Паразиты

 

Резистентность к повторному заражению - приобретенный иммунитет

  

 

Приобретенный иммунитет развивается в результате воздействия паразита на хозяина. Он может быть активным или пассивным. Первый в свою очередь может быть приобретен или в результате естественной (нормальной) инвазии, или в результате вакцинации, т. е. искусственного введения антигена. Пассивный иммунитет вырабатывается у животного после введения ему сыворотки крови от иммунного животного, содержащего в своей крови антитела. Существенная черта иммунитета— его специфичность. Рассмотрим лишь некоторые примеры приобретенного иммунитета, не останавливаясь на этом явлении подробно, принимая во внимание, что более или менее полные сводки по этому вопросу при паразитарных заболеваниях имеются на русском и английском языках (Шихобалова, 1950; Кулбертсон, 1948; Taliaferro, 1929).

 

Резистентность к повторному заражению развивается нередко прг, наличии в организме хозяина паразитов, оставшихся от предшествую щей инвазии. Эту форму иммунитета называют термином «премуниция» (Sergent, 1935), или нестерильным иммунитетом (перинвазионным, по Шихобаловой, 1950). В данном случае устойчиво^ состояние существует одновременно с латентной инфекцией и исчезает после гибели паразита. Наряду с нестерильным иммунитетом имеется ешл и так называемый стерильный иммунитет, сохраняющийся после окончания инвазии. Его нередко обозначают постинвазионным иммунитетом,, или иммунитетом к реиивазии. Следует отметить, что обе эти формы иммунитета не всегда легко можно разграничить, и по существу принципиальной разницы между ними нет. Различия, между ними носят лишь количественный характер: в одном случае иммунитет оказывается слабым и прекращается после удаления антигенного начала из организма хозяина, в других случаях развитие защитных механизмов удерживается более продолжительное время, уже после того как паразит выведен из хозяина.

 

Приобретенный иммунитет в отношении простейших обнаружен, например, у человека в отношении Leishmania tropica — паразита, вызывающего болезнь Боровского (Латышев и др., 1953). То же можно сказать и в отношении сонной болезни. Крупный рогатый скот, перенесший заболевание наганой (Trypanosoma brucei), не подвергается повторному заражению. Крысы приобретают иммунитет к Т. lewisi и Т. cruzi. В тс же время лягушек можно многократно заражать Т. rotatorium, а овец — Т. melophagium (Кулбертсон, 1948).

 

Пироплазмоз и тейлериоз крупного рогатого скота вызывают сравнительно стойкий приобретенный иммунитет к повторным заболеваниям. При пироплазмозе развивается иммунитет типа премуниции, а при тей лериозе он, вероятно, является стерильным.

 

Приобретенный иммунитет при малярии у человека выражается прежде всего в том, что по мере развития острой фазы заболевания \ лиц, оставленных без лечения (при экспериментальной малярии), приступы могут прекращаться спонтанно при высокой степени паразитемии, и количество паразитов после этого постепенно уменьшается (Boyd М.. 1947; Blackburn, 1948, и др.). Часто при этом происходит исчезновение их из периферической крови, но иногда они обнаруживаются в крови длительное время после прекращения приступов. Следовательно, сначала вырабатывается устойчивость организма хозяина к клинических» проявлениям инфекции, а в дальнейшем развивается сопротивляемость по отношению к паразитам, сдерживающая их размножение. Обнаруживается гибель мерозоитов, так что только 1 мерозоит доходит до стадии меруляции. Приобретенный иммунитет проявляется еще и в том, что приступы при рецидивах начинаются тогда, когда в крови имеется около 3000 паразитов на 1 мм3, между тем как первичный приступ происходи! при наличии 10—20 паразитов в 1 мм3 в крови.

 

В основе иммунитета при малярии лежит явление премуниции (Boyd, 1947; Taliaferro, 1948). При кокцидиозе кур, кроликов, крупного рогатого скота и других животных вырабатывается иммунитет, главным образом препятствующий развитию заболевания. Повторные заражения могут иметь место, но симптомы заболевания при этом и смертность от кокцидиоза в значительной степени снижаются. Это выявлено при заражении цыплят ооцистами Eimeria tenella или кроликов при заражении их Е. magna и Е. neoleporis. Чем сильнее первичное заражение, тем отчетливее развивается реакция иммунитета.

