Право в Древней Руси 10-12 веков

 

 

Волости княжения и междукняжеские отношения

 

 

 

Договорные отношения между князьями удельного времени подробно изучены В. И. Сергеевичем и легли в основу его исторической теории. Выводы, полученные прежде всего на основании известий, идущих «от XII века и ближайших к нему годов смежных столетии» , приняты в этой теории за исходный пункт русского исторического развития, на них построена характеристика древнейшего периода русской истории. Так возникло представление об «исконной» политической особенности древнерусских волостей, «первоначальных», существовавших «еще до Рюрика»; о «преобладающем значении договорного и союзного начала в нашей истории»  , и притом — во всей нашей древнейшей истории, с первых моментов ее, о каких мы можем получить некоторое представление из источников. То «множество единовременно существующих небольших государств», какими представляются волости- княжения XII в., возникло и сложилось в доисторические времена. Волость — территория, потому и составляющая «одно государственное целое», что состоит под одною властью.

 

И эта власть старше деятельности князей Рюрикова рода; ее возникновение одновременно и неразрывно связано с возникновением древнейших городов. И древнейшие волости — не племенные. Племена, перечисляемые начальным летописцем как имеющие каждое свое княжение, носят местные наименования: нет основания предполагать «родовое единство отдельных племен и условливаемую этим единством политическую их цельность».

 

Волости возникли не на племенной основе. «Скрытый от глаз историка процесс возникновения первоначальных волостей совершался, надо думать, медленно, но не мирно, а с оружием в руках». «Группами предприимчивых людей» строились города; «жители таких укрепленных пунктов при благоприятных условиях могли стремиться к расширению своих владений и с этой целью захватывать чужие земли и подчинять себе разрозненное население этих земель», а для «береженья» своих приобретений строили пригороды. «Центр волости город, к нему тянется земля, огражденная пригородами. Сила, создавшая такую волость, должна была выйти из города». Так возникли волости политически обособленные, исконное и основное явление древнерусского политического быта.

 

По существу, это гипотетическое построение В. И. Сергеевича, несомненно, содержит ряд очень ценных указаний на то, в каком направлении следует искать выяснения древнейших моментов русского исторического процесса. Но оно, само явившись результатом перенесения на древнейшие времена наблюдений, установленных для XII в., получило в исторической теории В. И. Сергеевича такую силу, которая едва ли плодотворно отразилась на понимании деятельности русских князей и междукняжеских отношений X и XI столетий, вызвав неудачную попытку подвести под действие «договорного» начала кровавую борьбу сыновей Святослава и Владимира, где рать не до мира стояла, а до полного уничтожения противника и объединения власти над всеми волостями, и несогласную с изложением летописи оценку деятельности Владимира и Ярослава, одностороннее освещение времени старших Ярославичей и Мономаха.

 

Дело в том, что В. И. Сергеевич предположил слишком большую определенность и зрелость волостного строя на заре русской исторической жизни и тем подорвал возможность эволюционного понимания форм древнерусского политического быта. Удельный строй, характеризуемый в политическом отношении обособленностью волостей-княжений и договорными отношениями между князьями, явился результатом долгого исторического развития, хотя бы оно и опиралось на основы, заложенные еще во времена «доисторические», в эпоху колонизации Восточно-Европейской равнины славянскими племенами и перехода их от племенного быта к городскому и волостному строю.

 

Волости-княжения и междукняжеские отношения XII и XIII вв. во всех существенных исторических чертах своих не пережитки глубокой древности, а новообразования. Не в целях этого очерка древнерусских междукняжеских отношений следить за постепенным самоопределением земель-волостей. Отмечу только, что оно не встретило в конце концов достаточного противодействия во влиянии княжой политики, а, напротив, нашло в ней именно в начале отчинного раздела силу, которая каждой земле давала возможность выработать себе законченный политический строй укреплением у себя определенной княжой семьи. Так начало отчины встретило поддержку в тенденциях самого населения, созидая основы удельного уклада всего русского политического быта.

 

 

К содержанию книги: Лекции по русской истории

 

 Смотрите также:

  

 

Русь Удельная. Междукняжеские отношения регулировались...

Междукняжеские отношения регулировались договорами, а договор — факт частного права.
Градовский в «Истории местного управления в России» справедливо указал, что князья в своих завещаниях, ставя рядом города, волости, свои села и движимость, передают

 

Князь и Киевская знать  Порядок княжеского владения русской землёй после Ярослава.

Они были подвижными владельцами, которые передвигались из волости в волость по
Так можно формулировать междукняжеские отношения, какие признавались правильными.
Лучше мне смерть на своей отчине и дедине, чем Курское княжение; отец мой в Курске не...