.

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ РУССКОГО НАРОДА

 

 

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЙ РУСЬ, РУССКИЙ, РОССИЯ

Происхождение терминов русь, русы. Имена варягов руси в договоре с Византией. Название днепровских порогов на скандинавском и славянском языке

 

 

Кто такие варяги. Происхождение терминов русь, русы. Русь

 

Имена варягов руси в договоре с Византией

 

Название днепровских порогов на скандинавском и славянском языке

 

Сообщение Вертинских анналов

 

Варанги и росы в Византии

 

Кто такие варяги. Происхождение терминов русь, русы

 

 Как мы уже видели, спор о том, следует ли отождествлять варягов с «русыо» и, следовательно, считать термин Русь словом скандинавского происхождения, исходил из нескольких мест «Повести временных лет», в частности из следующих двух: географического введения, в котором указывается, что «русь» наряду со шведами и норвежцами — один из северогерманских народов, и легенды о призвании варягов, где мы находим то же самое утверждение. В легенде указывается, что от призванных варяжских князей, приведших с собой «всю Русь», пошло название Русская земля. Сюда относится и замечание такого же содержания, но только по другому поводу, помещенное в «Повести временных лет» под 898 г.

 

Исследования летописей показали, что отождествление варягов с «русью» в обоих текстах не является первоначальным. Оно введено составителем «Повести временных лет» первой редакции 1111 г., а согласно предшествующему ей «Начальному своду» 1093 г., восстановленному А. А. Шахматовым, варяжские дружины стали называться русью лишь после того, как перешли на юг, в Киев.

 

Рассмотрим и другие источники, которые якобы говорят о том. что под «русами», «росами» выступают норманны, скандинавы.

 

В анналах есть рассказ о том, как император Людовик I Благочестивый 18 мая 839 г. принимал в Ингельгейме послов византийского императора Фео- фила: «Послал он (Феофил.— В. М.) с ними (послами — В. М) также неких людей, которые говорили, что их г. е. народ.— В. М.) зовут рос (Rhos), и которых, как они говорили, царь их, по имени Хакан (Chacanus), отправил'к нему (Феофилу.— В. М.) ради дружбы»3.

 

Далее Вертинские анналы повествуют о том, как Людовик расследовал причину прибытия русов и, по- видимому, не совсем удовлетворенный сообщенными ему сведениями, продолжал допытываться, «что бы можно было достоверно выяснить, с добрыми ли намерениями они явились к нему». Что-то, то ли в речи послов русского кагана, то ли в их поведении, то ли во внешнем их облике, вызывало у Людовика подозрение.

 

Имена варягов руси в договоре с Византией

 

И вот, «тщательно расследовав причину их прибытия, император узнал, что они принадлежат к народности шведской». Казалось бы. теперь нет сомнений в том, что «росы» оказались шведами. Но такое решение вопроса было бы преждевременным и неверным. Дело в том — и это был еще один аргумент сторонников скандинавского происхождения термина Русь,— что и гораздо позднее, во времена Олега и Игоря, в первой половине X в., судя по договорам Руси с Византией, послы «от рода русского», действовавшие от имени и по поручению киевского князя, носили имена, скандинавское происхождение которых не вызывает сомнений: Карл, Инегелд, Фарлаф, Руалд, Грим и т. п.

 

По и это еще не указывает на скандинавское происхождение названия «рода (народа.— В. М.) русского». Вертинские анналы именуют главу государства «народа... Рос» каганом. Каган — термин несомненно тюркского происхождения, уводящий в хазарско-болгарский мир, в Хазарский каганат, царство Камских болгар, к болгаро-аланскому населению степей Подонья и междуречья Дона и Днепра. Каганами русские источники называют еще князей Владимира, Ярослава, Святослава.

 

Следовательно, истоки царства кагана «народа... Рос» следует искать не в Скандинавии, а где-то в Среднем Приднепровье и в землях, лежащих к востоку от него. Но представителями интересов государства «народа... Рос» и при дворе византийского императора Феофила, и при дворе германского императора Людовика оказались посланцы, принадлежащие к «народности шведской».

 

Они считали себя «росами», поскольку жили в землях «народа... Рос» и служили его кагану. Они были шведами, поскольку принадлежали к «народности шведской».

Но может быть, в Скандинавии действительно была страна или область «Русь» и народ «русы»?

 

Термин Русь—не скандинавский. Времена викингов его не знают. В рунических надписях и в древнесеверной литературе наша страна называется Гардар или Гарда- рики, т. е. страна городов. Russia — термин сравнительно редкий, взятый не из живой речи, а книжный и вошедший в обиход в скандинавских языках лишь в XIII—XIV вв. В этом случае уже не может быть сомнений в том, что термин Русь пришел в Скандинавию из Руси славянской, Руси Киевской.

 

Ни на какое племя или народ «русь» в Скандинавии не указывает ни один источник средневековой Европы. Не знает и устное народное творчество народов европейского Севера, поэзия скандинавских скальдов.

 

Некоторые характерные особенности «русов», судя по арабоязычным источникам IX—X вв., которые могут быть сочтены за признаки, свойственные скандинавам, на самом деле служат свидетельством лишь того, что среди русов-славян, свободно общавшихся в Малой Азии со своими соплеменниками славянами, о чем еще в начале IX в. писал Ибн-Хордадбег, заявлявший, что «русы... принадлежат к славянам», были и скандинавы. Они именовали себя «русами» в силу своей службы князьям Руси.

 

Название днепровских порогов на скандинавском и славянском языке

 

Рассмотрим еще один аргумент, выдвигаемый сторонниками норманнского происхождения термина русь. Речь идет о названии днепровских порогов. В сочинении византийского императора Константина Багрянородного (X в.) приводится название днепровских порогов по-русски и по-славянски. Действительно, некоторые названия порогов по-русски суть термины скандинавского происхождения (например, Улворси от Holmfors — остров водопада, Варуфос от Barufors — порог волны), тогда как названия по-славянски Островунипраг, Вульнипраг, Неясыть и другие действительно славянские.

 

Чем же объяснить это? Нет сомнений, информаторами Константина Багрянородного были люди, хорошо знавшие плаванье по Великому водному пути «из варяг в греки». Они и передали две географические номенклатуры днепровских порогов. При этом славянский информатор понятные ему слова назвал славянскими, а непонятные, скандинавские, окрестил «русскими». Ведь среди хорошо известных в Константинополе послов русских князей было много варягов, считавших себя русскими именно в силу своей службы русским князьям («конунгам» «Кенугарда» — Киева и «Хольмгарда» — Новгорода). Они же, видимо, были в числе информаторов Константина Багрянородного, ибо благодаря им славянский Новгород получил в сочинении византийского императора скандинавское окончание -гард («Немогард»).

 

Кстати, отметим взаимопроникновение скандинавских и славянского языков. Константин Багрянородный сообщает, что первый порог Днепра носил название Эссупи, что и по-русски, и по славянски означает одно и то же — не спи. Русское название седьмого порога Струкун звучит по-славянски4. Следовательно, в русских названиях днепровских порогов сторонники скандинавского происхождения термина Русь не могут найти прочную опору своим взглядам. Наличие среди русских послов, купцов и воинов норманнов, считавших себя «русскими», как уже говорилось, в силу своего проживания на Руси и службы русским князьям, никто не отрицает.

 

За границей государства «народа... Рос» они, представители русского кагана, естественно, именовали себя русами, росами, подобно тому как это делали не только послы «от рода Русского» времен Олега и Игоря, все эти Фарлафы, Карлы, Инегелды, Руальды и т. д., но и русские дипломаты иноземного происхождения XV—XVIII вв. (греки, итальянцы, молдаване, голландцы и др.): Траханиот и Фрязин, Спафарий и Виниус, Кантемир и Шафиров.

 

Сообщение Вертинских анналов

 

В этой связи нельзя не вернуться к сообщению Вертинских анналов. Почему, когда посланцы кагана «народа Рос» в Ингельгейме упорно называли себя русскими, это вызвало подозрение у германского императора и, настойчиво допрашивая их, он выяснил, что они шведы? Видимо, потому, что в Западной Европе в те времена хорошо знали не только норманнов, но и «ру- сов», которые в представлении Людовика Благочестивого, как и многих его современников, отличались от норманнов. И когда шведы в Ингельгейме заявляли, что они русские, это вызывало подозрение. Их посчитали теми лазутчиками, отряды которых высылали иорманны, готовя свои вторжения, грабительские набеги и завоевания.