 

Известные намеки на приобретенный иммунитет можно найти по отношению к миксоспоридиям Henneguya oviperda, паразитирующим в яичниках щуки. Заражение Henneguya наблюдается главным образом у 3—4-летних щук, т. е. вскоре после достижения рыбой половой зрелости. Более старые рыбы заражены значительно реже. Возможно, что последнее обстоятельство вызывается тем, что большая часть старых щук уже успела перенести заболевание в 3—4-летнем возрасте и потому больше не заражается.

 

Иммунитет, приобретенный в результате инвазии гельминтами, в большинстве случаев оказывается не абсолютным, а относительным. Случаев полной приобретенной невосприимчивости к повторным заражениям крайне мало, и они не вполне достоверны. Можно указать, например, что суперинвазия человека, зараженного Taenia solium, как правило, не происходит, или крысы, имевшие естественную инвазию цис- стицерками (Cysticercus fasciolaris), вторично не заражались (Бакулева, 1940). Чаще наблюдается относительная невосприимчивость, когда происходит торможение в развитии паразита у иммунного хозяина. Это проявляется прежде всего в виде ограничения заражаемости при повторных введениях паразита в хозяина. При заражении собак шистозо- мами вторично у них развивается меньше паразитов, чем у зараженных впервые. То же наблюдалось у крыс при заражении Hymenolepis frater- па. Имеются данные, что у человека развивается приобретенный иммунитет к Diphyllobothrium latum. Тарасов (1935) заражал себя в первый раз 7 плероцеркоидами, и у него развилось 7 червей, во второй раз через год из 6 развилось 2 и в третий раз из 7 — ни одного. Более многочисленные данные имеются по приобретенному иммунитету в отношении нематод.

 

Так, у мышей при повторных заражениях Trichocephalus muris на 20—30-й день развивается в 8—10 раз меньше червей, чем при первичном заражении одинаковым количеством яиц. При этом часть червей выделялась, не достигнув половозрелое™. При реинвазии через 10—15 дней наблюдалось снижение интенсивности заражения в 3—4 раза. Иммунитет сохранялся в течение 1 —1,5 месяцев после отхождения паразитов, а затем крысы вновь воспринимали инвазию в одинаковой степени с контрольными (Шихобалова, 1950). Напряженность иммунитета во многом зависит от интенсивности первичного заражения. У мышей, получивших первично 50 яиц Т. muris, при суперинвазии той же дозой развилось в 4 раза меньше паразитов, чем у контрольных, не подвергавшихся первичному заражению. У другой группы мышей, инвазирован- ной первично 400 яиц, в результате вторичного заражения (50 яиц) развилось в 22,4 раза меньше власоглавов, чем у мышей, не иммунизированных (Шихобалова, 1950). Маккой (Мс Coy, 1931) наблюдал, что у крыс после повторного заражения трихинеллами развивалось 0,04— 2,8%, тогда как у контрольных 25—35,2% личинок.

 

Приобретенный иммунитет проявляется также и в том, что паразиты в иммунном хозяине претерпевают замедленное развитие, уменьшаются в размерах, понижается плодовитость самок и сокращаются сроки пребывания паразита в хозяине. Это наблюдается, например, у Dictyocaulus и Cyslocaulus из овец (Давтян, 1949; Давтян и Паносян, 1946), у Trichocephalus muris из мышей (Шихобалова, 1949), Heterakis spumosa у крыс (Winfield, 1933), Nyppostrongylus muris (Chandler, 1932), Ancylostoma caninum (Scott, 1928; Herrick, 1928) и других гельминтов, главным образом нематод.

 

Таким образом; в отношениях между паразитом и хозяином наблюдаются ясные взаимовлияния, которые выражаются в том, что в результате антигенного воздействия паразита на хозяина происходят также и нарушения нормальной жизнедеятельности самих паразитов. Это можно еще демонстрировать и некоторыми особенностями развития паразитов в случаях интенсивного и неинтенсивного заражения хозяина. Примером могут служить наблюдения над Trichocephalus muris (Шихо- балова, 1949, 1950), Trichinella spiralis (Шихобалова 1952), Ascaridia lineata (Шихобалова и Кустова, 1950), Syngamus trachea (Шихобалова, 1956), Cysiocaulus у овец (Давтяи и Шульц, 1949), Diphyllobothrium latum (Павловский и Гнездилов, 1949) и др.

