ПАЛЕОЛИТ

 

 

Поздний палеолит в Краснодарском крае — Каменномостская пещера, Губский навес и навес Сатанай

 

 

 

Своеобразная компактная группа позднепалеолитических памятников расположена на северо-западном Кавказе в Краснодарском крае.

 

Лучше других исследованы поселения в Каменномостской пещере, Губском навесе 1 и Губском навесе VII (навесе Сатанай).

 

Каменномостская пещера открыта и исследована в 1961 г. под руководством А. А. Формозова (Формозов А. Л., 1964, с. 10, 1965, с. 41—48). Она расположена недалеко от г. Майкопа, в 6 км к востоку от поселка Каменномостского, в одном из ответвлений ручья Мешоко, правого притока р. Белой. Пещера имеет глубину 24 м, ширину в устье Эми большую (23X8 м) площадку перед входом (Формозов А. А., 1971, с. 100—117). Раскопками вскрыто 24 кв. м. Мощность отложений до скального дна достигает 3,2 м. Сверху, в кизячно-очаясном слое найдены остатки средневекового времени. Ниже, в черном гумусе, залегает культурный слой энеолитического времени. В желтой, почти без примесей, глине, лежащей на скальном основании, обнаружен позднепалеолитический материал. Мощность этого слоя достигает 1,9 м. По определению И. Г. Пидошшчко, небольшое количество костей из позднепалеолитического слоя принадлежит первобытному быку, дикому козлу или барану и каким-то копытным (Формозов А. А., 1965, с. 43).

 

Археологический материал из Каменномостской пещеры опубликован А. А. Формозовым (Формозов А. А., 1965, 1971, с. 100—117.). Еще раз комплекс описан X. А. Амирхановым (Амирханов X. А., 1977а, 19776). Коллекция кремня состоит из 1600 предметов, в том числе 74 орудия и 36 нуклеусов и нуклевидных обломков. Технику раскалывания камня характеризуют призматические косоплощадочные нуклеусы, которые преобладают (13 экз.). Встречен также один дисковидный нуклеус мустьерского облика. Много нуклевидных обломков случайной формы (16 экз.). При изготовлений орудий широко использовалась зубчатая ретушь. Она явно преобладает над притупляющей ретушью, которая не типична для этого памятника.

 

В коллекции из Каменномостской пещеры сочетаются позднепалеолитические и мустьерские типы орудий, однако мустьерский компонент очень невелик. Среди орудий преобладают резцы (24 экз.). Сериями представлены нуклевидные (5 экз.), различные типы срединных (7 экз.) и угловых (7 экз.) резцов; боковые резцы реже встречаются (5 экз.). Скребки менее многочисленны (12 экз.). Среди них различные типы скребков высокой формы (7 экз.) и концевых (5 экз.). Концевые скребки чаще изготовлены на удлиненных отщепах (3 экз.). Найдены также: одно небольшое острие, обработанное мелкой ретушью по обеим сходящимся граням; один нож с неретушированным обушком, пять пластин с поперечной ретушью, ретушированные пластины и отщепы случайной формы., Одна из пластин обработана противолежащей ретушью. Полностью отсутствуют долотовидные орудия и вкладышевые формы. Вместе с этим позднепалео- литическим набором орудий найдены пять скребел, в том числе четыре зубчатых и два остроконечника на массивных отщепах.

 

Архаические черты этого комплекса, присутствие в коллекции отдельных мустьерских форм орудий дали основание А. А. Формозову отнести поселенпе в Каменномостской пещере к началу позднего палеолита и сопоставить его с ранней хронологической группой памятников Имеретин (Формозов A. A.f 1964, 1965). Широкое распространение зубчатой ретуши также может рассматриваться как пережиточ- но-мустьерский прием вторичной обработки. Своеобразие комплексу придает полное отсутствие вклады- шевых орудий, почти полное отсутствие острий, преобладание резцов над скребками (Амирханов X. А., 1977а, с. 6, 7; 19776).

 

Более развитые позднепалеолитические комплексы изучены в Губском навесе 1, в 40—45 км к юго-восто- ку от г. Майкопа. Навес расположен на склонах Скалистого хребта в Борисковском ущелье, на высоте 90—100 м над р. Губе, левого притока р. Лабы. Памятник открыт П. У. Аутлевьш в 1962 г. В следующем году он заложил под навесом раскоп 14 кв. м, в котором были выявлены мустьерский и позднепалеолитический слои (Аутлев Я. У., 1962, 1973, с. 19— 25). Тогда же группа специалистов провела зачистку стенок раскопа и подробно изучила литологию п палинологию отложений (Любин В. Я., Аутлев Я. У Гричук В. Я. и др., 1973, с. 54-62). В 1975 и 1976 гг. работы под навесом были продолжены под руководством X. А. Амирханова (Любин Я. Я. и др., 1976, с. 134, 135; Любин В. Я. и др., 1977, с. 107, 108). В шурфе 4 кв. м была уточнена стратиграфия памятника и прослежено три культурных слоя — мустьерский и два позднепалеолитических. Вновь обнаруженный позднепалеолитический слой перекрывал ранее изученный П. У. Аутлевым.

 

В 1975 г. в западной части навеса у его внутренней стенки прослежено 14 литологических слоев и второй, не известный ранее археологический слой позднепалеолитического времени (Амирханов X. А.. 19776, с. 35—38). Здесь под современной почвой (сл. 1) лежал буроватый суглинок с мелким щебнем и дресвой (сл. 2), содержащий остатки первого позднепалеолитического слоя. Ниже чередовались слои (сл. 3—10) серо-желтого суглинка с незначительным количеством щебня и большим количеством дресвы и сильно карбонизированного белесого суглинка с дресвой. В их толще прослежена погребенная почва (?) мощностью 8—10 см с остатками второго позднепалеолитического слоя. Еще ниже, под горизонтом обвала, который обозначен крупными обломками известняка, и стерильными слоями буро-корпч- невого суглинка и супеси со щебнем и дресвой, в буром суглинке с большим количеством щебня залегали остатки мустьерской культуры. Общая мощность отложений достигает почти 2 м.

 

Во втором культурном слое прослежено два небольших очага овальной формы около полуметра в поперечнике. Они были углублены в слой на 10—15 см и имели хорошо прослеживаемые почти вертикальные стенки. Фаунпстический материал из навеса очень скуден. В слое 2 Н. К. Верещагин и Г. Ф. Барышников определили остатки лошади, суслика, слепыша, полевки, козла и барана (Любин В. Я. и др., 1973, с. 57). В слое 1 найдены кости бизона, полевки, козла и барана (Амирханов X. А., 19776, с. 16—17; определение Г. Ф. .Барышникова). Вся толща отложений характеризуется суглинистым и супесчаным заполнением с большим количеством десквамационного щебня. Такой характер отложений и остатки лошади, суслика, слепыша в позднепалеолитических слоях позволяют реконструировать сухой прохладный климат и остепненный ландшафт (Любин В. П. и др., 1973, с. 56).

 

Кремневый инвентарь из слоя 2 насчитывает 3601 предмет, в том числе 163 орудия и 55 нуклеусов и нуклевидных обломков ( 119, Амирханов X. А, 1977а, с. 8—10; Амирханов X. А., Аутлев П. У., 1977, с. 143—153). Технику первичного раскалывания кремня характеризуют преобладающие в комплексе призматические косоплощадочные нуклеусы (29 экз.). Большинство орудий изготовлено на ножевидных пластинах. Для их обработки использовалась обычно крутая притупляющая ретушь. Зубчатая ретушь встречается редко. Скребки — наиболее распространенная группа орудий (109 экз.) ( 119, 6, 7, 10, 12, 13). Среди них преобладают скребки высокой формы (40 экз.). Близки им клювовидные скребки (6 экз.). На втором месте — концевые скребки (30 экз.). Большинство из них — короткие скребки на отщепах (21 экз.).

 

Только девять скребков изготовлено на конце массивных ноясевидных пластин. В меньшем числе встречены двойные орудия, скребки с подправкой рабочего конца и основания со стороны брюшка, скребки с боковой выемкой, скребки с перехватом и некоторые другие. В целом скребки очень многочисленны и разнообразны по формам. Здесь же найдены два скребловидных орудия. Резцов почти в семь раз меньше (17 экз.), из них семь срединных резцов изготовлены преимущественно на массивных сколах ( 119, 8, 9, 11, 14, 15), четыре угловых — на массивных пластинах, пять боковых резцов на ножевидных пластинах, один плоский на отщепе (там же, с. 147). Специфичную группу орудий составляют мелкие (2,5—3 см длиной) пластины с прямым или слегка скошенным концом, усеченным полукрутой ретушью с брюшка (11 экз.;  119, 4, 5). Здесь же найдены отдельные орудия с выемками, проколки, пластины и отщепы с несистематической ретушью.

 

А. А. Формозов по общему облику культуры считает комплекс Губского навеса 1 (слой 2) сопоставимым по времени со средней хронологической группой памятников Имеретии (Формовое А. А,. 1965, с. 49). Такая датировка не вызывает возражений. Бе уточнение требует геологической и палеогеографической оценки отложений. Описанный комплекс во многом своеобразен. Его специфика заключается в большом количестве и разнообразии скребков, распространении пластин усеченных со стороны брюшка, в отсутствии острий и вкладышевых орудий.

 

Слой 1 Губского навеса 1 исследован на площади около 3 кв. м Небольшая коллекция (513 экз.) включает 33. орудия. Это — косоплощадочные призматические нуклеусы и сколотые с них ножевидные пластины, концевые скребки, боковые и угловой резец, мелкие острия и пластинки с притуплённой спинкой, костяная проколка. По фауне и облику археологической коллекции слой может быть отнесен к концу позднего палеолита. Своеобразие комплексу придают несколько орудий, подправленных по рабочему концу тонкой ретушью с брюшка (Амирханов X. А.у 1977а, с. 10; он же, 19776, с. 55-63).

 

Губский навес VII в 1975 г. переименован П. У. Аутлевым в навес Сатанай, находится поблизости от навеса 1, в том же Борисковском ущелье, в сходных условиях. Длина навеса 12 му ширина 7 м. Навес открыт П. У. Аутлевым в 1961 г. В то же время им заложен на памятнике шурф 4 кв. м. В 1962 г. он был расширен А. А. Формозовым и П. У. Аутлевым в траншею площадью 15 кв. м. В 1963 г. П. У. Аутлев довел площадь раскопа до 42 кв. м. Наконец, в 1975—1976 гг. В. П. Любин, П. У. Аутлев и X. А. Амирханов заложили контрольный стратиграфический шурф около 4 кв. м у западной стенки раскопа (Формозов А. А., 1965, с. 48; Любин В. Я. и др., 1976, с. 134, 135; 1977, с. 107, 108).

 

Мощность культурных отложений в раскопе достигала 2,8 м. По мнению А. А. Формозова, культурный слой в древности перемещался водой по склону и был разделен крупными известковыми глыбами на два горизонта, однако археологически однородным (Формозов А. А., 19626, с. 5, 6). В 1975 г. установлена следующая стратиграфическая колонка: 1 — щебнистый гумус, в основании слоя местами со слабо окатанной щебенкой, археологически стерилен. Мощность слоя от 5 до 35 см. 2 —бурый суглинок с большим количеством мелкого щебня, в нижней части слоя с большим количеством окатанных и неокатан- ных глыб известняка. Слой литологически монолитен и на всю глубину содержит однородные культурные остатки. Мощность слоя колеблется от 0,5 до 1,5 м (Амирханов X. А., 19776, с. 73).

 

По определению Н. К. Верещагина, в слое найдены кости лошади (555), благородного оленя (12), зубра (6), волка (4), лося (2), слепыша (4), хомяка (1) и скопления раковин улитки Helix (Формозов А. 1965, с. 43, 53). Большое количество костей лошади и слепыша указывает на значительные степные пространства в этом лесном сейчас районе.

 

Интересны находки костей человека в слое. В 1963 г. найдена массивная левая плечевая кость. В 1975 г. рядом с первой находкой обнаружены череп, нижняя челюсть, большая и малая берцовые кости, ребра, фаланги пальцев. Все кости образуют одно скопление. Анатомический порядок костей ие прослежен, большинство из них расколото. Слой вокруг костей имеет слегка охристую окраску. Вместе с костями найдены две подвески (из зуба лошади и раковины) и 11 из 16 найденных на всем поселении костяных наконечников копий, из них два целых. Работы 1975 г. позволяют заключить, что описанное скопление представляет остатки разрушенного в древности погребения. Физический облик погребенного находит аналогии среди форм цетаральноевропей- ских неоантропов (Формозов А. А., 1965, с. 43; Любин В. П. и др1976, с. 135; Любин В. Я. и др., 1977, с. 108).

 

П. У. Аутлев и А. А. Формозов получили большую выразительную коллекцию из навеса Сатанай (Губского навеса VII) (Формозов А. А., 1964, с. И, 12; 1965, с. 48; Амирханов X. А., 1977а, с. 12—15; 19776). Коллекция насчитывает 15 565 предметов из камня и кости, в том числе 490 кремневых и 24 костяных орудий ( 120, 121). Все кремневые орудия изготовлены из темно-серого и черного кремня. Среди 177 нуклеусов преобладают призматические косопло- щадочные с одной, иногда с двумя площадками (167 экз.), 10 нуклеусов имеют прямую площадку ( 120,15,16,17).

 

Отщепы в коллекции наиболее многочисленны (3755 экэ.), пластин несколько меньше (3101 экз.). Преобладают пластинки правильной формы.

 

Для обработки орудий чаще всего использовалась крупная крутая односторонняя ретушь. Небольшая серия пластин обработана частично или полностью двусторонней ретушью. Характерно появление микроретуши (Амирханов X. А1977а, с. 12).

 

Основная часть орудий изготовлена на ножевидных пластинах. Наиболее распространенные группы орудий составляют скребки (24% от общего количества орудий), резцы (18%), пластинки с притуплённым краем (13%), острия (6%), пластины с усеченными ретушью концами (5%), орудия с выемками (4%), геометрические микролиты (6%).

 

Среди 120 скребков ( 120,4,5,7—9) — концевые, преимущественно на ножевидных пластинах (51 экз.), высокой формы на отщепах (5 экз.), нуклевидные (5 экз.). Много выразительных обломков концевых скребков (53 экз.). Резцов 91 экз. Преобладают срединные (37 экз.) и угловые (24 экз.) резцы на пластинах. Боковые резцы на пластинах представлены 28 экз. ( 120, 6,12—14). Пластинки с притуплённым краем (65 экз.) различны по характеру обработки ( 121, 1—3, 6—8, 10—15); две пластины притуплены не только по краю, но и по одному из концов, пять пластин с притуплённым краем уплощены на обоих концах со стороны брюшка. Остальные 57 имеют только притуплённый край. Среди острий (25 экз.) сериями представлены острия с притуплённой спинкой разнообразных очертаний (13 экз.,  120, 16, 17, 20) и острия, ретушированные по обоим краям (7 экз.,  121, 18, 19, 21, 22). У трех острий рабочий конец подправлен рабочей ретушью с брюшка. Четыре острия имеют основание, обработанное притупляющей ретушью со спинки.

 

Среди пластин с усеченными ретушью концами (27 экз.) преобладают орудия со скошенным концом (22 экз.,  121, 20, 26, 27, 28). Выразительную серию образуют пластинки с выемками (22 э&з.).

 

Большую и разнообразную группу орудий составляют геометрические вкладыши (30 экз., 121, 2, 5—9). Среди них 18 трапеций, семь — подпря&оуголь- ной формы, пять сегментов. И трапеции, и сегменты имеют высокие пропорции, их типология достаточно разнообразна, семь трапеций характеризуются очень узкой ретушированной вершиной, четыре из которых имеют на ней выемку, три трапеции отличаются более длинной неретушированной вершиной, три трапеции имеют вогнутые боковые грани. Среди сегментов обращает на себя внимание маленький, правильной формы массивный сегмент, обработанный встречной ретушью. В комплексе встречены также кремневые ножи, проколки, комбинированные орудия, четыре рубящих орудия на гальках. Уникальные плоские бп- конические костяные наконечники копий (16 экз.). Они изготовлены из расколотых трубчатых костей лошади и достигают длины 17 см. Вместе с ними встречены костяные проколки и лощила. Интересна подвеска из резца лошади со сверлиной.

 

Для точной датировки поселения Сатанай нет твердых оснований. А. А. Формозов по общему облику кремневого инвентаря относит материал из навеса к концу позднего палеолита и стадиально сопоставляет его с Гварджилас-Клде в Закавказье. Вместе с тем он отмечает, что некоторые признаки собирательства на поселении указывают на кризис палеолитической системы хозяйства. По его мнению, «Губскип навес 7 открывает ряд микролитических памятников северо-западного Кавказа, относящихся уже к эпохе мезолита и неолита» (Формозов А. А., 1965, с. 52). X. А. Амирханов относит памятник к концу позднего палеолита — началу мезолита (Любин В. П. и др., в печати).

 

Единственным веским аргументом в пользу датировки памятника поздним плейстоценом является абсолютное преобладание костей дикой лошади в культурном слое. Набор орудий, за исключением геометрических микролитов, не противоречит позднепалеолитической датировке. Однако трапеции и сегменты по форме и технике обработки сближаются уже с мезолитическими, а сегмент со встречной ретушью находит аналогии и в неолитических комплексах Закавказья.

 

Сейчас близкие поселению Сатанай по времени и культуре памятники исследованы в Руслановой пещере и Губском навесе 1, слой I. Насколько моншо судить по небольшому материалу из неразрушенной части слоя, близки им и позднепалеолитические слои Монашеской пещеры, вычищенные из нее в средние века (Амирханов X. А., 19776, с. 110).

 

В окрестностях Губских навесов на одном из известняковых карнизов Борисковского ущелья найдены также рисунки, возможно, позднепалеолитического времени. Это — покрытые охрой отпечатки рук. Контур рисунков процарапан или выбит на камне. Стилистически они напоминают палеолитические рисунки из пещер Франции и Испании и отличаются от известных на Северном Кавказе рисунков более поздних эпох (Формозов А. А., 1965, с. 52, 53).

 

Таким образом, на северо-западном Кавказе полнее других исследованы три позднепалеолитических памятника. Каменномостская пещера характеризует нача[ло позднего палеолита, второй слой Губского навеса 1 — его середину, навес Сатанай — конец позднего палеолита и начало мезолита. В свое время автор на материалах навеса Сатанай выделил на северо-за- падном Кавказе своеобразную 1^бскую культуру (Вадер И. О., 1965). Сейчас она нашла подтверждение в Руслановой пещере и Губском навесе 1 (слой 1).

 

Как было показано, комплексы Каменномостской пещеры, Губского навеса 1 (слой 2) и навеса Сатанай во многом своеобразны и между ними трудно сейчас установить прямую генетическую связь. X. А. Амирханов считает, что они разнокультурны и отражают передвижения позднепалеолитических коллективов на Северном Кавказе и соседних степях (Амирханов X. А., 1977а, с. 26; 19776). Такая точка зрения правомерна, однако нуждается еще в проверке на одновременных памятниках.

 

 

К содержанию книги: Древнекаменный век - палеолит. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

В ПЕЩЕРАХ КАВКАЗА. раскопки в кавказких пещерах древних...

Между тем высокогорность Кавказа относительно недавняя. В миоцене Кавказские хребты
наконечников дротиков, пластинок и проколок эпохи позднего палеолита — мадлена-азиля.

 

Мезолит Северного Кавказа - грот Сосруко и Алебастровый навес  Верхнепалеолитический комплекс. Костёнки. стоянка Русаниха.

На европейской территории СССР известны сотни стоянок позднего палеолита от районов крайнего Севера (долина р.Печоры) до юга (Крда, Северный Кавказ).

 

Различия в раннем палеолите восточной европы.

Наконец, в позднем палеолите, как и в последующее время
Замечание В. П. Любина о наличии на Кавказе памятников с двусторонне обработанными орудиями справедливо.

 

Наскальные рисунки в кавказских пещерах. Мезолитические...

Мезолитические культуры Кавказа определенно отличаются от более северных культур
В Причерноморье лесные животные преобладали уже в позднем палеолите и охота на многих...