НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Неолит Сахалина и Курильских островов

 

 

 

Северная часть Сахалина лежит близ устья Амура. Отделяющий ее от материка пролив Невельского в самом узком месте имеет ширину 7,5 км. Южная оконечность острова, вытянутого в меридиональном направлении почти на 1000 км, находится на широте Северного Приморья. От японского острова Хоккайдо ее отделяет пролив Лаперуза, шириной около 40 км. Такое положение Сахалина во многом предопределило его древнюю историю, обусловив два пути заселения.

 

Археологические изыскания на Сахалине ведутся с 1860-х годов. Первыми были обнаружены поселения "охотской" культуры I тыс. до н.э. -I тыс. н.э. Более ранние - собственно неолитические - памятники выявлены лишь в 1955-1957 гг. Р.В. Козыревой (1967), раскопавшей поселения Ноглики I на северо-востоке острова и Стародубье II в его южной части. По ее мнению, юг острова был заселен в середине II тыс. до н.э. пришельцами из Приамурья и Приморья при некотором участии выходцев с Японских островов. Северная часть Сахалина освоена позднее, в конце II тыс. до н.э. людьми, ранее жившими на Нижнем Амуре и имевшими культуру иного облика, чем у обитателей Южного Сахалина.

 

Исследования последних лет значительно расширили наши знания о древнейших этапах истории острова. Начало заселения его относят теперь к верхнему палеолиту-мезолиту, когда проливов Невельского и Лаперуза еще не было, а Сахалин соединялся перешейками с материком и с Хоккайдо. По этим перешейкам люди и пришли с материка на оба острова (Васильевский, Голубев, 1976).

 

На основе местного мезолита и миграционных волн из Южного Приамурья на Сахалине сложилась неолитическая культура, названная имчинской. Памятники ее исследованы в северной части острова, в нижнем течении р. Тымь, близ пос. Ноглики. Наиболее ранний комплекс обнаружен на стоянке Имчин И, где прослежены следы 26 жилищ (Герус, Шубин, Шубина, 1979). Жилища оказались разновременными, датируемыми в пределах начала IV - начала II тыс. до н.э. Древнейшая дата - 5810±90 (СОАН-1145) (3860 г. до н.э.) - получена из жилища № 23. Его котлован был слегка углублен в землю и имел округлые очертания с диаметром около 5,5 м. Найдены длинные и узкие топоры подтреугольной формы и трапециевидное тесло, боковые края которых обработаны сколами, а широкие плоскости и лезвия пришлифованы, двусторонне обработанные наконечники копий с выделенным черешком и обломки ножей, язы- ковидный скребок, проколка из пластинки, фрагменты плоскодонных неорнаментированных сосудов.

 

Остальные жилища относятся, вероятно, к концу III-II тыс. до н.э. Для жилища № 1 получена дата 4060150 (СОАН-1041) (2110 г. до н.э.). Большая часть находок из 1-го культурного слоя стоянки, видимо, синхронна этим жилищам, - округлым котлованам диаметром 3-8 м и глубиной до 1 м. В центре котлованов - линзы кострищ, а вдоль внешнего края прослеживаются ямки от столбов, позволяющие реконструировать жилища типа земляного чума.

 

В первом культурном слое найдены ( 105, 1-34) наконечники копий и стрел листовидной формы с выемкой в основании и подтреугольные с вогнутой базой, обработанные иногда с двух сторон диагонально направленной ретушью; ножи листовидные и на пластинах; треугольные и удлиненно-овальные скребки с выпуклым рабочим краем; скребла и выемчатые скобели; угловые, срединные и многофасеточные с уплощенной рукояткой резцы. Топоры и тесла имеют прямоугольные, подтреугольные, трапециевидные и асимметричные уп- лощенно-овальные поперечные сечения. Многочисленные ножевидные пластинки сколоты с конических и под- призматических нуклеусов.

 

Сосуды плоскодонные, тонкостенные ( 105, 23, 24), украшенные отпечатками гребенчатого штампа, образующими косую сетку, рядами коротких насечек, гладкими или рассеченными валиками на венчике. Керамика и каменный инвентарь поселения Имчин II близки материалам амурских культур III—II тыс. до н.э. У пос. Ноглики открыт ряд стоянок этого времени. Р.С. Васильевский и В.А. Голубев относят к имчинской культуре и Ноглики I, углубляя датировку памятника до конца III тыс. до н.э.

