Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

ПРАВО В МЕДИЦИНЕ

 

 ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ

 

 

Моральный вред как норма права - компенсации морального вреда

 

 

Смотрите также:

Судебная медицина
судмед

Основы права
основы права

Курс судебной медицины
судебная медицина

Словарь юридических терминов
юридические термины

Итак, для принятия решения о виновности медицинского работника и удовлетворения иска по ГК РФ необходимо доказать, по крайней мере, следующие положения:

 

1.         Нанесен ли вред здоровью и определить его тяжесть.

 

2.         Имеется ли прямая либо косвенная причинная связь между вредом здоровья и ДМП.

 

3.         Доказана ли противоправность действий или бездействия медицинского работника.

 

4.         Доказана ли виновность медицинского работника.

 

Удовлетворение требования о возмещении вреда по гражданскому законодательству имеет свои особенности. Во-первых, в процессе удовлетворения требования о возмещении вреда суд может обязать лицо, причинившее вред, не только расплатиться натурой, но и возместить убытки путем исправления поврежденной вещи (ст. 1082 ГК РФ). В случае вреда, причиненного здоровью человека, именно это имеет значение. Во-вторых, учитывается, с одной стороны, наличие степени вины самого потерпевшего в нанесении ему вреда, с другой - имущественное положение лица, причинившего вред (ст. 1083 ГК РФ). При причинении вреда жизни и здоровью отказ в возмещении вреда никоим образом не допускается. Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов в связи со смертью кормильца, а также при возмещении расходов на погребение. Если имел место умысел потерпевшего при нанесении ему вреда, то он не подлежит возмещению. При грубой неосторожности потерпевшего, которая содействовала возникновению или увеличению вреда, возмещение уменьшается либо (при отсутствии вины причини- теля) в возмещении вреда может быть полностью отказано.

 

Описан случай шантажа со стороны пациента частной стоматологической поликлиники, в которой ему протезировали зубы. Предупрежденный врачами об осторожности в первые часы после установки протеза, он сознательно поступал наоборот и добивался повреждения протеза. Запугивая стоматологов предъявлением крупного иска, он соглашался на предлагаемую сумму. Так он обошел две поликлиники, обратившись наконец к врачам, которые были предупреждены о нем. Врачи установили протез и держали его в стоматологическом кресле более 2 часов, пока цемент не застыл полностью. Дело рассматривалось в суде, который исключил неосторожность потерпевшего и установил, что имел место умысел. В возмещении ущерба отказано.

 

В случае если вред причинен гражданином (физическим лицом) и неумышленно, суд может учесть имущественное положение лица, причинившего вред, и уменьшить размер возмещения ущерба. Так обычно и происходит в отношении врачей, что само по себе весьма спорно.

 

Положения, изложенные в этой статье, применимы при гражданском разбирательстве дел, связанных с врачебной деятельностью, что подробно изложено в статье ГК РФ "Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина". Причем в гражданском законодательстве, в отличие от уголовного, некоторые авторы различают грубую и простую неосторожность.

 

При грубой неосторожности нарушаются обычные, очевидные для всех требования, предъявляемые к лицу, которое легкомысленно рассчитывало избежать вредных последствий, хотя могло и должно было их предвидеть. При наличии грубой неосторожности у потерпевшего это учитывается наряду с виной причинителя. А.Н. Савицкая (Киев, 1982) вслед за другими авторами (юристом О. А. Красавчико- вым, 1966, и судебным медиком И.Ф. Сгарковым, 1966) обращает внимание, что врачевание как деятельность, состоящая из комплекса приемов и средств, включает использование таких предметов и веществ, которые представляют источник повышенной опасности. К ним относятся радиоактивное излучение, рентгеновские лучи, лучи лазера, сильнодействующие, наркотические и психотропные лекарственные препараты. Автор приводит пример назначения рентгенотерапии, перед проведением которой врач не поставил соответствующие фильтры, что привело к лучевому ожогу стоп обеих ног, незаживающим ранам, приведшим в конечном итоге к ампутации конечностей. Понятно, что в таких случаях лечебное учреждение обязано возместить ущерб.

