Паразиты

 

Каких паразитов переносят комары и другие летающие кровососы

  

 

Комары и другие летающие кровососы привлекаются запахом человека и животных, но, кроме того, в их поисковом лете особенно на близких расстояниях немалую роль играет зрение. Интенсивность нападения летающих кровососов зависит от сочетания действия различных факторов внешней среды и физиологического состояния переносчика..

 

Подробный анализ факторов внешней среды, влияющих на активность нападения различных видов комаров родов Aedes, Theobaldia и Anopheles, произвел Мончадский (1946, 1949, 1950, 1956) в различных географических зонах Советского Союза: на Дальнем Востоке, в южном Таджикистане, в дельте Волги и в районах Субарктики. Как показали эти исследования, некоторые из факторов, в частности относительная влажность воздуха, не влияют на изменение численности нападающих комаров. Слабый или средней силы ветер снижает активность нападения, а ветер в 2,5—3 м/сек практически прекращает нападение комаров.

 

Суточный ритм нападения комаров, имеющий существенное приспособительное значение для жизни отдельной особи и для вида в целом, определяется в основном взаимодействием факторов света и температуры, имеющим строго закономерную суточную периодичность.

 

Наиболее мощное влияние на активность и нападение комаров оказывает свет, его интенсивность и в особенности быстрые изменения освещенности, связанные прежде всего с периодами захода и восхода солнца. Так как изменения силы света очень быстро проникают во все микростации любого наземного биотопа, реакция на эти изменения наступает одновременно у всех физиологически подготовленных к ней особей комаров данной популяции. Наступающее при заходе солнца быстрое уменьшение освещенности, переходящее в сумерки, оказывает резко стимулирующее воздействие на сидящих спокойно в течение дня в местах природных дневок голодных самок комаров. Вечерний максимум нападения комаров обычно приурочен к поздним сумеркам.

 

Массовое нападение комаров разных видов может наступать при неодинаковой силе освещенности. Так, например, Anopheles maculipennis messeae -в дельте Волги в открытых стациях нападет особенно активно при освещении от 1 до 100 лк. При более сильном освещении наступает резкое снижение нападения, а при освещении свыше 9000 лк нападение прекращается. У Aedes vexans лёт и нападение прекращаются полностью при освещенности свыше 20 тыс. лк, освещенность в 10 тыс. лк еще неблагоприятна для нападения, при такой силе света комары могут нападать лишь под влиянием непосредственного раздражающего воздействия близости человека или животных. При более низкой освещенности активность нападения усиливается и наивысшая численность комаров наблюдается при сумеречной освещенности (около 1 лк).

 

Наступление полной темноты определяет конец вечернего максимума нападения. Ночной минимум длится в течение всего периода полной темноты. Первые проблески рассвета вызывают наступление утреннего максимума нападения, который обычно приходится на начало рассвета. По мере усиления освещения постепенно прекращают активный лет сначала менее (Anopheles), а потом и более световыносливые (Aedes) виды комаров. Днем активные поиски добычи и нападение практически отсутствуют. Закономерные изменения численнности нападающих комаров в период ночного минимума могут происходить в соответствии с фазами луны (Мончадский, 1956).

 

Суточный ритм нападения комаров в том виде, в каком он сложился под влиянием периодических колебаний освещенности, может претерпевать существенные изменения в зависимости от окружающей температуры. В типичном виде суточный ритм (вечерний и утренний максимумы, ночной и дневной минимумы) провляется только в пределах температур, допускающих нормальную активность комаров. На севере, например, комары Aedes нападали в температурных пределах от 3 до 29°. Зона оптимума лежала между 9 и 24°. Если температура приближается к нижней границе пороговой зоны или заходит за нее, происходит резкое изменение суточного ритма нападения. Осенью и весной при низких утренних температурах утренний максимум на рассвете отсутствует; комары нападают в поздние утренние часы при высокой освещенности. При низких температурах сильное освещение в меньшей степени угнетает активность комаров, чем в жаркий период сезона. Поэтому при низких температурах ранней весной и поздней осенью нападение комаров наблюдается только в наиболее теплые дневные часы, а утром и вечером происходит снижение численности нападения, соответственно ходу кривой температуры. В условиях Севера, когда солнце летом не заходит за горизонт, суточный ритм нападения комаров целиком регулируется колебаниями температуры, за исключением начала вечернего максимума в период наиболее низкого стояния солнца. Таким образом, оптимальная температура является фактором, изменяющим лишь количественную сторону нападения, но не нарушающим суточный ритм нападения комаров связанный с изменением освещения. Однако- низкие, угнетающие комаров температуры, вызывают уже качественные изменения их суточного ритма.

 

При этом было установлено, что температурные границы активности нападения комаров разных видов не являются неизменными, а смещаются в зависимости от изменения температурного режима в данной местности в данное время. Летом в более жаркий период эти границы смещаются в сторону более высоких температур; наоборот, весной или осенью при более низком температурном режиме они лежат значительно ниже. По наблюдениям Мончадского (1946) в Таджикистане комары Mansonia richiardii летом нападали в пределах температуры 16—33°, а максимум их нападения наблюдался при 25—27°, тогда как осенью нападение происходило при 14—29° с резко выраженным максимумом между 22—24°. Не менее значительные смещения активности наблюдались у Aedes caspius caspius в тех же местах. Летом максимальная активность была при температуре 25—30°, а осенью — при 17,5—25,5°. Аналогичное явление наблюдалось у мошек (Simuliidae) и мокрецов (Heleidae), нападающих на добычу в природе: первые только днем, а вторые—днем и в сумерки.

 

Такая способность к смещению температурных гранйц активности, несомненно, носит адаптивный характер и дает возможность комарам и другим кровососам в широких пределах естественно меняющихся температурных условий окружающей среды найти объект кровососания и на нем напитаться. Тем самым обеспечивается получение переносчиком инвазионного начала и его распространение среди людей или животных, населяющих данную местность.

 

Нападение на хозяина летающих кровососов определяется, кроме того и физиологическим состоянием самого кровососа. Взрослые комары, мокрецы, мошки, москиты в течение первых дней окрыления еще не активны, и поиски хозяина у них начинаются лишь тогда, когда развитие яичников у самок достигнет определенной степени. У самок Anopheles maculipennis, изученных в этом плане весьма подробно (Беклемишев, 1944, 1949), инстинкт жажды крови проявляется с того момента, когда в цитоплазме яйцевых клеток появляются мелкие желточные зерна. В это время самки становятся зрелыми и вступают в период активной гонотрофической жизни. У An. maculipennis messeae период дозревания самки длится при температуре 20° около 10 дней, при 25° срок сокращается до 4 дней.

 

Вся жизнь зрелой самки комара, так же как и у других кровососов, изученных в этом плане, распадается на ряд последовательных гонотро- фических циклов, связанных с периодическим принятием крови 'и откладкой яиц. Совокупность процессов приема крови, ее переваривания, созревания и откладки яиц составляет такой гонотрофический цикл. У малярийного комара он складывается из трех периодов: 1) поиски добычи и нападение, 2) переваривание крови и созревание яиц, 3) поиски водоема и откладка яиц. После этого самка снова оказывается голодной, ищущей добычу, т. е. вступает в первый период следующего гонотрофического цикла. Одного приема крови обычно достаточно для полного развития яичников и откладки одной порции яиц (гонотрофическая гармония). В течение своей жизни комар проделывает несколько гонотрофических циклов, т. е. он несколько раз может приступать к кровососанию и откладке яиц.

 

В первый период гонотрофического цикла комары приходят в возбужденное состояние, у них появляется положительный фототаксис к к слабому свету, и с наступлением сумерек они вылетают из убежищ в поисках добычи. По исследованиям Беклемишева (1944, 1949) и его учеников, Anopheles maculipennis, так же как и ряд других видов Anopheles, совершают длительный полет от их места выплода по направлению к крупным скоплениям добычи в населенных пунктах, где они и нападают на человека или на животных в помещениях, на улице в самом поселке или на его окраине. При отыскивании добычи на большом расстоянии (до 3 км) комары руководствуются преимущественно обонянием и летят против ветра, приносящего запахи. Вблизи, при нападении на самую добычу, им помогает не только обоняние, но и зрение, и особенно большое значение имеет тепловое чувство. Голодный комар нападает на любой теплый предмет. Если поверхность тела имеет температуру 28°, то комар не сосет кровь, но он охотно нападает при температуре поверхности тела не ниже 32°.

