НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Памятники типа Модлона - свайное поселение и могильник Каргулино

 

 

 

В Восточном Прионежье в первой половине III тыс. до н.э. появилось население со своеобразной материальной культурой, поселения которого рассеяны на той же территории, что и каргопольские, иногда в непосредственной близости от них. Они названы по эпонимной стоянке Модлона, представляющей ранний период (первая половина III тыс. до н.э.) существования этого населения. К позднему периоду (вторая половина III тыс. до н.э.) относятся культурные отложения, прослеженные на нескольких многослойных поселениях - Модлона И, Ольский Мыс, Лисья Горка, могильник Каргулино и др.

 

Поселение Модлона находится в бассейне озера Воже, у слияния рек Модлоны и Перечной, на узком и длинном мысу. Памятник открыт в 1919 г. К.В. Марковым, с 1937 по 1956 г. исследовался периодически А.Я. Брюсовым. Для уточнения стратиграфии и хронологии в 1970-1975 гг. раскопки продолжены С.В. Ошибкиной. Выяснено, что свайное поселение на мысу было здесь самым ранним и возникло в то время, когда мыс начал покрываться торфом. Культурный слой лежит на торфе и в наше время большую часть года находится ниже уровня воды (до 1 м). Он перекрыт слоем темной супеси (до 50 см) с остатками стоянки Модлона II, расположенной дальше от окончания мыса. Свайное поселение построено в заболоченной местности и в окружении рек, что могло быть связано с существованием в окружении местного населения каргопольской культуры, стоянки которого располагались во многих местах по р. Модлоне.

 

На поселении обнаружены остатки домов квадратной формы, приподнятых над болотистой почвой на 35—40 см. А.Я. Брюсов предполагал, что строений было 8-10 (Брюсов, 1951. С. 21), но при ширине мыса в 12 м домов скорее всего было только четыре. Строения соединяли мостки-переходы, которые, как и жилища, были на сваях. Мостки вели к берегу, где размещались плотики для подхода к воде.

 

Жилища имели деревянные полы, стены из вертикально стоящих слег, переплетенных прутьями, крыша могла быть двускатной, покрытой берестой. Площадь дома не превышала 12 кв. м. Предполагается, что стены были глухими, выход вел на платформу с южной стороны. Внутри находились очаги, в одном случае остатки полов и сваи под ними обгорели. В 1970 г. был расчищен угол строения из тонких бревен, лежавших горизонтально. Это было простой бревенчатый сруб. Не исключено, что все дома свайного поселения имели такую форму.

 

Жители занимались охотой и рыболовством. О развитой охоте говорит не только охотничье вооружение в виде наконечников копий и стрел, но также множество костей животных в культурном слое. Среди охотничьей добычи выявлены лось, косуля, медведь, бобр, куница и барсук. Найдены остатки восьми собак, которые могли быть охотничьими или ездовыми (Брюсов, 1951). Орудия рыболовства представлены остатками ловушек, сделанных из прутьев, стержнями больших костяных крючков составного типа, гарпунами (6 экз.), сверленым грузилом. Среди промысловых рыб оказались щука, окунь, лещ, синец, плотва, карась, елец, стерлядь и др. Некоторые из перечисленных рыб теплолюбивые и теперь исчезли из северных водоемов. Флора и фауна поселения соответствуют периоду АТ-3.

 

Керамика свайного поселения содержит примесь толченой раковины или изредка асбеста, имеет рыхлое темное тесто. Сосуды низкие, кругл од онные, с толстыми стенками (до 1,0 см), венчик прямой или с нависающим снаружи выступом. Многие сосуды имеют внутри нагар, следовательно, их использовали для готовки пищи. Вся внешняя, а также иногда край внутренней поверхности сосудов покрыты орнаментом из оттисков короткой, длинной или овальной гребенки. Среди узоров преобладают вертикальный зигзаг, геометрические фигуры, вертикальные полосы шагающей гребенки, ямки по всей поверхности (Ошибкина, 1978.  42, 43, 46).

 

В инвентаре поселения много наконечников стрел из кремня (212 экз.), большинство листовидной формы (202 экз.), остальные с черешком или ромбические. Среди прочих изделий - каменные пилы, шлифовальные плиты, штампы для керамики из плиток сланца, много скребков, ножей, проколок. Все кремневые орудия сделаны из отщепов с двусторонней обработкой. Среди рубящих есть 3 небольших топора, 14 тесел и долот, все из сланца и шлифованные. Найдены различные костяные изделия - острия, поделки в виде затычек, роговая муфта. Много деревянных вещей - лучок, обломок весла, ясеневый ковшик с ручкой в виде головы собаки с опущенными ушами. На полу жилищ найдены янтарные украшения - 5 пуговиц с У-образным сверлением, 9 подвесок, фрагмент кольца, пронизка.

 

Для Модлоны получены радиокарбоновые даты 4850 ± 120 ЛЕ-994,4360 ± 130 ЛЕ-993, 3960 ± 150 ЛЕ-992. Первая сделана по углю из культурного слоя свайного поселения и определяет его возраст. Две другие даты относятся к верхнему культурному слою - Модлоне И.

 

Керамика Модлоны II содержит примесь растительных добавок, раковины, асбеста, песка - все в разных сочетаниях. Сосуды крупные и средние, с прямыми стенками и массивным венчиком. Орнамент выполнен овальными вдавлениями, длинным и коротким гребенчатым штампом, иногда рамчатым. Узоры во многом повторяют орнаментацию посуды в свайном поселении, встречаются вертикальные зигзаги, геометрические фигуры, косые полосы, спускающиеся от венчика, косая многорядная сетка (Ошибкина, 1978.  44, 45). Каменный инвентарь в основном состоит из кремневых скребков и ножей. Наконечники стрел нескольких типов - широкие листовидные (19 экз), длинные иволистные, с прямым основанием (2 экз), ромбический (1 экз). Есть один шиферный наконечник, узкий, без шипов. С Модлоной II связаны формы, характерные для позднего неолита и энеолита, например, примечательные длинные наконечники.

 

Получившие известность кремневая фигурка плывущей птицы и глиняная скульптурная головка животного, орнаментированная оттисками гребенки, не имеют точной привязки к определенному культурному слою. Это относится и к изображению птицы с поднятыми крыльями ( 75).

 

Поселение Модлона существенно отличается от других памятников неолита в Восточном Прионежье и на соседних территориях. Предполагалось, что его население пришло в озерный край с юго-запада и оказалось во враждебном окружении (Брюсов, 1951). Отмечено также некоторое сходство вещественного материала поселения с волосовской культурой и памятниками типа Пиестиня в Восточной Латвии (Ошибкина, 1966). Проблема происхождения этого населения еще ждет своего разрешения. Важным итогом его появления в Восточном Прионежье оказалось сложение местного варианта культуры, представленной на нескольких многослойных поселениях — Устье Кинемы, Сухое, Ольский Мыс и др. Для них характерна описанная выше пористая керамика светлого цвета, орнамент из длинных овальных вдавлений или гребенки, в композициях вертикальные и горизонтальные зигзаги, геометрические фигуры, отступающий штамп, образующий волнистые линии. На поселениях встречаются характерные орудия из кремня и сланца, костяные и янтарные пуговицы, подвески, кольца.

 

К группе памятников типа Модлона можно отнести стоянку Ильинский остров (верхний горизонт) на западном берегу Мошинского озера. Здесь собрана пористая светлая керамика с орнаментом из овальных вдавлений, оттисков гребенки и отступающего штампа; узоры елочные и геометрические. С этим горизонтом связаны два наземных жилища, прямоугольных, площадью около 28 кв. м. В центре одного из них зафиксированы два очага открытого типа в виде линз прокаленного песка (Козырева, 1972). На окраине стоянки найдено погребение молодого человека, ориентированное на юго-запад, головой к реке, засыпанное красной охрой. В нем найдена серия длинных иволистных наконечников стрел и обломки трех кинжалов, все сделаны из кремня. По форме и обработке поверхности изделия типичны для позднего неолита - энеолита (Козырева, 1971).

 

С памятниками типа Модлона связан разрушенный могильник Каргулино, расположенный на дюнных всхолмлениях южного берега Белого озера. Первое погребение обнаружено здесь в 1947 г. А.А. Алексеевой. В охристом пятне было собрано 8 янтарных подвесок. Впоследствии разными сборами получена коллекция янтарных украшений (около 160 экз.) и наконечники стрел из кремня иволистной формы (5 экз).

 

Палеоантропологические материалы из Караваевского могильника и поселения Модлона в свое время позволили составить характеристику неолитического населения лесной зоны Восточной Европы, которое определено как смешанный европеоидный тип, испытавший влияние монголоидного населения (Акимова, 1953). Реконструкция древнего населения была сделана М.М. Герасимовым ( 76). Как уточнила Р.Я. Денисова (1975. С. 88) в северо-восточных районах Прибалтики, в Приладожье и Прионежье с древних времен существовали два антропологических типа - мезокранный метисный и долихокранный европеоидный. Именно на этих территориях в процессе взаимодействия упомянутых типов населения происходило формирование неолитических племен ямочно-гребенчатой и гребенчато-ямочной керамики, предполагаемых предков прибалтийских финнов (Моора, 1956; Янитс, 1956).

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

ОЛЕНИ. Мезолит. северные олени животные мамонтовой фауны

В Карелии на него охота велась в среднем и позднем неолите. Петроглифы, встречаемые на севере, отражают взаимоотношения с северным оленем (мотивы охоты на оленей,

 

Погребения - о погребальном обряде ранних трипольцев

...костями животных, фрагментами керамики и кусочками глиняной обмазки обнаружен череп
Сложившуюся в причерноморских степях столь однозначную <стратиграфическую ситуацию> (усатовские погребальные комплексы раньше, ямные - позже) можно...

Неолит. Энеолит. Переход от присваивающего хозяйства...

Неолит. Это условное наименование применяется к последнему этапу каменного века, но оно не отражает ни хронологического, ни культурного единообразия: в XI в. н.э. новгородцы пи-сали о меновой торговле с неолитическими (по
Поздний древнекаменный век (верхний палеолит).