 

При простой неосторожности не соблюдаются повышенные требования к лицу, совершившему какое-либо деяние, когда степень предвидения неблагоприятных последствий небольшая. Источник опасности характеризуется двумя признаками: повышенной вероятностью причинения вреда и невозможностью полноценного контроля человеком при использовании этого источника.

 

После вступления решения суда о возмещении ущерба в законную силу потерпевший вправе, в соответствии со ст. 1090 ГК РФ, потребовать от лица, возмещающего ущерб, увеличения размера выплаты, если трудоспособность потерпевшего уменьшилась в связи с причиненным вредом здоровью по сравнению с той, которая была к моменту принятия решения или полного выполнения решения суда о возмещении вреда. В то же время лицо, на которое возложена обязанность возмещения вреда, по тем или иным обстоятельствам может требовать уменьшения размера возмещения.

 

Судом может быть изменен размер возмещения вреда в связи с наступившим улучшением состояния потерпевшего или ухудшением физического или имущественного положения потерпевшего.

 

В связи с инфляцией, ростом цен на медицинские услуги, лекарственные препараты, предметы медицинского назначения увеличиваются и суммы возмещения вреда, причиненного здоровью. Интересно отметить, что, по данным проф. Ю.Д. Сергеева, наибольшая сумма иска по возмещению вреда здоровью, удовлетворенная судом в РФ, составила 20 тыс. долл. В США максимальный удовлетворенный иск по тому же поводу 16,6 млн. долл.

 

В ГК РФ (ст. 59) при определении ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, не делается различия, кто (например, врач) и при каких обстоятельствах (например, в процессе выполнения профессиональных обязанностей) нанес вред. В ст. 68 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан прямо сказано, что медицинский и фармацевтический работник, причинивший вред здоровью гражданина или спровоцировавший его смерть в процессе выполнения своих профессиональных обязанностей, в случае установления его вины обязан возместить вред в объеме и порядке, установленных Основами (ст. 66). Ответственность медработников может также вытекать из договора возмездного оказания услуг в случаях платного обслуживания в соответствии со ст. 778 - 783 ГК РФ. Приведем наблюдение из экспертной практики.

 

Одним из городских судов Ростовской области рассмотрен иск гр-на С. к частному стоматологу М. При протезировании зубов ему установлены 3 моста. Истец считает, что работа проведена некачественно, так как у него образовались нагноения и свищи. Ответчик иск не признал, заявив, что пролечил 12 зубов, протезировал качественно, а воспалительные изменения произошли позже. Никакой документации врачом не велось. Обследовав истца, эксперты пришли к следующим выводам. В настоящее время у гр-на С. имеются свищевые отверстия в проекции верхушек 1-го и 4-го зубов на верхней челюсти справа. Каналы зубов запломбированы не на всем протяжении. Во время лечения 1-го зуба пломбировочное вещество через его канал выведено за пределы корня (данные ортопантограммы от 30.08.99). Указанные недостатки лечения этих зубов могли как самостоятельно вызвать воспаление с последующим образованием свищей, так и обострить уже имевшееся хроническое воспаление в области верхушек 1-го и 4-го зубов и затем привести к возникновению свищей. Отсутствие мед. документации не позволяет решить этот вопрос конкретно. Эксперты высказывают предположение, что, вероятнее всего, свищи у гр-на С. образовались после лечения, так как стоматолог не имеет права производить протезирование при наличии свищей. Эксперты отмечают, что после протезирования у гр-на С. при смыкании зубов образуется щель до 0,2 см. Этот дефект связан с завышением прикуса на мостовидных протезах. Воспаление слизистой оболочки в области 5-го зуба н/ч слева также связано с протезированием: глубоко посаженная коронка 5-го зуба привела к постоянной травматиза- ции слизистой и ее воспалению. В настоящее время гр-н С. нуждается в серьезном длительном лечении и повторном протезировании в ближайшее время, так как процесс в любое время может осложниться абсцедированием, остеомиелитом. Стоматологом М. нарушена Типовая инструкция по заполнению форм первичной медицинской документации лечебно-профилактических учреждений, утв. приказом Минздрава СССР от 04.10.80 № 1030, - медицинская карта стоматологического больного (форма № 043/У).

 

Суд принял решение о частичном удовлетворении исковых требований. Второй пример предъявления гражданского иска к врачу-стоматологу. Районный суд рассмотрел иск гр-ки В. к стоматологической поликлинике в связи с некачественным протезированием зубов. Основная претензия истицы заключалась в том, что обострился хронический воспалительный процесс в 3-м зубе верхней челюсти справа, а также имел место продольный перелом корня этого протезированного зуба.

 

При проведении судебно-медицинской экспертизы необходимо было снять протез, к тому же это требовалось и для проведения лечебных мероприятий. В экспертной практике при формировании экспертного суждения основным источником информации обычно является медицинская документация. Нередко этот важный в юридическом отношении документ имеет различного рода дефекты, особенно когда это относится к стоматологической службе. Так было и на этот раз. Медицинская стоматологическая карта больного составлена с грубыми дефектами: нет подробного описания состояния полости рта перед протезированием, нет данных рентгенологического исследования, нет обоснования метода протезирования, так же, как и надлежащим образом оформленного согласия больной на выбранную методику протезирования. Тем не менее экспертами установлено, что 3-й зуб был больным не менее года и ранее подвергался пломбированию канала. Перед протезированием зуб должен был быть окончательно излечен либо удален при невозможности полноценного лечения, что можно контролировать рентгенологическим исследованием. В заключении экспертов указано, что неудачное протезирование объясняется отсутствием надлежащей подготовки зуба к протезированию. Данное заключение явилось основанием для решения суда об удовлетворении иска.

 

Еще один пример из другой области медицины - акушерства, которая также является весьма активной отраслью медицины в части количества жалоб, исков.

Гр-ка И. предъявила иск к родильному дому о возмещении ей материального и морального вpeдa.

 

В процессе родов у нее выявились признаки клинически узкого таза. В условиях раннего отхождения вод это явилось прямым показанием к родоразрешению кесаревым сечением. На следующий день после операции у нее появились сильные боли в левой поясничной области, которые приняли нестерпимый характер. Несмотря на продолжающиеся боли и при подозрении на инфильтрат в полости малого таза больная через две недели выписана из родильного дома. Весь период пребывания в нем она принимала лекарства, приобретаемые за свой счет. Еще через две недели состояние ее резко ухудшилось, появились боли внизу живота, выделение светлой жидкости из влагалища. При гинекологическом обследовании в другой больнице выявлен свищевой ход в заднем своде, в связи с чем она переведена в урологическое отделение третьего по счету лечебного учреждения. Здесь установлен диагноз: повреждения мочеточника и формирование мочеточниково-влагалищного свища - и проведены операции по созданию наружного свища левой почки. Последняя к этому периоду находилась в состоянии гидронефроза, с целью ее дренирования, а также проведена сложная полостная операция пластики левого мочеточника. При последней обнаружен краевой дефект мочеточника, характер которого, с учетом сведений о проведенном кесаревом сечении, не вызывал сомнений в том, что он возник при выполнении этой операции. Истица утверждала, что в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи у нее пропало грудное молоко, она вынуждена была взять отпуск за свой счет, лечиться у психоневролога. Тело ее обезображено рубцами. Рекомендовано дальнейшее санаторно-курортное лечение.

 

При рассмотрении иска судом назначена судебно-медицинская экспертиза с целью установления причинной связи между причиненным вредом здоровью и действиями медицинских работников родильного дома. Группа экспертов, изучив медицинскую документацию, отметила: наличие изолированного краевого дефекта мочеточника свидетельствует о его травмировании при проведении операции кесарева сечения. До операции кесарева сечения у истицы почечной патологии не имелось. Во время операции допущено краевое повреждение левого мочеточника в предпузырном отделе, что привело к воспалению околоматочной клетчатки, формированию мочеточниково-влагалищного свища, через который моча истекала во влагалище через наружное отверстие свища слева от шейки матки, выраженным рубцовым изменениям параметрия. Краевое повреждение мочеточника, судя по всему, результат неосторожного действия, что является признаком ненадлежащего врачевания. Данное повреждение квалифицируется как тяжкий вред здоровью. Экспертами также отмечена неадекватность обследования больной в послеоперационном периоде.