 

На стоянке Ноглики I отмечены следы 20-22 жилищ. Два раскопанных жилища представляли собой полуземлянки с котлованами округлой формы, диаметром 7-8 м, глубиной 1,25-1,30 м от современной поверхности. Вход имеет вид узкой и короткой траншеи, обращен к югу. Вдоль стен были земляные уступы высотой 35 см и шириной 1,5-2,0 м, служившие для устройства лежанок. В центре располагались очаги. На полу жилищ и на уступах найдено много каменных орудий и сосудов ( 105, 35-47). Орудия сделаны из кремня темно-вишневого цвета и кремнистого сланца. Среди наконечников стрел - листовидные, листовидные с намечающимся черешком, треугольно-черешковые, треугольные с симметрично и асимметрично вогнутым основанием. Наконечники копий листовидной формы, иногда с намечающимся черешком. Скребки удлиненные с крутым округлым рабочим краем и овально-округлые с краем, полого обработанным ретушью. Много треугольных и трапециевидных топоров, долот и тесел, узких маленьких стамесок, преимущественно из кремнистого сланца, обработанных сколом с последующей пришлифовкой. Среди разнообразных ножей преобладают листовидные, иногда ножи сделаны из пластин. Найдены проколки, шлифованные камни, песты, нуклеусы, ретушеры.

 

Все сосуды плоскодонные, тонкостенные. У большинства чуть суженное горло и слегка отогнутый наружу венчик. Около края горшок украшался опоясывающими венчик накладными валиками и желобками, образующими подобие каннелюров. Второй тип - обычно не орнаментированные небольшие сосуды баночной формы с вертикальными или чуть расширяющимися кверху стенками. Встречены узоры, выполненные гребенчатыми штампами в виде вертикальных зигзагов и поясков наклонных или пересекающихся оттисков, образующих ромбические фигуры. Иногда такая плетенка выполнялась нарезками. На юге острова к имчинской культуре, вероятно, относится стоянка Такое II.

 

Иной облик у поселения Стародубское П, в южной части Сахалина. Там отмечено до 60 западин от древних жилищ. Одно из наиболее крупных (жилище № 1) раскопано Р.В. Козыревой. Котлован прямоугольной формы (18Х12 м) имел глубину 0,8 м. Выход обращен в сторону от берега. На полу прослежена узкая канавка, очевидно, служившая для усиления тяги, в центре котлована ямки от четырех столбов, на которые опиралось перекрытие. Вдоль стен располагались вспомогательные столбы. Слева от входа обнаружено пять небольших очагов и хозяйственные ямы. Здесь же найдено много целых сосудов, большая часть ножей и скребков. С правой стороны, вероятно, располагались нары. На этой стороне найдено большинство топоров и наконечников стрел, а также украшения. Судя по очагам, в жилище жило несколько семей.

 

Встречены плоскодонные сосуды, но преобладают полуяйцевидные, с круглым или острым дном ( 105, 69). У некоторых намечается сужение шейки и отогнутый венчик, они напоминают воронкообразные сосуды, характерные для культуры дзёмон на Хоккайдо. Большинство горшков украшено неширокой полосой орнамента, расположенной чуть ниже края на сосудах с прямыми стенками и ниже горла - у сосудов с шейкой. Орнамент ( 105,64-69) состоит из оттисков гребенчатого и фигурного штампов, веревочных оттисков, ямок и резных линий, обычно рядами опоясывающих сосуд.

 

В каменном инвентаре ( 105, 49-63) нет ножевид- ных пластин и изделий из них. Использовались лишь отщепы и сколы. Наконечники стрел листовидные, треугольные с прямым и вогнутым основаниями, листовидно-черешковые. Те же формы и у наконечников копий. Найдено всего два скребка, зато топоров только в жилище около 30. Среди них массивные колунообразные экземпляры. Найдены шлифовальные камни, терочные куранты круглой и цилиндрической формы, стерженьки-штампы для украшения керамики, каменная трубка с резным меандровым орнаментом, два шлифованных кольца - из белого нефрита и зеленоватой мраморовид- ной породы, - служившие украшениями.

Можно предполагать, что основным источником пищи для жителей поселения было море, на берегу которого оно располагалось.

 

В 1974 г. на поселении В.О. Шубиным раскопано еще одно жилище (№ 2), давшее материалы, которые находят аналогии как среди комплекса жилища № 1, так и в материалах охотской культуры. Видимо, жилище № 1 следует относить к концу неолита, датируя его последними веками П тыс. до н.э. В материалах этого жилища прослеживается сходство с неолитическими культурами Нижнего Амура и с культурой дзёмон. В носителях последней видят предков айнов. Находки в Стародубском II отражают, вероятно, начальный этап их проникновения на Сахалин. Создателем же имчинской культуры было население, родственное обитателям Нижнего Амура - палеонивхам.

