НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Неолит Приамурья

 

 

 

На Нижнем Амуре благодаря раскопкам на многослойном поселении у с. Вознесенского выявлено три этапа в развитии неолита, соответствующие трем различным культурам: малышевской, кондонской и вознесе- новской (Окладников, 1972; Окладников, Деревянко, 1973а).

 

В верхней части напластований обнаружена керамика мохэской и польцевской культур железного века. Остатки поселения конца II тыс. до н.э., представленные узкогорлыми вазами с высокой шейкой, лощеными сосудами и кладом из четырех заготовок односторонне выпуклых тесел, залегали в серой супеси на месте древнего жилища. К этому слою, видимо, относятся шиферные наконечники стрел и прямоугольные в поперечном сечении топоры. В нижележащей желтой супеси расчищены котлованы жилищ и в одном из них найдены обломки сосудов с гребенчато-пунктирным узором в виде вертикальных зигзагов, по которому прочерчены спирали. С этим комплексом керамики связаны интереснейшие фрагменты сосудов с личинами на лощеном красном фоне ( 101, 11, /2), а также шлифованные наконечники стрел с двусторонней ретушью, вкладыши для ножей. Этот комплекс, наряду с находками на острове Сучу и в других местах, послужил основой для выделения возне- сеновской культуры.

 

Сильно отличались от этого комплекса изделия из второго неолитического горизонта. В относящемся к нему жилище, прорезавшем два нижних культурных слоя, оказались семь колечек из белого нефрита, наконечник стрелы, крупное шлифованное тесло и керамика с типичным для неолита Нижнего Амура орнаментом из тисненых ромбиков, образующих "амурскую плетенку". Вторую группу керамики представляют фрагменты, украшенные у венчика налепными валиками, рассеченными косыми вдавлениями палочки, обмотанной шнуром. Под этими валиками был пояс ромбических ямок, размещенных подобно сотам, а еще ниже - выполненный вдавлениями палочки узор из меандровых полосок. Некоторые венчики украшены горизонтально расположенными волнистыми налепными валиками, плотно примыкавшими друг к другу. Уникальна грушевидная керамическая погремушка с ямочным орнаментом. Внутри ее находятся камешки.

 

Среди каменных изделий шлифованные тесла, овальные и односторонне выпуклые в сечении, несколько наконечников стрел, скребков, вкладышей из ножевидных пластинок, и нуклеусы с негативами таких пластинок. Комплекс аналогичен находкам на поселении Кондон у г. Комсомольска и потому отнесен к кондонской культуре.

 

В двух нижних культурных слоях Вознесенского, отделенных от вышележащих стерильной прослойкой, оказались изделия, ближайшие аналогии которым найдены на однослойном поселении в с. Малышево у Затона и на ряде других поселений. Этот комплекс, характеризующийся своеобразной керамикой со "штампованным" узором, позволил выделить наиболее древнюю на Амуре неолитическую культуру, получившую название малышевской. Керамика из нижних горизонтов Вознесенского делится на две группы. В первую входят фрагменты сосудов с богатым штампованным узором, часто расположенным в виде вписанных треугольников. Иногда он выполнялся палочкой, обмотанной круто перевитым шнуром. Поверхность сосудов нередко была ярко- красной и лощеной. Выделяется плоскодонный приземистый горшок с прямым венчиком и выпуклым туловом, на котором поверх горизонтальных линий, напоминающих шнуровые отпечатки, прочерчен меандровидный орнамент.

 

Вторая группа - обломки горшков усеченно-кониче- ской формы, украшенные поясами вертикально поставленных прямых и коротких вдавлений гребенчатого штампа. Такой тип керамики получил название зонально-гребенчатого. В нижних слоях найдено много кремневых изделий, миниатюрных по размеру, обработанных отжимной ретушью. Для нижнего слоя Вознесенского получена дата 5115±160 (В1п-698) (3165 г. до н.э.).

 

В районе с. Малышева раскопано полуземляночное неолитическое жилище, что подтверждается датой 4875±120 (В1п-699) (2925 г. до н.э.). Комплекс включал в себя обломки больших слабо профилированных горшков и небольших чашевидных сосудов. Они украшены гребенчатым штампом и тонкими глиняными жгутиками, образующими ромбическую сетку - "амурскую плетенку". Нередко плетенка делалась на фоне гребенчатых отпечатков, нанесенных зубчатым колесиком.

Орудия изготовлены из ножевидных пластинок, сколотых с призматических галечных нуклеусов, отщепов и сколов. Пластинчатые наконечники стрел в основном иволистные, обработанные по краям тонкой ретушью. Пластинки, служившие вкладышами, ретушированы по одному краю. Ножи обработаны двусторонней мелкой ретушью. Шлифованные топоры овальные или односторонне выпуклые в поперечном сечении, грузила из крупных базальтовых галек с двумя выемками на концах.

 

Памятники малышевской культуры распространены в нижнем течении Амура от Хабаровска до Николаевска. К их числу относятся, кроме нижнего слоя Вознесенского и малышевского жилища, поселения у Амурского санатория в Хабаровске, у с. Казакевичево и у Бы- чихи на р. Уссури. Эта культура в целом характеризуется двумя типами керамики. К первому относятся сложно профилированные плоскодонные горшки, богато орнаментированные штампами. Некоторые сосуды имеют на поверхности отпечатки колотушки, обмотанной шнуром. Отдельные сосуды покрывали красной краской. Второй тип составляют слабопрофилированные сосуды, нередко усеченно-конической формы. Основной их орнамент - горизонтальные пояса гребенчатого штампа.

 

При раскопках поселений малышевской культуры встречаются подпризматические и призматические нуклеусы, иногда - нуклеусы-скебки и наконечники стрел из пластинок. Вместе с ними находят ножи, вкладыши, скребки и скребла, сделанные из специальных заготовок путем двусторонней обработки. Много односторонне выпуклых и овальных в поперечном сечении шлифованных топоров и тесел. Обитатели амурских берегов, создавшие малышевскую культуру, видимо, были оседлыми рыболовами и охотниками, строившими полуземляночные жилища. Датируют малышевскую культуру IV тыс. до н.э.

 

В первой половине 1П тыс. до н.э. малышевскую культуру сменила кондонская. Известны поселения этой культуры у с. Кондон, Бычиха, Иннокентьевка, на острове Сучу. Плоскодонная керамика ее разнообразна, но особенно характерен орнамент из "амурской плетенки", часто нанесенный на сетчатый фон внешней поверхности сосудов. Своеобразны ведрообразные горшки с широким венчиком, украшенные различными комбинациями спирального орнамента, плетенки и меандра. Гребенчатые отпечатки на некоторых сосудах образуют ряды вертикальных зигзагов, встречены налепные рассеченные валики. Нередко на одном сосуде комбинировались разные виды орнамента. Изысканная орнаментация сосудов свидетельствует о развитых эстетических вкусах их творцов. О том же говорит и высокий художественный уровень исполнения глиняной скульптурки, найденной в Кондоне. Это бюст женщины с ярко выраженным тунгусским антропологическим типом лица. В жилищах кондонской культуры находят и украшения - бусы и подвески, нередко нефритовые.

 

Среди находок обычны нуклеусы-скребки, призматические и карандашевидные нуклеусы, концевые и боковые скребки на пластинах, проколки, ножи и вкладыши для составных орудий, наконечники стрел иволистные и черешковые. Пластинчатых изделий гораздо меньше, чем сделанных из отщепов и сколов при помощи двусторонней обработки. Тщательно отделанные ретушью наконечники стрел, проколки, скребки, ножи, вкладыши составляют основную часть находок. Тесла и массивные топоры обрабатывали шлифованием.

 

При раскопках поселения в Кондоне изучена группа из 15 тесно расположенных котлованов больших округлых полуподземных жилищ (Окладников, 1983). У края котлована вне его, а иногда и в полу жилища, у стенок, прослеживались столбовые ямы. Такие же ямки от столбов, на которые опиралась кровля, находились и в центре жилища, около очага. Углистое заполнение очагов обычно имеет прямоугольную форму, что свидетельствует о существовании деревянной рамы, окаймлявшей очаг. В некоторых котлованах очагов нет, вероятно, эти дома использовали как хранилища. В одном из них вдоль стен стояли сосуды. Тут же найдена упомянутая выше скульптура, возможно, изображающая покровительницу общины, а на полу - каменное изделие в виде фаллоса.

 

Оседлый образ жизни носителей кондонской культуры был обусловлен рыболовческим хозяйством. На поселениях часто находят грузила из галек с желобком или отверстием на одном конце, служившими для привязывания. В Кондоне найдены узкие гальки со смолой на концах, употреблявшиеся, видимо, для просмаливания лодок. О занятиях охотой свидетельствуют находки наконечников стрел и копий.

 

Возраст поселения в Кондон определен 4520±25 (ГИН-170) (2570 г. до н.э.). Значит, время существования кондонской культуры - первая половина - середина III тыс. до н.э.

 

Заключительный этап неолита Нижнего Амура - конец III - первая половина II тыс. до н.э. - представлен вознесеновской (или нижнеамурской) культурой. К ней относится верхний неолитический горизонт Вознесенского, находки на острове Сучу, в с. Тахта. В конце III тыс. эта культура распространилась с Нижнего Амура в нижнее и среднее течение Уссури и вверх по Амуру до Благовещенска, т.е. в Среднее Приамурье. Поэтому, прежде чем перейти к описанию памятников вознесеновской культуры, рассмотрим культуры, существовавшие на Среднем Амуре до ее появления.

 

Неолит Среднего Приамурья

 

Здесь выделено три неолитических культуры. Древнейшую из них - новопетровскую - датируют VI-V тыс. до н.э. (Деревянко, 1970). Облик ее каменного инвентаря мезолитический ( 102). Основой для изготовления орудий служили правильные пластинки, сколотые с призматических и клиновидных нуклеусов. Из них делали наконечники стрел, обрабатывая ретушью только острие или скругляя углы основания. Иногда ретушь наносилась по всему периметру изделия и наконечникам придавались листовидные очертания. Своеобразны наконечники, у которых около насада на краях сделаны глубокие выемки для крепления к древку ( 102, 1). Из толстых, почти квадратных в сечении пластин или из тонких, но широких, изготовляли острия, возможно, служившие наконечниками дротиков (длина 6-11 см). Многочисленны ножи и вкладыши для ножей, достигающие в длину 10 см. Есть угловые, срединные и боковые резцы, орудия с диагональным резцовым сколом ("арайя" или "верхоленские резцы"). У концевых скребков крутая ретушь оформляла округлое, прямое или скошенное лезвие. Выделяется группа концевых скребков с очень узким рабочим лезвием, изготовленных на изогнутых пластинках или краевых сколах, что придает им клювовидную форму. Некоторые пластины с крутой ретушью на краях служили боковыми скребками или скобелями. Ряд пластин с выемками на краях мог употребляться как скобели.

 

Встречаются комбинированные орудия: ножи-резцы, ножи-скребки, скребки-резцы, проколки-сверла. В ряде случаев сработанные нуклеусы использовали как скребки, отбойники и отжимники. Немногочисленные ретушированные отщепы применяли в качестве скребков и режущих орудий. Рубящие орудия представлены топорами, асимметрично-овальными в поперечном сечении теслами и орудиями типа мотыг, обработанными грубыми сколами. Массивные трапециевидные или миндалевидные мотыги из вулканического туфа, сланцев и мелкозернистых пород обработаны сколами и подправлены ретушью.