 

Каждое место, где по вечерам скапливаются люди или животные, является центром притяжения для голодных самок Anopheles. В необжитой местности это могут быть стада диких копытных, в обжитой местности — главным образом люди или скопления домашних животных. Комары, как и все свободно нападающие кровососы, редко специализируются на каком-либо одном виде добычи. Но, однако, например.

 

Culex pipiens обычно нападает на птиц; наоборот, Anopheles maculipen- nis питается в основном за счет крупных млекопитающих, а на птиц почти не нападает. Некоторые подвиды, как, например, An. maculipennis atroparvus, предпочитают копытных человеку, некоторые (An. maculipennis sacharovi) одинаково часто нападают на тех и других.

 

На выбор добычи влияет относительная численность каждого вида добычи в данной местности. При наличии в поселке большого количества домашних животных (на один двор 4 головы скота) 98% из исследованных An. maculipennis maculipennis содержали кровь животных, а у того же подвида из другого поселка, где было мало скота, 80% исследованных комаров содержали кровь человека (Беклемишев, 1949).

 

Связь комаров с человеком или домашними животными в значительной степени определяется еще и топографическим распределением в поселках тех и других. Если на окраине поселка на пути полета комаров от водоема имеется скопление скота (в скотных дворах), то большинство комаров насасывается крови на животных и далее в поселок не летит. Таким образом, при наличии такого заслона из скотных дворов между очагом выплода комаров и человеческим жильем значительно снижается возможность контактирования малярийных комаров с человеком и тем самым предотвращается распространение малярии в данной местности. На этом принципе основана система зоопрофилактики малярии (Беклемишев, 1949).

 

После принятия крови начинается второй период гонотрофического цикла кровососа. Из состояния активности самка комара переходит в состояние покоя, когда происходит переваривание крови и одновременно с этим идет процесс созревания яичников. При температуре 10— 12,5° переваривание полной порции крови длится 247—291 час, а при 30—35°—41—43 часа (Шленова, 1938). За этот срок у самки созревает в среднем от 130 до 244 яиц. An. maculipennis переваривает кровь находясь внутри помещения, тогда как у An. hyrcanus, An. bifurcatus и др. это совершается в природных убежищах. Самки с созревшими яичниками в вечернее время вылетают из помещения или других убежищ и направляются к ближайшему водоему для кладки яиц.

 

После этого, третьего, периода гонотрофического цикла комары вновь приступают к поискам добычи. Возвращаются они не обязательно в тот же дом, откуда улетели к водоему. Куда они попадут — дело случая. Чем больше гонотрофических циклов проделает самка, тем больше разных помещений она может посетить. А это имеет существенное значение для распространения малярии в данной местности. Комар, заразившись в одном доме, должен, прежде чем в нем созреют спорозоиты, проделать по крайней мере (при температуре 25—30°) 4 гонотрофических цикла, т. е. столько же раз может сменить помещение. Поэтому он вероятнее всего заразит человека совсем в другом доме, нежели в том, где он получил возбудителя.

 

В конце лета вновь окрыляющиеся самки комаров диапаузируют. что проявляется у них в торможении развития яичников. Они больше не подчиняются правилу гонотрофической гармонии. Если даже самки и пьют кровь, то яичники у них теперь не развиваются. Диапаузирую- щие самки могут питаться сладкими растительными соками, в результате чего у них происходит значительное ожирение за счет сильного увеличения жирового тела. Только такие диапаузирующие самки способны зимовать, тогда как летние активные самки погибают к осени. С наступлением ожирения самки An. maculipennis messeae уже не отыскивают добычу, а выбирают прохладные помещения или природные убежища (норы, пещеры, дупла и т. п.), где они остаются в состоянии покоя на всю зиму. Весной, в зависимости от широты местности и условий погоды, перезимовавшие самки, вышедшие из состояния диапаузы, вылетают из мест зимовок и начинают период активной жизни.

