ПАЛЕОЛИТ

 

 

Мустьерские люди

 

 

 

Количество мустьерских памятников с хорошо сохранившимся культурным слоем значительно больше. Они известны на Русской равнине, в Крыму, на Кавказе и в Средней Азии. Появились первые сведения о находках мустье в Сибири. Детальный анализ всех имеющихся разрезов, в которых обнаружены остатки мустьерской эпохи, позволяет определить их геохронологические рамки более точно.

 

Мустьерские люди селились в пещерах и по берегам рек. С мустьерского времени сохранились так называемые «лессовые стоянки)), которые связаны с особыми условиями осадконакопления в перигляциальной зоне. Широкое развитие денудационных делювиаль- но-пролювиальных процессов, интенсивное накопление лессов по складкам рельефа приводит к быстрому захоронению остатков поселений. Короткие перерывы в осадконакоплении, обусловленные стабилизацией природных процессов во время затухания оледенений, приводит к развитию ископаемых почв на водоразделах и на склонах. Затем процессы вновь усиливались. В результате в долинах рек, на склонах и террасах, наиболее полно сохранилась геологическая летопись всех этих процессов в эпоху верхнего плейстоцена. Это помогает выработать более детальную схему стратиграфического положения и геологического возраста мустьерских и позднепалеолитических стоянок ( 4, 5).

 

На территории нашей страны сейчас известно несколько пунктов, в которых мустьерские остатки встречены в микулинских (рисс-вюрмских) отложениях. Четкую стратиграфическую позицию занимает находка мустьерского остроконечника у пос. Новый Свет на южном берегу Крыма, недалеко от г. Судака. Остроконечник найден в верхней части хорошо охарактеризованных по фауне моллюсков карангатских отложений (Гвоздовер М. Д., Невесский Е. Я., 1961). Карангатская терраса довольно убедительно сопоставляется с микулинским межледниковьем.

 

К микулинскому времени относятся Хотылево и мустьерское поселение Сухая Мечетка на Волге.

 

Огромная коллекция каменных изделий и находки остатков фауны в Хотылево приурочены к базальному горизонту 20-метровой террасы Десны, в ее тыловой части близ прислона к плато (Заверняев Ф*. М.% 1978). Галечный горизонт залегает на цоколе из се- номанских песков на высоте около 5 м над уровнем реки и перекрыт 15-метровой толщей песков и лессовидных суглинков со следами почвообразования. Фауна млекопитающих имеет верхнеплейстоценовый облик, следовательно, аллювий не может относиться к среднему плейстоцену. Фауна речных моллюсков, собранная в этих же галечниках, указывает на теплые климатические условия.

 

По заключению В. М. Моту за, «можно предполагать, что условия обитания погребенной фауны моллюсков были значительно лучшими, чем в настоящее время» (Мотуз Я. Л/., 1967, с. 151). В верхнем плейстоцене такие условия были только в микулинеком межледниковье. В научной литературе имеется и другое мнение, основанное на палинологических заключениях В. П. Гричука, который изучал образцы из вышележащей гиттип. В. П. Гричук пишет, что во время существования Хо- тылевского местонахождения температуры были значительно ниже современных (Гричук Я. Я., 1969, с. 52—53}. Это мнение В. П. Гричука часто используется другими исследователями, которые для того, чтобы сгладить противоречия, пишут о том, что Хотылево «относится ко времени не древнее рисс-вюрма и не моложе начала вюрма» (Ivanova /. К., 1969, с. 21).

 

На такой позиции, несмотря на достаточную четкость положения мустьерских находок в Хотылево, несомненно, сказывается давление французской схемы, по которой мустье относится только к вюрму. Эта схема широко используется и советскими археологами. Но она не учитывает фактов, противоречащих ей, таких как положение мустье в Эрпнгсдорфе в земских травертинах. Сторонники вюрмского возраста мустье забывают о том, что археологическая классификация и стратиграфия должны определяться независимо друг от друга.

 

При интерпретации разреза в Хотылево необходимо учитывать следующие факторы. Галечник, в котором залегают находки, отлагался в теплых условиях. Выше прослеживаются следы переотложенной мезинской почвы, разрушенной во время влажных и холодных условий раннего вюрма. В раннем вюрме происходило формирование и гиттии, образцы из которой анализировал Б. П. Гричук. В отложениях этого холодного и влажного времени в 10 км от Хотылева здесь же в бассейне Десны залегают культурные остатки мустьерской стоянки Бетово, исследуемой Л. М. Тарасовым (1977). В составе фауны Бетовской стоянки присутствуют песец и копытный лемминг, которые указывают на довольно холодный климат. Отношение к стратиграфическому положению мустьерского поселения в Сухой Мечетке близ г. Волгограда (ем. ч. II, гл. 3) примерно такое же, как и к Хотылево.