 

На поселениях новопетровской культуры найдены точильные камни и наковальни из сланца, отбойники из длинных галек. Поодиночке и скоплениями встречены грузила - небольшие гальки с выемками для привязывания. В Новопетровке П обнаружено округлое грузило весом 2 кг с биконическим отверстием в центре и желобком для крепления, а в Константиновке - грузило в форме гири с высверленным в верхней части отверстием. Это грузило весом несколько килограммов, вероятно, употреблялось как якорь для сети или рыболовецкой ловушки.

 

На поселениях новопетровской культуры керамика встречается редко, обычно в виде отдельных фрагментов ( 102,38-41). Остатки одного большого горшка и фрагменты от других сосудов найдены в жилище № 8 Новопетровки I. Сосуд "ситулообразной" формы, с плоским дном, диаметром по венчику 25 см и по дну 12 см, высотой 38 см. Керамика новопетровских поселений изготовлялась из глины с примесью дробленого камня, песка или растительности. Стенки и венчики прямые, изредка край отогнут наружу. Поверхность украшена на- лепными прямыми валиками, рассеченными поперечными нарезками. По облику эта посуда напоминает, с одной стороны, раннюю керамику культуры дзёмон (Япония), что позволяет предполагать более древний возраст новопетровской культуры и очень раннее появление керамики. С другой стороны, она близка поздненеолитиче- ской осиноозерской керамике и некоторым образцам ва- ликовой керамики эпохи бронзы.

 

Носители новопетровской культуры были оседлыми охотниками и рыболовами. У с. Константиновка исследованы остатки полуземлянки. На берегу р. Дунайки, притока Амура, на поселении Новопетровка II выявлено около 20 жилищ, из них раскопано 8. Новопетровка I и И, по-видимому, образовывали один поселок, состоявший не менее чем из 25 полуземляночных прямоугольных в плане, со скругленными углами жилищ. Размеры котлованов 30-45 кв. м, при глубине 0,4-0,7 м. Внутри жилищ обнаружены ямы от столбов. Один их ряд находился у стенок котлованов, а второй окаймлял расположенный в центре очаг. Кровля имела, вероятно, форму усеченной пирамиды. Спуска в котлован не обнаружено. Возможно, входили и выходили из жилища через дымовое отверстие. Кроме центрального очага с деревянной обкладкой иногда в углу жилища устраивали второй очаг. Исследователи новопетровской культуры считают, что она генетически связана с устиновской мезолитической культурой.

 

К иной мезолитической культуре - осиповской - восходит вторая культура - громатухинская (Окладников, Деревянко, 1977). Памятники ее распространены в основном в бассейне р. Зеи. Это поселения у сел Сергеев- ка, Горный, Нылга и Кумары, у пади Калашникова, в устье р. Громатухи. Сначала громатухинскую культуру рассматривали как сменяющую новопетровскую и датировали IV - началом III тыс. до н.э., но позднее хронология была уточнена. Сейчас ее относят ко второй половине V—IV тыс. до н.э. Предполагается, что в мезолите племена осиповской культуры, продвигаясь от района Хабаровска на Средний Амур, встретились с носителями новопетровской культуры и вынуждены были расселиться на Зее и Верхнем Амуре, где создали громатухинскую культуру. В Ш тыс. до н.э. на Среднем Амуре ее сменила осиноозерская. Разнообразие типов керамики и некоторые локальные, а возможно, и хронологические различия в каменном инвентаре громатухинских поселений объясняются длительным существованием и широким распространением культуры.

 

Яркий признак громатухинской культуры - широкое употребление галек для изготовления орудий. Из них делали тесловидно-скребловидные инструменты, обработанные с одной стороны сколами и мелкой краевой ретушью, а с другой сохранившие естественную поверхность. Обычно форма этих орудий близка к высокой трапеции, но встречены и изделия миндалевидной и лавролистной формы. Для последних характерна почти полная обработка поверхности сколами, галечная поверхность оставлена лишь у обушка. В двух нижних слоях поселения в устье р. Громатухи найдены гальки со сколами, напоминающие неолитические чопперы, и скребла полулунных или округлых очертаний из крупных галечных сколов, обработанных по краю.