 

На берегу Татарского пролива на 27-метровой террасе на поселении Садовники II были раскопаны два под- прямоугольных котлована жилищ (Шубин, Шубина, Горбунов, 1982). Найденные в них плоскодонные горшки имеют расширяющиеся кверху эллипсовидные или под- прямоугольные очертания. На венчике сделаны одна или две пары выступов треугольной формы и расположенные ниже вертикальные или горизонтальные ручки- "ушки". Сосуды украшены валиками, образующими сложные фигуры. Каменные изделия сохраняют признаки пластинчатой техники, но обработаны большей частью сплошной ретушью. Топоры и тесла частично пришлифованы. Ближайшие аналогии каменным изделиям находятся на поселении Имчин II, что позволяет сближать памятники во времени. Керамика Садовников П напоминает сосуды среднего дзёмона Хоккайдо, но лишена характерного для них орнамента. Поселение датируется 67001150 (МАГ-694) и 61001300 (МАГ-691). Оно характеризует особую культуру, существовавшую на юге Сахалина в период имчинской культуры.

 

Неолит Курильских островов

 

Цепочка Курильских островов, протянувшаяся на 1300 км, служит как бы естественным мостом между Хоккайдо, северным из японских островов, и южной оконечностью Камчатки. Курильский архипелаг образовался при опускании вулканической гряды в позднечет- вертичное время и включает 36 больших и множество мелких островов.

Археологические материалы позволяют говорить о первоначальном заселении Курил в позднем палеолите. Что касается неолитических памятников, то древнейшие из них датируются концом Ш-П тыс. до н.э. (Козырева, 1964; Голубев, 1972; Васильевский, 1975).

 

На острове Итуруп у пос. Куйбышево В.Г. Воронов собрал коллекции каменных орудий, среди них более 100 наконечников стрел. Выделяются наконечники, сделанные из ножевидных пластин при помощи краевой ретуши. Они имеют треугольную форму и прямое основание.

 

У многих наконечников выпуклые края и разные формы насада - прямые и вогнутые основания, черешки, боковые выемки. Наконечники с двусторонней ретушью листовидные, треугольные с прямым или слегка вогнутым основанием и черешковые. Присутствуют ножи, скребки и проколки, изготовленные из отщепов и пластин, а также резцы из фрагментов орудий и пластинчатых сколов.

 

Большинство изделий находит аналогии в ранненео- литических комплексах Приморья и на разных стоянках культуры дзёмон острова Хоккайдо. Однако, исходя из поздних типов изделий, например, треугольных наконечников с двусторонней обработкой, стоянку вернее датировать концом Ш - началом II тыс. до н.э. Р.С. Васильевский относит стоянку у пос. Куйбышево к бескерамической культуре, сохранившей традиции мезолитических культур Приморья, распространившихся потом на Хоккайдо, Сахалин и Курилы.

Во II тыс. до н.э. на основе этой бескерамической культуры и при южном влиянии на Курильских островах сложилась культура развитого неолита. Р.С. Васильевский называет ее "южнокурильской", так как основные исследованные поселения расположены на южных островах - Кунашир, Итуруп и Уруп.

 

Большая часть материалов этой культуры собрана на песчаных выдувах, разрушивших культурные слои поселений. Неолитические изделия нередко смешаны здесь с орудиями и керамикой охотской культуры, сохранившей неолитический облик, но относящейся к I тыс. до н.э. - I тыс. н.э. Однако находки на неолитических стоянках с сохранившимися культурными слоями - на многослойном поселении у пос. Алехино (западное побережье Ку- нашира), стоянках у пос. Серноводск (Кунашир), Ку- рильск (Итуруп) и др. - позволяют выделить комплекс южнокурильской культуры.

 

Для изготовления каменных орудий употребляли базальт, обсидиан и кремневые породы кремовых и малиновых цветов. Многочисленны наконечники стрел, в основном небольшие и с двусторонней обработкой, по форме листовидные, подромбические, треугольные с прямым или вогнутым основанием, треугольные с выемками по краям у основания, черешковые. Наконечники копий и дротиков тех же форм, но среди них встречаются экземпляры с овально-выпуклыми основаниями.

 

Разнообразны ножи с двусторонней обработкой. Характерны ножи с выделенной рукояткой-насадом и с овально-выпуклым лезвием, называемые "горбатыми ножами". Скребки из отщепов и сколов, округлые с выделенным для вставления в рукоятку концом и клювовидные. Нередко скребками и скреблами служили аморфные отщепы и сколы с ретушью по одному или двум краям, имеются скребки с шипами. Среди проколок характерны плечиковые с резко расширяющейся рукояткой.

