МЕЗОЛИТ

 

 

Эпоха мезолита в Средней Азии и Казахстане

 

 

 

В недалеком прошлом эпоха мезолита на территории Средней Азии и Казахстана считалась слабо изученной, хотя первые сведения о ней появились еще в дореволюционное время.

 

Это были разрозненные находки каменных изделий микролитического облика, обнаруженные В. Н. Андрусовым в Джебеле, у колодца Кош-Аба и на северном берегу оз. Чалкар- Тениз; в 1923—1926 гг. в результате работ геологической экспедиции под руководством Д. Н. Щербакова осуществлены сборы подъемного материала в районе серного завода (Центральные Каракумы), датированного А. П. Окладниковым поздним мезолитом. Аналогичные изделия были найдены и в других местах: Сузангли, Такыр-Оглы (Окладников, Кляш- торный, 1961), в районе Айртама (Массой, 1936; Окладников, 1949; Парфенов, 1961), Казанджике. В 1939 г. открыты знаменитые фрески Зараут-Сая, часть которых датирована исследователями эпохой мезолита (Формозов, 1966, 1968, 1969). Значителен вклад геологов В. В. Шумова и Н. П. Луппова, обнаруживших ряд местонахождений в районе Красно- водского п-ова, в том числе пещеры Дам-Дам-Чеш- ме 1 (Борисковский, 1947а, б).

 

 Однако первые систематические исследования мезолита в Среднеазиатском регионе осуществлены А. П. Окладниковым. На Красноводском п-ове, Большом и Малом Балхане были раскопаны многослойные пещерные комплексы Дам-Дам-Чешме 1 и 2, Джебел и Кайлю (Окладников, 1949, 1951, 1956а, б, 1958). В горных районах Таджикистана собран большой подъемный материал у источника Чиль-Чор-Чашма, в Куй-Бульоне, открыты многослойные поселения открытого типа Тут- каул и Сай-Сайед, содержащие ранние слои (Окладников, 1958, 1959). В последние годы мезолитическая карта Средней Азии и Казахстана пополнилась новыми названиями. Появились местонахождения в ранее неизвестных районах: на Устюрте, в Центральной Фергане, Кызылкумах, на Памире, в степях Казахстана и др. Благодаря изысканиям А. М. Мандельштама, Г. Е. Маркова, X. Ю. Юсупова в Восточном Прикаспии, Б. 3. Гамбурга, Н. Г. Горбуновой, Ю. А. Заднепровского, У. И. Исламова, В. И. Тимофеева в Центральной Фергане, Е. Б. Бижанова и А. В. Виноградова на Устюртском плато, В. А. Ра- нова, А. X. Юсупова, В. А. Жукова в Таджикистане, М. Ю. Юнусалиева в Киргизии, А. В. Виноградова в Кызылкумах, В. Ф. Зайберта в Северном Казахстане и других археологов открыты и исследованы памятники мезолитического времени на территории уже всех среднеазиатских республик и доследованы ранее известные комплексы. Накопленный за последние годы материал позволил говорить о культурно-хронологическом разнообразии мезолита Средней Азии и Казахстана.

 

В настоящее время здесь известно около 30 хорошо стратифицированных памятников и более 200 местонахождений с подъемным инвентарем. К числу первых относятся пещеры Джебел, Дам-Дам-Чешме 1 и 2, Обишир 1 и 5, Ташкумыр, Истыкская, навесы Ак-Танга, Даран-Шур, стоянки открытого типа Ош- хона, Туткаул, Сай-Сайед, Кушилиш, Явленка II, Виноградовка XII, Тельмана Villa, среди вторых — Дефе-Чаганак, Актамские стоянки, Айдабол 25, Янги-Кадам 21, Тайпак I, Оби-Каик, Чиль-Чор-Чаш- ма, Лявлякан 24, Евгеньевка и многие другие. Особое место занимают наскальные изображения Зараут- Сая и грота Шахты, дающие яркое представление о среднеазиатском искусстве поры мезолита (карта 12).

 

Среди мезолитических памятников удалось выделить ранние комплексы — горизонт 3 Туткаула (Ранов, Коробкова, 1971; Коробкова, 1975, 1977), слои 7—5 Дам-Дам-Чешме 2 (Марков, 1966а, б; Коробкова, 1968), Истыкская пещера (Жуков, 1982), Виноградовка XII (Зайберт, 19796. С. 8) и поздние — слои 8—7 пещеры Джебел, центральноферганские местонахождения (Коробкова, 1970. С. 24, 25; 1977. С. 109, 112; Тимофеев, 1972. С. 63), Тельмана XlVa (Зайберт, 19796. С. 12). Встречаются промежуточные памятники: Ташкумыр (Юнусалиев, 19706. С. 12, 24), горизонт 2а Туткаула (Ранов, Коробкова, 1971. С. 142—144), Обишир 1 и 5 (Исламов, 1972а. С. 44, 45; 19726, в; 1977; 1980).

