«Эврика» 1990. КОСМИЧЕСКИЕ ТАЙНЫ КУРГАНОВ

 

 

Человекоподобные курганы и святилища в Восточной Европе

 

 

 

ДЕТИ ЗЕМЛИ И НЕБА

 

Раздумывая о духовном диапазоне человека развитой первобытной эпохи, я вспоминаю наши раскопки. И каждый раз поражаюсь осязаемости контактов прошлого — настоящего — будущего, диалектическим повторам того, что давным-давно завершилось, а нынче вновь вызревает на очередном витке спирали развития.

 

...Сейчас вот припомнились раскопки кургана в Великой Александровке, в междуречье Ингульца и Днепра. Вспомнилось цветение акаций, выбелившее весь городок. И запах сена, в котором мы ночевали под огромными июньскими звездами прямо во дворе винзавода, где разместили экспедицию местные власти.

 

Курган стоял неподалеку от нашего лагеря. Громадный холм закрывал окна нового больничного корпуса, потому и решили его раскопать. А сделать это было очень непросто. Мешали не только близко подступавшие здания, на кургане располагался не старый, но уже заброшенный всеми погост...

 

Меня поначалу прямо шокировали шуточки экскурсантов в больничных пижамах по поводу развороченно го бульдозерами кладбища... а чего стоило свыкнуться с «натюрмортами», которые местная ребятня тайком выстраивала из содержимого полуистлевших гробов! Варвары! — думалось мне... По-человечески определять такое иначе нельзя. Но верх над эмоциями взяла научная мысль: она не поверила в испорченность современных людей, а постаралась добраться до сути такого вот варварства. Отважившись довериться ей, я понял вдруг вот что.

 

Жизнь торжествует над смертью. Где геройски, где в надрывах души и поступков, но — торжествует! Сделать это торжество прекрасным, подобаюшим Человеку — одна из основных проблем культуры.

 

Первобытные мудрецы умели справляться с этой невероятно трудной задачей.

Мать-Земля — вот как можно определить смысл второго Велико-Александровского кромлеха ( 12).

 

Очертания кромлеха II вокруг кеми-обииской гробницы напоминают антропоморфные стелы, распространившиеся немного спустя в ямной культуре. Небольшая головка фигуры обращена строго на север, а обозначенные двумя столбообразными камнями ноги — на юг. Плечи и основание фигуры прямые, а бока округлы, как бы раздуты. С этим согласуется конфигурация внутренней насыпи: в продольном профиле хорошо видна имитация беременности... над погребением! Смысл обряда вполне очевиден: женоподобный кромлех «возродит» покойника. С этой целью воздействовали на голову и сердце фигуры. На головной части был разведен костер и справлена тризна; в левой, восточной части кромлеха найдено несколько обломков костей ног быка. Следует также упомянуть панцирь черепахи и створку речной раковины, которые располагались слева от обращенного головой на северо-северо-восток погребенного. Эти находки отразили традиции первых приречных курганов, которым иногда придавалась форма земноводных существ, яиц и тому подобное.

 

Круг аналогов второго Велико-Александровского кромлеха довольно широк. Наиболее похожий кромлех в кургане № 13 раскопан недалеко от Каменной Могилы. Голова сооружения и гробница в центре его ориентированы на северо-восток, к восходу летнего Солнца. Плиты гробницы снаружи окрасили охрой. Захоронение оказалось разрушенным. Южнее, под левым боком антропоморфного сооружения найдены остатки человеческого жертвоприношения, а в области головы фигуры — следы костра. За головой кромлеха располагалось скопление бычьих зубов, а справа от нее, на северо-северо-восток от гробницы выявлено еще одно кострище и 5 столбовых ям с зубами коровы. Учитывая пример Стоунхенджа, эти столбы можно считать визирами лунного календаря, тогда как жертвоприношение быка связано с восходом Солнца в день летнего солнцестояния и означало, по-видимому, обращение к Тельцу.

 

Последний памятник является связующим звеном между вторым Велико-Александровским кромлехом и третьей досыпкой, или IV слоем, Высокой Могилы. Досыпка над кеми-обинской гробницей 3 не содержала каменных конструкций, но зато состояла из нескольких выразительных прослоек разнородного грунта. Их конфигурация позволила углубиться в сущность обряда ( 14).

 

Гробницу соорудили в яме на вершине предшествующего кургана. Шесть плит ее боковых стенок покрыты разнообразными «елочками», образовавшими календарь. О нем было сказано выше. Вспомним, что на северной стене, справа от погребенного обозначили дни благоприятного весенне-летнего полугодия, тогда как слева — неблагоприятного.

