Паразиты

 

ДИНАМИКА ИЗМЕНЕНИЯ ПАРАЗИТОФАУНЫ РЫБ В ВОДОХРАНИЛИЩАХ

  

 

Строительство крупных гидроэлектростанций на больших реках и улучшение условий судоходства на них осуществляется в Советском Союзе в очень широких масштабах. В результате создаются большие водохранилища — пресноводные моря, — условия существования в которых для водных организмов существенно отличаются от условий в реках, давших начало водохранилищам. В 1941 г. было создано гигантское Рыбинское водохранлище в верховьях Волги, в 1952 г.— Цимлянское водохранилище на Дону, в 1955 г. — Горьковское и Куйбышевское на Волге, в 1958 г. — Волгоградское на Волге, в 1959 г.— Братское на Ангаре — в Сибири и множество других крупных и более мелких водохранилищ.

 

При строительстве многих водохранилищ проводились гидробиологические, ихтиологические и паразитологические исследования, которые позволили изучить динамику биологических процессов при этих глубоких изменениях природы, осуществляемых человеком в процессе целенаправленной хозяйственной деятельности.

 

Изменение паразитофауны рыб при формировании Рыбинского водохранилища в течение 12 лет (1942—1954) подробно изучалось Столяровым (1954, 1955), а затем эти работы были продолжены Изюмовой (1959а). Имеются паразитологические исследования и по другим водохранилищам: Цимлянскому (Смирнова, 1959), Выгозер- скому (Нагибина, 1957) и по некоторым другим.

 

Остановимся на рассмотрении лишь основных изменений, которые претерпевает паразитофауна рыб в процессе формирования водохранилища. Эти изменения тесно связаны с теми глубокими гидрологическими и гидробиологическими преобразованиями, которые при этом происходят.

 

Фауна паразитических простейших (инфузории, миксоспоридии, кокцидии) и моногенетических сосальщиков — паразитов, развивающихся без смены хозяев, при образовании водохранилища не претерпевает существенных изменений по сравнению с исходной. Выпадают лишь некоторые виды, характерные для реофильных рыб, исчезающих из водоема. В некоторых случаях наблюдается даже усиленное развитие этих паразитов, особенно в приплотинной зоне, где создаются условия слабой проточности, напомнающие таковые озера. Несколько по особенному ведут себя лишь паразитические рачки. В первый год число их резко сокращается. Это связано, вероятно, с неблагоприятными условиями, создающимися для свободно живущих копеподитных стадий, о чем можно предполагать, так как в первый год существования водохранилищ копеподный планктон их бывает очень беден. Уже начиная со второго года количество паразитических рачков увеличивается и через 3—4 года достигает большой экстенсивности и интенсивности. На 4—5-й годы существования водохранилищ в них отмечались даже эпизоотии среди рыб, вызываемые массовым развитием паразитических рачков Ergasilus sieboldi и Argulus foliaceus. Особенно быстро нарастание их происходит в водохранилищах южной и умеренной зоны и гораздо медленнее на Севере.

 

Иначе ведут себя паразиты, развивающиеся со сменой хозяев. Среди них мы можем различить две группы: у одних промежуточными хозяевами служат планктонные рачки, у других — различные бентические беспозвоночные.

 

Для первой группы, куда относится большинство ленточных червей (многие Pseudophyllidea, все Tetraphyllidea), характерно резкое снижение численности в первый год существования водохранилища (слабое развитие копеподного планктона!) и быстрое нарастание в последующие годы. Последнее обусловлено массовым развитием планктона, среди которого начиная со второго года видная роль вновь принадлежит свободно живущим Copepoda. Особенно хорошо это можно проследить на примере Ligula. На четвертый год существования Рыбинского водохранилища Ligula заражала уклею на 30%, плотву — на 60%. Та же картина наблюдалась и в других, в особенности южных водохранилищах. Цестодозы, а особенно лигулез, оказываются важнейшими паразитарными заболеваниями рыб в новых водохранилищах, приносящими нередко значительный экономический ущерб.