 

В условиях рыночной экономики врачи при некоторых обстоятельствах оказываются в весьма трудном положении, особенно когда возникает вопрос о возмещении действительно причиненного вреда здоровью пациента. И если это касается неосторожного действия, ненадлежащего выполнения врачом своих обязанностей, то это представляется справедливым. Однако нередки случаи невиновного причинения вреда. Гражданский кодекс предусматривает такую возможность в приведенных выше статьях. Сюда относится ст. 1064 - при причинении вреда в условиях крайней необходимости или обоснованного риска; ст. 1083 - при причинении вреда в результате неосторожного действия самого потерпевшего; при умышленном причинении себе вреда здоровью (самоповреждение, неумелое применение лекарств, аппаратов и предметов медицинского назначения и др.).

 

Наряду с возмещением убытков гражданское законодательство предусматривает также возможность требовать компенсацию морального вреда в случаях, предусмотренных законом. Например, в отношениях, подпадающих под действие Закона РФ от 07.02.92 № 2300-1 "О защите прав потребителей" (с изм. от 17.12.99), в так называемых деликтных, т. е. во внедоговорных, правоотношениях, связанных с противоправным причинением вреда (ст. 151, 152, 1099 - 1101 ГК РФ).

 

Вред, нанесенный гражданину, может быть не только материальный, имущественный, но и неимущественный, моральный. Под моральным вредом законодательство понимает нравственное или физическое страдание, причиненное действиями, посягающими на личные, неимущественные права либо на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Прежде всего, это потеря близкого человека, утрата здоровья, разглашение врачебной тайны, заболевание, возникшее в результате нравственного страдания, личная и семейная тайна, которым может быть нанесен вред в процессе профессиональных действий или бездействия медицинского работника. Сюда также можно отнести физические и психические страдания, унижение достоинства личности, посягательства на честь, достоинство и деловую репутацию человека, неприкосновенность частной жизни. Например, грубость, проявляемое неуважение к пациенту, унижение его достоинства, причинение ему боли, страданий, когда их можно избежать.

 

Таким образом, ненадлежащее врачевание может приводить помимо прямого вреда жизни и здоровью человека и к моральному вреду, который подлежит компенсации, так как нарушаются законные права пациента.

 

Наряду с возмещением вреда, причиненного здоровью, выразившегося в стойкой утрате трудоспособности, например из-за укорочения конечности после ненадлежащего лечения перелома, пациент вправе требовать возместить и моральный вред, так как получил увечье, стал хромым. И то и другое чаще всего возмещается определенной суммой, установленной судом. Причем если возмещение вреда жизни или здоровью основано на объективных показателях (как изложено выше), то компенсация морального вреда оценивается произвольно пострадавшим и судом с учетом разумной достаточности и реальных возможностей причинителя вреда. В качестве примера приводим наблюдение из экспертной практики.

 

Районным судом рассмотрен иск гр-ки Т., 18 лет, к поликлинике, в которой ей 28.06 произведен мини-аборт. При этой операции, произведенной при отсутствии противопоказаний, произошла перфорация матки зондом. Больная немедленно доставлена в больницу, где ей без промедления произведена операция ла- паротомия, ушивание перфорации, выскабливание полости матки. Истица в своих исковых требованиях требовала возместить ей затраты по найму работницы, так как она длительное время не могла поднимать тяжести, оплатить санаторно-курортное лечение, возместить ей моральный вред, поднимался вопрос о правомерности проведения женщине мини-аборта, так как ранее ей была произведена операция (год назад) кесарева сечения. В выводах экспертами указано: "...1. Предшествующая операция кесарева сечения не является противопоказанием для мини-аборта... Рекомендация ограничения поднятия тяжестей весом не более 3 кг относится только к периоду пребывания ее на листке нетрудоспособности... 3. Сан.-кур. лечение после гинекологических операций может быть рекомендовано не ранее 6 месяцев после операции. Гр-ке Т. может быть показано сан.-кур. лечение не по гинекологическому профилю, а по общему курсу, как после лапаротомии. Решение принимается лечебным учреждением... 4. Причиной перфорации матки у гр-ки Т. является прободение ее передней стенки зондом в области внутреннего маточного зева. Это повреждение обусловлено тремя совокупно действовавшими факторами: а) действиями врача, вводившего зонд в полость матки, б) неправильным положением матки - retroflexio, в) дегенеративными изменениями в матке с истончением стенок и изменением физических свойств тканей как следствие перенесенных ранее гинекологических заболеваний и операции кесарева сечения ".