 

Относительная хронология мезолита Средней Азии и Казахстана базируется на стратиграфии пещерных комплексов (Дам-Дам-Чешме 1 и 2, Кайлю, Джебел, Обишир 1 и 5, Таш-Кумыр, Истыкская), навесов (Ак-Танга, Даран Шур), открытых стоянок (Ошхона, Туткаул, Сай-Сайед, Кушилиш) и др. Многочисленные однослойные стоянки объединяются в хронологические группы на основе технико-морфоло- гического анализа их инвентаря и статистических соотношений наборов изделий.

 

Абсолютная хронология определяется радиоуглеродными датировками среднеазиатских памятников (Ошхона, поздний слой Шугноу, неолитические горизонты Туткаула, поселения джейтунской культуры Чагиллы-депе и Тоголок-депе, Учащи 131, пещера Мачай), памятников Казахстана (Тельмана XIVa) и типологическими сопоставлениями с синхронными комплексами Ближнего Востока, где система абсолютной хронологии также основана на том же способе датирования. В целом возраст мезолита Средней Азии и Казахстана укладывается в рамки XI—VII тысячелетий до н. э. (Романова, Семенцов, Тимофеев, 1972. С. 58; Марков, Образцов, 1981. С. 74—77; Ranov, 1976).

 

В настоящее время предприняты попытки к выделению мезолитических культур и вариантов. Так, в Восточном Прикаспии Г. Ф. Коробковой выделены две группы памятников с разными типами индуст- рий, соответствующие, по-видимому, двум культурным комплексам, условно названным прибалханским и прикаспийским с зарзийскими элементами (Коробкова, 1968. С. 15, 16; 1970. С. 21-24; 1975. С. 20- 23; 1977. С. 109—112). Поставлен вопрос о выделении намечающейся культуры в Ферганской долине (Ко- робкова, 1968. С. 16; 1970. С. 24). Позднее, с накоплением материала, Г. Ф. Коробкова подразделяет мезолит Центральной Ферганы на два варианта или культурных комплекса — равнинный и пещерный. Первый назван ферганским, второй — обиширским (Коробкова, 1975. С. 24; 1977. С. 112). Проблема их культурных связей оставалась невыясненной. Анализ материалов Обишира 1 и 5 позволил У. И. Исла- мову выделить своеобразную обиширскую культуру (Исламов, 1977. С. 27), которая почему-то оказалась в составе ферганского комплекса (Исламов, 1977. С. 25). На территории Узбекистана, помимо последнего комплекса, исследователь фиксирует еще два других — Ташкентский и Сурхандарьинский (Исламов, 1972а, 1974а, 1975а, б, 1977. С. 24), хотя каждый из них объединяет материалы одного памятника: Ташкентский — Кушилиш, Сурхандарьинский — Мачай. Определенным своеобразием отличается мар- кансуйская культура, выделенная В, А. Рановым в высокогорных районах Памира (Ранов, 1964). В последних работах этого исследователя и его соавторов был поставлен вопрос о существовании вахшской мезолитической культуры (Ранов, Юсупов, Филимонова, 1982. С. 19).

 

Пока трудно судить, насколько правы авторы, выделившие в мезолите Средней Азии указанные выше культуры, варианты и комплексы. Однако уже сейчас можно сказать, что некоторые из них спорны и слабо доказаны. Расходятся мнения исследователей в вопросах хронологии и периодизации мезолитических памятников, в частности и мезолита Средней Азии и Казахстана в целом. Все эти проблемы должны занять определенное место в соответствующих разделах настоящей работы. К сожалению, эпоха мезолита в рассматриваемом регионе изучена неравномерно. Огромная территория остается большим белым пятном на мезолитической карте Средней Азии и Казахстана. Имеются районы, где отсутствуют стратифицированные памятники. Существенным недостатком является отсутствие единой типологии материала, не говоря уже об его статистической обработке. Нет полной публикации ряда комплексов, ощущается недостаток в радиоуглеродных датировках. Некоторые памятники не имеют аналогий, лишь отдельные стоянки и местонахождения образуют группы, внутри которых зачастую отсутствуют связующие звенья. Все это усложняет воссоздание целостной картины среднеазиатского мезолита и затрудняет решение таких вопросов, как культурная принадлежность конкретных объектов, их генезис, хронология и периодизация, пути развития.

