НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Многослойные поселения Прибайкалья и Приангарья

 

 

 

Период, охватывающий III - начало II тыс. до н.э., в Прибайкалье недостаточно изучен. Достоверно датированных погребальных памятников этого времени мало. Поэтому характеристику культурных преобразований принято давать на материалах многослойных поселений. К таким памятникам относятся Улан-Хада и ряд других поселений на оз. Байкал, Горелый Лес в среднем течении р. Белой, левого притока р. Ангары, и Казачка на р. Кан, впадающей в Енисей ниже г. Красноярска.

 

На поселении Улан-Хада (Петри, 1916; Хлобыстин, 1964; Сизиков, Савельев, Филимонова, 1975; Горюнова, 1984) выявлена следующая стратиграфия ( 93, 66). В мощных наслоениях зафиксировано 11 культурных слоев, образующих три пачки. Нижние слои (XI-IX) залегают в гумусированных углистых почвах, следующие (VIII—II) связаны с эоловыми песками, пронизанными гу- мусными и углистыми прослойками, самый поздний слой (I) - с гумусированным песком.

 

В XI слое встречены изделия финального мезолита, керамика полностью отсутствует. В X слое сетчатая керамика залегала вместе с каменными изделиями, еще во многом сохраняющими традиции мезолита. Горшки ( 93, 62-65) круглодонные, со слабо выпуклыми плечиками, переходящими в прямую высокую горловину, иногда венчик резко отогнут наружу. Их украшали пояса ямок или наколы отступающей палочки с зубчатым концом.

 

В IX слое продолжали встречаться горшки с сетчатыми отпечатками, аналогичные залегающим в X слое. Найдены фрагменты гладкостенных горшков с пунктирным орнаментом, выполненным зубчатым роликовым штампом, и налепными валиками ( 93, 1, 2, 31-43). Эта керамика получила наименование "улан-хадинская". Иногда гладкостенные горшки с заглаженными отпечатками сетки были украшены поясами ямок или ямча- тых наколов. Особый тип керамики составляют горшки с прямыми стенками, поверхность которых имеет следы выбивания лопаткой, обмотанной шнуром. У этих горшков ниже края налеплены треугольные или прямоугольные в сечении валики, над которыми расположен ряд маленьких сквозных отверстий. Орнамент составлялся из оттисков гребенчатого штампа и линий наколов отступающей палочки.

 

Такая керамика найдена на стоянке у с. Посольское на восточном берегу Байкала, отчего и получила наименование "посольской". Дата 4560 ±100 (JIE-1283), полученная для IX слоя, вероятно, связана с этим типом керамики. Кроме того, найдены фрагменты горшков, поверхность которых покрыта вертикальными отпечатками шнура, что получилось в результате выбивания сосудов лопаткой, обмотанной шнуром. Горшки имели закрытую форму и их венчики утолщены изнутри подлепом треугольной формы. Под краем венчиков сделан узор из маленьких глубоких ямок, образующих на внутренней стороне горшков выпуклости. Иногда при таком способе орнаментации получались сквозные отверстия. Кроме того, горшки украшали горизонтальные линии отступающей палочки или косо расположенные линейные отпечатки гладкого штампа. Такая керамика близка посольской и, возможно, предшествовала ей. Черепки горшков глазковской культуры попали в XI слой из вышележащих слоев, формировавшихся в период существования этой культуры.

 

IX слой представляет собой плотную гумусно-угли- стую массу с четкой верхней границей. Палинологический анализ позволил установить, что образование XI-IX слоев относится к периоду климатического оптимума голоцена, который характеризуется увеличением лесной растительности.

VIII-II слои имеют мощность 1,2-1,5м. Образование этой пачки слоев связано с эоловым накоплением песков в период суббореального похолодания, повышения засушливости и остепнения растительности. Радиоуглеродные даты получены для VIII слоя - 4150 ± 80 (JIE- 1280) (2200 до н.э.) и для VII слоя - 3660 ± 60 (ЛЕ-883) (1710 до н.э.). Исходя из этого, слои VIII-VII следует относить к рубежу III-II тысячелетия до н.э. Керамика этих слоев соответствует керамике четвертого типа, оказавшейся в IX слое. Это тонкостенные горшки, изготовленные способом выбивания, отчего на их поверхности местами остались отпечатки крученого шнура и рубчиков, они украшены линиями отступающей палочки. В целом эта керамика вместе с лежащей выше, в VI—II слоях, относится к глазковской культуре эпохи бронзы. В VIII слое оказались образцы ее раннего варианта, аналогичные керамике, выделенной в особый усть-бельский тип (Савельев, Медведев, 1973). В слое VIII найден нефритовый нож с треугольным заострением, имеющий полную аналогию среди китойских изделий могильника Циклодром. В целом же каменный инвентарь Х-VIII слоев имеет типично неолитический облик ( 93, 3-27, 42-61).