 

Исследования Шихобаловой над Trichocephalus muris показали, что у интенсивно зараженных мышей личинки гибнут, не достигнув половозрелости, в большем количестве, чем при слабых заражениях. При дозе 1000 яиц на одну мышь до половозрелого состояния развилось 8,58%, при дозе 500 яиц — 20,4%, при дозе 50 яиц — 78,8%. Далее подмечено, что чем больше власоглавов развивается в хозиие одновременно, тем медленнее происходит это развитие и тем позднее самки приступают к яйцекладке. У мышей, получивших 50 яиц, размеры самок на 40-й день были равны 23,57 мм, а при заражении дозой 4500 яиц их длина в среднем равнялась 16,75 мм. Половое созревание самок происходит на 2 дня быстрее при заражении дозой в 50 яиц, чем при дозе 400 яиц. Чем больше самок одновременно имеется в хозяине, тем меньше становится суточное количество яиц, откладываемых одной самкой. Так, если имеется 1—10 самок, то выделяется 7880—4-147 яиц в сутки, а при 40—55 самках — от 820 до 580 яиц.

 

Шихобалова трактует эти явления не как результат перенаселения или недостатка пищи, а как следствие приобретенного иммунитета, быстро развивающегося при заражении большими дозами паразита. Тот же взгляд поддерживают Давтян и Шульц (1949) изучавшие взаимоот ношения между Cystocaulus и организмом овец. Они пишут, что «чем интенсивнее инвазия, тем сильнее создается иммунологическая напряжен ность, и тем больше ограничивается развитие гельминтов в процессе того же первичного заражения». Наблюдаемое нередко самопроизвольное от- хождение гельминтов при интенсивном или даже слабом заражении, также можно рассматривать как одно из проявлений приобретенного иммунитета.

 

При повторных заражениях нередко наблюдается развитие иммунитета, направленного против действия токсинов, выделяемых паразита ми. Например, овцы, переболевшие диктиокаулезом, при последующих заражениях не дают клинических явлений, свойственных заболеванию при первичном заражении (Пухов, 1940). Крысы легко переносят повторные заражения летальными дозами трихинелл. У морских свинок повторное заражение личинками аскарид не вызывает кровоизлияний в легких, как это наблюдается при первичной инвазии, и т. д.

 

Активный иммунитет, приобретенный в результате вакцинации, был демонстрирован на большом материале. Наиболее ясные данные были получены с тканевыми паразитами (Cysticercus fasciolaris, С. pi- siformis, Echinococcus granulosus) или с теми паразитами, которые проходят миграцию в организме хозяина (Trichinella spiralis, Ascaris и др.). В меньшей степени возможна вакцинация животных против кишечных паразитов, не совершающих миграции. Вакцинация экспериментальных животных проводилась, кроме вышеуказанных, еще против следующих гельминтов: Schistosoma, japonicum, Fasciota hepatica, Hymenotepis fraterna., Moniezia expansa, Trichocephatus muris, Toxocara mistaxy Ancy- lostoma caninum, Cystocautus nigrescens и др. (Кулбертсон, 1948; Шихобалова, 1950). Для вакцинации использовались различным способом приготовленные антигены и их активные фракции. Например, телята, иммунизированные полисахаридным антигеном, приготовленным из члеников бычьего солитера, оказались резистентными к последующему заражению их финнозом (Бабаджанов, 1949). Полисахаридные антигены были приготовлены и для многих других гельминтов. В отношении Cys- ticercus fasciotaris наиболее активными оказались глобулиновая и эу- глобулиновая фракции (Campbell, 1937).

 

 

 Смотрите также:

 

Латентные вирусные инфекции, процесс размножения фагов...

А сами бактерии (их называют лизогенными) продолжают хорошо расти на питательных средах, имеют обычную морфологию и отличаются от незараженных только тем, что приобретают устойчивость к повторному заражению (иммунитет).

 

Особенности иммунитета

Всем хорошо известно, что у перенесшего острую инфекционную болезнь вырабатывается невосприимчивостьиммунитет. Этот человек повторно ею не заражается. Образуется ли подобная невосприимчивость при ревматизме