Неолит

 

 

Неолит Забайкалья - будуланский этап

 

 

 

Забайкалье объединяет различные в природном отношении районы. Яблоновый хребет делит его на Восточное и Западное. Западное Забайкалье смыкается с Прибайкальем, а реки Восточного Забайкалья являются верховьями Амура. Для юга Забайкалья характерны лесостепные и степные ландшафты, продолжающиеся в Монголии. Таежный север Забайкалья гидрографическими системами Витима и Олекмы связан с Якутией.

 

Изучение неолита Забайкалья начато в конце XIX в. Ю.Д. Талько-Грынцевичем, А.П. Мостицем и А.К. Кузнецовым. В советское время неолитические памятники исследовали Г.Ф. Дебец (1930), А.П. Окладников (1977), М.М. Герасимов, Ю.С. Гришин. В последние годы в Бурятии и Читинской обл. развернулись работы местных археологов (Кириллов, Рижский, 1973; Ивашина, 19796; Семина, 1983). В связи с тем что намечается различие между неолитом Западного и Восточного Забайкалья, выработаны две параллельные периодизации для неолита этих территорий.

 

Л.Г. Ивашина делит неолит Западного Забайкалья на три этапа: мухинский (IV тыс. до н.э.), нижне-березов- ский (III тыс. до н.э.) и бухусанский (конец Ш — начало II тыс. до н.э.). Неолит Восточного Забайкалья делится на чиндантский (IV - начало Ш тыс. до н.э.) и будуланский (III тыс. до н.э.) этапы. Периодизации выработаны на основе аналогий с сопредельными территориями- Якутией и Прибайкальем.

 

В последние годы благодаря исследованиям многослойных поселений Студеное, Усть-Менза 1 и Алтан в южной части Западного Забайкалья, проведенным М.В. Константиновым, Л.В. Семиной и другими читинскими археологами, для Чикойско-Мензинской горно-таежной провинции удалось создать периодизацию развития существовавших здесь древних культур, имеющую значение и для других районов Западного Забайкалья.

 

Одним из важнейших памятников является поселение Студеное в среднем течении р. Чикой у с. Нижний На- рым, исследованное М.В. Константиновым. Вскрыто более 500 кв. м. выделен 21 культурный слой, охватывающий период от конца палеолита до эпохи бронзы. Девять слоев эпохи неолита залегают в пачке песчано-глини- стых отложений, сформировавшихся в субаэральных условиях и перекрывающих аллювий I надпойменной террасы. Слои раннего (8,9) и среднего (6-7) неолита связаны с тонкими (от 1 до 10 см) черными прослойками, а слой позднего неолита (2-5) - с поддерновой супесью. Все слои отделены друг от друга стерильными прослойками.

 

Для раннего неолита ( 99,31-43) характерны торцовые клиновидные микронуклеусы, обычные и гобий- ские, микропластинки, в том числе с краевой ретушью, угловые и трансверсальные резцы, остроконечники из пластин, концевые и округлые скребки и скребла из отщепов, плоские овальные скребла с оббивкой по краям, чопперы из массивных галек, костяные вкладышевые двупазные основы. В раннем неолите сохранялись практически все виды орудий и нуклеусов, типичные для позднего мезолита, и использовалось то же сырье - черная кремнистая порода. Отделить слои раннего неолита от слоев позднего мезолита позволяет керамика, представленная обломками остродонного тонкостенного сосуда с отпечатками шнура на поверхности, сохранившимися от выбивания горшка лопаткой, обмотанной шнуром.

 

В слоях среднего неолита ( 99, 24-30) получает дальнейшее развитие техника ножевидных пластин, скалываемых с микронуклеусов. Архаичные гобийские формы нуклеусов использовались значительно реже. Исчезли из употребления трансверсальные резцы, но сохранились остроконечники из пластин. Наряду с традиционными чопперами начали применяться тесла. Для изготовления орудий все чаще употребляли яшму и халцедон. Круглодонные горшки изготовляли способом выбивания, но нити, обматывавшие колотушку, стали тоньше.

 

В поздненеолитических слоях Студеного найдены разнообразные формы торцовых нуклеусов. Для лезвий вкладышевых орудий широко употреблялись микропластинки. Из них же изготовлены угловые резцы, острия, многочисленные концевые и округлые микроскребки. Наконечники стрел подтреугольные, с двусторонней обработкой, с прямой или вогнутой базой или пластинчатые с угловой выемкой в основании ( 99,1-4). Среди крупных изделий - скребла из отщепов, чопперы, топоры, тесла, песты, отбойники.

 

Сосуды открытой формы, с прямыми, иногда приост- ренными венчиками, с непрофилированными стенками и округлыми днищами. На черепках видны следы выжженной шерсти, служившей примесью к глине. Сосуды орнаментированы пояском из сквозных отверстий под кромкой венчика. Стенки украшены с помощью штампов, оставлявших прямые, гребенчатые и полулунные оттиски, образующие горизонтальные ряды. Появились узоры из горизонтальных линий, сделанные по принципу отступающей палочки. Узор иногда покрывает всю поверхность сосудов до самого днища. Сложные орнаментальные композиции расположены зонами. Техника выколачивания и обжиг сосудов стали более совершенными. Встречены плоские овальные керамические плитки длиной до 20 см - своеобразные "кухонные дощечки".

 

Ранненеолитические материалы Студеного находят соответствия в 7-8 горизонтах поселения Усть-Менза 1, а средненеолитические дополняются находками из 6 горизонта этого поселения. Поздний неолит, кроме 2-5 слоев Студеного, характеризуют 3-5 горизонты Усть- Мензы 1, 9-15 Алтана, а также находки на поселении Черемушки на р. Хилок ( 99,5, 6, 8-11,13,15,18,20).

 

Неолит юга Западного Забайкалья предстает по этим материалам как вырастающий из местной мезолитической студеновской культуры. Появление керамики, что соответствует началу неолита, определяется серединой V тыс. до н.э. Дальнейшее развитие материальной культуры носило прогрессивно-эволюционный характер на всем протяжении неолита и даже начала бронзового века, относимого к началу II тыс. до н.э. Это позволяет считать неолит рассматриваемого района единой культурой.

 

В других районах Западного Забайкалья развитие неолита было более сложным из-за влияния культур соседних территорий, что прослеживается по находкам на стоянках Мухино, Кибалино, Посольское и других памятниках.

 

На стоянке Мухино в долине р. Иволги у г. Улан-Удэ комплекс состоял из фрагментов круглодонных горшков со следами от выбивания лопаткой, обмотанной грубой тканью или нитями, обломков костяного гарпуна и вкладышевого ножа, чопперов, клиновидных нуклеусов, ножевидных пластинок и сделанных из них концевых скребков и проколок. Как и в Студеном, использовалась черная кремнистая порода.

 

В двух пунктах у Кибалина на Селенге обнаружены обломки посуды с отпечатками на поверхности шнура и сетки, клиновидные нуклеусы из галек лидита, ножевидные пластинки и ножи из них, ножи из отщепов овальной формы, ретушированные по краю, и расколотые гальки (Ивашина, 1979а).

 

Возможно, в раннем неолите или, иначе, на мухин- ском этапе Западного Забайкалья сосуществовали два типа керамики - сетчатая и выбивная шнуровая, что отмечалось и на ряде ранненеолитических стоянок Байкала и Приангарья.

 

Для поселений развитого неолита (нижнеберезовский этап) характерны горшки со шнуровыми отпечатками, украшенные линиями отступающей палочки, насечками, оттисками гребенчатого штампа. Часто встречаются венчики с треугольным в сечении валиком - посольского типа. Каменные изделия представлены двусторонне ретушированными наконечниками стрел треугольной формы с прямым или вогнутым основанием, вкладышами, округлыми или с приострением для вставления в рукоятку скребками, коническими и клиновидными нуклеусами. Использовались халцедон, сердолик, яшмы, зеленые кремнистые породы. Встречены каменные и костяные стерженьки рыболовных крючков, острия и наконечники гарпунов из кости, галечные грузила с выемками для привязывания. На Посольской стоянке в дельте Селенги обнаружены ямы со скоплениями галечных грузил, рыбьих костей и чешуи. На селенгинской стоянке Нижней Березовке в неолитическом слое открыты очаги из камней и захоронения собак.

 

Неолитические обитатели Западного Забайкалья вели полуоседлый образ жизни и занимались сезонной охотой, рыболовством и собирательством. Охотились на благородного оленя, косулю, кабаргу, лося с помощью собак. Рыбу ловили сетями и используя составные крючки и гарпуны. Обработка продуктов собирательства проводилась с помощью пестов и плит-курантов.

 

В Западном Забайкалье известны могильники и отдельные захоронения. Ранним неолитом датируются погребения Фофановского могильника, о которых говорилось выше, при характеристике китойской культуры. К развитому неолиту следует, видимо, отнести I группу погребений Бухусанского могильника - в неглубоких ямах, прикрытых гранитными кладками, скорченные на правом боку, головой на северо-восток. В некоторых могилах была охра, фрагменты выбивных горшков с налеп- ными валиками на венчиках и шнуровыми отпечатками. Вместе с умершими положены составные вкладышевые ножи и кинжалы, односторонние гарпуны, наконечник копья из рога, отжимники, составные костяные рыболовные крючки, маленькие скребки, нуклеусы, ножевидные пластинки, костяные шилья, проколки, лощила, игольник. Обнаружены мелкие бусы из кости и перламутра, подвески из клыков марала и кабана.

 

Скорченное погребение близ Тулду-Дабана сопровождали костяной вкладышевый нож, ножевидные пластинки и терочник с рукояткой. В могиле в Новой Шиш- ковке на территории Улан-Удэ захоронены женщина и ребенок, на спине, головой на северо-восток. С ними были украшение из клыка кабарги, два топора и кинжал или наконечник копья из зеленого нефрита. Отдельные захоронения обнаружены в Дунда-Кирети, Хамниготе, Повороте, у сопки Тологой, на р. Кудун близ улуса Мог- сохон, в Студеном. Интересно вторичное погребение у с. Кандабеево на р. Хилок. На дно могильной ямы глубиной 1,5 м, выкопанной от нижнего горизонта неолитического слоя, были уложены двумя прямоугольниками параллельно реке разрозненные кости двух женщин. Преобладали кости конечностей с намеренно обломанными эпифизами. На некоторых костях заметны погрызы хищника. Вместе с костями положены два резца тарбагана. Погребение засыпано охрой, а затем землей.

 

Наиболее ранний неолитический памятник в Восточном Забайкалье - поселение Чиндант на р. Ононе. Его культурный слой перекрыт шестиметровой толщей песков эолового характера. Раскопано 11 очагов, некоторые из них выложены гальками. Около них сосредоточены находки: скребки разных форм, треугольные с вогнутым основанием наконечники стрел, резцы срединного и бокового типа, проколки, нуклеусы, ножевидные пластинки и орудия из них. Нуклеусы конические, призматические, подпризматические с резко скошенной площадкой, клиновидные и нуклеусы-скребки. Вкладыши из ножевидных пластинок, концевые скребочки, острия даурского типа, использовавшиеся в качестве проколок и наконечников стрел, проколки плечикового и клювовидного типов. Встречены крупные скребловидные орудия из галек, что сближает стоянку с памятниками гро- матухинской культуры Среднего Амура (Васильевский, Кириллов, 1967). Горшки тонкостенные параболоидной формы с отпечатками колотушки, обмотанный шнуром и травой. Под гладко срезанным венчиком располагался пояс из небольших сквозных отверстий. Изредка верхняя часть сосудов орнаментирована рядами прочерченных линий или горизонтальными линиями, нанесенными палочкой с клиновидным концом. Обитатели стоянки Чиндант охотились главным образом на степных животных - куланов, диких лошадей. При раскопках найдены также кости косули, сурка-тарбагана и собаки.

 

Изредка в Восточном Забайкалье встречается сетчатая керамика. На стоянке Будулан найдены фрагменты сосуда с отпечатками мелкоячеистой сетки. Это, несомненно, ранненеолитическая находка.

 

К развитому неолиту (будуланский этап) относятся поселения Будулан и в пади Арын-Жалга на р. Онон, Доронинское 3 на Ингоде и др.

 

В каменном инвентаре из пади Арын-Жалга сочетаются крупные тесловид- ные орудия из галек и миниатюрные изделия из ножевидных пластинок.Среди нуклеусов есть клиновидные, конические, преобладают экземпляры со скошенными ударными площадками, редки нуклеусы-скребки. Из ножевидных пластинок сделаны наконечники стрел, концевые скребки, проколки, вкладыши, пилочки и пластинки с мелкой ретушью на конце, служившие для нанесения узора на керамику, скребки разных форм и скобели из отщепов, шлифованные топорики. Из округлых кремнистых галек делали отбойники и песты с узкой рукояткой и овальным рабочим краем. Изделия в виде подтреугольной призмы со стертыми гранями и забитой рукояткой, вероятно, служили терочниками для растирания злаков и кореньев. Среди поделок из кости - проколки из грифельных косточек, плоские и игловидные наконечники стрел, штампы для орнаментации керамики, обкладка составного лука, иголки из рыбьих костей. Украшения представлены кольцом и подвесками из клыков мелких животных.

 

Сосуды имели слабо выраженный венчик и округлое дно. В одну группу выделяются горшки, поверхность которых покрыта отпечатками грубой ткани. Орнамент составляют ряды узких полулунных вдавлений, сочетающихся у края венчика с пояском сквозных отверстий, а также узор из узких горизонтальных рядов зигзагообразных вдавлений, покрывающих всю поверхность сосуда. Ко второй группе керамики относятся горшки, выбитые при помощи колотушки, обмотанной травой. Наиболее типичен орнамент из неглубоких желобчатых линий, образующих вверху сосуда комбинации треугольников, под которыми располагались ряды горизонтальных линий. Один сосуд украшен налепным валиком, рассеченным вертикальными на- колами палочки, другие - горизонтальными рядами частых гребенчатых вдавлений.

 

Объектами охоты были степная косуля, лось, изюбрь, заяц, сурок-тарбаган, кулан; из рыб чаще ловили сомов и серебристых карасей. Находки костей собаки, лошади и быка позволяют предполагать, что эти животные были прирученными. Находки пестов, терочников-курантов, дисков с отверстиями, которые могли служить утяжелителями для палок-копалок, позволяют ставить вопрос о зачатках земледелия.

 

На других стоянках будуланского этапа также наблюдается сочетание крупных грубо обработанных изделий из галек (чопперов, массивных скребел, те- словидных орудий и пестов) с мелкими пластинчатыми изделиями. Резцы бокового и срединного типов, скребки и проколки из пластин, нуклеусы-скребки го- бийского типа редки. Преобладают клиновидные и конические нуклеусы. Появляются ножи подтреугольной формы с двусторонней ретушью, шлифованные топоры и тесла. Кроме параболоидных, изготовлялись и сосуды с суженной шейкой и шаровидным туловом. К отпечаткам шнура и травы, которыми обматывались лопатки для выбивания сосудов, добавились отпечатки грубой ткани. На венчиках появились утолщения, напоминающие утолщения посольской и белька- чинской керамики, орнаментация налепными рассеченными валиками. В каменном инвентаре и керамике со стоянок Ингоды и Онона заметны отличия, свидетельствующие, видимо, о различиях этнографического характера в культуре коллективов, обитавших по берегам этих рек. В орнаментации керамики на Ингоде преобладают гребенчатые отпечатки, а на Ононе - узоры, сделанные узкой палочкой. Обитатели этих рек вели охотническо-собирательский полуоседлый образ жизни.

 

На поселении Доронинское 3 под одной из очажных кладок найдено захоронение человеческого черепа. В Молодовском могильнике на р. Шилке умерших хоронили в ямках под каменными кладками, скорченно на боку, головою на север. В одной могиле были погребены двое взрослых с двумя детьми, помещенными между ними. Инвентарь состоял из односторонних гарпунов, вкладышевого кинжала, тесла, скребков, пластинок и нуклеусов. Среди украшений - кольца из кости, раковин и нефрита, раковинные пуговицы. В восточных районах Забайкалья известно 6 отдельных захоронений, относимых к неолиту. К сожалению, они были большей частью разрушены (Гришин, 1972).

 

Рассмотренные памятники расположены в основном на юге Забайкалья. Как показывают находки костей на стоянках, их обитатели занимались преимущественно охотой и рыбной ловлей. Наблюдаются некоторые различия в объектах промысла, что обусловлено как сезонностью, так и экономическими причинами. В долине Селенги ловили в основном омулевых рыб, а у жителей Шилкинской пещеры среди добычи преобладал сазан. В коллекции из этой пещеры основное место занимают кости животных, обитавших в горно-лесной местности, на других памятниках — обитателей степных пространств. Можно предполагать, что в неолите климат в Забайкалье был более мягким, чем теперь, но на юге Забайкалья и тогда господствовали открытые, степные и лесо-степные пространства. К таким районам относится течение Онона, где, как будто, прослеживается становление производящего хозяйства в неолите.

 

В северных районах Забайкалья, в бассейнах р. Витима, Олекмы, в неолите существовала таежная растительность. В забайкальском течении р. Витима обнаружен ряд стоянок среднего и позднего неолита. К развитому неолиту относится керамика с отпечатками шнура. Несколько моложе ее керамика с рубчатыми отпечатками на поверхности. Оба типа посуды изготовлены методом выбивания колотушкой. Для Забайкалья характерны массивные пластины и орудия из них, трансверсальные резцы, конические, клиновидные и близкие к гобийским нуклеусы. На многослойных поселениях Усть-Каренги в неолитических слоях обнаружены микропластинки, трансверсальные резцы, призматические нуклеусы и керамика, украшенная оттисками зубчатого штампа. Примечательны узоры, сделанные по принципу шагающей гребенки.

 

В таежных районах р. Олекмы и рек бассейна Верхнего Амура обнаружены группы наскальных писаниц, относимых к неолиту (Окладников, Мазин, 1976). Среди них есть изображения лосей, напоминающие петроглифы Ангары и Верхней Лены ( 92,1-11), но большинство сделанных охрой изображений - это фигуры оленей, выполненные в особом стиле, с параболоидными по очертаниям головами. Их контуры напоминают фигурку из кремня, найденную на поселении Туой-Хая на р. Вилюе. У животных иногда обозначены внутренние органы. Часть таких петроглифов датируется IV тыс. до н.э. На некоторых из них олени образуют, вместе со схематично нарисованными фигурками людей, сцены загонной охоты, в которых вертикальные черточки трактуются как изгороди ( 92, 72, 16).

 

Подводя итоги рассмотрению неолита Забайкалья, можно отметить некоторые его особенности. Одна из них -длительное сохранение в каменном инвентаре традиции сочетания крупных галечных изделий и мелких пластинчатых орудий. Очень рано появляется и долго существует здесь керамика со шнуровыми отпечатками от выбивания. По-видимому, именно из Забайкалья она распространилась на соседние территории, где ей предшествовали другие типы посуды. Особенностью эпохи неолита Забайкалья был и обычай погребения умерших в скорченном положении. Преемственность, наблюдаемая в развитии культуры от мезолита до развитого неолита, позволяет предполагать длительное существование здесь автохтонного населения. Но поскольку Забайкалье граничит с различными историко-культурными областями - Прибайкальем, Якутией и Приамурьем, - районы, примыкающие к этим территориям, оказывались контактными зонами разных культур. В эпоху неолита Забайкалье, вероятно, составляло с Монголией единую историко-культурную область, где могло происходить формирование языков тун- гусоманьчжурской группы.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Забайкалье - стоянки Санный Мыс, Толбага...

Из палеолитических стоянок Забайкалья прежде всего следует остановиться на стоянке Санный Мыс.
Первым отнес Верхоленскую Гору ко времени, переходному от палеолита к неолиту, В...

 

Мезолитические памятники на берегах озера Байкал.

Неолит в Восточной Европе, в Средней и Северной Азии.
Этот начальный этап появления глиняных сосудов характерен многим племенам Прибайкалья и Забайкалья.

 

Забайкалья — Варварина Гора, поселения Мальта...

Один из древнейших позднепалеолитических памятников Забайкалья — Варварина Гора
Первым отнес Верхоленскую Гору ко времени, переходному от палеолита к неолиту, В. И В...

 

Отличия между неолитом и мезолитом - мезолитические...

Формы перехода к неолиту в разных природных зонах различны. Если в степной зоне это переход от
Определенный вклад в изучение мезолита Забайкалья внес М. В. Константинов...