 

В Приольхонском районе Байкала, вблизи Улан-Хады, исследованы многослойные поселения Итырхей, Берлога, Тышкинэ II и III (Горюнова, 1984), позволившие дополнить и уточнить генеральную линию культурных изменений, прослеживаемую по материалам Улан- Хады. Так, на Тышкинэ II прослежено залегание сетчатой керамики над слоем со шнуровой, а также их залегание в одном слое. Это доказывает факт сосуществования в Прибайкалье в какой-то период двух различных по технике исполнения типов керамики - сетчатой и шнуровой. На большей части территории Восточной Сибири шнуровая керамика появляется позднее сетчатой, в период развитого неолита. Поэтому сосуществование ее с сетчатой может являться хронологическим показателем, знаменующим рубеж между ранним и развитым неолитом. Однако на берегах Байкала сосуществование этих типов керамики могло быть и в раннем неолите, так как в Забайкалье шнуровая керамика является самой ранней, и Байкал был зоной контакта двух областей ранне- неолитических культур с разными типами керамики ( 94).

 

На поселении Горелый Лес выделено семь культурных горизонтов (Савельев, Горюнова, Генералов, 1974). Нижние пять лежат в аллювиальных отложениях и разделены стерильными прослойками. В слое VII найдены изделия из ножевидных пластин позднемезолитического облика. Мелкие фрагменты сетчатой керамики и наконечники стрел с прямым и слабо вогнутым основанием, вероятно, случайно попали в этот слой. Радиоуглеродная дата слоя 8444 ± 124 (Ri-51) (6494 до н.э.). В VI слое у очагов розеточного типа найдены керамика, нуклеусы конической и призматической форм, сделанные из галек тесла, отбойники, грузило, костяная основа для вклады- шевого ножа, гарпун с выступом для крепления к линю, шиферные стерженьки крючков с прямоугольными пазами для привязывания лески. Господствует техника ножевидных пластинок. Из них сделаны скребки, угловые резцы и резчики, проколки и провертки, вкладыши и ножи, долотце, листовидные и подтреугольные наконечники стрел. Горшки делятся на три группы: 1) митровид- ные, часто с чуть отогнутым венчиком, с сетчатыми отпечатками на поверхности ( 95, 16); 2) гладкостен- ные, с отогнутым венчиком без орнамента или орнаментированные вдавливаниями штампа ( 95,18); 3) с отпечатками тонкого шнура и прочерченным орнаментом, получившая название "хайтинский тип" ( 95,17). Дата слоя - 6695 ± 50 (Ri-50) (4745 до н.э.). На одном сетчатом горшке изображена антропоморфная личина.

 

В V, V-a и IV слоях, иногда нерасчленимых, еще много пластинчатых изделий: концевых скребков, проколок, угловых резцов, резчиков, сегментовидных вкладышей. Есть ретушированное с двух сторон осгрообушное тесло и шлифованный наконечник копья. Выделяются три типа керамики: фрагменты сетчатых горшков, посольская керамика из V слоя ( 95, 15), обломки глад- костенных горшков (основная масса). Из IV слоя происходит полусферический сосуд ( 95,12) с внешней поверхностью, покрытой рядами овальных отпечатков гребенчатого штампа, так называемыми "личинками", относящийся к западноангарскому варианту усть-бель- ской керамики.

 

В слое III найдены тесла с пришлифованным лезвием, угловой резец, концевой скребок, наконечники стрел из пластинок, нож из массивного отщепа. Керамика сетчатая и с отпечатками шнура. Последняя представлена па- раболоидным сосудом с гребенчатыми линиями у венчика ( 95, II). Изделия из П слоя относятся к концу существования глазковской культуры. Здесь найдены па- раболоидные и митровидные горшки с рубчатыми отпечатками от выбивания, орнаментированные "жемчужинами", фигурами из линий "отступающей" палочки, ног- тевидными насечками. Первый слой характеризуется своеобразно орнаментированным горшком эпохи бронзы.

 

Находки из гумусированных прослоек пойменного аллювия девятиметровой террасы в устье р. Казачки дают сведения о последовательности неолитических культур бассейна Среднего Енисея. Поскольку они коррелиру- ются с культурами Прибайкалья, рассмотрим эти материалы в данном разделе. На поселении вскрыта площадь более 300 кв.м. В напластованиях мощностью около 7 м выделено 20 культурных слоев, из которых 13 нижних относятся к мезолиту, а семь верхних содержат керамические комплексы. К неолиту относятся VII-IV слои (Генералов, 1979а, б).

 

В VII слое обнаружено 12 очагов и 10 кострищ. Среди находок отщепы составили 80,8%, пластины и их сечения - 12,5% (170 экз.). Найдены подклиновидный нуклеус, наконечники стрел треугольные с прямым или вогнутым основанием и ромбовидные с прямым или приост- ренным насадом, концевые, боковые и овальные скребки, двусторонне обработанные орудия треугольной и овальной формы, двулезвийный нож, боковой резец, топор, крупное острие из рога благородного оленя. Фауна представлена костями косули, лося, благородного оленя, лисицы, медведя и костями птиц.

 

В слое найдена сетчатая и шнуровая керамика. Один из сетчатых сосудов полусферической формы, со слегка утолщенным венчиком с отпечатками гребенки и пояском ямок под ним ( 95, 9). Круглодонный сосуд со шнуровыми отпечатками украшен опоясывающими линиями наколов отступающей палочки ( 95,10), ниже прочерчены небольшие треугольные "флажки" и ряд вертикальных линий. Вероятнее всего, он является ранним образцом посольской керамики.

 

В VI слое 16 очагов и 14 кострищ, много отщепов (76,2%), пластинок 13,6% (186 экз.). Найдены призматический и клиновидный нуклеусы. Наконечники стрел трех типов: треугольные с прямым и вогнутым основанием, ромбовидные с усеченным основанием, овальные. Разнообразны формы скребков. Обнаружены также топор из диабаза, теслецо из кремнистого сланца, двусторонне отретушированные вкладыши, проколки, плитки песчаника, служившие абразивами. Из кости и рога сделаны гарпуны с односторонне расположенными зубцами, конусовидными насадами и боковыми шипами для крепления линя, наконечник с сохранившимися кремневыми вкладышами, проколка, кинжал, лощило, подвески подовальной формы. Фауна представлена большим количеством костей косули, лося, медведя, благородного оленя.

 

Керамика представлена большей частью крупными, диаметром устья до 25 см, горшками яйцевидной формы ( 95, 6-S). Венчики слегка загнуты внутрь или прямые. Орнамент сплошь покрывает поверхность сосудов и состоит из рядов оттисков гладких или гребенчатых штампов, в том числе личиночных, либо опоясывающих линий отступающей палочки, иногда перемежающихся с рядами из оттисков штампа; под венчиком ряды ямок. На одном горшке поверх основного орнамента нанесен поясок ямок, что характерно для западносибирской керамики.

 

Отмечено два уровня залегания керамики, причем для нижнего характерны сосуды со сплошной орнаментацией горизонтальными линиями отступающей палочки.

Для VI слоя получена дата 6660 ± 190 (JIE-1231). Она представляется сильно удревненной.

 

V слой отделен от VI слоем песка, мощностью до 1 м. В V слое обнаружены 6 очагов, выложенных камнями, и 10 кострищ. Среди находок преобладают отщепы, пластинки немногочисленны. Найдены наконечники стрел треугольной формы с вогнутым основанием, боковые и концевые скребки, вкладыши, обломок долотовидного орудия. Фауна представлена костями косули, лося, медведя и благородного оленя.

 

Сосуды ( 95,1-4) имели яйцевидную форму с прямым или слегка отогнутым венчиком. На срезе ряда венчиков - треугольные выступы. Такие выступы встречаются на глазковской керамике Прибайкалья и позднене- олитических горшках Западной Сибири. На внешней поверхности горшков имеются следы выбивания рубчатой лопаточкой. Верхняя треть сосудов орнаментировалась гребенчатым пунктирным штампом. Лишь один горшок украшен от венчика до дна. Оттиски образуют косые или вертикальные линии у венчика, а ниже - опоясывающие линии. Еще ниже помещали "флажки" и косые линии. Под венчиком нанесен поясок ямок. Такая керамика может быть выделена в особый тип, который следует назвать "казачинским". Кроме того, найден неорнамен- тированный сосуд с двумя вертикальными ушками для подвешивания ( 95,5) - аналог серовских дымокуров.

 

В IV слое 5 кострищ, отщепов 72,9%, пластин - 11,3% (38 экз.). Найдены отбойники из галек, наковальня для расщепления кремня, треугольные с вогнутым или асимметрично-выпуклым основанием, а также черешковые наконечники стрел, боковые и концевые скребки, нож, проколки, топор и тесло из кремнистого сланца. Фауна представлена костями косули, лося, благородного оленя.

 

Внешняя поверхность керамики IV слоя гладкая и орнаментирована оттисками гладкого шагающего штампа. Такие отпечатки есть и на внутренней стороне. Восстановлен сосуд параболоидной формы. Верх его украшен оттисками изогнутого штампа, образующими ромбы, нижняя часть покрыта "шагающими" оттисками того же штампа. Черепки трех сосудов сохранили части узоров, выполненных прочерченными линиями или оттисками зубчатых штампов.

 

Сопоставление стратифицированных типов керамики на рассмотренных поселениях позволяет прийти к ряду выводов.

 

Самым ранним типом керамики является сетчатая, залегающая над слоями финального мезолита. Ее появление датируется V тысячелетием до н.э. Эта дата основывается на радиоуглеродных определениях, полученных для VIII, мезолитического, слоя Казачки 6830 ± 210 (ЛЕ- 1227) и VI слоя Горелого Леса (6695 ± 50 (Ri - 50).

 

При лепке горшков этого типа употреблялись мелкоячеистые сетки. В процессе керамического производства сетка служила каркасом, на который налеплялась глина. Отличие этой своеобразной технологии изготовления керамической посуды от методов, применявшихся в Западной Сибири и Забайкалье, позволяет предположить, что Восточная Сибирь была одним из первоначальных центров изобретения такой посуды. Не исключено, что сама идея обжига керамики могла быть заимствована из соседних регионов. Появившись в южной части Восточной Сибири, сетчатая керамика быстро распространилась и в IV тысячелетии стала изготовляться по всей Восточной Сибири и даже на Чукотке.Поскольку ее распространение шло в среде населения, имевшего культуру мезолитического облика, и каменный инвентарь раннего неолита сохранил многие черты предшествующих культур, то зачастую только наличие сетчатой керамики служит признаком, отличающим ранненеолитические памятники от мезолитических.

 

Сетчатые горшки с прямыми венчиками типичны для китойской и исаковской культур.

В районе, прилегающем к Байкалу, как показывают находки из X слоя Улан-Хады, горшки с отпечатками сетки приобретают усложненные формы венчиков, и развитие сетчатой керамики приводит к появлению горшков, украшенных на лепными валиками (находки в Малой Лударской пещере на западном берегу Байкала). Такая керамика стала характерной для ранненеолитиче- ской сыалахской культуры Якутии.

 

Другой линией развития сетчатой керамики стало появление сосудов с гладкой поверхностью, иногда сохраняющих следы заглаженной сетки. Такие горшки характерны для серовской культуры, на ранних ступенях развития которой продолжали употребляться и горшки с незаглаженной сеткой.

 

Вариантом гладкостенной керамики являются горшки улан-хадинского типа, украшенные пунктирным орнаментом и иногда валиками. Такая керамика выделена по находкам в IX слое Улан-Хады. Кроме берегов Байкала и Ангары, она обнаружена и на стоянках Верхней Лены (Зубков, 1982). Представляется возможным связывать ее с поздним этапом развития серовской культуры.

 

В качестве позднего аналога улан-хадинскому типу керамики может рассматриваться керамика V слоя Казачки, которая имеет следы выбивания рубчатой лопаткой, что сближает ее с керамикой глазковской культуры.

 

Как установлено по материалам Ташкинэ П, сетчатая керамика уже в раннем неолите сосуществовала в окрестностях Байкала с керамикой, изготовленной при помощи выбивания сосудов лопаткой, обмотанной шнуром. Керамика со шнуровыми отпечатками является наиболее ранней в Забайкалье. В развитом неолите она широко распространяется в бассейне Ангары и достигает Енисея. Вместе с сетчатой керамикой она оказалась в X слое Улан-Хады, в VI слое Горелого Леса и в VII слое Казачки. В VI слое Горелого Леса она представлена хай- тинским типом, который встречается и на Верхней Лене на поселениях Макарово 1, Усть-Ямная, Поповский Луг (Зубков, 1982а, б). Наиболее вероятной датой бытования этой керамики является вторая половина IV тыс. до н.э.

 

В слое X Улан-Хады шнуровая керамика представлена горшками, которые, вероятнее всего, послужили основой для возникновения керамики посольского типа. Последняя залегает выше, в слое IX Улан-Хады. Она же представляет, по-видимому, шнуровую керамику в слое VII Казачки.

 

Для посольской керамики, найденной в слое П1-Б поселения Няша, расположенного на правом берегу Енисея ниже г. Красноярска, получена радиоуглеродная дата 4080 ± 60 (JIE-1415), т.е. она относится к концу III тыс. до н.э. К тому же тысячелетию позволяет относить посольскую керамику и дата слоя VIII Улан-Хады, под которым она залегает. На стоянках Окуневая III и IV, раскопанных на восточном берегу Байкала, она лежит ниже керамики бухусанской культуры, датируемой второй половиной III - началом II тыс. до н.э. (Горюнова, Лыхин, 1985). Поэтому представляется возможным определять время существования посольской керамики первой половиной - серединой III тыс. до н.э., учитывая, что подобная посольской керамика белькачинской культуры Якутии существовала на протяжении всего этого тысячелетия.

 

Посольская керамика встречена на целом ряде памятников от восточных берегов Байкала до Среднего Енисея, а также на Верхней Лене и на стоянке Байкит 3 в среднем течении р. Подкаменная Тунгуска. Ареал ее включает территорию, на которой выделены памятники серовской культуры, синхронной бытованию посольской керамики. Посольскую керамику следует считать принадлежащей особой культуре, хотя пока мы еще не можем выделить специфический для нее набор каменного инвентаря и не имеем погребений, которые могут быть с ней связаны. По-видимому, эта культура сформировалась на основе хайтинской группы памятников на территории восточного Прибайкалья, откуда ее носители и распространились на запад.

 

Над посольской в VIII слое Улан-Хады залегает керамика усть-бельского типа, выделенная на основе материалов слоя И-А поселения в устье р. Белой (Савельев, Медведев, 1973). Усть-бельская керамика представлена параболоидными гладкостенными горшками с параллельными зигзагообразными линиями отступающей палочки на тулове и гребенчатыми отпечатками по внешней и внутренней стороне венчика. Вместе с ними найдены гарпуны с зубцами по одному краю и уступом для привязывания линя и нефритовое тесло. Аналогичные по форме орудия встречены в глазковских погребениях. Стерженьки рыболовных крючков Усть-Белой занимают по форме промежуточное положение между китайскими и глазковскими. В Улан-Хаде есть экземпляры горшков, очень близкие сосудам устья Белой, но они своей шнуровой поверхностью и орнаментальными композициями напоминают и посольскую керамику. У одного горшка есть маленькие сквозные отверстия, как у посольских сосудов. Залегание усть-бельской керамики между посольской и глазковской в Улан-Хаде, ее дата, комплекс изделий, встреченных с этой керамикой на Усть-Бельском поселении, - все это позволяет рассматривать усть-бельскую керамику как одно из связующих звеньев между посольской и глазковской.

 

Определенные синхронистические связи и орнаментальное сходство намечаются между усть-бельской керамикой и распространенной в основном в Западном Приангарье керамикой, сплошь украшенной поясами линий "отступающей палочки" или отпечатками личин- ковидного штампа ( 94). На стоянке Горелый Лес такая керамика залегает в IV слое над керамикой посольского типа. На Казачке она представлена большим числом горшков VI слоя, причем в нижнем горизонте этого слоя найдены горшки, внешняя поверхность которых сплошь украшена горизонтальными поясами оттисков гладкого и зубчатого штампов, нанесенных по принципу "отступающей палочки". В верхнем горизонте обнаружены горшки, узоры на которых выполнены отдельно расположенными оттисками штампов. Такой вариант керамики можно условно назвать "западно-ангарским", он характерен для западных районов Приангарья и Среднего Енисея.

 

В последние годы предприняты попытки выделить среди усть-бельской керамики три типолого-хронологи- ческие подгруппы (Синицина, 1986) и даже выделить усть-бельский керамический пласт, развивавшийся с середины IV до первой четверти П тыс. до н.э. (Берднико- ва, 1986). Нам представляется более реальным рассматривать памятники с усть-бельской керамикой как особую культурную общность, первоначальное формирование которой связано со Средним Енисеем, откуда и началось ее продвижение к востоку на соседние территории. В Прибайкалье на смену памятникам с усть-бельской керамикой приходит глазковская культура. На Среднем Енисее, судя по материалам IV слоя Казачки, в середине III тыс. до н.э. памятники с западноангарским типом керамики уступают место новой культуре, для которой характерна керамика, украшенная шагающей гребенкой.

 

Таким образом, для территории между средним течением Енисея и Байкалом в период развитого и позднего неолита (середина IV-III тыс. до н.э.) выясняется сложная картина развития и взаимодействия трех этнокультурных общностей: аборигенной, представленной развитием серовской культуры, восточной, связанной с развитием культур со шнуровой керамикой (хайтинской, посольской и байкальским шнуровым вариантом усть- бельской), и западной, характеризующейся керамикой с ямчатой и гребенчатой орнаментацией (варианты усть- бельской). Этнокультурная история этого района оказывается более динамичной, чем она представлялась на основе периодизации, созданной в свое время А.П. Окладниковым на материалах погребальных комплексов.

 

Возвращаясь к определению места китойской культуры в истории Прибайкалья, мы должны отметить, что она должна быть отнесена к раннему неолиту. Ее нельзя рассматривать как генетически предшествующую Исаковской культуре из-за антропологического несходства носителей этих культур и менее развитого, чем китайский, инвентаря исаковской культуры. Китайская культура не имеет сходства с ранними неолитическими памятниками Байкала. Выяснение генезиса китойской культуры остается делом будущего. Имеющиеся в настоящее время факты заставляют видеть в ней культуру, не находящую прибайкальских корней.

 

В 1884 г. И.Т. Савенков открыл замечательные погребения у д. Базаиха. В 1890 г. А.С. Еленев обнаружил многослойное поселение в устье р. Бирюсы. В дальнейшем близ Красноярска было найдено много памятников неолитического облика, но первая попытка их классификации предпринята только в 1957 г. А.П. Окладниковым на основе сопоставлений с материалами из Прибайкалья. Благодаря работам красноярских и иркутских археологов на Нижней Ангаре и р. Кан, возникли новые возможности для выяснения процесса развития неолитических культур в данном районе.

 

Раскопанных поселений немного: к северу от Красноярска стоянка Няша, к югу - стоянки Усть-Собакино и Усть-Бирюса, к востоку - стоянки на р. Кан, среди которых выделяются уже упоминавшееся нами многослойное поселение Казачка. Кроме Казачки и Няши, все памятники содержат неолитические предметы в смешанном состоянии с материалами других эпох.

 

Сопоставляя эти находки с материалами из неолитических слоев Казачки и памятников Приангарья, можно прийти к выводу, что ранний неолит Красноярско-Кан- ского течения Енисея формировался на основе финального мезолита с пластинчатой индустрией и характеризуется наличием сетчатой керамики. Это позволяет включать его в восточно-сибирский регион неолитических культур. К концу IV - началу Ш тыс. до н.э. относятся некоторые черепки с пунтирными и гребенчатыми отпечатками, сходные с серовской керамикой, а также топоры с ушками и каменные изображения рыб, найденные на стоянках Базаиха и у пос. Стрелка при впадении Ангары в Енисей. О несомненной культурной близости населения лесной части Среднего Енисея с обитателями Приангарья свидетельствует находка в I слое Усть-Би- рюсы горшка с тремя ушками, украшенного гребенчатым орнаментом, аналогичным серовским "дымокурам".

 

Время появления на Енисее изделий из нефрита и стерженьков рыболовных крючков китойского типа, найденных, в частности, на стоянках Караульная и Базаиха, остается неясным в связи с неясностями в определениях возраста китойской культуры и их принадлежности именно к ней.

 

В первой половине III тыс. до н.э. на берегах Енисея в районе Красноярска поселяются носители посольской керамики. Она найдена на стоянках Ладейки, Базаиха, Усть-Собакинская и в слое Ш-Б Няши. Этот слой имеет дату 4080 ± 60 (ЛЕ-1415), что, однако, не означает длительное существование культуры посольской керамики на Среднем Енисее. Примерно в середине III тыс. здесь распространяются памятники с керамикой иного типа.

 

Эта керамика, сплошь украшенная линиями "отступающего штампа" или личинковидными вдавлениями, представлена в VI слое Казачки. Ее можно связывать с усть-бельской культурной общностью, первоначальное формирование которой происходило на Среднем Енисее под влиянием западно-сибирских культур. Сосуды с личиночными и овальными вдавлениями мы выделяем в западно-ангарской керамический тип, так как они встречаются в основном в бассейне нижнего течения Ангары.

Они обнаружены на ряде стоянок близ Красноярска. При исследовании В.Г. Карцевым (1928) стоянки под Ер- молаевским городищем был добыт немногочисленный, но чистый комплекс керамики западно-ангарского типа. Вместе с нею найдены сделанные из кости гарпун и наконечник стрелы с расщепом в основании, а также кремневый листовидный наконечник стрелы. Листовидные наконечники стрел с характерной тонкоструйчатой ретушью, вероятно, входят в единый культурный комплекс с западно-ангарской керамикой, ибо они резко отличаются от обычных для Прибайкалья форм.

 

Случайные находки черепков с характерной для западно-ангарской керамики орнаментацией могут относится не только к неолиту, поскольку на Усть-Собакин- ской стоянке есть украшенные личинковидными вдавлениями горшки с уплощенным дном, которые можно сопоставить с керамикой окуневской культуры ранней бронзы. Возможно, памятники с западно-ангарской керамикой стали основой для формирования раннебронзо- вой культуры типа Окунева улуса.

 

С культурой западно-ангарской керамики, по-видимому, связано захоронение, обнаруженное на Узенькой улице Красноярска. Там под горшком с коническим дном и личиночными и овальными вдавлениями орнамента лежали обгоревшие кости человека, а рядом перламутровая бусина и два костяных острия.

 

На Афонтовой горе П в 1937 г. А.П. Окладниковым было раскопано погребение, в котором оказался небольшой круглодонный горшочек, сплошь покрытый горизонтальными линиями орнамента. Он близок к керамике западно-ангарского типа. В том же погребении найдены большие костяные острия, много бус из перламутра и костяной стрежень с головкой человека. Эта скульптур- ка напоминает изображение из погребения № 12 Серов- ского могильника и находит некоторые аналогии в оку- невских стеатитовых стержнях с головками, вероятнее всего, связанных происхождением с подобными костяными изделиями.

 

Слабо изучен неолит на юге Красноярского края, в степной Минусинской котловине. При разведках И.Т. Савенкова, Э.Р. Рыгдылона (1953) и других исследователей здесь, однако, обнаружен ряд памятников, на которых найдены каменные орудия, несомненно относящиеся к неолиту: наконечники стрел, вкладыши, ножи, топорики и тесла, скребки. Известны и находки каменных рыб.

 

каменный век неолит 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Петроглифы, наскальные изображения и писаницы

На многих скалах Лены, Ангары и в других местах Сибири среди наскальных изображений встречаются композиции, которые отражают такие
На писанице в устье реки Синей, притока Лены, есть композиция, символизирующая сцену охоты на лося людей, вооруженных луками.

 

Бесовы следки. Проклятие осквернителям. Никто не вернулся.

Считается, что первые люди поселились на берегах Белого моря более пяти тысяч лет назад.
Неподалеку от Беломорска у реки Выг — целая картинная галерея. На скалах высечены звери, птицы, рыбы.

 

Тайны древних озер

Он ведь не имеет своей Ангары, которая вытекает из Байкала и
В Иссык-Куль втекает более сотни разных рек и речек, но не вытекает ни одного даже маленького ручейка.
озеро мысов обнаружены так называемые "писаницы" — наскальные рисунки людей каменного века.