 

Следует отметить, что эксперт был вызван в судебное заседание, где доказал обоснованность экспертного заключения. Решением суда иск удовлетворен частично, в сумме, которая должна быть взыскана с врача, допустившего перфорацию.

 

Моральный вред как норма права введен в гражданское законодательство относительно недавно, с 1991 г. В ГК РФ, в обязательства вследствие причинения вреда включены статьи и о компенсации морального вреда (ст. 151, 1099 - 1101). Как указано выше, компенсация морального вреда предусмотрена также в ст. 15 Закона "О защите прав потребителей", а также в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.94 № 10 "О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда" (с изм. от 15.01.98) и в других нормативных документах.

 

В ст. 1099 и 1100 ГК РФ приводятся основания компенсации морального вреда. При причинении гражданину морального вреда действиями, нарушающими имущественные права, он подлежит компенсации только в случаях, предусмотренных законом, и осуществляется независимо от наличия имущественного вреда. Компенсация морального вреда может быть осуществлена, когда вред причинен жизни, или здоровью, или имуществу гражданина либо вследствие распространения сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию, а также при незаконном осуждении или незаконном привлечении к уголовной ответственности, аресте или получении подписки о невыезде или в иных случаях.

 

Для компенсации морального вреда необходимы следующие основания: наличие вреда, противоправность действий причинителя вреда, причинно-следственная связь между причиненным вредом и этими противоправными действиями, вина причинителя вреда, хотя иногда ответственность наступает и при отсутствии вины.

Моральный вред обычно имеет место при наличии материального вреда, хотя и не всегда, даже при наличии оснований, сопровождается иском на возмещение материального вреда. Приведем относительно редкие в нашей практике наблюдения, когда обстоятельства оказания медицинской помощи явились поводом для предъявления иска на причиненный моральный вред.

 

Гр-ка Д., работающая санитаркой родильного отделения ЦРБ, предъявила иск к лечебному учреждению, где она работает.

 

Суть иска: 15.01 она прошла плановое медицинское обследование, в том числе флюорограмму, признана здоровой и допущена к прежней работе. После этого она неоднократно предъявляла жалобы на кашель, повышение температуры по вечерам, слабость, апатию. В поликлинику обратилась только через полтора месяца, где участковым терапевтом был установлен диагноз левосторонней прикорневой пневмонии, назначено лечение. В последующем, в связи с плохим самочувствием, несколько раз в течение трех месяцев обращалась к терапевту, продолжая предъявлять те же жалобы. Диагностирована вегето- сосудистая дистония по гипотоническому типу, железодефицитная анемия. 01.04 консультирована инфекционистом, тогда же была сделана рентгенограмма органов грудной клетки. В результате обследования установлен диагноз: грипп, левосторонняя прикорневая пневмония. 02.04 поступила на стационарное лечение в ЦРБ, откуда с подозрением на специфический процесс направлена в областной туберкулезный диспансер. Здесь при обследовании был поставлен диагноз: инфильтративный туберкулез нижней доли левого легкого. Назначенная определением суда судебно-медицинская экспертиза с участием фтизиатров и терапевтов установила, что в данном случае имеет место неправильная диагностика. Уже при первом обследовании 15.01 на флюорограм- ме, а также на рентгенограмме от 02.04 были выражены признаки, позволяющие заподозрить туберкулезный процесс и, следовательно, провести направленное полноценное обследование.

 

Экспертами указано нарушение приказа Минздрава России от 22.11.95 № 324 "О совершенствовании противотуберкулезной помощи населению РФ" в части обязательной дифференциальной диагностики любого заболевания легких с туберкулезом легких. В своем исковом заявлении гр-ка Д. отметила, что несвоевременная диагностика туберкулеза поставила ее в положение невольного источника заражения своих родственников и пациенток родильного отделения, где она работала. Ответчики существо иска признали, но были не согласны с размером исковой суммы. Суд принял компромиссное решение, снизив сумму заявленного иска. Второй пример.