 

Тесла делятся на три типа. Первый - подчетырех- угольных очертаний, односторонне выпуклые в поперечном сечении, с тщательно зашлифованной поверхностью, но иногда по краям сохраняются негативы сколов. Второй тип - тесла треугольные по очертаниям и асим- метрично-линзовидные в сечении, обработанные сколами, пришлифованные (но рабочее лезвие при этом не затрагивалось). Третий тип - с прямоугольным поперечным сечением, обработанные только сколами. Долотовидные орудия небольшие, подпрямоугольных очертаний и асимметрично-линзовидные в поперечном сечении. Рабочий край и широкие плоскости их зашлифованы. Нередко у таких орудий рабочие лезвия сделаны на обоих концах. Топоры - прямоугольные с прямоугольным же поперечным сечением и удлиненно-треугольные с линзовидным сечением - обычно хорошо зашлифованы. В качестве секачей использовали гальки, обработанные сколами наподобие чопперов. Продолговатые гальки употребляли в качестве отбойников и отжимников. Из галек делали и грузила. На стоянке у пос. Касатка (Итуруп) найдена подвеска из нефрита. К южнокурильской культуре, возможно, относятся губные украшения - лабретки с острова Урупа.

 

Для этой культуры типичны большие высокие толстостенные сосуды, выполненные ленточным налепом, с плоским дном. Узкие в придонной части, они с плавным изгибом расширяются кверху, образуя подобие вазы. Внешняя поверхность их покрыта веревочными отпечатками. По краю сосудов при помощи налепа делалось утолщение, но часто встречаются венчики сложного профиля, с рельефными выступами. Иногда по краю горшка имеются выступы, служившие ручками, иногда они с отверстиями для подвешивания. Верхнюю половину сосудов украшали налепными валиками или рядами круглых ямок. Сочетание этих видов орнаментации на одном горшке редко. Валики дополнительно украшали насечками.

 

Керамика южнокурильской культуры во многом сходна с неолитической керамикой среднего и позднего дзёмона Японии, распространенной на островах Хоккайдо и Хонсю во второй половине Ш-П тыс. до н.э. Некоторые аналогии наблюдаются и в каменном инвентаре этих культур. Однако южнокурильская культура имеет и черты своеобразия. Среди изделий из камня нет ряда типов, характерных для культуры дзёмон, но зато есть орудия, встречающиеся на Сахалине и отсутствующие на Японских островах. Это и позволяет выделять неолитические памятники Курил в особую культуру.

 

Неолитические обитатели Курильских островов были оседлыми охотниками на лесного и морского зверя, рыболовами и собирателями. В культурных слоях поселений найдены кости медведя, морских зверей и рыб, большие скопления раковин. Жилища, исследованные на стоянках у пос. Алехино, Серноводск и Курильск, полуземляночные. Их котлованы, округлые или подквадратные в плане, небольшого размера (15-25 кв. м), углублены до 0,6-0,8 м, стенки почти вертикальны. Входом служили коридорообразные углубления. В центре жилища или чуть в стороне от него располагался округлый или прямоугольный очаг, сложенный из галек и валунов. Тот же образ жизни был унаследован носителями охотской культуры, сменившей южнокурильскую.

 

Курильская неолитическая культура близка не только культурам южных и юго-западных сопредельных территорий. Каменные изделия ее находят аналогии на севере в памятниках, выявленных на Охотском побережье и Камчатке и датируемых II—I тыс. до н.э., что свидетельствует о широких этнокультурных контактах на северо- западе тихоокеанского побережья.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Поздний мезолит

Наконец, именно к позднему мезолиту относится заселение Сахалина и, возможно, Курильских островов.
что подавляющее большинство мезолитических культур СССР дало начало новым неолитическим культурам; характер этого процесса будет рассмотрен в томе «Неолит».

 

Какие леса в Приморье, геоботаника

Поэтому с большим интересом прислушивался я к рассказам пассажиров, побывавших в Приморье, на Камчатке, Сахалине и Курильских островах, знакомился с байкальскими

 

Курильские острова. Для расселения соболей представляют...

Сахалинская область: Курильские острова, Ногликский и Охинский районы.
Выделяются регулярные грузопассажирские маршруты на Чукотку, Сахалин и Курильские острова, а также местные пассажирские линии: Владивосток — Петропавловск-Камчатский...

 

Айны - загадочный народ с загадочной историей

Аборигены Японских островов, южного Сахалина и Курил, айны
Это так называемые полуземлянки, которые строили, например, в Северном Китае на протяжении всего неолита.
На Курильских островах айны до конца XIX века жили в полуземлянках дзёмонского типа.