 

Крупные с двусторонней обработкой наконечники копий и дротиков имеют листовидную форму, как и наконечники стрел, но среди них есть экземпляры и с прямым или вогнутым основанием. Встречены треугольные наконечники с асимметрично вогнутым основанием. Ножи (лавролистные, миндалевидные и асимметрично листовидные) тщательно ретушированы, с линзовидным сечением, некоторые до 12-20 см длины и, может быть, употреблялись как кинжалы. Из узких и длинных галек делали отбойники и нуклеусы - призматические, клиновидные, торцовые, конические. Своеобразный тип нуклеусов получил наименование "эпилевалуазский". Ударная площадка таких нуклеусов образует с поверхностью снятия пластин угол в 30-50°.

 

Отщепы и орудия из них количественно преобладают над пластинчатыми изделиями. Из пластин делали, например, концевые и двухконцевые скребки, но их мало, больше округлых или подтреугольных скребочков с ретушью почти по всему периметру. Заготовками для них служили отщепы или мелкие желваки. Из длинных пластинчатых сколов делали языковидные скребки. Скребки с узким высоким рабочим концом изготовлены из краевых сколов с нуклеусов. Скобели делали из сколов с галек, реже - из пластин. Рабочий край у них образован крутой или пологой ретушью. Большинство резцов - срединные, с несколькими резцовыми сколами, изготовленные из сколов. Найдены вкладыши с двусторонней ретушью, проколки и сверла. Иногда для этих орудий использовали и пластинки. Нередки каменные комбинированные орудия, объединяющие несколько функций. Есть украшения из нефрита - бусина с коническим отверстием, эллипсовидная плоская подвеска с тремя отверстиями, биконически просверленными по оси поделки, обломок диска с биконическим отверстием у края.

 

Громатухинские грузила - гальки с небольшими выемками на двух противоположных краях. Одно массивное грузило имело в центре биконическое отверстие. Грузила сосредоточены лишь в верхнем слое. Там же встречено орудие подцилиндрической формы из кварци- товой гальки. Плоская поверхность забита и затерта, что свидетельствует об использовании изделия в качестве песта и терочника.

 

Керамика, отнесенная к громатухинской культуре, весьма разнообразна ( 103). Внешняя поверхность некоторых черепков покрыта текстильными и "ложно- текстильными" отпечатками, у других - следами выбивания при помощи колотушки, обмотанной шнуром и нитями из травы. Встречена и гладкостенная посуда. Различны и приемы орнаментации. Видимо, в громатухин- ский комплекс включено несколько разновременных и разных по происхождению типов керамики.

 

Для выбивной керамики с отпечатками шнура или травяных нитей характерны венчики с утолщением по краю ( 103, 50-52), иногда с сегментовидным или трапециевидным сечением. Орнамент - неглубокие наколы и гребенчатые отпечатки. На Громатухинском поселении такая керамика в основном встречена в нижнем слое. Она близка к белькачинской керамике Якутии и посольской Прибайкалья, отличаясь своеобразной орнаментацией и отсутствием сквозных отверстий у края венчика.

 

Ко второму типу следует отнести керамику с "ложно- текстильными" (вафельными) отпечатками на поверхности. Вероятно, с этим типом связаны черепки, орнаментированные по принципу "отступающей лопатки".

 

Еще один тип образуют многочисленные сосуды с гладкой поверхностью и тонкими налепными валиками с насечками ( 103, 48). Отметим и керамику с "текстильными" отпечатками. Встречены также обломки горшков, украшенных пунктирными оттисками гребенки, оттисками более крупного гребенчатого штампа, прочерченными линиями. Некоторые сосуды Громату- хинского поселения были плоскодонными. Найден обломок плоского керамического диска (диаметр 5 см) с отверстием в центре, так называемое "пряслице".

