Паразиты

 

ЗАВИСИМОСТЬ ОДНИХ ЧЛЕНОВ ПАРАЗИТОФАУНЫ ОТ НАЛИЧИЯ ДРУГИХ

  

 

Это явление, на которое раньше мало обращали внимание, весьма вероятно, играет известную роль в формировании паразитофауны животного. В одном хозяине часто обитает помногу разных паразитов, и в особенности богатой и разнообразной оказывается паразитофауна кишечника. Наряду с животными-паразитами в кишечнике обитают еще бактерии, грибки и другие микроорганизмы.

 

Совокупность всего паразитарного населения организма хозяина, включая не только животных-паразитов, но и микроорганизмы, Павловским (1937) была обозначена термином паразитоценоз. При этом в дальнейших его исследованиях (Павловский 1948а, 19556) было отмечено, что между отдельными членами паразитоценоза, относящимися к одному или разным видам, существуют определенные взаимоотношения, изучение которых имеет немаловажное значение для понимания структуры паразитоценоза в целом и некоторых сторон взаимодействия паразита и хозяина. Павловский и Гнездилов (1953) обратили внимание на то, что качественный и количественный состав популяции паразитов различных хозяев определяется не только экологическими факторами и особенностями состояния самого макроорганизма, как среды обитания, но и характером взаимоотношений между отдельными видами, входящими в состав паразитоценоза.

 

В одних случаях эти взаимоотношения выражаются в антагонистических отношениях, когда при наличии особей одного вида исключается возможность существования другого или других видов. В иных случаях отношения могут носить синергетический характер, когда одни паразиты способствуют существованию других паразитов.

 

В настоящий момент мы еще далеко не всегда можем точно выявить характер этих отношений в пределах того или иного паразитоценоза. Одним из путей, позволяющих подойти к выяснению таких взаимоотношений, является, по мнению Павловского и Гнездилова (1953), «наблюдение и анализ статистических данных по сочетанным заражениям особей хозяина различными видами паразитов». Другой путь, непосредственно связанный с первым, — это экспериментальный анализ предполагаемых синергетических или антагонистических отношений между паразитами.

 

Любопытный факт наблюдал Вильсон, (Wilson, 1916) при изучении зараженности рыб глохидиями и веслоногими рачками. Рыбы, зараженные глохидиями, были обычно свободны от рачков и, обратно, рыбы, зараженные рачками, были лишены глохидиев. Возможно, что здесь имеет место антагонизм паразитов. Для паразитов рыб отмечены и другие аналогичные примеры. Так, Шейеринг (Scheming, 1923) наблюдал, что при сильном заражении щук Triaenophorus nodu- losus в кишечнике обычно отсутствуют скребни. По наблюдениям Петрушевского (1940, 1955) во многих водоемах у 96,3% зараженных щук Myxidiutn lieberkiXhni в мочевом пузыре встречались всегда раздельно от сосальщиков Phyllodistomum folium. Только у 3,7% рыб наблюдалось совместное заражение этими паразитами. Существует предположение, подтвержденное экспериментально, что сосальщик питается слизью со стенок мочевого пузыря и вместе с ней заглатывает плазмодии и споры Myxidium lieberkiihni (Бауер, 1959). В кишечнике ряпушки из Северной Америки, по данным Кросса (Cross, 1933), при наличии большого числа (42,09 экземпляра на рыбу) ленточных червей Proteocephalus exiguus, скребней Neoechinorhynchus sp. в этих же рыбах было очень мало (1,09 экземпляра). С другой стороны, при большом количестве скребней (27 экземпляров) число ленточных червей было равно всего в среднем 1,33 экземпляра. В сибирской ряпушке (Coregonus sardinella) ленточные черви и скребни всегда встречались в разных экземплярах рыб (Петрушевский, 1955).

 

Интересный пример антагонизма между близкими формами обнаружила Банина (1952) у Opalina из кишечника лягушек. На очень большом материале она показала, что в тех случаях, когда какой-нибудь вид лягушек бывает в известной местности заражен двумя разными родами и даже видами опалин, то никогда при этом не наблюдается смешанных инвазий. Каждая зараженная лягушка содержит всегда лишь один из возможных двух видов опалин.

 

Для паразитов лягушки Мазурмович (1957) отмечают антагонистические отношения между легочными трематодами (Haematoloechus) и нематодами (Rhabdias bufonis). Совместное заражение этими паразитами не было обнаружено. Для кишечных паразитов он отмечает, что скребни Acanthocephalus гапае очень редко встречались изолированно от трематод.

 

С другой стороны, исследования Маркова (1955) и наши данные (in litteris) показали, что в легких Rana temporaria сосальщик Haplo- metra cylindracea и Rh. bufonis встречаются совместно достаточно часто (от 20 до 60% случаев в разной местности) и антагонизм между ними не наблюдается. Однако было отмечено некоторое снижение интенсивности заражения трематодами при наличии большого количества нематод в легких.

В отношении эктопаразитов наземных животных Уотерсон (Waterston, 1914) отмечает, что пухоеды редко встречаются на птицах, сильно зараженных перьевыми клещами (Analgina).

 

Труассар (Trouessart, 1885) уже давно наблюдал, что при поселении клещей рода Syringophilus (сем. Cheyletidae) в очинах перьев птиц, зараженных перьевыми клещами из рода Syringobia, последние полностью уничтожаются первыми. Данные эти подтверждаются Дубининым (1951) на паразитах кулика Totanus calidris. Если кулики заражаются клещом Syringophilus bipectinatus, то эти клещи уничтожают Syringobia и поселяются в очинах всех перьев, потребляя в пищу чешуйки эпидермиса сосочка пера. Последующее заражение таких куликов Syringobia становится невозможным, ^ак как они тотчас же поедаются Syringophilus.