 

О Руси на Западе уже кое-что слышали. Мы не знаем, когда сложились те сказания, которые послужили основой повествования о «витязях из руссов» (Riuzen), «витязях из Киевской земли» (van dem Lande ze Kiewen) в древнегерманской «Песне о Нибелунгах», но вряд ли ошибемся, если отнесем их к ранней, гораздо более ранней, чем XII в., эпохе.

«Русы» упоминаются в раннесредневековом эпическом произведении «Песнь о Роланде», повествующем о временах Карла Великого. Уже в самом начале X в. Русь усиленно торгует с Раффельштедтеном, а это предполагает гораздо более раннее наличие торговых сноше- .ний Руси и Запада.

 

Очевидно, Людовику и его приближенным было известно кое-что о Руси и «русах», о народе «рос». Вскоре, в 80—90-х годах IX в., король Альфред Великий узнал со слов норвежца Оттера-о далеком, где-то у верховьев Дона, государстве и народе «Рошуаско» (Rho- schouasko).

 

Варанги и росы в Византии

 

Русь хорошо знали и в Византии начала IX в., т. е. во времена, предшествующие так называемому «призванию варягов»: по походам русских на северное и южное, малоазиатское побережье Черного моря, описанным в «Житиях» Стефана Сурожского (начало IX в.), Георгия Амастридского (не позже 40-х годов IX в.), по походу русских на о-в Эгину (в Эгейском море, 813 г.), описанному в «Житии» Афанасии, знали по посольству, которое в 839 г. отправилось из Константинополя в Ингельгейм, по торгу с купцами-«русами», с которых, очевидно, в Херсонесе «царь Рума» (т. е. Византии) брал «десятину».

 

 Русские и «ромеи» (византийцы) сталкивались друг с другом и общались, встречались в Константинополе, на Черноморском побережье и у устья Днепра, в дунайских гирлах и в Херсонесе. Уже в 855 г. русские состояли в гвардии императора. К 860 г. относится поход «русов» на Константинополь.

 

 Следовательно, русских хорошо знали в Византии. И знали не как норманнов, ибо для последних существовало точно определяющее их название — «народы, обитающие на северных островах Океана».

 

Византийцы никогда не путали «варангов» (варягов), пришедших служить на Русь со своих «северных островов Океана», с «росами» (русскими), коренными жителями земель, расположенных вдоль Великого водного пути «из варяг в греки». А этими «росами» были восточные славяне, русские.

 

К содержанию раздела: Русский народ

 

 

 Смотрите также:

  

Русь. Варяги. Данные источников о скандинавском...

Данные источников о скандинавском происхождении варягов-руси. Выше было указано, что вопрос о варягах-руси с течением времени разделился в исторической литературе на два вопроса — отдельный о варягах и отдельный о руси.

 

Русь. Варяги. Варяжского Балтийское море Теория туземного...

Но в вопросе о происхождении руси Гедеонов разошелся с Забелиным и признал русь за коренное восточнославянское население, которое само передало свое имя пришельцам-варягам, а не заимствовало от них.

 

Русь. Варяги. Вопрос о варягах-руси

Варяги. Призвание варягов на Русь. Призвание Князей Варяжских. Основание Монархии.
Русы и росы. Варяги на Руси. Столкновения с хазарами. Ломоносов.
Быть славянским землям единой Русью! Призвание Руси. Захват Киева.

 

Мнение о славяно-балтийском происхождении варягов и руси

Название Русь. Варяги - русы.
Варяги. О происхождении варягов ... Значение слова русь. Мошинский предложил объяснять «русь». Быть славянским землям единой Русью!

 

Название Русь

О происхождении названия Русь было много гипотез.
- Русы от пруссов - поморских литовских племён. В этом случае варягов связывают с
Подтверждение скандинавской версии можно увидеть и в сообщениях восточных авторов о некоем острове русов.

 

Слияние варягов и славянских купцов русь как общественный...

Происхождение Руси. Варяги. Призва