 

После того как был уложен покойник и седьмая плита перекрыла гробницу 3, приступили к возведению досыпки над ней. Сначала из желтого лесса соорудили подобие мужского органа, основание которого с трех сто- ров окружило гробницу. С четвертой, южной стороны, оставили свободный участок, который был засыпан в последнюю очередь, а до того имел вид воронки. С подобными воронками мы уже сталкивались, рассматривая курган-яйцо у селения Цнори, Чауш и другие.

 

Мужской орган вошел в состав нижней человекоподобной фигуры, ориентированной головой на юг. Затем была построена вторая фигура, обращенная головой на запад. В ее вздутом, «беременном» чреве была скрыта и гробница и мужская фигура. Последовавшая засыпка воронки явно означала зачатие, совокупление двух разнополых фигур — «родителей» погребенного. «Возрождаться» же он должен был у ног верхней фигуры. Там, северо-восточнее гробницы были обозначены «уже рожденные дети». Они имели вид 6 ямок от столбов или идолов и служили визирами для календарных наблюдений восходов Солнца и Луны в весенне-летнее полугодие. К этим-то братьям-месяцам и присоединялся возрождаемый погребенный!

 

Комплекс IV слоя Высокой Могилы уникален, хотя отдельные его элементы имеют немало аналогов. Наиболее показательна выявленная В. И. Марковиным символика кавказских дольменов. Исследователь обратил внимание на парные выпуклости над их дырообразными «входами», через которые не протиснуться и ребенку, и определили мужскую символику каменных затычек, закрывающих «входы». Отсюда последосал вывод о заключенной в дольменах идее воспроизводства жизни, возрождения погребаемых ( 7)...

 

Могила-чрево, важнейший смысл рассмотренных выше человекоподобных конструкций, прослеживается и помимо конфигурации надмогильных досыпок или кромлехов. Одна из таких ям раскопана В. Д. Михайловым недалеко от Каменной Могилы. Она имела вид антропоморфной фигуры со стянутой талией и обращенной на восток головой. У головы лежал поверженный идол, вытесанный из каменномогильского песчаника. Скорченный скелет взрослого человека был обращен головой на восток и занимал область сердца антропоморфной ямы. За спиной покойника были положены комок охры, точильный камень и бронзовый нож. Ров вокруг могилы подражал ее очертаниям.

 

Древнейшие могилы курганов № 3 и № 5 в окрестностях Высокой тоже имели человекоподобные очертания, причем в первом случае такова же была и конфигурация насыпи.

 

Особенно выразительна символика катакомб. Часть из них напоминает кибитки — жилища кочевых скотоводов. Но сама конструкция катакомбы — входная яма. лаз и подземная камера — больше похожа на материнское чрево. Известны случаи, подтверждающие такое предположение.

 

Так, в кургане № 5 у Высокой Могилы лаз имел вид человекоподобной фигуры: камера, таким образом, символизировала чрево. В Велико-Александровском кургане на дне одной из камер открыта антропоморфная площадка со следами сложного ритуала. Сначала на нее вылили какую-то жидкость, затем разложили небольшой костерок. Грязь и сажу покрыли циновкой, на которой мелом и охрой воспроизвели детали женской фигуры. В область ее чрева положили новорожденного младенца, снабдив его серебряными витыми колечками («змейками» или «бараньими рогами»), моделью повозки из глины и охры, а также деревянной плошкой и астрагалом (косточкой стопы) барана или козла.

 

Описанные могилы относятся к рубежу III—II тысячелетий до нашей эры. В это время наметился упадок курганного обряда. Становится обычаем перекрывать досыпкой уже не одно, а несколько захоронений. При покойниках появляются вещи: забота живых о почивших уменьшилась и возродилось древнее упование на самостоятельность их в потустороннем мире.

 

Две половины мироздания, его женское и мужское начала, прослежены не только в третьей досыпке Высокой Могилы и в кавказских дольменах.

 

Сооружению кургана № 3 у села Атманай над одним из приазовских лиманов предшествовала особым образом подготовленная площадка. За ее пределами сняли чернозем до желтого лесса, а оставленный нетронутым участок иромазали илом. Получилось подобие головы барана — символ зодиакального Овна, который господствовал в середине весны. На месте глаз Овна устроили два погребения: в левой, восточной глазнице — мужчины средних лет, с булавой, а в правой — обломков костей жертвенного человека.