 

Ряд примеров совместной или раздельной встречаемости паразитов можно привести в отношении эндопаразитических видов, встречающихся у млекопитающих и человека.

Гнездилов (1951) проанализировал зараженность человека в разных районах СССР гельминтами и Lamblia и пришел к заключению, что, как правило, среди людей, зараженных анкилостомой, ни в одном случае не было найдено лямблий. Случаи совместной встречаемости этих паразитов наблюдались только при крайне слабой интенсивности заражения анкилостомой. В одной из обследованных групп населения отмечалась более редкая встречаемость Lamblia (6,1%) у лиц, зараженных аскаридами (2170 человек), нежели встречаемость их (10,7%) у лиц, не зараженных аскаридами (5570 человек). Иная картина наблюдалась при сопоставлении зараженности Hymenolepis папа и Lamblia. При наличии ленточного червя лямблии встречались в два раза чаще (25%), чем у незаряженных этим червем (10%). Гнездилов высказывает мнение, что круглые черви действуют на лямблий отрицательно, а ленточные благоприятствуют их жизни.

Павловский и Гнездилов (1953) отметили, что у собак, зараженных Toxocara canis, значительно меньший процент плероцеркоидов Diphyllobothrium latum приживался при экспериментальном заражении, чем у собак, свободных от аскариды. Кроме того, наблюдалось, что Toxocara canis задерживает рост и развитие лентеца широкого. Так же влияет и Taenia hydatigena. При наличии этого паразита только 30—60% плероцеркоидов приживалось в кишечнике собаки и давало стробилу, а без Т. hydatigena приживалось 77—80% плероцеркоидов.

 

В некоторых случаях замечается определенная связь между распространением Lamblia и различной патогенной флорой кишечника. У детей, больных дизентерией Крузо-Зонне, зараженность лямблией оказалась равной 8,4%, т. е. в 5 раз ниже, чем у обследованных здоровых детей (40,3%) той же местности. Такая же низкая зараженность была обнаружена у детей, больных паратифом. С другой стороны, дети, больные дизентерией Флекснера, оказались зараженными лямблией на 77,3% (Полянская, 1954). Это явление не имеет, вероятно, общего значения, так как исследования Чалой и Тарасовой (1958) не выявили какой-либо зависимости паразитирования Lamblia от наличия того или иного возбудителя дизентерии.

 

Особый интерес представляют данные Карапетяна (1960) о синер- гетических отношениях Lamblia с дрожжеподобными организмами Candida guiltiermondi, всегда встречающимися совместно с Lamblia. Кроме того, культирование Lamblia оказалось возможным только при наличии Candida, а применение антибиотика нистатина, действующего на Candida, ускоряло излечение и от лямблиоза. Механизм этих взаимоотношений остается пока еще не ясным.

 

Весьма интересны взаимоотношения между Entamoeba histolytica и кишечными бактериями. Многие исследователи склоняются к мысли, что основным фактором, определяющим развитие патогенного процесса при амебиазе, является сопутствующая бактериальная флора кишечника (Stewart a. Jones, 1948; Westfal, 1942; Phillips et al., 1955, и др.). Escherichia coli и бактерии группы paracoli усиливали поражение кишечника крыс, зараженных Entamoeba histolytica, тогда как сами по себе они не вызывали никаких поражений. С другой стороны, заражение крыс культурой Е. histolytica и культурой Streptococcus faecalis ослабляло патологический процесс (Stewart, Jones, Rogers, 1948). Вероятно, это связано с тем, что продуктом метаболизма Str. faecalis является молочная кислота, которая в малых концентрациях неблагоприятна для амеб и вызывает их гибель.

Эксперименты Филлипса с сотр. (Phillips et al., 1955) особенно убедительно показали значение сопутствующей бактериальной флоры в развитии острого амебиаза у экспериментальных животных. Штамм амеб, культивируемый без бактерий (с Schizotrypanum cruzi), вызывал } обычных морских свинок (имеющих бактериальную флору в кишечнике) типичные поражения кишечника. В то же время у стерильно выращенных морских свинок тот же штамм не вызвал никаких поражений, и амебы находились только в просвете кишечника. Если же стерильным морским свинкам перед заражением амебами вводилась через рот культура бактерий Escherichia coli или Aerobacter aeroge- nesy то у них развивались типичные амебные поражения. Косвенным подтверждением роли бактериального фактора в развитии амебной дизентерии является факт усиления положительного эффекта действия амебоцидных препаратов при добавлении некоторых антибиотиков (пенициллин, грамицидин). Они подавляют сопутствующую бактериальную флору и изменяют среду обитания Entamoeba histolytica в неблагоприятную для нее сторону.

 

Этими примерами не исчерпываются все случаи взаимоотношений между разными видами в паразитоценозе, и можно думать, что дальнейшие, главным образом экспериментальные исследования в этом направлении принесут новые сведения о влиянии одних сочленов паразитоценоза на других.

 

 

 Смотрите также:

  

ПАРАЗИТЫ — животные или растительные организмы, живущие...

Степень вреда, причиняемого паразитом своему хозяину, различна. Обычно паразиты вызывают заболевание хозяина, его ослабление, истощение.