 

Стоянка расположена на правом берегу небольшой степной речки Сухая Мечетка, прорезающей правый берег Волги. Культурный слой ее залегает на глубине около 20 м в ископаемой почве (Замятин С. Я., 1961а) и перекрыт мощной толщей лессовидных ательских суглинков со слабо выраженной интерстадиальной почвой в основании. Выше залегают слоистые осадки раннехвалынской морской трансгрессии. Маркирующими горизонтами здесь являются подстилающие культурный слой верхнехазарские отложения, ископаемая почва, в которой залегают остатки поселения, и раннехвалынские отложения. Ранне- хвалынская трансгрессия по современным данным имела место в интервале от 35 до 54 тыс. лет тому назад. Возраст верхнехазарских отложений определяется за пределами 100 тыс. лет назад (Каплин Я. АЛеонтьев О. К., и др., 1977, с. 34-36). По нашему мнению, ископаемая почва, в которой залегает культурный слой, завершает формирование верхнехазарской террасы в долине Волги и относится к микулинскому теплому межледниковью. На это же указывает и тип самой красновато-буроватой почвы.

 

На территории Северо-Восточного Приазовья в ископаемой почве, по-видимому, микулинского времени залегают культурные остатки мустьерской эпохи в местонахождении Герасимовка (Праслов Я. Д., 1968). I) сожалению, мощные древние оползни сильно усложнили стратиграфическую позицию этого памятника.

 

Позднемустьерские памятники повсеместно приурочены к ранневюрмским отложениям. Наиболее точно их стратиграфическое положение определено на Днестре, Десне, в Приазовье и на Кавказе.

 

Четкое геоморфологическое положение имеют мустьерские лессовые стоянки Молодово 1 и 5, Кормань 4 на правом берегу Днестра Черновицкой обл. Украины. Тщательными работами И. К. Ивановой доказано, что мустьерские обитатели поселились здесьв тыловых частях II надпойменной террасы у крутых коренных склонов (Иванова И. Я., 1962, 1969, 1977а, б; Ivanova I. 1969). Бурением установлено, что мустьерские слои в Молодово 1 и 5 залегают выше аллювия II надпойменной террасы Днестра ( 7, а), имеющего микулинской возраст. Детальное изучение этих стоянок с применением комплекса методов, включая абсолютное датирование по С14, позволило И. К. Ивановой отнести мустьерские слои Молодов- ских стоянок ко времени значительного брерупского интерстадиала внутри раннего вюрма (Иванова И. К.у 1977, с. 10).

 

Сходный с молодовскими памятниками разрез имеет и многослойная стоянка Кормань 4, раскапывавшаяся А. П. Чернышем. Геология этой стоянки изучалась также И. К. Ивановой (19776). В связи с некоторыми особенностями геморфологического положения здесь имеет место смещение отдельных слоев Однако в целом этот разрез вместе с Молодовским дает представление о динамике природных процессов в верхнем плейстоцене и о стратиграфическом положении отдельных этапов палеолитической эпохи.

 

Большая часть позднемустьерских памятников Северо-Восточного Приазовья также относится к раннему вюрму. Для установления стратиграфического положения мустье в Приазовье большое значение имеет залегание в лессовидных суглинках над микулинской ископаемой почвой мустьерского нуклеуса на Беглицкой косе (Иванова И. /Г., Праслов Я. Д., 1963), а также положение культурных слоев в многослойной стоянке Рожок I и в Носово I (Праслов Н. Д., 1968, 1972). В Рожке I все шесть культурных горизонтов залегают в лессовидном суглинке непосредственно над микулинской почвой. По данным палинологических анализов суглинки с культурными остатками накапливались в сравнительно теплое время (Вронский Я. А., 1962; Гричук В. Я., 1969), на грани смены микулинского межледниковья ранневал- дайским похолоданием. В Носово I мустьерский слой также залегает в лессовидном суглинке, перекрывающем лиманные осадки верхнекарангатской трансгрессии и микулинскую ископаемую почву. В основании лессовидных суглинков, перекрывающих ка- рангатские отложения, встречены мустьерские находки в Левинсадовском местонахождении.

 

На Кавказе стратиграфическое положение мустьерской эпохи определяется условиями залегания культурных остатков в Ильской стоянке открытого типа и серией хорошо изученных пещерных памятников.

 

Нижний культурный слой Ильской стоянки залегает в ископаемой почве, завершающей формирование аллювия III надпойменной (по кавказской схеме) террасы р. Иль. Раскопками 1963—1969 гг. установлено, что перекрывают эту ископаемую почву делювиальные суглинки с двумя слабовыраженными гуму- сированными горизонтами, в которых также имеются культурные остатки.

