«Эврика» 1990. КОСМИЧЕСКИЕ ТАЙНЫ КУРГАНОВ

 

 

ЧАСТЬ II МИФЫ С БЕРЕГОВ ДНЕПРА И ИНДА

 

 

 

Мы хотим призывать невраждебные Небо и Землю.

О боги, дайте нам богатство, состоящее из героев!

Ригведа

 

Во II части книги нам предстоит приобщаться уже не столько к археологическим, сколько к языковедческим фактам. Ознакомившись ранее с формами, мы погрузимся теперь в содержание «степных пирамид», что бы в заключительной части попытаться проникнуть в их суть. И там нам станет помогать уже не языкознание, а философия.

 

ДРЕВНЕЙШАЯ КАЛЕНДАРНАЯ СЛУЖБА ЕВРАЗИИ

 

Мы говорили о календарных и обсерваторных элементах курганного обряда, открытых в конце 70-х — начале 80-х годов. В английском Стоунхендже и перуанской Наске подобные открытия сделаны раньше (в Англии еще в XVIII веке!), а в некоторых регионах эта проблема покамест не поднималась. Однако можно с уверенностью полагать, что все монументальные со оружения древности так или иначе использовались для календарных наблюдений и ритуальной «отправки но небо» посланцев Земли.

 

Но тогда какой же след в земной цивилизации оставили такие обычаи? Только ли в постройках и захоро нениях отразились они?

 

В свете новейших археологических открытий предыстория курганов, как одного из видов монументальны сооружений с календарно-обсерваторными элементами, выглядит так.

 

Древнейшие, еще VII тысячелетия до нашей эры, святилища с достаточно выразительной астральной символикой обнаружены в Малой Азии. Они представляли собой помещения с нишами, в которых располагали изображения Небесной Роженицы и других человекоподобных существ, а ниже — кратные календарным числам количества бычьих и бараньих черепов; на стенах красной и черной красками изображали всевозможные ритуально-магические сцены. Южную стену помещения оставляли белою, подобно экрану.

 

Делали это, по-види- мому, для наблюдений за игрой светотени в момент кульминации небесных светил. Чтобы следить за ними, над стеной в потолке оставлялся люк. Дверь располагалась на северной или западной стороне.

 

Малая Азия тех далеких времен была западной оконечностью так называемого полумесяца плодородных земель. Отсюда часть древнейших земледельческо-ско- товодческих племен переселилась на Балканский полуостров и начала освоение обширных просторов Европы, где жили тогда охотники и собиратели. Ученые-языкове- ды убеждены, что в процессе этого расселения, налаживания связей между местными и пришлыми племенами сложилась так называемая индоевропейская языковая общность. Ее носители распространились затем от Северной Месопотамии до Скандинавии, от Альбиона до Инда и стали родоначальниками многих современных народов Евразии. Однако сложный вопрос о прародине индоевропейской общности до сих пор не решен.

 

С начала XIX века не осталось, пожалуй, ни одной географической зоны на всей вышеуказанной территории, куда бы ученые не помещали древнейшие племена «индоевропейцев». В настоящее время противоборствуют точки зрения о Восточно-Европейской прародине, населенной племенами ямной культуры (Г. Чайлд, М. Гим- бутас), о Малоазийской (Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов) и Балканско-Карпатской прародинах (И. М. Дьяконов), о Центрально-Европейской прародине, населенной племенами лендельской культуры и культуры ворон- ковидных кубков (В. А. Сафронов)...

 

Не менее сложны вопросы о взаимоотношениях пришлых и местных племен, о самом формировании языковых общностей и их составе. Ясно, однако, что эстетические процессы были подчинены экологическим обстоятельствам и постепенной смене присваивающего хозяйства (охота и рыболовство, собирательство) хозяйством производящим (скотоводство, земледелие), что взаимоотношения различных племен и народностей носили преимущественно мирный характер.

 

 

К содержанию книги: Археология и языкознание об ариях и Ригведе

 

 Смотрите также: