Вся электронная библиотека      Поиск по сайту

 

ПРАВО В МЕДИЦИНЕ

 

Право в медицине

 

 

Дело врачей. Аресты медиков в СССР

 

 

Смотрите также:

Судебная медицина
судмед

Основы права
основы права

Курс судебной медицины
судебная медицина

Словарь юридических терминов
юридические термины

В 30-е гг. в разных регионах страны вышло немало работ медиков и юристов, посвященных разным аспектам врачебных ошибок и ответственности медицинских работников.

 

Вот некоторые из них: "Судебная ответственность врачей" (Лейбович Я. Л. Л.; М., 1926); "Уголовная ответственность врачей" (Малис Ю.Г. М., 1926); "О судебной ответственности врача" (Губарев А.П. М., 1927); "Врачебные ошибки" (Давыдовский И.В. М., 1928); "Ответственность врача" (Райский М.И., М. 1929); "Ошибки в диагностике и терапии" (Бруштейн С.А. М., 1930); "Медицинские ошибки по судебным материалам" (Брусиловский А.Е., Левин A.M. Харьков, 1930); "К вопросу о судебной ответственности врача" (Абуладзе Д. А. Тифлис, 1931); "Врачебные ошибки и врачебные преступления" (Гусев А.Д. Казань, 1935); "Об ответственности врача за профессиональные ошибки" (Сапожников Ю.С. Киев, 1932).

 

Главный СМЭ РСФСР Я.Л. Лейбович (который в начале тридцатых годов сам подвергся репрессии за приверженность к генетике) отметил , что судебная практика "врачебных дел" 20 - 30-х гг. показывает, что они стали возбуждаться чаще, чем раньше, но кончаются, как правило, мягкими приговорами против врачей. Он отметил: надо помнить, что есть потерпевшая сторона, нередко потерявшая близкого человека. Самое главное в авторитетности, убедительности, компетентности и беспристрастности экспертизы. Единоличная экспертиза по "врачебному делу" ненормальна и вредна для правосудия, необходимо создание экспертных комиссий.

 

Эта рекомендация в 40-е гг. была узаконена и претворена в экспертную деятельность.

В эти годы, судя по литературе, несколько поутихли споры и обсуждения. Особый акцент был сделан на разборе ошибок и правонарушений в области хирургии. В годы войны и послевоенные годы мало публиковалось работ на эту тему. Лишь в конце 50- х гг. появился ряд статей о врачебных ошибках по материалам судебно-медицинских экспертиз об ответственности врачей (Адрианов А. Д., Арешев П.Г., Байковский С.Б., Бокова Е.Т, Будак Т. А., Даль М.А., Зальмунин Ю.С., Сидоров С.М., Эдель Ю.П.).

 

В 1949 г., наряду с делом "безродных космополитов", началась новая кампания против врачей. Был арестован известный проф. Московского медицинского института Я. Г. Этингер.

 

4 декабря 1952 г. было принято Постановление ЦК ВКП(б), нацеленное на искоренение "вредительства в лечебном деле".

 

13 января 1953 г. было опубликовано сообщение ТАСС об аресте "врачей- вредителей". Органами госбезопасности была "раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь активным деятелям Советского Союза". И вновь в списках значатся известные в мире ученые, авторы учебников и монографий, академики. Среди 37 арестованных - Виноградов, Вовси, Коган, Егоров, Зеленин и др., которых обвиняли в умерщвлении не только советских руководителей, но и лидеров международного коммунистического движения М. Тореза и Г. Димитрова.

 

Дело врачей было возведено в масштаб крупной политической акции, в которую вовлекалось население страны, в Москве, Ленинграде, во всех крупных городах. Е. Евтушенко вспоминает, как в то время печатались фельетоны и пасквильные статьи о медиках. Врачей стали бояться, многие перестали к ним обращаться, искусно распространялись слухи об отравленных лекарствах, которые простые люди перестали покупать.

 

И в прошлом деятельность врачей подвергалась критике в обществе. Известны сарказм и насмешки Мольера и Рабле, убийственные характеристики врачей и неверие в их искусство, блестяще описанные А. Чеховым и Л. Толстым, но столь масштабные политические обвинения, направленность со стороны государства к людям в белых халатах, прежде не наблюдались.

