МЕЗОЛИТ

 

 

Мезолит Среднего Поволжья

 

 

 

Существует еще несколько стоянок, культурная принадлежность которых пока неясна. Это поселения Высокино II в Зубцовском р-не Калининской обл., Настасьино в Сычевском р-не Смоленской обл., Красная I в Калужской обл., Золоторучье III в Угличском р-не Ярославской обл. и др.

 

Конкретная история Волго-Окского междуречья представляется в эпоху мезолита в следующем виде.

 

В конце пребореала — начале бореала (VIII—VII тысячелетия до н. э.) в этот регион пришла небольшая группа населения, являвшаяся потомком людей, оставивших свидерскую культуру. Эта группа оставила нам бутовскую культуру. Возможно, что в это же время складываются и культура верховьев Волги, и рессетинская культура в верховьях Оки. Население было достаточно редким. Внутриплеменные связи не были достаточно прочными. Каждая первичная группа имела большую охотничью территорию. Во второй половине VII тысячелетия до н. э. в регион вторгается группа населения из верховьев Днепра, оставившая нам в Волго-Окском бассейне иеневскую культуру. Она вытеснила население бутовской культуры на восток региона, захватив ее территорию и продвинувшись на восток до Костромы.

 

Население верховьев Волги, по-видимому, не испытало давления «иеневцев». История рессетинской культуры в этих условиях остается неясной. Однако иеневская культура, находившаяся во враждебных отношениях с бутовской и потерявшая связь с «материнской» территорией, по-видимому, постепенно выродилась, что привело в дальнейшем к облегчению движения «бутовцев» обратно на запад и ассимиляции ими остатков «иеневцев». Во всяком случае в ранненеолити- ческой верхневолжской культуре, сформировавшейся в регионе в V тысячелетии до н. э., мы уже практически не находим элементов иеневской культуры. Бутовские же элементы резко доминируют в каменном инвентаре раннего неолита.

 

Среднее Поволжье, как теперь выясняется в результате работ, проведенных за последние 30 лет, представляет собой контактную зону, где существовало несколько мезолитических культур. Будет правильно, если мы разберем материалы этих культур последовательно, а потом покажем их взаимоотношения (карта 7).

 

Одна из них названа М. Г. Косменко, исследователем, впервые ее выделившим, усть-камской. Основные ее памятники были открыты в 1966—1969 гг. П. Н. Старостиным и М. Г. Косменко.

 

Стоянка Тетюшская III располагалась на краю останца первой надпоймы левого берега Волги в 3 км к востоку от г. Тетюши. Исследовавшему ее М. Г. Косменко, несмотря на сильное повреждение памятника водами Куйбышевского водохранилища, удалось установить ее стратиграфию (Косменко, 19726). Мезолитические материалы залегали в песке под почвой. Характер раскалывания кремня определяется формой нуклеусов: они были уплощенными, подпризма- тическими с одной ударной скошенной площадкой и с одной плоскостью скалывания, от пластин и отщепов, а также многоплощадочными от пластин и отщепов. По данным М. Г. Косменко, всего найдено 478 орудий (66% которых — на пластинах) ( 54, 1—11, 15). Скребки встречены концевые в разных вариантах, в основном на пластинах, а также подокруглые и неправильной формы на отщепах. Рабочие лезвия крутые, сформованные крупно- и среднефасеточной ретушью. Количественно скребки уступают резцам, которых примерно в четыре раза больше. Среди этих последних свыше */з составляют орудия с ретушированной площадкой скола (косо-, поперечно- и вогнуторетушные; обработка концов всегда очень крутая). Резцовые сколы длинные и широкие. Среди них нередки двойные и даже тройные экземпляры. Кроме того, встречены резцы на сломанном конце заготовки, срединные, поперечные с теми же характеристиками резцовых сколов. Морфологически интересны микролиты с изогнутым затупленным краем — ланцетовидные острия, обработанные иногда встречной ретушью (возможно, что часть из них использовалась в качестве ножей). Очень своеобразны микролиты с вогнутым или затупленным крутой ретушью концом; у некоторых из них затупливался ретушью и боковой край, что придавало этим орудиям облик прямоугольных и тупоугольных треугольников. Характерны находки высоких и средних по пропорциям симметричных трапеций с вогнутыми ретушированными краями — достаточно поздней формы в мезолитических комплексах лесной зоны Европы. Острия представлены, кроме ланцетов, и пластинами со скошенным крутой ретушью концом.