 

Наступление диапаузы в условиях средней полосы Европейской части СССР начинается у комаров разных поколений уже в начале июля, при высоких температурах, и принимает массовый характер во второй половине июля—начале августа. В пределах ареала An. maculi- pennis messeae сроки наступления массовой диапаузы изменяются от конца июля до 3-й декады августа (юг Европейской части^СССР, Сев. Кавказ). В соответствии с этими сроками прекращается и массовое питание комаров кровью.

 

Циклические изменения развития малярийного комара и переход его к состоянию диапаузы регулирются, по мнению ряда исследователей (Данилевский, 1948, 1961; Данилевский и Глиняная, 1958; Виноградова, 1958; Шипицына, 1957, 1959), изменением режима освещения, т. е. явлением фотопериодизма. В эксперименте развитие в течение личиночной и имагинальной фазы в условиях короткого дня (12—15 часов), приводит к полной диапаузе даже при сравнительно высоких температурах. Самки, развившиеся при коротком дне, не обнаруживают следов развития яичников, и, наоборот, длинный день (20—22 часа) обеспечивает у самок нормальное течение гонотрофического цикла. В природе сроки начала диапаузы определяются степенью уменьшения продолжительности дня, при которой происходило развитие водных фаз. Например, в условиях средней полосы Европейской части СССР массовая диапауза наступала при уменьшении длины дня до 18 часов 30 минут, в то время как на юге она начиналась при длине дня 12—13 часов.

Приведенные данные показывают, сколь сложны и разнообразны условия, определяющие контактирование переносчика с позвоночным хозяином и возможность распространения возбудителей заболевания от одного хозяина к другому.

 

Во время акта кровососания переносчик получает возбудителя от позвоночного хозяина. Однако не каждая особь данного специфического вида переносчика способна заразиться при питании на хозяине. Это обусловливается состоянием как возбудителя, так и самого переносчика. Например, заражаемость малярийного комара отчасти зависит от количества гаметоцитов в крови человека. Так, при наличии от 1 до 100 гамонтов Plasmodium vivax в 1 мм3 крови заразилось только 50% комаров, тогда как при числе гамонтов от 1000 до 2000 заразилось 100% комаров (Mackerras a. Ercole, 1948). Заражаемость комаров на одном и том же больном в отдельные дни то повышалась, то понижалась, что, вероятно, объясняется колебанием в периферической крови человека количества гамонтов, способных к развитию в комаре. Инфекционность гамонтов PL falciparum была высокой с 4-го по 10-й день их появления, а после этого срока (иногда даже и ранее) инфекционность гамонтов падает и даже исчезает совсем.

 

Заражаемость мух цеце трипанозомами Trypanosoma gambiense и Т. rhodosiense сравнительно низка; в эксперименте она не превышает 10%, а в природных условиях в эндемической зоне обычно можно найти не более 1% зараженных мух. Многие мухи обладают, видимо, врожденной невосприимчивостью. Однако незаражаемость зависит и от трипанозом. У разных штаммов трипанозом наблюдаются вариации в отношении способности развития их в переносчике. Одни трипанозомы развиваются в желудке мухи, но не проникают в ее слюнные железы, другие не развиваются даже в желудке. Такие штаммы не способны к передаче через мух (non-transmissib:^ Ноаге, 1949). Кроме того, инфекционность трипанозом для мух нь: —г в первый период болезни и постепенно снижается в последу:-: ^ периоды развития заболевания.

 

Выше было показано, что развитие возбудителя в переносчике может происходить лишь при определенной температуре внешней среды. Кроме того, и ряд других факторов оказывает влияние на созревание возбудителя в переносчике. Так, например, удалось установить любопытный факт влияния дополнительного углеводного или солевого питания на развитие лейшманий в москитах. Многие годы не удавалось получить заражения экспериментальных животных или людей-добровольцев кожным лейшманиозом через укус москитов. Лишь единичные опыты были удачны.

 

Однако, после того как стали применять подкормку москитов углеводной пищей (изюмный сок), в их кишечнике происходило особенно обильное развитие жгутиконосцев, которые поступали в передний отдел кишечника и закупоривали пищевод. При таких условиях во время сосания москитом крови лептомонады в большом количестве попадали в тело позвоночного хозяина и вызывали заражение (Smith, Holder, Ahmed, 1940, 1941; Swaminath, Shortt, Anderson, 1942). Вероятно, фруктовый сок увеличивает вирулентность паразитов. Адлер и Бэр (Adler и Вег, 1941) кормили москитов Phlebotomies papatasii через перепонку взвесью культуры Leishmartia tropica с 3 частями 2,7%-ного раствора поваренной соли и 1 часги дефибрированной кроличьей крови. Через некоторое время укусами этих москитов удалось заразить кожным лейшманиозом 5 человек. Авторы приписывают этот эффект активирующему действию солевого раствора. Вероятно, это вещество, так же как и фруктовый сок, влияет на передвижение и накопление лептомонадных стадий в дистальной части глотки москита, что является предпосылкой для успешного заражения человека.

 

При контактировании переносчика с хозяином создаются условия, при которых инвазионное начало вводится в восприимчивый организм позвоночного животного. Способы заражения хозяина через переносчиков зависят от того, где в переносчике локализуются инвазионные стадии возбудителя, т. е. каковы пути их выхода из переносчика.

 

В одних случаях это связано с самим актом сосания, причем возбудитель вводится путем инокуляции либо со слюной переносчика (малярийный плазмодий, Trypanosoma gambiense, пироплазмы, тейле- рии, спирохеты клещевого рекурренса, риккетсии сыпнотифозных лихорадок, вирусы желтой лихорадки и клещевого энцефалита и др.), либо непосредственно из переднего отдела пищеварительного канала (Leishmania, Trypanosoma evansi, Pasteurella pestis), либо даже из самих ротовых органов (личинки филярий). Возбудитель в перносчике иногда должен^ прежде чем достигнет инвазионной стадии, претерпеть развитие или размножение. Поэтому переносчик не может сразу же при повторных кровососаниях заразить восприимчивого хозяина. Для этого требуется некоторое время, контролируемое условиями внешней среды.

 

Но возбудитель может передаваться, как мы видели выше, и механическим путем при повторных актах кровососания, (например, через слепней возбудители сибирской язвы и туляремии, Trypanosoma evansi и др.). В других случаях заражение происходит кснтаминатив- но, т. е. переносчик (часто во время кровососания) загрязняет кожные покровы или слизистые оболочки хозяина своими экскрементами или другими выделениями, заключающими в себе возбудителей заболеваний. Примером могут служить Ricketsia сыпного тифа, выделяющиеся с экскрементами вшей на кожу человека и при ее расчесывании проникающие в кровь. Так же проникает и Trypanosoma cruzi из клопов Triatoma. Через коксальную жидкость выделяются на поверхность кожи спирохеты африканского рекурренса во время кровососания клещей Ornithodorus moubata. Если возбудитель проникает в гемоцель переносчика и там остается все время, то заражение в таком случае возможно только при его раздавливании. Это наблюдается, например, при заражении человека эпидемическим рекурренсом через вшей. К категории контаминативного заражения можно отнести случаи проглатывания переносчика. Так заражаются крысы, проглатывая блох с Trypanosoma lewisi, или ящерицы, проглотив клеща Liponyssus saurarum с Karyolysus lacertum.

 

В отдельных случаях один и тот же возбудитель может передаваться как инокулятивно, так и контаминативно. Так, передача Bacillus tularense возможна при укусе комара (механически) и при попадании на кожу экскрементов зараженного комара (Олсуфьев, 1938).

 

Заражение восприимчивого, не иммунного, позвоночного хозяина происходит большей частью при однократном введении переносчиком тем или иным путем инвазионного начала. Достаточно, например, олнаго укуса комара чтобы вызвать заражение человека малярией или желтой лихорадкой. Уже одноминутное сосание крови клещем Ornithodorus papillipes может заразить морскую свинку возвратным тифом, тогда как обычно клещ сосет 30—40 минут (Павловский, 1947а). В то же время заражение человека лейшманиозом происходит в результате лишь нескольких повторных укусов москита. Для заражения лошадей Piroplasma caballi необходимо, чтобы самка клеща сосала кровь не менее 2,5—3 дней. В течение первых дней питания клещ не может инокулировать заражающую стадию; ее формирование в слюнных железах клеща происходит только после принятия первых порций крови (Марков А., 1952). Клещи Ixodes persulcatus вводят в первые дни кровососания столь немного вируса энцефалита, что он не вызывает заболевания человека, а лишь приводит к его иммунизации (Павловский, 1947а).