 

Основным источником добывания пищи у создателей громатухинской культуры была охота. На поселениях, расположенных в таежной зоне, встречается большее число крупных охотничьих орудий - наконечников копий и ножей, а на поселениях степной зоны преобладают наконечники стрел. Это объясняется специализацией в приемах охоты в разных экологических условиях. Залегание грузил на Громатухинском поселении позволяет предполагать, что рыболовство стало широко применяться только на заключительном этапе развития культуры. С подвижным образом жизни охотников связан и тип их жилищ. Следов полуземлянок на поселениях не обнаружено. Вероятно, их обитатели жили в наземных сооружениях типа чумов. На наличие таких жилищ указывают остатки очагов.

 

Рассматривая вопрос о связях населения громатухинской культуры с соседними культурами, мы должны обратиться к керамике. Текстильная керамика встречается в Сибири вместе с ранненеолитической сетчатой и со шнуровой керамикой. Шнуровая с утолщенным венчиком, как отмечалось, аналогична посольской и белька- чинской и может рассматриваться как особый вариант в культурно-хронологическом пласте подобной керамики. Наконец, вафельная керамика также имеет аналогии на обширной территории Восточной Сибири. Восточносибирские аналогии свидетельствуют о разновременности громатухинских типов керамики. Возможно, это говорит о длительном существовании громатухинской культуры, носители которой, сохраняя традиции обработки камня, не раз меняли приемы изготовления посуды. Существенна близость находок из поселения Громатухина к материалам неолитических стоянок Восточной Монголии и поселений развитого неолита Восточного Забайкалья (Чиндант), что может отражать распространение громатухинской культуры в Забайкалье. Находки на громатухинских поселениях керамики с налепными валиками указывают на контакты с иными по традициям амурскими культурами.

 

На поселении у с. Горного на р. Зее культурный слой громатухинской культуры перекрыт слоем с материалами осиноозерской культуры, а котлованы осиноозерских жилищ прорезали громатухинский культурный слой. Памятники осиноозерской культуры обнаружены на территории, которую ранее занимали новопетровская и громатухинская культуры. К числу этих памятников относятся поселения на Осиновом озере у Новопетровки, в с. Поляково, на р. Зее при впадении в нее р. Белой. Наиболее исследовано Осиноозерское поселение (Окладников, Деревянко, 19736).

 

В инвентаре осиноозерской культуры нет нуклеусов, предназначенных для снятия ножевидных пластин, и орудий из них. Основой для изготовления орудий служили сколы и отщепы с желваков кремня и халцедона. Все орудия обработаны тонкой ретушью, нанесенной, как правило, с двух сторон. Отбойниками служили небольшие гальки. Наконечники стрел треугольно-черешковые и треугольные, с прямым и скошенным, с симметрично и асимметрично вогнутым основанием. Скребки округлые с ретушью по всему периметру, подпрямо- угольные с ретушью по двум-трем краям, вытянутые с ретушью на узком конце. Вкладыши сделаны из массивных отщепов и имеют двустороннюю обработку (длина 2-5 см), проколки - из отщепов подтреугольных очертаний, ретушью оформлено только острие. Тесла и долота, простые и желобчатые, из кремнистого сланца. Первоначально их оббивали, затем тщательно шлифовали. У большей части тесел прямоугольное поперечное сечение, у остальных - сегментовидное или овальное. Для изготовления пестов, иногда достигавших длины в 15-17 см, использовали кремнистый сланец, серый плотный песчаник и гранит. Поперечное сечение их округлое или прямоугольное с закругленными углами. Несколько плит, с одной тщательно зашлифованной стороной, рассматриваются исследователями как зернотерки или "крупорушки", на основании чего делается вывод о появлении на Среднем Амуре земледелия. Это наблюдение подтвердили находки зерен проса в очажном заполнении одного из жилищ Осиноозерского поселения. Возникновение земледелия на Среднем Амуре, видимо, связано с влиянием культур Приморья, а не Маньчжурии.

 

На поселении у Осинового озера обнаружены тонкие песчаниковые и керамические диски, диаметром 4 см, с отверстием в центре. Подобные диски обычно связывают с ткачеством.

 

О рыболовстве свидетельствуют находки галек с грубо выбитыми выемками для привязывания и костяной гарпун с пятью зубцами ( 104, 34).

 

Керамика осиноозерской культуры делится на три группы. К первой относятся большие плоскодонные горшки ведрообразной формы со слабо выраженной горловиной. Край венчика обычно прямой, изредка отогнут наружу. Диаметр у венчика 25-30 см, высота - 30-35 см. Сосуды украшены налепными рассеченными валиками, прямыми и волнистыми, образующими орнамент в виде восьмерок или ромбов. Ко второй группе относятся небольшие горшки (высотой до 20 см, с диаметром венчика 15 см) с более четко выраженной шейкой. Венчик отогнут в виде буквы Г. Орнамент также из на- лепных валиков. Третью группу составляют небольшие сосуды в виде чаш с прямым, как правило, венчиком (диаметр его - 5-10 см), иногда украшенным одним или двумя налепными валиками. Керамика осиноозерской культуры по формам и орнаментации близка новопетровской.

 

Сходство отмечается и при сопоставлении жилищ этих культур. Население осиноозерской культуры строило полуземлянки с округлым котлованом, размером 50-60 кв. м, слегка вытянутым с востока на запад, углубленным до 40-50 см. В центре, в углублении земляного пола находился очаг. В полу прослеживаются ямки от двух концентрических рядов столбов: один ряд у стенок котлована, другой - вокруг очага. Видимо, жилище имело конусовидное покрытие, а входом служило дымовое отверстие. В заполнении котлованов найдены куски бересты, вероятно, остатки кровли.

 

К осиноозерской культуре относятся и находки на р. Белой, где на песчаниковых валунах собраны каменные орудия и керамика, а также хорошо зашлифованные нефритовые и мраморные кольца. Отщепы и заготовки, встречающиеся на поселениях и мастерских, отсутствуют. Это позволяет предполагать, что в устье р. Белой располагался могильник, разрушенный ветром и водой.

 

В целом осиноозерская культура создана оседлым населением, хозяйство которого основывалось на охоте, рыболовстве и земледелии. Существованию комплексного хозяйства способствовали природные условия лесостепи с богатыми рыбой водоемами. Исследователи считают, что она сложилась на основе местных древних культур.

 

Проблема осложняется, однако, большим хронологическим разрывом между новопетровской и осиноозерской культурами. Если новопетровскую датируют ранним неолитом, V тыс. до н.э., то осиноозерскую относят к развитому или к заключительному этапу среднеамурского неолита. Радиоуглеродных дат эти культуры не имеют. Поскольку на территории осиноозерской культуры, близ ее памятников обнаружены поселения вознесеновской культуры, проникшей с Нижнего Амура в конце III тыс. до н.э., а осиноозерская культура, по стратиграфическим наблюдениям у с. Горного, существовала позже громатухинской, мы должны относить ее к Ш тысячелетию. Таким образом, разрыв между новопетровской и осиноозерской культурами достигает тысячи лет и не заполнен памятниками, связывающими эти культуры. Возможно, новопетровская культура слишком удревнена.

 

Поселения вознесеновской (нижнеамурской) культуры открыты на Среднем Амуре у с. Новопетровка, Но- вопокровка и в других местах. Известны такие поселения и в бурейско-уссурийском течении Амура у с. Паш- ково, Ленинское, Сторожево, Катерино-Никольское. На поселении на острове Сучу близ Мариинска выявлено много следов древних огромных жилищ. Ряд этих землянок дал материалы, характерные для вознесеновской культуры. Стены землянок имеют пять уступов, вероятно, служивших нарами. В центре расположены очаги. Кровля опиралась на столбы, от которых сохранились глубокие ямы. На уступах найдены большие тесла и керамические сосуды. На нижнем уступе одной из землянок около очага лежали маленькие глиняные скульптур- ки медведей и водоплавающих птиц, а также глиняный шарик, покрытый спиралевидным рисунком.

