«Эврика» 1990. КОСМИЧЕСКИЕ ТАЙНЫ КУРГАНОВ

 

 

Культ древнегреческого Аполлона

 

 

 

Взаимосвязи разноэтничных племен индоевропейской языковой общности, распространение присущих им элементов культуры и, в частности, мифотворчества и календарей прослеживается не только по археологическим, но также по языковедческим данным. Такие данные выразительней всего, пожалуй, представлены в культе древнегреческого Аполлона.

 

Аполлон имел самое непосредственное отношение к зачаткам астрономии и к календарному делу. Этого бога, который, по словам одного из его жрецов, «особенно возлюбил истину», обычно связывают с Солнцем. Но правильнее считать его божеством солнечного зодиака, а конкретно — представителем основного созвездия: Тельца, а затем Овна.

 

В классической Греции полузабытый знак Овна был начертан над входом в Дельфийский храм, где располагалось главное святилище Аполлона. Сам бог изображался иногда в виде барана. Он же был вдохновителем путешествия аргонавтов за золотым руном — шкурой священного овна, принесенного в жертву Зевсу на берегах легендарной Колхиды (кавказское побережье Мерного моря, южнее города Сухуми).

 

Аполлон был также большим путешественником. С наступлением осени его колесница в лебединой упряжке покидала храмы на острове Делос и в Дельфах и уносилась до весны в страны гиперборейцев («жителей севера»). Это вариант того же мифологического сюжета, который изображен на плитах Велико-Александровского кромлеха: главное зодиакальное созвездие на полгода скрывается за горизонт. Странствующий Аполлон особенно возлюбил «сферический храм» острова Гипербореи (очевидно, кромлех-обсерваторию Стоунхендж), о чем в I веке до нашей эры рассказал Дио- дор Сицилийский со слов более древних историков. Следы Аполлона проявляются и в противоположном конце северной окраины раннего земледелия — в Среднем Поднепровье. Достаточно сопоставить с упряжкой бога- странника лебединую стаю, изображенную под культовым зольником недалеко от Полтавы.

 

С арийским Парджаньей и родственным ему славянским (но также литовским, афганским и др.) Перуном связано древнейшее имя Аполлона — Пайон. В исторические времена этими именами обозначались боги войны и грозы, но в доисторические (дописьменные) времена — мифические быкообразные божества весенне-летних дождей. За последними проступает Телец и его главные звезды Плеяды, которым был привержен и Аполлон. Имя это не подлинное, а сакральное, скрывающее от непосвященных священную сущность. Нечто вроде славянского Волоха («волосатого») или Велеса («лугового», от индоевропейского вель — «луг»), за которым скрывался Телец. Аполлон буквально означает «немножественный», то есть «господствующий» или «единый». При этом, вероятно, подразумевалось главное созвездие зодиака: после 1720 года до нашей эры Овен, а до этого Телец. Возможно, что такая смена и породила сакральное имя, а предшествующее Пайон постепенно забылось.

 

Забылось и значение имени Артемиды — сестры Аполлона. Но в его звучании все-таки слышатся отзвуки «медведицы» — арктоса греков, аракуды славян. Да и праздник пробуждения медведей, посвященный как раз Артемиде, назывался у этих народов одинаково: комоедия и комоедица (отсюда, кстати, происходит «комедия» греков и «медвежьи потехи» славян). Но поскольку Артемида, как и брат ее, связана не с берлогами, а все-таки с небом, можно предполагать ее отношение к созвездиям Большой и Малой Медведиц и к Полярной звезде.

 

Принадлежность же их родителей — Зевса и Латы — к небу и звездам вполне очевидна. Греческий Зевс (Дзеус, Дифос в родительном падеже) — прямая родня галльскому Дису и славянскому Диву («диво» и «день»); их имена образованы от индоевропейского Дьяуса — «небо». Лата считалась уроженкой кельтской Гипербореи, то есть окрестностей Стоунхенджа, но она же — ближайшая родственница восточнославянской Лады. Некоторые ученые полагают, что древнейшая форма этого имени — Рато, «круг». Оно тесно связано с годовым коловращением Вселенной или же с Зодиаком. Иными словами Лата соответствует Зодиаку.

 

Таким образом, Аполлон — главное созвездие (Телец, затем Овен) Зодиака, сын Зодиака и Неба, брат Полярной звезды как оси мироздания. Вот что скрывается за мифологическим образом покровителя наук и искусств!..

 

Космические странствия Аполлона имеют, как можно понять из приведенных выше данных, вполне реальные корни. Иначе не объяснишь его воистину всемирную родословную. А корни эти — в истории распространения производящего хозяйства и связанного с ним календарного дела. Оказывается, расселившиеся потомки индоевропейской языковой общности хранили мифологическую память о своем родстве и поддерживали между собой постоянные связи!

 

Сохранились полулегендарные, но все-таки достаточно достоверные сведения о гипербореях, не только посещавших, но даже остававшихся при Делосском храме Аполлона и Артемиды; кроме того, к алтарям этих божеств регулярно передавались от народа к народу жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому. С другой стороны, древнейшие историки сообщают о греках, посетивших сферический храм Гипербореи.

 

Были и отдельные подвижники — одержимые Фебом («Чистым», один из эпитетов Аполлона), как их называли. Большой известностью пользовались гиперборейцы Абарис и Абарид, выходцы с Алтая (!) и из Великобритании. Последний прославился тем, что «возобновил дружбу своего народа с делосцами». Первый же «странствовал по всей земле со стрелой в руке и при этом ничем не питался». Он был, очевидно, шаманом; стрела же считалась символом Аполлона и могла служить в качестве простейшего астрономического прибора.

 

Об одном таком странствующем астрономе, впрочем не ведая его назначения, рассказал «отец истории» Геродот.

 

В Греции VII века до нашей эры жил поэт Аристей, который оказался вдруг «одержим Фебом». Инсценировав свою гибель, он на семь лет исчез из дому и побывал даже у предгорий Алтая. После возвращения и кратковременного пребывания на родине странник исчез вторично и уже навсегда... Но спустя 240 лет в Мета- понтии, городке на берегу Тарантийского залива в Италии, объявился некто, называвшийся тем же поэтом. Он представился и оборотнем — вороном Аполлона, принявшим человеческий облик. Лже-Аристей повелел жителям от имени своего божества-покровителя воздвигнуть ему алтарь, а себя увековечить статуей, ибо Аполлон, обозрев всю Италию, не нашел для них лучшего места. После внезапного исчезновения новоявленного Аристея обескураженные метапонтийцы отправили делегацию в Дельфы спросить бога, как же им быть. Оракул велел «повиноваться призраку, так как это-де послужит им ко благу»...

 

В чем же дело? Наверное, в том, что Дельфы и Метапонтий стоят примерно на одной широте, а «призрак» должен был запечатлеть этот факт, который можно понять только с помощью астрономических наблюдений. Обращает внимание и существование более чем двухвековой традиции «странствий». Не с целью ли создания координатной сети, которая действительно появилась (не с неба же, право!) в географических описаниях греков и римлян к концу I тысячелетия до нашей эры?

 

Итак, пред нами прошло несколько разновидностей космических странников, засвидетельствованных древними греками. Среди последних выступают культовые делегации и одиночки: путешественники, шаман, оборотень и даже «воскресший» покойник. Этот список будет неполон и недостаточно ясен в двух последних своих представителях, если мы не коснемся отмеченного Б. А. Рыбаковым феномена: «гиперборейцы посылали двух девушек (на Делос) как жертвы Артемиде», причем эти жертвы возглавляли делегации.

 

Представим-ка странников, обрекших себя на заклание в чужой стране, у алтаря иноплеменного бога... А представив, поймем силу тех исторических и человеческих связей, которые существовали между племенами задолго до образования государств с их жрецами и рабовладельцами, стражниками и палачами...

 

Здесь, не пройдя еще чистилища фактов, мы не сможем постичь логику поступков и духовные высоты «космических странников». Но примем к сведению, что самоотверженность порождена не Христом, не сегодня и не в преддверии светлого завтра. Она занимает священное место в мировой культуре вот уже несколько тысячелетий.

 

Мифические странствия Аполлона и подлинные маршруты жрецов этого солнечно-зодиакального божества охватили огромную территорию: от Малой Азии до берегов Балтики, от Великобритании до Алтая и даже до Индии! Это соответствовало ареалу распространения в V—I тысячелетиях до нашей эры носителей, а затем потомков индоевропейской языковой общности.

 

Между серединами IV и III тысячелетий до нашей эры, когда восточной ее границей оставался Алтай, эта не совсем еще понятая учеными общность распалась на более мелкие. Одной из самых, а пожалуй, и самой загадочной из них является индоиранская или арийская общность. В нее входили носители древнеиндийского (индоарийского), иранского, мидийского, митаннийского языков. Последний — древнейший из достоверно известных исследователям. Памятники его письменности восходят к XVIII веку до нашей эры и свидетельствуют о том, что индоиранская общность успела уже распасться к этому времени на индийскую и иранскую ветви. А далее, в глубь веков, ведет зыбкий путь реконструкций.

 

 

К содержанию книги: Археология и языкознание об ариях и Ригведе

 

 Смотрите также: