НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Неолит Сургутского Приобья

 

 

 

Сургутское Приобье (часть бассейна Оби от устья Иртыша до северной границы Томской обл., включая бассейн Ваха)

 

Материалы по неолиту этой территории были накоплены благодаря полевым работам Ю.П. Чемякина, С.Ф. Кокшарова, JI.JI. Косин- ской, Н.П. Матвеевой, В.А. Посредникова, Е.А. Васильева и др. Наибольший вклад в разработку общей концепции неолита Сургутского Приобья внесли Ю.П. Чемякин и Е.А. Васильев (последний - для бассейна Ваха). Всего в Сургутском Приобье, по данным на 1994 г., открыто более 30 неолитических памятников, из них около 20 находятся на Барсовой Горе близ г. Сургута. Ю.П. Чемякин выделил в сургутском неолите три этапа - ранний, средний и поздний (Чемякин, 1994. С. 4-9).

 

Ранний этап представлен тремя памятниками. Керамика имеет форму полуяйцевидной емкости, с прямыми либо чуть загнутыми внутрь стенками, дно округлое или шиловидное, на венчике встречаются "ушки". Узоры покрывают внешнюю, изредка внутреннюю поверхность сосудов, а также венчик. Орнамент прочерченный, иногда встречаются ямочные вдавления, "шагающая гребенка" и узоры в отступающе-накольчатой технике. В композициях преобладают горизонтальные, вертикальные и наклонные волнистые линии, составляющие две трети всех узоров. Вторую группу образуют "паркетные узоры" - зоны взаимопроникающих разнозаштрихованных фигур (треугольников, параллелограммов и т.д.) (Чемякин, 1994. С. 5).

 

В качестве каменного сырья использовались гальки и небольшие булыжники, чаще всего сланцевые. После оббивки заготовки доделывались шлифовкой. К камню относились очень экономно. Каменные отходы составляют лишь около 18% от изготовленных предметов. Кроме рубящих орудий встречены ножи, скребки, абразивы.

 

Жилища - полуземлянки. Пол несколько углублен в землю, площадь от 31 до 132 кв. м, фиксируется по два выхода, направленных в противоположные стороны. Дно жилых помещений посыпано охрой.

 

Определяя место ранней группы сургутских памятников среди древностей окружающей территории, Ю.П. Чемякин справедливо отмечает ее своеобразие, хотя по некоторым элементам домостроительства, отдельным деталям орнамента и формы сосудов ей можно найти соответствия во многих неолитических памятниках Урала и Западной Сибири. Однако наибольшее сходство сургутские материалы, как полагает Ю.П. Чемякин, обнаруживают с завьяловскими (неолитическими) Верхнего Приобья.

 

К среднему этапу относятся четыре поселения, на каждом из которых расположено до 20 и более жилищных впадин. Керамика имеет в общем такую же форму, как на раннем этапе, но для нее не характерны шиловидные днища. В большинстве случаев на внутренней стороне венчика имеется треугольный наплыв. Орнамент покрывает всю внешнюю поверхность посуды, выполнен отступающе-накольчатой, прочерченной и шагающей техникой. Применялись также неглубокие вдавления и наколы. Орнаментальные композиции состоят из прямых или волнистых линий, зигзагов, горизонтальных поясков разнонаклонных отрезков, зон, выполненных шагающим штампом. Встречаются геометрические фигуры (ромбы, треугольники) и ромбическая сетка. Преобладает горизонтальная зональность, но иногда с ней сочетается вертикальная (Чемякин, 1994. С. 6).

 

Каменные изделия редки: два скребка, три наконечника стрел, три топора, различные абразивы, терочники, песты, грузила. Скребки изготовлялись на отщепах, наконечники тоже, за исключением одного - шлифованного. Топоры делались из крупных галек, после предварительной оббивки они подвергались шлифовке.

 

На поселениях среднего этапа раскопаны остатки десяти жилищ. Это прямоугольные полуземлянки с кори- дорообразными выходами, площадью от 16 до 33 кв. м. Внутри помещения - 1-2 очага. Пол посыпался охрой. На Барсовой Горе II/16а внутри и вне строений прослежены каменные кладки. Зафиксированы и наземные сооружения, возможно, хозяйственного назначения.

 

По Ю.П. Чемякину, материалы среднего этапа сургутского неолита ближе всего полуденковским древностям Среднего Зауралья, датируемым IV тыс. до н.э.

 

Поздний этап включает в основном памятники, относящиеся к концу неолита и, возможно, к началу энеолита. В это время, наряду с посудой, орнаментированной в традиционной прочерченно-отступающей манере, появился керамический комплекс, в декоре которого властвует гребенчатая техника нанесения узоров. Ю.П. Чемякин трактует эту двойственность как свидетельство сосуществования здесь на рубеже неолита-энеолита двух равных культурных (этнокультурных?) традиций.

 

Гребенчатая орнаментация керамики с наибольшей полнотой представлена на Барсовом Городке 1/8. Сосуды - полуяйцевидные, круглодонные, закрытые, с наплывом на внутренней стороне венчика, орнаментированные по всей внешней поверхности. У сосуда оригинальной формы однорядовым зигзагом украшена и внутренняя сторона. Орнамент наносился длинным гребенчатым штампом в печатной и шагающей технике, дополненным овальными вдавлениями. Композиции состоят из горизонтальных поясов оттисков гребенки, параллельных линий, зигзагов, елочки, шагающей гребенки. На ромбы и заштрихованные треугольники приходится 16% всех узоров (Чемякин, 1994. С. 7).

 

Орудия, связанные с гребенчатой керамикой, пока не вычленены, хотя встречены отщепы, в том числе кварцевые. Удалось найти только одно жилище, с охрой на полу, но, к сожалению, разрушенное. Погребальные памятники не выявлены. Впрочем, для неолита они не известны на всей территории зауральско-западносибир- ской тайги.

 

Посуда с гребенчатым орнаментом вызывает ассоциации прежде всего с сосновоостровской Среднего Зауралья и Нижнего Притоболья, что позволяет относить маркируемые ею памятники к первой половине Ш тыс. до н.э.

 

С распространением гребенчатого орнамента автохтонная орнаментальная традиция не исчезла. Она сохранилась на особой группе поздненеолитической керамики, близкой по форме сосудам первого этапа сургутского неолита. На этой архаичной по облику посуде по- прежнему встречаются волнистое оформление венчика и "ушки" по его краю, но появляются уплощенные и плоские днища. Найдены ладьевидные сосуды. Орнаментировалась вся внешняя поверхность сосудов, включая плоские днища. Узоры выполнены в отступающе-на- кольчатой, прочерченной и шагающей технике. Около четверти элементов выполнено печатно-гребенчатым (штампованным) способом. В композициях преобладают горизонтальные прямые и волнистые линии, пояски раз- нонаклонных отрезков, зоны шагающего штампа. Редки зигзаги, вертикальные волнистые линии, елочка, нет геометрических фигур (Чемякин, 1994. С. 8). Вышеописанная керамика имеет ряд черт, сближающих ее с кош- кинско-боборыкинской посудой.

 

Каменные изделия, найденные с этой керамикой, немногочисленны: шлифованные тесла (два), три строгальных ножа с двусторонней шлифовкой и частичной подправкой ретушью. Ретушью обработаны подтре- угольное острие, наконечник стрелы удлиненно-треугольной формы, скребок. В большем числе представлены абразивы, шлифовальные плиты, терочники, каменные наковаленки, отбойники и лощила из галек. Жилища аналогичны существовавшим на первом этапе.

 

Хозяйство неолитического населения Сургутского Приобья реконструируется как охотничье-рыболовче- ское, вряд ли отличавшееся сколько-нибудь от хозяйства этого времени в бассейне р. Конды.

 

Ю.П. Чемякин датирует третий этап сургутского неолита и соответственно два вышеохарактеризованных орнаментальных комплекса концом IV - началомIII тыс. до н.э. Примерно к этому же времени он склонен относить небольшую керамическую коллекцию поселения Барсова Гора IV/19, характеризующуюся отступаю- ще-накольчатой орнаментацией "в чистом виде". Не исключено, что она оставлена пришлым населением, возможно, из Нарымского Приобья.

 

Хотя бассейн Ваха географически входит в Сургутское Приобье, Ю.П. Чемякин, в отличие от Е.А. Ва- сильлва, не склонен отождествлять в культурном отношении ваховские и собственно сургутские поздненеоли- тические (энеолитические?) памятники с гребенчатой керамикой. Памятники бассейна Ваха не имеют охристой прослойки на полу жилищ. Посуда отличается формой наплыва под венчиком сосудов с внутренней стороны и его орнаментацией. На сургутской посуде нет ямок под венчиком и рядов наколов палочки в качестве разделительных поясков. Ю.П. Чемякин (1994. С. 8) не отрицает культурной близости ваховских и сургутских комплексов, но считает объединение их в один тип преждевременным.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Археология СССР с древнейших времен

 

Отличия между неолитом и мезолитом - мезолитические...