 

Мощная развитая ископаемая почва и теплолюбивая фауна насекомых, собранная в большом количестве в ископаемых битумных лужах на площади поселения, указывают на межледниковый характер осадков. Вышележащая толща серых суглинков с интерстадиальными гумусированными горизонтами отражает климатические колебания раннего вюрма (Праслов И. Д., Муратов В. М., 1970).

 

Характер литологии, состав фауны и флоры большинства мустьерских пещерных памятников Кавказа свидетельствует о довольно суровом климате. По мнению В. П. Любина (1974), большинство их относится к ранневалдайскому времени. Имеющиеся даты подтверждают этот вывод. В частности, для мустьер- ского слоя За в пещере Кударо I получена дата в 44150=Ы850-2400 лет (GrN—6079), Эта дата, по- видимому, не является окончательной, поскольку возраст материала находится практически на пределе возможностей метода. Так, для кровли слоя 4 Ереванской пещеры та же гронингенская лаборатория дала дату более 49 000 лет. Учитывая, что такие древние для С14 даты, как правило, дает только наиболее молодой предел, т. е. являются омоложенными (Арсланов X. А., 1975), можно допустить, что абсолютный возраст всех этих мустьерских памятников несколько удревнится. По указанию В. П. Любина (1977), литологический состав, следы десквамации в пещерах, состав фауны и результаты спорово-пыль- цевых анализов указывают на значительное снижение снеговой линии и поясов растительности в ран- невюрмское время. Возможно, это сопоставимо с развитием раннебезенгийского верхнеплейстоценового оледенения Кавказа.

 

Возобновление работ на крымских мустьерских памятниках позволит определить их место в общей стратиграфической шкале Восточной Европы. Для этого есть уже определенные основания.

 

Изучение разрезов двух открытых и исследуемых Ю. Г. Колосовым памятников Заскальная V и VI указывает на то, что нижняяя часть рыхлых отложений, с которыми связаны культурные остатки, формировалась в условиях, близких к современным. В основании разрезов хорошо выделяется ископаемая почва, перекрытая супесями с включением мелкого, сильно выветренного обломочного материала. Учитывая, что это были слабо углубленные гроты, а скорее навесы под скальными обрывами, и основываясь на сопоставлении с современными условиями, можно допустить, что ископаемая почва формировалась в условиях межледниковой стабилизации климата и геологических процессов. Этому предположению не противоречит характер литологии, поскольку отмечается сильное химическое выветривание обломочного материала и данные палинологии. 3. П. Губо- нина пришла к выводу, что 5-й культурный слой, залегавший в почве в Заскальной V, отложился в условиях развития лесостепной растительности с грабовыми лесами. Для этого уровня отмечается большой процент пыльцы древесных пород и кустарников, в том числе пыльцы граба и крушины. По мнению 3. П. Губониной, эта флора формировалась в условиях теплого климата, аналогичного современному, но более влажного (Колосов Ю. Г., Величко А. АГубонина 3. П. и др., 1978). Для этого района увеличение влажности нужно рассматривать как улучшение.

 

Выше по разрезу начинает увеличиваться количество невыветренного угловатого обломочного материала. Меняются и спорово-пыльцевые спектры в сторону увеличения травянистой растительности. Меня* ются климат и ландшафт. На уровне 1-го культурного слоя вновь отмечается увеличение влажности^

 

Через изучение разрезов в Заскальной легче понять и другие памятники, например Киик-Кобу, блестяще в свое время изученную Г. А. Бонч-Осмо- ловским (Бонч-Осмоловский Г. Ам 1934, 1941)> и Чокурчу (Эрнст Н. Л., 1934), где можно наблюдать примерно такую же картину формирования рыхлых пород, как в Заскальных.

 

Материалы нижних слоев Заскальненских навесов и Киик-Кобы подтверждают то, что древние люди обитали в Крыму уже в микулинское межледниковье. Определение геологического возраста мустьерских памятников Средней Азии, Казахстана и Сибири является очень сложным из-за нечеткости привязки археологических материалов. Выяснение стратиграфической позиции мустьерских памятников этих обширных регионов является неотложной задачей, однако сейчас мы не можем на геи пока опираться в своих выводах.

 

 

К содержанию книги: Древнекаменный век - палеолит. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Мустьерское время. Неандертальский человек  Неандертальцы и кроманьонцы. Ашельская и мустьерская культура

 

Фауна времени одинцовского межледниковья и московского...

Мустьерский период.

Мустьерское время. Неандертальский человек. Развитие...

О более сложной умственной деятельности мустьерского человека по сравнению с его примитивными предками свидетельствует наличие в конце мустьерского времени. Первые пещерные люди. Мустьерская эпоха, кроманьон...