 

Найдены вкладыши — пластинки или их сечения с одним или двумя затупленными ретушью краями. Ножи изготовлялись на пластинах и отщепах, они имеют один или два ретушированных края. Есть ножи с затупленной спинкой. Скобели в основном на отщепах, одно- или многовыемчатые. Обнаружены массивное скребло на отщепе, тесло- видное орудие с перехватом, оббитым крупными сколами; такие же сколы идут почти по всему периметру орудия. Есть и комбинированные орудия: резцы-ножи, скребки-ножи, скребки-скобели, скребки-резцы ( 54, 1—11, 15).

 

К усть-камской культуре относятся еще следующие памятники: стоянки Косяковская у устья Камы, Атабаевская VIII в Рождественском р-не Татарской АССР, Семеновская IV и V, Кимовская III, Любавская, Нижне-Марьянская VII, местонахождения Щербетьское островное, Малиновское, Мали- новское Северное (Косменко, 19726).

 

Вопрос о происхождении этой культуры представляется довольно сложным. При анализе мезолита Среднего Поволжья А. X. Халиков отнес стоянку Тетюшская III к развитому мезолиту, однако указал, что по ряду признаков она тяготеет к раннему (Халиков, 1969. С. 23). М. Г. Косменко все памятники усть-камской культуры относит к раннему мезолиту (Косменко, 19726). В своей более поздней работе он смыкает мезолитические поселения типа стоянки Тетюшская III с финальнопалеолитическими памятниками типа Сюкеевский взвоз и считает эти последние первым этапом усть-камской культуры (Косменко, 1977. С. 94).

 

Иначе говоря, происхождение усть-камской культуры он связывает с местными финальнопалеолитическими памятниками. Сходство между поселениями типа Сюкеевский взвоз и стоянкой Тетюшская III, которая, по его мнению, является самым ранним мезолитическим памятником усть- камской культуры, он видит прежде всего в наличии в стоянке Тетюшская III резцов с ретушированной площадкой скола и срединных, пластинок с изогнутым затупленным краем — ланцетовидных острий, пластинок со скошенным, затупленным или вогнутым концом.

 

Безусловно, все эти формы появляются в палеолите. Но они широко распространены и в мезолите на всем его протяжении. И это совсем не значит, что мезолитические комплексы усть-камской культуры можно непосредственно генетически выводить из финальнопалеолитических, тем более что в мезолитических памятниках этой культуры встречены такие поздние даже для мезолита формы, как симметричные трапеции с вогнутыми ретушированными краями.

 

Во всей лесной полосе Европы от севера Франции и до Волго-Окского междуречья, там, где эти формы имеют датировку по данным естественных методов, они всегда ложатся в самых ранних своих проявлениях в VI тысячелетие до н. э. Именно наличие этих форм, а в усть-камской культуре они распространены достаточно широко, не позволяет связывать даже самые ранние усть-камские мезолитические поселения непосредственно с палеолитом и, следовательно, относить их к раннему мезолиту.

 

В этой связи хотелось бы обратить внимание на памятники соседнего со Средним Поволжьем региона — Вол го-Окского междуречья, а именно иеневской культуры. Характер раскалывания кремня в обеих культурах похож: встречены одинаковые формы нуклеусов — подпризматические, подконические, «карандашевидные», торцевые, многоплощадочные. Различие состоит в том, что доля ножевидных пластин как заготовок для орудий в усть-камской культуре несколько, но не намного выше, чем в иеневской. Это явление может объясняться большими контактами населения усть-камской культуры с населением мезолитических культур, где ножевидная пластина была основной заготовкой — камской и романовско- ильмурзинской. Скребки усть-камской и иеневской культур очень похожи; это в основном концевые формы с небольшой примесью подокруглых и скребков неправильной формы. В обеих культурах в группе резцов значительную долю составляют резцы с ретушированной площадкой скола: косо-, поперечно- и вогнуторетушной. Но широко представлены и другие формы: на углу сломанной заготовки, срединные, поперечные. Распространены вкладыши из сечений пластин с ретушированными краями. Похожи скобели, проколки и сверла. И там и тут встречаются отдельные экземпляры скребел.

 

Разительное сходство наблюдается в формах, которые могут считаться культурно определяющими: геометрических микролитах, наконечниках стрел, рубящих орудиях. Среди геометрических микролитов в усть-камской культуре основной формой является высокая или средних пропорций трапеция с вогнутыми ретушированными краями. Такие трапеции очень распространены в иеневской культуре. Они встречены на всех стоянках второй половины ее существования (Пеньково, Коприно, Сельцо III, Авсерьгово II и др.). Во многих иеневских стоянках, как и в усть-камских, найдены ланцетовидные острия — пластинки с выпуклым затупленным краем. Почти всегда, как и в усть-камской культуре, этот край обработан очень крутой, чаще всего встречной, ретушью. В обеих культурах найдены острия со скошенным концом. Иногда в усть-камской культуре у них затуплен и один боковой край, что придает им вид треугольников. В иеневской же культуре найдены треугольники. И в усть-камской, и в иеневской культурах встречена характерная форма рубящих орудий — топоры и тесла с перехватом, которые, правда, в усть-камской культуре менее распространены, чем в иеневской. И там и тут есть характерные ножи с изогнутой затупленной спинкой. И наконец, опубликованные М. Г. Косменко орудия с боковой выемкой у основания (Косменко, 1977. С. 96.  2, 8—10), которые, по-видимому, были наконечниками стрел, аналогичны иеневским асимметричным наконечникам стрел с боковой выемкой у основания. Единственным серьезным отличием усть-камской культуры мы считаем отсутствие узких равнобедренных треугольников, найденных в иеневских памятниках, правда только на ранних этапах существования этой культуры. На поздних иеневских стоянках их уже нет.

 

Таким образом, мы попытались показать, какое глубокое родство наблюдается между усть-камскими и иеневскими памятниками. Между ними гораздо больше сходства, чем различий. Ближайшие к Среднему Поволжью иеневские стоянки расположены в Костромской обл. Это, вероятно, не значит, что их не было и ниже по Волге: воды Горьковского водохранилища могли затопить их, да и, к сожалению, не было проведено серьезных планомерных разведок в Ивановской и Горьковской областях по берегам Волги. Поэтому не исключено, что ареалы усть- камской и иеневской культур где-то могли и смыкаться. Но мы не настаиваем на этом предположении.

 

Несмотря на такое сходство указанных культур, вопрос о происхождении усть-камской культуры, по нашему мнению, следует пока оставить открытым. Тут возможны, как нам кажется, два варианта решения, во всяком случае на современном уровне сведений. Во-первых, памятники усть-камской культуры могли быть оставлены группой иеневского населения, продвинувшегося на поздних этапах существования иеневской культуры в устье Камы (повторяем, что наибольшее сходство усть-камских памятников прослеживается именно с поздними иеневскими стоянками). Во-вторых, возможен и такой вариант: группа населения, родственная оставившему иенев- скую культуру, двинулась на восток из бассейна Верхнего Днепра, откуда, по-видимому, происходит и иеневская культура, и обосновалась в устье Камы.

 

Какой из этих вариантов окажется более верным, покажет время. Во всяком случае, по нашему мнению, мысль о непосредственном генетическом контакте между стоянками финального палеолита и мезолитическими усть-камскими нужно отбросить.

 

Видимо, периодизация памятников усть-камской культуры, предложенная М. Г. Косменко, не нуждается в пересмотре (Косменко, 19726, 1977). Действительно, стоянка Тетюшская III кажется более древней, чем Косяковская и Атабаевская VIII. Поскольку периодизация изложена в нескольких работах М. Г. Косменко, мы не будем на ней подробно останавливаться.

 

Следовало бы несколько слов сказать о хронологии мезолитических стоянок усть-камской культуры. Поскольку, как указано выше, ближайшие аналогии ей мы встречаем в иеневской культуре, а собственных дат по данным естественных методов для усть- камских памятников как будто нет, можно использовать хронологию именно иеневских стоянок. Ряд этих последних получил датировку с помощью пыльцевого анализа. Наибольшие аналогии у усть-кам- ских памятников — с поздними иеневскими стоянками. Поэтому мы предложили бы датировать усть- камские материалы началом атлантического периода, т. е. в абсолютных цифрах VI тысячелетием до н. э. Возможно, открытие новых стоянок усть-камской культуры, которые могли бы дать данные для естественных наук, и изменят эту датировку. Но пока мы не видим убедительных аргументов для ее изменения.

 

Второй культурой, памятники которой встречены в Среднем Поволжье, является камская. Первым открытием ее памятников была стоянка Захар-Кал- ма I, обнаруженная В. В. Гольмстен еще в 1921 г. (Гольмстен, 1928). Однако тогда, разумеется, не было оснований выделять особую культурную группу. И только работами О. Н. Бадера в Прикамье было выявлено несколько очень важных памятников с микролитическим инвентарем, которые дали ему возможность говорить о существовании особой мезолитической культуры в Прикамье (Бадер О.Н., 1966).

 

В Среднем Поволжье имеется ряд памятников, относящихся к камской культуре. Это в первую очередь стоянка Татаро-Азибейская IV — наиболее полно раскопанное поселение этой культуры в регионе. Она находится в 800 м к югу от поселка Татарский Азибей. Располагается на песчаном останце высотой 1,5 м над поймой, недалеко от старицы р. Белой — оз. Азибей. В 1958 г. в этом районе проводил разведки В. Ф. Генинг, который обнаружил следы разрушенной стоянки. В 1964 г. окрестности Татарского Азибея обследовал П. Н. Старостин, а в 1969 г. М. Г. Косменко открыл здесь две стоянки — Татаро- Азибейская III и IV. На последней в 1969—1971 гг. им были проведены раскопки (Косменко, 19786). Общая величина раскопанной площади 960 кв. м. Поверхность памятника подвергалась распашке, потревожившей горизонт залегания находок, что объясняет наличие некоторой части кремневых изделий в пахотном слое. Об этом же говорят находки на современной поверхности. Однако часть культурного горизонта оказалась непотревоженной и залегала в светлом песке под пахотным слоем. Находки в слое распределялись неравномерно, образуя скопления.

 

В раскопе прослежены остатки нескольких бытовых конструкций. В их числе шесть очагов и шесть хозяйственных ям разного размера, почти все они содержали находки.

 

Коллекция находок, собранная на стоянке ( 56), состоит только из каменных орудий и отходов их производства. Сырьем служил белый, фиолетовый, серый кремень. Среди нуклеусов преобладают конические и карандашевидные одноплощадоч- ные с круговым скалыванием. На втором месте стоят подпризматические нуклеусы, одно- и двухплоща- дочные, тоже с круговым скалыванием. И у тех и у других площадки иногда подправлялись. Иногда у призматических двухплощадочных ядрищ площадки стоят под углом друг к другу. Кроме того, встречены торцовые одноплощадочные нуклеусы. Со всех перечисленных форм ядрищ скалывались ножевидные пластины. Есть и многоплощадочные нуклеусы от пластин и отщепов. Основной заготовкой для орудий служила ножевидная пластина. Все найденные скребки относятся к типу концевых, в том числе скошенных, с подретушированными боковыми краями. Рабочие лезвия, как правило, крутые, ретушь, формирующая их, разная. Количественно среди орудий преобладают резцы, которые в подавляющем большинстве принадлежат к типу на углу сломанной пластинки. Среди них часты двойные экземпляры. Резцовые сколы в основном узкие и короткие. Гораздо меньше резцов с косоретушированной площадкой скола, которые изготавливались на отщепах. Значительной серией представлены вкладыши из сечений пластин или целых небольших пластинок. Ретушь, затупливающая края, наносилась со спинки или с брюшка по одному или двум краям. Встречаются вкладыши и с противолежащей ретушью. Острия представлены незначительным числом пластинок со скошенным крутой ретушью концом.

 

М. Г. Косменко посчитал некоторые острия со сходящимися ретушированными краями в качестве наконечников стрел. Возможно, это и так. Однако без трасологического исследования невозможно решить вопрос о функции этих орудий. Они могли быть или наконечниками, или сверлами, или проколками. Поэтому мы называем в данном очерке их по морфологическим характеристикам: остриями со сходящимися ретушированными краями. Значительная часть ретушированных пластин была ножами. Встречены разные скобели на пластинках и отщепах, как одно- выемчатые, так и многовыемчатые. Выемки большей частью широкие и мелкие. Есть немного симметричных сверл и проколок на пластинках, как с выделенной, так и с невыделенной рабочей частью. Кроме перечисленного, найдены, по-видимому, заготовки рубящих орудий на гальках из кварцита. Широко представлены комбинированные орудия: скребки-ножи, скребки-резцы, резцы-вкладыши, резцы-ножи и т. д.

 

Кроме того, в Среднем Поволжье и Нижнем Прикамье к камской культуре относятся стоянки Татаро- Азибейская III, Захар-Калма I в Борском р-не Куйбышевской обл., Монастырский хутор у г. Куйбышева, Юртовская IV в Мензелинском р-не Татарской АССР и др.

 

 

К содержанию книги: Археология СССР с древнейших времен до средневековья в 20 томах

 

 Смотрите также:

  

Средний и новый каменный век. Неолит и Мезолит в Северной...

Средний и новый каменный век (мезолит и неолит). Охотничьи племена в период мезолита. Мезолит в Северной Европе.

 

Когда начался и кончился каменный век - палеолит, мезолит...  Мезолит на юге Европы

 

ПЕРВОБЫТНАЯ ЭПОХА каменный век от возникновения человека...  Человек эпохи мезолита

 

Мезолит. северные олени животные мамонтовой фауны

После мезолита начинается быстрое сокращение ареала северного оленя в результате его отхода к северу.
Культ оленя прослеживается в мезолите и неолите.