 

Истица, гр-ка В. 24.07 при сроке беременности 42 недели поступила в родильное отделение, где в тот же день родила. С последом выделилось 500 мл крови. При ручном исследовании выявлен разрыв матки, кровопотеря 1200 мл. Отмечен геморрагический шок, ДВС-синдром. Срочно взята на операцию. Произведена экстирпация матки с левыми придатками, приняты меры для остановки кровотечения, инфузионная терапия, во время операции произведено прямое переливание крови от 5 доноров. Все они - 5 сотрудники отделения. Каждому из них несколько месяцев назад в процессе планового профилактического обследования проведены анализы на ВИЧ, сифилис, австралийский антиген. Результаты отрицательные. 06.08 больная выписана из родильного отделения в удовлетворительном состоянии. Однако с 11.08 по 18.08 неоднократно обращалась в поликлинику с жалобами на повышение температуры, боль в горле, полиморфную сыпь на коже. Отмечалась гиперемия зева, лимфоцитоз до 53%. Установлен диагноз: ОРЗ, аллергический дерматит. 03.04 следующего года при исследовании крови гр-ки В. обнаружены антитела к ВИЧ-инфекции. При анализе крови одного из прямых доноров гр-ки В. - врача С., который ранее имел ту же клиническую картину заболевания, что и В., обнаружены антитела К ВИЧ- инфекции. Учитывая время клинических проявлений заболеваний, повторные отрицательные результаты анализов на ВИЧ других доноров, отсутствие данных о других инъекциях у гр-ки В., было установлено, что инфицирование гр- ки В. произошло в период с 18.07 по 25.07, при этом не исключено заражение при переливании крови от донора - врача С. Данное заключение экспертов является основанием для суда по удовлетворению иска. При этом, безусловно, должны быть учтены обстоятельства, потребовавшие прямого переливания крови, которое спасло жизнь женщины. Следует особо обратить внимание на то, что при поступлении женщины в родильное отделение обязательное исследование крови на ВИЧ не произведено. Это, с одной стороны, является грубым нарушением приказа Минздрава России об обязательности такого исследования, с другой - не позволило экспертам решить вопрос конкретно.

 

В ст. 151 и 1101 ГК РФ отмечается, что если гражданину причинен вред, посягающий на имущественные и неимущественные права, то наступает гражданско- правовая ответственность, которая предусматривает компенсацию морального вреда по решению суда в денежной форме. Размеры ее зависят от степени вины нарушителя и других обстоятельств, а также от характера причиненных физических и нравственных страданий, но не всегда зависят от размера материального вреда. Помимо наличия вреда, для доказательства ответственности за причинение морального вреда необходимо установить причинную связь между правонарушением и возникновением вреда. Компенсация может назначаться не только при вине нарушителя, но и при случайном причинении вреда, если это предусмотрено законом. Граждане имеют право указывать в исковом заявлении такую сумму возмещения, которая, по их мнению, является справедливой, но суд, определяя подлежащую к выплате сумму, помимо этого руководствуется еще и такими соображениями, как характер и глубина причиненных потерпевшему нравственных и физических страданий, учитывает индивидуальные особенности пострадавшего, его материальное положение, а также фактические обстоятельства дела.

 

Таким образом, принцип разумности, реальности и справедливости является критерием при определении судом размера компенсации морального вреда. Например, требуемая сумма компенсации в 5 млн. руб. за страдания во время операции при ненадлежащем обезболивании, а также страдания в послеоперационном периоде не признана судом, в то же время сам факт причиненного морального вреда является установленным. Эта сумма уменьшена судом в 1000 раз, так как требуемая сумма была нереальна для выплаты ее врачом-анестезиологом и, отчасти, несправедлива.

 

Следует обратить внимание, что порядок и условия возмещения морального вреда приводятся также в Законах "О защите прав потребителей", "Об охране окружающей природной среды" и др.

 

 

К содержанию книги:  Медицинское право

 

 Смотрите также:

 

моральный вред

Возмещение морального вреда теперь регламентируется... Моральный вред, причиненный действиями (бездействиями), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

 

Компенсация морального вреда  1.13. Дела о компенсации морального вреда  Способы и размер компенсации морального вреда

 

Правила не обусловливают возмещение морального вреда...

Согласно этим статьям моральный