 

Новый всплеск интереса к теме недостатков врачевания возник и в 60-е гг., когда были защищены кандидатские диссертации Ю.П. Эделя, Л.С. Велишевой, издана монография И.Ф. Огаркова "Врачебные правонарушения и уголовная ответственность за них" (Л., 1961).

С некоторым ростом общего уровня жизни и культуры населения, положительными изменениями в медицине с внедрением новой техники изменился и характер дефектов врачебной деятельности. Представим это на основании анализа "врачебных дел" Ростовской области за период 1961 - 1967 гг., проведенного A.K Hеуважаевым и А.Б. Гутниковой по данным бюро СМЭ .

 

Всего за эти годы была проведена 121 экспертиза по материалам дел в связи с подозрением на правонарушение медицинских работников. По медицинским специальностям врачебные дела распределялись следующим образом: в 46 случаях они касались хирурга, в 33 - акушера-гинеколога, в 17 - терапевта, в 11 - педиатра, по 3 - врача скорой помощи и невропатолога, по 1 - 2 - дерматолога, отоляринголога, психиатра, уролога.

 

Как и раньше, основная часть дел заводится на специалистов тех специальностей, которые используют активные вмешательства. Но в эти годы хирурги более значительно стали опережать акушеров-гинекологов. Хирурги привлекались чаще всего в связи с неблагоприятными исходами при диагностике и лечении аппендицита и тяжелых травм, акушеры-гинекологи - в связи с послеродовыми кровопотеря- ми, педиатры - из-за дефектов при выявлении и лечении пневмонии. Нередко встречались случаи невнимательного отношения к постановке диагноза при наличии алкогольного опьянения.

 

Как и прежде, наблюдалось немало случаев плохой организации,  едисциплинированности, неоперативности. Основная часть дел (92!) возбуждалась на врачей, работающих в городских лечебных учреждениях, что составило 76% всех дел, в большинстве своем это больницы центра области. В 70% случаев жалобы были обращены к врачам, работающим в стационарах, остальные приходятся на врачей поликлиник и скорой медицинской помощи.

 

В результате анализа проведенных экспертиз условно их можно распределить на следующие группы: врачебные ошибки - 36%, неосторожные действия - 33%, из которых треть была в связи с неправильной организацией медицинской помощи. В 31% жалобы были необоснованными. В делах о врачебных ошибках выявлялись элементы недобросовестности, а при их отсутствии или неочевидности и неблагоприятных последствиях отмечались дефекты в составлении истории болезни или неадекватное лечение, которые тем не менее не могли отрицательно сказаться на исходе заболевания или травмы.

 

Приведем примеры характерных врачебных правонарушений или ошибок тех

лет.

 

Гр-н Л. в 1 час ночи доставлен машиной скорой помощи в больницу, расположенную в 15 км от города. Дежурный врач, осмотрев больного, решила, что он пьян, и отправила в милицию. В 4 часа 30 мин оттуда его вновь привозят в хирургическое отделение, где он, показывая на голову, пытается что-то сказать. Врач ставит диагноз: сотрясение головного мозга и опьянение тяжелой степени. В 9 часов 30 мин обнаруживается припухлость в правой височной области, анизокория, правосторонний птоз. Диагноз: перелом правой височной кости, сотрясение головного мозга, опьянение тяжелой степени. Вызванный на консультацию нейрохирург не успел приехать. На третий день больной скончался. На вскрытии обнаружился перелом правой височной кости и субдураль- ная гематома.

 

В Ростове мужчина с целью самоубийства принял около 30,0 дихлорэтана. Врач скорой помощи посчитал его пьяным и, не оказав помощи, предложил проспаться. Отравление было установлено только при вскрытии. В Таганроге врач скорой помощи, не обследовав и не установив причину беспомощного состояния больного, отправил его в медвытрезвитель, где через 4 часа он скончался. При судебно-медицинском исследовании трупа обнаружен резко выраженный атеросклероз и установлена смерть от сердечно-сосудистой недостаточности.