 

Площадка и могилы были перекрыты насыпью, которой придали вид оранты-роженицы: женской фигуры с воздетыми к небу руками и поджатыми ногами. Между ног вырыли треугольную яму-воронку, дно которой оформили в виде лица человека. Углубление рта заполнили костями жертвенных животных: быка, коня и козла. Фигура обращена головой на юг, а личина — на север ( 16).

 

Обряд, как видно, направлен на возрождение погребенных, причем мужское начало представлено весенним Овном.

 

Труднее понять символику фигурного рва под одним из курганов у села Желтый Яр на Одессщине ( 13). В общем он имел вид круга с обращенным на северо- восток проходом и немного напоминал план Стоунхенджа II и III. Проход оформили в виде ног, а круг — в виде головы с рогами, направленными на запад и юго- запад. Прав В. Г. Петренко, говоря о соединении в этой фигуре животных и человеческих черт. При этом он ссылается на стелу из кургана № 1—3 у села Усатово, где изображена женщина с головой быка. Над головой показан двойной топор, наделявшийся в древности магической силой. Правее и выше фигуры представлены большой и малый олени (очевидно, созвездия), а также три каких-то животных — быки или кони. Женщина- бык выступает, таким образом, в качестве космического божества. Уподобляемый ей ров из кургана у Желтого Яра как бы рождает летнее Солнце и имеет сугубо ритуальное назначение. Захоронений и каких-то остатков внутри его нет, однако он обожжен и заполнен золой.

 

Отец-Небо — образ, который следует ожидать в дополнение к Матери-Земле. Ему вполне соответствует площадка — Овен из кургана у села Атманай. Однако пол многих человекоподобных конструкций, например, кромлеха из кургана № 41 у села Софиевка, недалеко от Каховки, остается неясным. Не исключено, что некоторые из них были мужскими.

 

Известно два случая, когда мужская символика кургана не вызывает сомнений.

Курган у села Малая Белозерка в Запорожской области одиноко стоял среди ровной безводной степи. Начало его раскопок удивило даже опытных археологов: 60 воронковидных ям глубиной в человеческий рост! А необходимости в них вроде бы не было: древние землекопы, начав следующую, тут же засыпали предыду щую яму. Правда, в трех западных ямах обнаружился расчлененный скелет барана со следами огня, а в четырнадцати других — по одной-две створке речных раковин. Но стоило ли из-за этого так надрываться? Что означали воронки?

 

Ответы дал обобщенный чертеж раскопок ( 8).

 

Выяснилось, что выкид из ямы протянулся на севе- ро-восток. На его конце была сооружена первичная насыпь. Семь ее последующих досыпок постепенно увеличили диаметр кургана, но часть воронковидных ям так и осталась за пределами западной полы. Некоторые досыпки имели крестообразные очертания и представляли собой человека с приподнятыми руками. А выступающий из-под их основания продолговатый выкид и воронки ниже его имели вид мужского органа. С этой символикой согласуются находки раковин в некоторых из воронок: моллюски издревле символизировали воспроизводство бытия, рождение и возрождение.

 

Интересен состав захоронений под этим мужским божеством. Люди различного пола и возраста погребены и в ямах и в катакомбах; один на спине, другие — скорченно на боку. Один из покойников был сожжен на вершине кургана, как бы вознесясь в пламени и дыму кнебесам. Прах собрали и захоронили в чреве мужеподобной досыпки, обозначив сердце жертвоприношением — ребрами крупного животного и горшком с какой- то жидкостью или кашей.

 

Подобная символика выявлена в строении одновременного, середины II тысячелетия до нашей эры, кургана у села Михайлики под Полтавой. Его сооружению предшествовали две насыпи, объединенные костром, а затем третьей насыпью. Связанные с ними захоронения расположены по оси северо-восток — юго-запад; к восходам летнего и закатам зимнего солнца. Затем был совершен ряд погребений по оси восходов и закатов в дни весеннего и осеннего равноденствия. Четвертая насыпь, перекрывшая все предыдущие, придала кургану вид мужского органа воспроизводства жизни...

 

В этом разделе мы познакомились с реальными прообразами Матери-Земли и Неба-Отца. Ныне они существуют лишь в словесных выражениях и представляются не более, чем поэтическим воплощением страны и природы. В первобытные же времена эти образы были намного конкретней и действенней. Они, как мы видели, выражались и в культово-архитектурных формах, причем даже в функции животворящих Отчизны («отцовской») и Родины («рождающей»).

 

Сила этих значений распространялась не только на живых, но и на умерших соплеменников, соединяя воедино бытие и небытие, потусторонний и небесный миры, людей и природу... Поэтому-то Мать-Земля и Небо- Отец и воплотились в погребальном обряде, в курганах. Они предназначались здесь для снятия противоречий между жизнью и смертью.

