocruzia filiformis имеет короткий срок жизни. В зимующих лягушках она сначала достигает половозрелости, а затем отмирает. Весною у выходящих из спячки лягушек не остается ни одного экземпляра этого вида нематод. Таким образом, разные виды паразитов лягушек по-разному реагируют на весьма своеобразные условия зимней спячки.

Разнообразна также судьба паразитов у рыб, впадающих в зимнее оцепенение. Этот вопрос тоже подробно изучен Дубининой (1949а) на нескольких видах рыб дельты Волги. Некоторые виды пресноводных рыб залегают здесь на зиму в углублениях дна (зимовальные ямы), где и скапливаются большими массами. Дубининой была изучена в условиях зимовки паразитофауна четырех видов рыб: леща (Abramis brama), сазана (Cyprinus carpio), сома (Silurus glanis) и судака (Lucioperca lucioperca). Из них два первых являются «мирными» рыбами, два последних — хищными. Лещ, сазан и сом во время зимовки не питаются, судак же полностью не теряет активности и продолжает питаться, хотя и в ограниченных размерах. Именно в силу этих различий эндопаразиты судака зимой ведут себя иначе, чем у трех других, впадающих в спячку рыб.

 

У леща, сазана и сома зимой не происходит новых заражений эндопаразитическими червями, а к январю исчезают все кишечные сосальщики и нематоды, заражение которыми произошло в активный период жизни хозяев. У этих рыб.трематоды кишечника в отличие от озерной лягушки или летучих мышей не впадают вместе с хозяином в состояние спячки, а продолжают развиваться, ч достигают половой зрелости и погибают. Своеобразные изменения претерпевают ленточные черви. У них происходит отбрасывание и отмирание всей стробилы (процесс дестробиляции), так что сохраняется лишь сколекс. Весной, при переходе рыб в активное состояние, сколексы вновь регенерируют стробилу. В отличие от леща, сазана и сома у судака, питание которого зимой не прекращается, заражение эндопаразитическими червями происходит и зимой, и очищение кишечника от паразитов не наступает. Таким образом, потерю некоторыми рыбами паразитов кишечника во время спячки следует связывать не с понижением температуры, а прекращением питания. У зимующих рыб при низкой температуре прекращается размножение почти всех паразитов. Большинство видов Monogenoidea сохраняется в виде единичных зимующих половозрелых особей.

 

Совершенно иначе ведут себя зимой в дельте Волги рачки Argulus и пиявки Piscicola geometra и Cyslobranchus fasciatus. Они скапливаются массами на рыбах в зимовальных ямах;, экстенсивность и интенсивность заражения ими зимой оказываются во много раз больше, чем летом. Они активно питаются кровью и наносят зимующим рыбам большой • вред, повреждая их покровы.

 

Приведенные факты показывают, что разные группы и виды паразитов впадающих в зимнюю спячку рыб выработали самые различные приспособления для перенесения зимнего режима.

 

Сведения о паразитах беспозвоночных, впадающих в спячку, в литературе почти отсутствуют. Лишь недавно были опубликованы интересные данные Барбозы (Barbosa, 1958) о судьбе спороцист сосальщика Schistosoma mansoni во время спячки моллюсков Australarbis glabratus, вызванной пересыханием водоемов в летнее время (наблюдения проводились в Бразилии). При этом спороцисты сохраняли жизнеспособность, но развитие их прекращалось и зрелые церкарии в спороцистах не образовывались. Через 10—13" дней после помещения зараженных моллюсков в воду наблюдалось выделение церкарий. В связи с летней спячкой моллюска-хозяина развитие спороцист прекращается, а затем при наступлении благоприятных условий вновь возобновляется.

 

 

 Смотрите также:

  

ПАРАЗИТОФАУНА И СРЕДА. Паразитофауна состав паразитов...

Еще большее значение для состава паразитофауны приобретают физиологические особенности хозяина: характер пищи, с которой в
Главным условием успешной рыбной ловли является знание повадок рыб, их образа жизни, режима их питания, мест обитания, их...

 

ПАРАЗИТОЛОГИя

Паразитология — наука, изучающая паразитов и их связь с хозяином и окружающей средой.
Паразитический образ жизни является7 специфическим видовым признаком данного паразита. При этом паразиты постоянно или временно используют организм хозяина для своего обитания.