 

А вот случаи неосторожного действия, выразившегося в небрежности врача. В хирургическом отделении больницы г. Гукова в связи с недостаточным обследованием был поставлен неправильный диагноз перелома правого плеча со смещением отломков и наложена гипсовая повязка. Только через две недели был диагносцирован вывих правого плечевого сустава. Несвоевременное вправление вывиха привело к гангрене с последующей ампутацией конечности по жизненным показаниям.

 

В медсанчасти, расположенной в Белокалитвенском районе, в результате нарушения инструкции по переливанию крови у больного неправильно была определена группа крови и смерть наступила от гемотрансфузионного шока. В этой же медсанчасти во время операции под общим наркозом, которая проводилась по поводу травмы живота, у больного началась рвота, которая не сразу была замечена хирургом, а анестезиолог на время отлучился. Больной скончался. На вскрытии выявлено закрытие трахеи, бронхов и альвеол легких рвотными массами, что вызвало механическую асфиксию, вследствие которой наступила смерть.

 

В 1969 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР были приняты Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении, которые вступили в действие с 01.07.70. Это был не столько юридический, сколько политический документ, призванный закрепить крупные успехи советской медицины; но вместе с тем он в 9 разделах и 55 статьях систематизировал все законодательные акты в области охраны здоровья населения.

 

Однако в силу существовавшей тогда системы неправового государства многие положения были лишь декларированы, не соответствовали международным нормам и фигурировали только в докладах и выступлениях, в статьях и учебном процессе.

В 1970 - 1980 гг. сложилась определенная практика расследования и судебно- медицинской экспертизы, существующая и в настоящее время. Такими делами не занимались прокуроры районов; такие дела не возбуждались сразу после поступления сигнала о профессиональном правонарушении, а предварительно обязательно проводилась административная проверка, по результатам которой и принималось решение о возбуждении уголовного дела или отказе от него. Судебно-медицинская экспертиза проводилась только группой экспертов во главе с начальником бюро СМЭ.

Проведенный нами анализ судебно-медицинских экспертиз врачебных дел, произведенных в 1971 - 1983 гг. в Ростовском бюро СМЭ, не выявил каких-либо особенностей по сравнению с некоторыми другими регионами, но показал отдельные изменения по сравнению с данными аналогичных экспертиз того же бюро СМЭ в предыдущие годы.

 

Всего их было за указанный период 306, от 14 до 36 в год (в среднем 23,5).

На первом месте по количеству дел, как и в предыдущие десятилетия, были представители "агрессивных специальностей": в 35% это были хирурги, на втором месте (20%) - акушеры-гинекологи. На третьем месте, опередив терапевтов, были педиатры (1,8%), на четвертом - терапевты (1,4%). В остальных (соответственно 7 и 6) случаях были врачи скорой помощи и участковые врачи, а в единичных случаях - узкие специалисты. В 11 случаях к ответственности привлекались медицинские сестры.

 

В отличие от 20 - 30-х гг., когда дела против врачей часто возбуждались органами здравоохранения, в наших наблюдениях это отмечалось лишь в трех случаях. В остальных жалоба поступала от родственников или самого больного.

 

В большинстве случаев это было связано со смертью больного, осложнением или тяжким последствием при подозрении медика, как причинителя вреда. Это имело место в 22% случаев. В 6 наблюдениях отмечено полное расхождение диагноза, в 24 - указано на его неполноту и неточность. В 16 экспертных заключениях указано, что неблагоприятный исход имеет прямую причинную связь с несвоевременным оказанием медицинской помощи, в 2 из них - в связи с отказом родителей детей от оперативного вмешательства.

 

В 14% случаев возбуждалось дело на врачей городских больниц, а в большинстве (в отличие от прошлых лет) остальных случаев - сельских, от участковой до ЦРБ.

Лишь в половине дел имелись характеристики на врачей, из которых видно, что стаж свыше 20 лет имели 17 врачей, свыше 10 лет - 37, свыше 5 лет - 7 врачей. 42 из них проходили усовершенствование или специализацию, 10 закончили клиническую ординатуру, 11 имели высшую или первую категорию, 4 врача имели отрицательные характеристики с места работы.