 

Осуществление контакта переносчика с позвоночным хозяином обеспечивает, таким образом, попадание возбудителей в переносчика и возврат инвазионного начала к позвоночному хозяину. В тех случаях, когда возбудитель относится к категории моноксенных паразитов, т. е. обитает в одном виде хозяина, переносчик получает инвазионное начало только от него и передает возбудителя другим особям того же вида хозяина. Это имеет место, например, при передаче заражения Plasmodium vivax, риккетсий сыпного тифа и лихорадки папатачи от. человека к человеку соответственно через комара, вошь и москита, пироплазм домашних животных — через клещей и т. п.

 

Во многих случаях, однако, возбудитель заболевания является поликсенным организмом, и тогда переносчик может воспринять возбудителя от разных видов хозяев в зависимости от имеющихся экологических связей между ним и позвоночными хозяевами. В отношении человека это имеет большое значение, так как возбудители целого ряда заболеваний могут передаваться ему через переносчиков от различных позвоночных животных, которые в одних случаях являются синатропами, а в других — обитателями дикой природы. Такие трансмиссивные заболевания являются зоонозами. От домашних животных к человеку передаются сибирская язва (слепнями, мухами жигалками), средиземноморская форма кала-азара (москитами) и другие заболевания. Кроме того, было выяснено, что человек может заражаться через переносчиков от диких животных, которые подвержены множеству болезней. Такие заболевания возникли и возникают у человека нередко тогда, когда он проникает в безлюдную местность, где подвергается нападению различных кровососов. Так, например, возникли заболевания таежным клещевым энцефалитом в связи с освоением тайги Дальнего Востока или появились заболевания остронекротизирующей формой кожного лейшманиоза у людей, приехавших в необжитые районы пустыни Туркмении, и многие другие.

 

 

 Смотрите также:

 

средства от комаров и насекомых. Комары, москиты...

Летающие кровососущие насекомые (комары, мошка, слепни и всяческий гнус)
КОМАРЫнасекомые отряда двукрылых; от других родственных... Большинство представителей комаров являются кровососами (кровь сосут только самки этих видов комаров).

 

Средства борьбы с бытовыми насекомыми и грызунами...

Другой причиной является резистентность (приспособляемость) насекомых к применяемым химическим средствам борьбы с ними.
для борьбы с летающими насекомыми (мухами, комарами и др.); антимольные средства

 

РЕПЕЛЛЕНТЫ — средства для отпугивания кровососущих...

— средства для отпугивания кровососущих членистоногих — блох, комаров, москитов, мошек, клещей и др.
На открытые части тела репеллент наносят при посещении мест, изобилующих кровососущими насекомыми и клещами.

 

Инсектицидные препараты и рецептура

средства от комаров и насекомых. Комары, москиты...
Летающие кровососущие насекомые (комары, мошка, слепни и всяческий гнус)... Химические средства защиты растений от вредителей...

 

Какие бывают насекомые. Полет насекомых, чем питаются...

Среди насекомых много кровососовкомаров, мошек, слепней, блох и других, которые часто заражают человека или домашних животных опасными
Большинство насекомых очень теплолюбивы, они оживленно летают, прыгают или бегают в солнечную погоду.

 

КОМАРЫ — насекомые отряда двукрылых; от других...

Большинство представителей комаров являются кровососами (кровь сосут только самки этих видов комаров). Некоторые виды комаров — переносчики возбудителей малярии, в связи с чем получили название малярийных комаров. Немалярийные комары способны переносить...

 

Средство от насекомых. Репелленты

Необходимость правильно применять химические средства защиты от летающих кровососущих насекомых не вызывает сомнений.
Самый простой выход—попытайтесь защитить себя от комаров и других кровососущих насекомых гвоздичным одеколоном.

 

ГНУС — собирательное название группы кровососущих...

— собирательное название группы кровососущих двукрылых насекомых. В состав гнуса входит ок. 900 видов насекомых, относящихся к комарам; мошкам, мокрецам, москитам, слепням, мухам и др.