ПАЛЕОЛИТ

 

 

Искусство палеолита – орнаменты и зооморфные изображения

 

 

 

Теперь мы переходим к обзору произведений искусства, обнаруженных в стоянках ранней поры позднего палеолита Русской равнины и Крыма. Их сравнительно немного.

 

Древнейшие позднепалеолитические образцы изобразительной деятельности известны в настоящее время во II культурном слое Костенок 17 и в III культурном слое Костенок 12, возраст которых превышает 32 тыс. лет от н. дн.

 

Их еще нельзя назвать «произведениями искусства» даже в самом условном смысле: в III слое Костенок 12 они представлены разнонаправленной штриховкой на меловой корке ряда орудий из плитчатого кремня, а во II слое Костенок 17— украшениями в виде подвесок из просверленных зубов песца, белемнитов, раковин и небольших галечек (Ворисковский Я. Я., 1963), свидетельствующими о довольно высоком уровне эстетических представлений человека начальной поры позднего палеолита. Штриховка на меловой корке позволяет допустить наличие в это время и более сложных гравюр, возможно, на истлевших органических материалах.

 

В несколько более молодых памятниках, но относящихся еще к ранней поре позднего палеолита (до начала осташковского времени), найдены орнаментированные поделки, сюжетные и знаковые изображения, выполненные из кости или бивня. Наиболее богатый набор подобных изделий обнаружен во II культурном слое Костенок 14 (абс. возраст 26— 28 тыс. лет назад) и в Сунгире (абс. возраст 24— 25 тыс. лет назад). В единичных экземплярах они встречаются и в некоторых других памятниках этого периода.

 

Орнаментальные мотивы, встреченные на разнокультурных стоянках ранней поры позднего палеолита, уже достаточно сложны и разнообразны. Геометрический орнамент из II слоя Костенок 14 (городцовская культура) включает такие элементы, как ряды коротких насечек (фибула с зооморфным на- вершием, рукоять лопаточки городцовского типа, стержень из тонкой трубчатой кости —  101), прямые параллельные нарезки (медальон из бивня мамонта, обломок лощила,  101, 2,16), косые параллельные нарезки, «елочка» (обломки поделок из стенок трубчатых костей или ребер,  101, 3—6, 19).

 

Композиционно орнамент хорошо сочетается с формой вещей, будь то фибула, рукоять лопаточки или же фрагмент лощила; уже имеются преднамеренно выделенные орнаментальные зоны, сочетающиеся друг с другом, или разделенные неорнаментиро- ванными участками. Как отмечалось, подобный зональный орнамент имеется и на обломке ребра, происходящего со стоянки М. В. Талицкого. Ямочным орнаментом в виде расходящихся радиальных линий украшен диск из бивня мамонта, найденный на стоянке Сунгирь (Бадер О. Я., 1978, с. 170-171), и фигурка лошадки, найденная на той же стоянке (в последнем случае ряды ямок следуют контуру фигурки), а также знаковое изображение («амулет») из III слоя грота Брынзены 1 (брыизеиская культура,  73, 25). Их резной геометрический и ямочный орнаменты сохраняются и развиваются*в последующую пору расцвета позднепалеолитических культур Русской равнины (раннеосташковское время).

 

Сюжетные изображения ранней поры позднего палеолита Восточной Европы передают исключительно образ зверя. На Костенках 14, II слой — это изображение головы хищника, украшающее навершие фибулы ( 101,1). На Сунгире — плоские костяные фигурки лошади (2 шт.,  106, 2), мамонта (?;  106,1) и, возможно, бизона (?). Все эти зооморфные изображения стилизованы, условны. Для передачи образа мастеру было достаточно изображения общего контура или даже одной только головы зверя. В этом отношении еще ярче выступают знаковые, «символические» изображения того же периода, смысл которых для нас уже утрачен. Таков «амулет» из нижнего слоя грота Брынзены 1 ( 73, 25); его обычно интерпретируют как изображение рыбы (Кетрару Н. А 1973, с. 73), однако это лишь произвольная догадка. Такова же крестообразная поделка из II слоя Костенок 14, ( 101,12), если признать ее законченной вещью. Таким образом, на Русской равнине уже в раннюю пору позднего палеолита знаковые символические изображения сосуществуют с сюжетными, реалистическими, причем последние еще весьма условны, схематичны. Невозможно поэтому полагать, что знаковые изображения появляются после реалистических, свидетельствуют о более высоком уровне развития абстрактного мышления и т. д.

 

Несмотря на скудость фактических данных, уже из изложенного можно заметить, что и в этот период на разнокультурных стоянках Русской равнины весьма различны как орнаментальные мотивы, так и зооморфные изображения. Такая же разница прослеживается и в украшениях. От «челночных бусин», плоских фигурных подвесок из бивня, пирамидальной подвески, найденных во II слое Костенок 14 (город- цовская культура  101, 9—15, 17, 18), отличаются подвески из клыков песца, белемнитов и камня, найденные в нижнем слое Костенок 17 (спицынекая культура). Иные по форме украшения были найдены в Сунгире (стрелецко-сунгирская культура). Здесь бусы подразделяются на два основных типа: подпря- моугольные с отверстием в центре (имеется ряд подтипов; Бадер О. #., 1978, рис, 113, 1—14) и подпря- моугольные с отверстием на конце (Бадер О. Н., 1978,  113,15—17). Известны пронизки из тонких косточек. Среди подвесок встречены подтреугольные, вырезанные из кости, подвески из зубов животных, 20 экз. каменных подвесок из небольших речных галек, раковины с пробитыми отверстиями. Ни в одном из инокультурных памятников ранней поры позднего палеолита не находят себе аналогий браслеты и перстни из бивня мамонта, найденные в сунгирьских погребениях.

 

Из сказанного следует, что имеющихся в настоящее время материалов по искусству ранней поры позднего палеолита Восточной Европы, представляющих собой достаточно сложные, развитые образы, совершенно недостаточно для успешного решения проблемы происхождения позднепалеолитического искусства, что подход к этой проблеме невозможен без привлечения данных по всему искусству эпохи палеолита. Вместе с тем развитость «знаковой» формы изобразительной деятельности человека этого периода лишний раз убеждает в том, что корни искусства и шире —корни эстетических представлений следует искать по крайней мере на памятниках более древней, мустьерской эпохи, возможно, и в еще более раннем, ангельском периоде человеческой истории.

 

Высший этап развития позднепалеолитической культуры на Русской равнине, совпадающий с раннеосташковским временем, является и высшим этапом развития изобразительной художественной деятельности, развития палеолитического искусства данного региона. В этот период не только заметно возрастает общее количество произведений «мобильного искусства». Главное, в нем появляются новые черты: усложняется орнамент, изменяется стиль сюжетных зооморфных изображений, возникает новый сюжет — антропоморфные изображения, наконец, заметное разнообразие условных «знаковых» изображений, представленных уже не только фигурками, но и гравюрой.

 

Многочисленные орнаментированные поделки — как украшения, так и орудия труда, встреченные в памятниках виллендорфско-костенковской и мезинской культур, представляют собой высокосовершенные образцы палеолитического искусства. Таковы браслеты из Мезинской стоянки и из верхнего слоя Костенок 1, украшенные «елочкой» и меандром ( 103, 8), изящные фибулы типа «верблюжья ножка», лопаточки, украшенные по краям «крестиками», треугольниками или насечками, с рукоятями, вырезанными в виде головок, в которых можно усмотреть сильно стилизованные антропоморфные и зооморфные изображения ( 102, 7—9), мотыги из бивня мамонта, рукояточные части которых орнаментированы елочкой, сеткой или рядами параллельных линий ( 102, 11, 12), и другие изделия. Важно то, что подобные вещи (например, фибулы в виде «верблюжьих ножек», лопаточки с головчатыми рукоятями) являются хорошими показателями принадлежности памятника, ще они встречаются, виллендорфско-костенковской археологической культуре. В свою очередь такой сложный геометрический узор, как меандр, на Русской равнине пока известен только на Мезинской стоянке. Деснинские памятники, культурная принадлежность которых пока окончательно не определена, обнаруживают другие элементы орнамента: косая клетка, цепочка ромбов, вытянутые треугольники, характерные, по JI. В. Греховой, для Ти- моиовки и Юдиново, сетка из правильных шестигранников, встречающаяся на «чурингах» из Елисеевичей (Грехова Л. В., 1977, с. 90—93; Поликарповым К. М., 1968, с. 117—130). Ямочный орнамент известен на немногочисленных обломках поделок из III слоя Костенок 1 и на антропоморфных изображениях из верхнего слоя Костенок 4 ( 104, 7, 8, 14, 15).

 

искусство палеолита 

 

К содержанию книги: Древнекаменный век - палеолит. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

ПЕРВОБЫТНАЯ ЭПОХА каменный век от возникновения...

Искусство верхнего палеолита свидетельствует о высоком развитии интеллекта человека этой эпохи.
Палеолитическое искусство. Первобытные религиозные представления. Женские статуэтки.

 

Палеолитическое искусство. Искусство и религия  Каким было первобытное искусство, пещерные рисунки

 

Первобытное искусство искусство эпохи первобытного...  Древнейшие поселения на территории России до VI века.

 

Врачевание в период расцвета первобытного...

Расцвет первобытного общества начался в эпоху верхнего палеолита (см. табл. 2). К этому
Первобытное искусство, первые памятники которого относятся к верхнему палеолиту (абсолютный возраст— 30—20 тыс. лет), запечатлело в равной степени и мужчин, и

 

Первобытное искусство — собирательное обозначение...

Первобытное искусство. (англ. primitive art) — собирательное обозначение различных форм искусства первобытно-общинного строя. Формирование первобытного искусства относится к позднему палеолиту (около 33 тысяч лет до н. э.). Искусство палеолита отражает...