 

Обратимся теперь к рассмотрению второй из намеченных выше групп. С бентосом в своем развитии связано небольшое количество ленточных червей, многие нематоды, почти все скребни и все сосальщики. Для цестод сем. Caryophyllaeidae промежуточными хозяевами являются олигохеты, для цестод сем. Amphilinidae, Cyathocephaliidae, для сем. Rhabdochonidae и большинства скребней — бентические ракообразные из Amphipoda и Isopoda, для всех трематод — моллюски. Судьба всех перечисленных групп промежуточных хозяев в создающихся водохранилищах несколько разнится между собой, что отражается и на динамике их паразитов. Для гвоздичников (Caryophyl- laeidae) характерно резкое снижение численности, иногда почти полное исчезновение в- первый год существования водохранилища, но со второго и в последующие годы начинается быстрое увеличение их количества. Например, лещ в Рыбинском водохранилище в 1942 г. (второй год его существования) был заражен Caryophyllaeus laticeps на 26%, в 1945 —на 40% и в 1947 —на 80%. Совершенно та же картина наблюдалась и в Цимлянском водохранилище. Очевидно, это явление связано с быстрым накоплением на дне водоема олигохет. в особенности Tubifex.

 

В отношении паразитов, промежуточными хозяевами которых являются высшие раки, в первые годы происходит снижение зараженности, которая затем начинает из года в год медленно возрастать. Это связано с относительно медленным увеличением численности Amphi- poda и Isopoda.

 

Очень характерна и типична для вновь создающихся водохранилищ судьба дигенетических сосальщиков. Эта группа паразитов почти полностью выпадает из состава паразитофауны рыб сразу же после образования водоема. Восстановление ее затягивается на многие годы. В Рыбинском водохранилище, наиболее детально изученном в этом направлении Столяровым, процесс формирования фауны трематод занял свыше 10 лет. Такое постепенное увеличение численности трематод в течение целого ряда лет связано с промежуточными хозяевами — моллюсками, фауна которых в водохранилищах формируется чрезвычайно медленно.

 

В крупных водохранилищах (вроде Рыбинского) удается подметить некоторые различия в динамике паразитофауны в разных частях водоема, что также связано с особенностями протекающих в них гидробиологических процессов. На этой стороне вопроса мы не будем, однако, специально останавливаться (сводку этих данных см. в работе Бауера и Столярова, 1958).

 

Необходимо отметить, что из массовых заболеваний рыб в водохранилище наибольшую опасность представляют лигулез (южная и умеренная климатическая зона), поражение паразитическими рачками (главным образом в южной зоне), чернопятнистая болезнь (в южной зоне), триэнофороз (в умеренной и северной зонах).

 

Следует подчеркнуть, что познание закономерностей формирования паразитофауны рыб в водохранилищах, кроме большого эколого- паразитологического интереса, имеет существенное практическое значение. Необходимо предвидеть, какие эпизоотии могут возникнуть среди рыб, населяющих водохранилище, и своевременно принять профилактические меры, рассмотрение которых не входит, однако, в задачу этой книги.

 

 

 Смотрите также:

 

Водохранилища. Плотины

Крупнейшие среди них — Красноярское, Куйбышевское, Рыбинское, Волгоградское, Цимлянское, Каховское. Самое же крупное в нашей стране водохранилищеБратской ГЭС.

 

ВОДОХРАНИЛИЩЕ искусственный большой водоем в долине...

Цимлянским водохранилищем регулируется водный сток для ГЭС мощностью 165 тыс. кет с выработкой 660 млн. квт-ч дешевой электроэнергии в год. На участке В. добывается до 100 тыс. ц рыбы.

 

Синец и сопа. Ловля сопы. Места и снасти для рыбалки на сопу...

Размеры его несколько меньше, чем размеры леща (он редко весит более 1 кг), но в некоторых водохранилищах, -например в Цимлянском, синец ни в чем-не уступает_лещу. Синец у нас довольно редкая рыба, чаще всего он встречается в Волхове, особенно в Волховском...

 

Рыбы в водоемах ленинградской области. В Финском заливе...

Книга рассказывает о жизни рыб, населяющих водоемы Ленинградской области. Особое внимание уделяется ценным промысловым рыбам, редким, малоизученным, исчезающим видам, а также охране и искусственному разведению рыб.

 

Прием воды из водохранилищ и озер

Так, вода Рыбинского водохранилища имеет цветность 66° в феврале и 61° в августе, тогда как цветность воды р. Волги в естественном состоянии в эти же месяцы составляет соответственно 21 и 48°.