 

Такие памятники получили широкое распространение. Мы уже рассмотрели дольмены Кавказа ( 7). Фигуры с подобной символикой известны во Франции и в Англии; там их определяют как «яйцевидные кромлехи типа Б», но они больше напоминают матрешек. Похожие сооружения имеются в центре Стоунхенджа II и III. Человекоподобные фигуры из огромных камней есть на островах Мальта и Сардиния. В первом случае это три уменьшающихся, соединенных проходами окружности, передающих женскую фигуру, во втором — контуры головы и плеч. Исследователи относят эти памятники к III—II тысячелетиям до нашей эры и называют «Мальтийской богиней» и «Гробницей гиганта»... Недавно английские архитекторы решили создать на их основе уникальный мемориал Праматери сущего: полость в виде женской фигуры внутри большого холма.

 

В Восточной Европе человекоподобные курганы и святилища просуществовали до скифского и даже средневекового времени.

 

Так, под насыпью кургана у села Водославка Новотроицкого района Херсонской области был обнаружен обычный для скифов «солнечный» ров с проходами на запад и на восток. У проходов найдены остатки тризны в виде разбитых амфор и лошадиных черепов, а также обломок каменного изваяния. Необычным оказалось оформление площадки внутри рва. Подобно площадке под курганом у села Атманай, ее обкопали и промазали илом, но здесь ей придали форму не символа Овна, а женской фигуры. Признак пола наиболее выражен имитацией беременности: полусферическим возвышением над катакомбной могилой. Примечательно, что в чрево женского божества воткнули топор: возрождение мыслилось воинственными скифами как прорыв из потустороннего мира. Это уже не соответствовало миролюбивым представлениям первобытнообщинной эпохи: шло формирование раннеклассового рабовладельческого государства...

 

Крестообразность фигуры под курганом у Водослав- ки напоминает конфигурацию древнеславянского святилища X века у поселения Шумска на Житомирщине ( 3). Академик Б. А. Рыбаков образно назвал его «Великаншей» и, помимо вполне очевидных рук, ног, головы, указал углубленный рот и жертвенник — сердце... Святилище представляло собой полуземлянку, деревянные конструкции которой были затем сожжены. Оно очень напоминает описанные Юлием Цезарем жертвенники галлов: «огромные фигуры, члены которых, сплетенные из прутьев, они наполняют живыми людьми и зажигают». Однако мелкие обломки костей в кострище внутри «Великанши» остались неопределенными; здесь же обнаружены обломки посуды, ножи, грузильца от веретен.

 

Итак, рукотворная Земля-Мать (Родина) просуществовала в Восточной Европе с III тысячелетия до нашей эры до конца I тысячелетия нашей эры, до крещения Руси. Этому образу сопутствовал Небо-Отец. В глубокой древности такая мифологическая пара именовалась Притхиви-матар и Дьяус-питар. Эти божества представлялись настолько взаимосвязанными (как и в IV слое Высокой Могилы, в Атманайском и Водослав- ском курганах), что объединялись часто в Дьяус-При- тхиви. Известно было и'двуполое божество Дьява (представленное, вероятно, в курганах у сел Усатово и Желтый Яр на Одессщине). Подобные мифологические образы сохранялись в славянском Поднепровье вплоть до утверждения христианства и носили имена Дива и Дивии (Живии — «жизни»).

 

 

К содержанию книги: Археология и языкознание об ариях и Ригведе

 

 Смотрите также:

  

КУЛЬТУРОЛОГИЯ. Учебное пособие для студентов вузов

Глава 2. ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО: РОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА И КУЛЬТУРЫ. Общая характеристика первобытности. Периодизация первобытной истории.

 

Первобытный праздник и мифология

Первобытный праздник и мифология. Раздел: Культура. Академия наук Армянской сср. Институт археологии и этнографии.
Водяные духи первобытной мифологии были душами... ...первым типом культуры был первобытно-синкретический...

 

Палеолит. Культура палеолитической эпохи, культура типа...  Естествознание. Найдыш. Концепции современного естествознания

 

Религиоведение. Яблоков  Древнейшие поселения на территории России до VI века.

 

ИСТОРИЯ. Всемирная история. Первобытная эпоха, Древний мир...

Разложение первобытно-общинного строя. Древний мир. Глава 2. история государств древнего востока.
Учебник «Всемирная история» подготовлен кафедрой истории экономики, политики и культуры Всероссийского заочного финансово-экономического...