 

Интересно, что в ряде уголовных дел имеется реакция администрации на жалобу. В 40 случаях это выговоры и строгие выговоры, в двух - лишение аттестационной категории, в 5 - временное отстранение от основной деятельности. В отдельных случаях приняты организационные меры: улучшение контроля за работой врачей, ходатайство об открытии реанимационного отделения, организация тематических семинаров, направление на специализацию.

 

В эти годы особое внимание уделено развитию медицинской этики и деонтологии. Вслед за Международным конгрессом в Москве была проведена 1-я Всесоюзная конференция по вопросам медицинской этики, издан ряд монографий, посвященных проблемам деонтологии и нарушениям в этой области медицины.

 

Вот наиболее значимые: И.А. Кассирский "О врачевании" (1970), Б.Д. Петров "Врач, больные и здоровые" (1972), Л.Л. Хунданов "Раздумья врача" (1983), И.И. Сук "Врач как личность" (1984), Н.В. Эльштейн "Диалог о медицине" (1986), И.А. Шамов "Искусство врачевания" (1987), А. А. Грандо "Врачебная этика и медицинская деонтология" (1988).

Появились монографические работы, в которых наряду с деонтологией уделяется внимание правовым аспектам в области медицины: А.П. Громов "Врачебная деонтология и ответственность медицинских работников" и "Права, обязанности и ответственность медицинских работников" (1976); И.А. Концевич "Судебно- медицинские аспекты врачебной практики" (1974) и "Долг и ответственность врача" (1983); Ю.Д. Сергеев "Профессия врача: юридические основы" (1988).

 

В этот период были отмечены и другие особенности. В отличие от прошлых лет чаще и конкретнее замечены этико-деонтологические недостатки. Изучение причин дефектов показывает некоторое повышение общего уровня здравоохранения. Например, ни в одном случае не был указан такой отмечавшийся раньше недостаток, как исполнение обязанности врача фельдшером, невежественное действие врача, антисанитария в лечебных учреждениях, не отмечалась и крайняя некультурность населения и дремучая неосведомленность его в элементарных медицинских вопросах, как это было прежде. Не встречалось случаев умышленной стерилизации, уменьшилось число экспертиз, связанных с неоказанием медицинской помощи. В связи с выходом ряда инструкций и правил появились связанные с их нарушениями случаи неблагоприятных исходов; отдельные примеры незаконного применения наркотических веществ. Наконец, по сравнению не только с 20-ми и 30-ми, но и с более спокойными 50-ми гг. резко увеличилась разница между количеством жалоб и возбуждением уголовных дел; значительно реже возбужденное дело доходило до суда.

 

Наконец, в 90-е гг. ушедшего столетия произошел новый всплеск интереса и ощутимых изменений в расследовании "врачебных дел", в характере ответственности медицинских работников. Они связаны с коренными изменениями общественно-политической, социальной, экономической жизни общества, в том числе в области охраны здоровья населения, с внедрением страховой медицины, развитием платных медицинских услуг, разрешением частной врачебной деятельности и цели- тельства. Эти изменения в медицине прежде всего касаются принципиальных различий в правовых и морально-этических взаимоотношениях врача и больного до и после 1991 г., и в особенности 1993 г., когда были приняты Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан. Но это уже другая тема.

 

 

К содержанию книги:  Медицинское право

 

 Смотрите также:

 

Новый виток репрессий. Ленинградское дело. Дело врачей

Аресты и судебные процессы продолжались и в 1951-1952 гг. Общее количество погибших по
Указывалось, будто действия медиков были направлены прежде всего на ухудшение
Общее число арестованных по "делу врачей" к февралю 1953 г. достигло 37 человек.

 

знаменитое дело врачей   Расследование причинения вреда здоровью. Устанавливаемые...

 

стандарт структурирования бригады следователей

...делу, включая членов бригады, потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых — задержанных и арестованных, эпизодах
профиля (криминалистов, судебно-медицинских врачей, взрывотехников, автотехников, работников противопожарной службы (при поджогах)...