 

Поверхность плоскодонных горшков покрыта вертикально расположенными гребенчатыми зигзагами, поверх их глубоко врезаны линии спиралей. Иногда сложные спиральные узоры выполнены росписью. По блестящей малиново-красной поверхности сосудов сделаны углубленные ленточные полосы узора, заполненные черной краской. Встречен орнамент и в виде "амурской плетенки".

 

На Среднем Амуре наиболее выразительные находки на поселении у с. Новопокровки. Присутствуют три группы керамики. Одну составляют фрагменты, украшенные типичными для нижнеамурского неолита вертикальными пунктирно-гребенчатыми зигзагами, вторая группа сочетает в себе черты более ранней среднеамурской посуды (на- лепные рассеченные валики) с типичным нижне-амурским узором "амурской плетенки", выполненным при помощи оттисков ромбического штампа. Третья группа керамики покрыта "текстильными" отпечатками.

 

Каменные орудия поселения Новопокровка изготовляли из отщепов и сколов с галек. Наконечники стрел из халцедона - лавролистные, удлиненно-треугольные с прямым основанием и удлиненно-треугольные с вогнутым основанием и длинными симметричными жальцами. Халцедоновые вкладыши обработаны с двух сторон тонкой ретушью. Скребки из кремнистого сланца. Из него же изготовлено орудие, напоминающее полулунные ножи, шлифованные тесла с овальным, односторонне выпуклым или сегменто- видным поперечным сечением. Грузила - гальки с двумя выбитыми выемками по краям. У больших грузил из песчаника на узком конце просверлены отверстия, на крупных овальных гальках выбиты желобки для привязывания. Одно из таких грузил весит около 10 кг. Своеобразны грузила (длиной до 15 см при ширине 5-6 см), напоминающие по очертаниям рыбу. На обоих концах у них овальные выступы, средняя часть по одному краю прямая, а по другому - выпуклая, как брюшко рыбы. Со стороны "брюшка" вышлифованы углубления для привязывания к сети. Три блесны сделаны из нефрита. Это желобчатые пластины, у которых одна сторона вогнутая, а другая - выпуклая. Концы их овальные, и на одном высверлено биконическое отверстие. Аналогичные блесны найдены в Кондоне на Нижнем Амуре.

 

С земледелием связывают сланцевые мотыги треугольной формы, обработанные по краям сколами, сег- ментовидные куранты из гранита и сланца, большие подпрямоугольные зернотерки и песты. Отбойники, от- жимники и наковаленки употреблялись при обработке камня. Находки у с. Новопокровка представляют возне- сеновскую культуру, как бы обогащенную за счет местных, средне амурских традиций.

 

К той же культуре относится погребение между двумя жилищами Осиноозерского поселения. Могильная яма прямоугольных очертаний (1,75X1,35 м) ориентирована с северо-востока на юго-запад и имеет вертикальные стенки. Кости сохранились плохо, но по их расположению предполагают, что умерший был помещен в могилу в сидячем положении лицом на юго-восток. На дне могилы найдены куски истлевшего дерева и фрагмент круто отогнутого наружу венчика сосуда, украшенного налеп- ным валиком с насечками. В заполнении могилы оказались два халцедоновых наконечника стрел, вкладыш и обломки двух сосудов, один с вафельными отпечатками, другой с вертикальными пунктирными зигзагами. Наконечники лавролистного и удлиненно-треугольного с жальцами типов. В заполнении жилища № 2 открыта еще одна могила. От разрушенного погребения сохранились бедренная кость и затылочная часть черепа.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

каменный век. Археология

Астахов С.Н., Семенов В.А.Ч 1980. Палеолит и неолит Тувы (по материалам
Новосибирск. Окладников А. П., Деревянко А. П., 19736. Далекое прошлое Приморья и Приамурья.

 

Неолит. Энеолит. Переход от присваивающего хозяйства...

С эпохой неолита связан один из важнейших технических переворотов древности – переход к производящему хозяйству (неолитическая революция).