 

Средняя Азия и Казахстан характеризуются значительным разнообразием природно-климатических зон. Пустыня и полупустыня сменяются степями и лесостепями, горы и предгорья — плато, межгорными и речными долинами. Комплексные палеогеографические и археологические работы, проведенные на территории староречий Узбоя, Амударьи, Зерав- шана, Вахша, во Внутренних Кызылкумах, Центральных Каракумах, на равнинах Восточного Прикаспия и Среднеазиатского междуречья, в высокогорье Памира и других областях, показали сравнительно плотную заселенность их в конце плейстоцена и особенно в начале голоцена. Следы обитания мезолитических племен обнаружены на территории Большого Балхана, Красноводского плато и Устюрта, Каракумской и Кызылкумской пустынь (Окладников, 1949, 1956а, б; Вахта, Марков, 1959; Марков, 1961, 1966а, б; 1971; Виноградов, Мамедов, 1974, 1975; Бижанов, 1978, 1982), на Восточном Памире (Ранов, 1959а, б, 1961а, 1962, 1964, 1975; Жуков, 1980, 1982), в межгорных долинах (Юнусалиев, 1970а, б; Исламов, 19726, 1977, 1982; Амосова, Филимонова, Юсупов, 1983). Многие памятники приурочены к террасам крупных рек или их притоков — Узбоя, Амударьи, Зеравшана, Сырдарьи, Вахша, Кафирнигана, Тобола, Иртыша, Ишима и других водотоков, к конусам выноса (Туткаул, Сай-Сайед), берегам озер (Лявляканские, Центральноферганские и Устюртские местонахождения). Расположение стоянок в разных климатических зонах свидетельствует о сравнительно благоприятных природных условиях, в которых обитали мезолитические племена, и адаптации последних к конкретной экологической обстановке. О климате того времени свидетельствуют две точки зрения. Приверженцы первой полагают, что в пору финального палеолита после отступления Хвалынской трансгрессии в Средней Азии наступила относительная стабилизация природных условий, характеризующихся определенной аридизацией (Лисицына, Массон, 1980. С. 121). Сторонники второй, а таких большинство, считают, что климат в начале голоцена хотя и отличался резкой континенталь- ностью, однако для него были типичны заметные колебания, повлекшие за собой смену аридных условий повышенной влажностью. Такая климатическая обстановка наблюдалась в Арало-Каспийском регионе (Виноградов, Итина, Кесь, Мамедов, 1974; Хо- тинский, 1980. С. И; Федоров, 1980. С. 19—22), Кызылкумах (Виноградов, Мамедов, 1974), межгорных долинах современного Узбекистана и Таджикистана (Виноградов, 1981. С. 5—6; Амосова, Филимонова, Юсупов, 1983. С. 5). На климатические изменения в голоцене указывают и результаты палеоботанических исследований, фиксирующие смену и передвижки растительного покрова, отличающиеся некоторой ритмичностью (Абрамова, 1980. С. 71). Анализ пыльцы из мезолитических слоев Туткаул а и Даран Шура показал наличие древесной растительности. В это время в Бешкентской долине, по данным изучения почв, распространяется травянисто-кустарниковая флора, свидетельствующая, по мнению исследователей, о более холодном и влажном климате (Амосова, Филимонова, Юсупов, 1983. С. 5).

 

Постоянной изменчивостью русел и стоков отличались основные водные артерии Средней Азии — Амударья и Сырдарья. В результате увеличения их стока около 9000 лет назад возник Арало-Сарыка- мышский бассейн, являвшийся сточным озером, из которого вытекал Узбой. Хорезмская котловина была уже заполнена к этому времени наносами Амударьи (Квасов, 1980. С. 188).

 

По результатам исследования палеолитической многослойной стоянки Шугноу зафиксирована фаза похолодания, которую 10—9 тысяч лет назад сменяет жаркий сухой климат, отразившийся на вытеснении лесной растительности травянисто-кустарниковой (Никонов, Пахомов, Ранов, Ренгартен, 1974. С. 190—197). Близкие экологические условия зафиксированы в Казахстане, где в конце плейстоцена— начале голоцена наступает заметная аридизация климата, обусловившая перемещение населения в районы функционирования родников (Медоев, 1979. С. 7, 8; Виноградов, 1981. С. 21).

 

Таким образом, по мнению многих исследователей, природно-климатические условия мезолитической Средней Азии и Казахстана не оставались неизменными, что явно сказалось на расселении племен и концентрации их стоянок в труднодоступных и необитаемых в настоящее время районах Устюрта, Каракумов, Кызылкумов и высокогорий Памира. Пестрота ландшафтно-климатических условий отразилась также на материальной культуре населения, оставившего значительное разнообразие культурных комплексов, датированных разными периодами мезолита.

 

Перейдем к характеристике мезолитических групп памятников и культур, рассматривая их по географическому принципу.

 

 

К содержанию книги: Археология СССР с древнейших времен до средневековья в 20 томах

 

 Смотрите также:

  

Средний и новый каменный век. Неолит и Мезолит в Северной...

Средний и новый каменный век (мезолит и неолит). Охотничьи племена в период мезолита. Мезолит в Северной Европе.

 

Когда начался и кончился каменный век - палеолит, мезолит...  Мезолит на юге Европы

 

ПЕРВОБЫТНАЯ ЭПОХА каменный век от возникновения человека...  Человек эпохи мезолита

 

Мезолит. северные олени животные мамонтовой фауны

После мезолита начинается быстрое сокращение ареала северного оленя в результате его отхода к северу.
Культ оленя прослеживается в мезолите и неолите.