НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Неолит Мангышлака, Устюрта и залива Кара-Богаз-Гол

 

 

 

Район Кара-Богаз-Гола

 

У залива Кара-Богаз-Гол A.M. Мандельштамом открыты развеянные стоянки неолитического времени - Чагыл I и И, Джанак и др., где собраны только кремневые изделия (Коробкова, Крижевская, Мандельштам, 1968; Коробкова, 1969).

 

Техника обработки камня пластинчатая, с небольшой долей микролитоидности. Выделяется серия микропластин с притуплённым краем, скошенным концом,заостренными лезвиями. Характерны выемчатые пластины и концевые скребки, единичные трапеции асимметричных очертаний (типичные для слоев 5-6 Джебела), резцы, долотовидные орудия с подтеской концов.

 

Двусторонне обработанный наконечник стрелы листовидной формы с прямым основанием сходен с джебельским из слоя 5а. Своеобразие ка- рабогазской индустрии бесспорно, но определенную аналогию она обнаруживает с кремневой индустрией раннего кельтеминара. Некоторое сходство карабогазских материалов с прикаспийскими, в особенности с находками слоев 5-6 и 6 Джебела, позволяет датировать их одним временем, которое определяется по синхронному памятнику Гари-Камарбанду (11 слой) VI тыс. до н.э.

 

Происхождение карабогазских памятников следует связывать со слоями 7-8 Джебела (Коробкова, 1969а).

 

Неолит Мангышлака

 

В 1963 г. A.M. Мандельштам провел разведочные работы на территории Мангышлака, где обнаружил местонахождения неолитического времени (Коробкова, Мандельштам, 1971). Наиболее выразительны Тюбеджик, Кулиз, Киндерли, Удэк и др.

 

Материалы Мангышлака наиболее близки к западно- казахстанским неолитическим памятникам, где также представлены крупные пластины, наконечники дротиков с двусторонней обработкой и скребки. Некоторые черты сходства мангышлакские материалы имеют и с неолитом Устюрта. Идентичны заготовки и приемы оформления скребков, широкие пластины, резцы и т.д. Близкие черты прослеживаются и в районе Карабогаза, где также представлены крупные удлиненных пропорций пластины, единичные резцы и большое количество концевых скребков.

 

Несмотря на эти черты сходства, инвентарь рассматриваемых памятников занимает особое положение. Здесь нет типичных для Западного Казахстана, Устюрта и Прикарабугазья микропластин с притуплённым краем, скошенным концом, пластин с противолежащей ретушью, геометрических орудий, многовыемчатых изделий. По сравнению с перечисленными районами здесь более единообразная техника нанесения ретуши, малочисленны скребки на отщепах, отсутствуют концевые скребки с ретушированными продольными краями и наконечники стрел.

 

Неолит Устюрта

 

В настоящее время на территории Устюрта открыто свыше 80 памятников эпохи неолита, все с развеянным культурным слоем. Они обнаружены внутри плато и на его окраинах. Как правило, стоянки группируются по краю песков, солончаков и на отдельных буграх. Это аланская, айдаболская, чурук- ская, барлыбайская (или исатайская), актайлакская, кос- булакская группы. Основная масса стоянок (Айдабол, Барлыбай, Чурук и др.) расположена по берегам неглубоких котловин, "заливов" или "руслообразных понижений", заполнявшихся в древности пресной водой. Стоянки, обнаруженные внутри плато, располагались вблизи колодцев, родников, такырных озер, в зонах высоких грунтовых вод. Одни приурочены к уровню 100 м, другие - 120-130 м, причем исследователи склонны связывать эти различия с возрастом памятников (Виноградов, 1981. С. 29; Бижанов, 1982. С. 36).

 

Находки представлены в основном каменным инвентарем, керамика почти не известна. Лишь в песках Сам обнаружены единичные фрагменты сосудов с округлым дном, расширенным туловом, украшенных нарезным двойным вертикальным зигзагом и напоминающих сосуды кельтеминарского типа (Формозов, 1949). Встречаются украшения из створок раковин и камня. Выделяются три типа памятников. К первому относятся мастерские одноразового посещения, содержащие до 200 изделий (Айдабол 1, 3, 8,9, 13, 17, Джарынкудук 2, 3), ко второму - кратковременные сезонные стоянки, коллекции которых насчитывают от 200 до 1000 предметов (Айдабол 2, Алан 1, Исатай 3 и др.), к третьему - крупные долговременные поселения с числом находок свыше 1000 единиц (Куркреук, Актайлак 1, скопление II и др.).

 

Для Устюрта характерна пластинчатая техника, в основе которой лежит средняя и крупная пластина или их сечения, реже - микропластины. Нуклеусы конусовидной формы с круговым скалыванием, есть карандаше- видные. Для вторичной обработки типична притуплива- ющая ретушь по краям пластины со спинки или в противолежащем направлении. Изредка встречается двусторонняя обработка всей поверхности орудия. Преобладают концевые скребки на пластинах, микроскребки и скребки на отщепах (от 30 до 50%). Характерны выемчатые пластины, микропластинки с притуплённым краем, скошенным концом, проколки и сверла со специально выделенным острием. Единичны долотовидные орудия, резцы, геометрические микролиты симметричной формы. Известны наконечники стрел, в том числе кельтеми- нарского типа, листовидной формы с прямым, вогнутым или округлым основанием, миндалевидной формы, наконечники копий или дротиков, оформленные двусторонними или краевыми фасетками.

 

Отсутствие стратифицированных комплексов и пестрота материалов вызвали значительные разногласия в среде исследователей в вопросах о культурной принадлежности и хронологии устюртских памятников. А.В. Виноградов признает своеобразие неолитического комплекса Устюрта (Виноградов, 1981; Виноградов, Шолохов, 1970). Н.Д. Праслов (Праслов, Настюков, 1973) и Г.Ф. Коробкова (1981; 1987) видят здесь разнообразие технических традиций, позволяющее говорить о разнокультурном характере устюртского неолита. Г.Ф. Коробковой (1981. С. 12) поставлен вопрос о выделении ак- тайлакской культуры и иных культурных комплексов. Е.Б. Бижанов (1978) видит в неолите Устюрта остатки новой культуры, возникшей на местной мезолитической основе и развивающейся под влиянием родственных культур, существовавших в Прикаспии, на Южном Урале и в Западном Казахстане. В последние годы появились специальные работы, посвященные анализу орудий труда мезолита и неолита Устюрта, проблеме культурной принадлежности памятников, их хронологии и периодизации, хозяйственной деятельности населения (Ави- зова, Бижанов, 1981; Авизова, 1985; 1986). На основе технико-морфологического изучения индустрий айда- болской, чурукской, барлыбайской и аланской групп стоянок А.К. Авизовой (1986. С. 13-19) выделена на территории Юго-Восточнго Устюрта айдабол екая культура, объединившая первые три группы памятников, а также отдельная аланская группа.

 

Для айдаболской культуры типичны единая техника расщепления, вторичная обработка и набор типов изделий. Основными заготовками являлись средние пластины прямого профиля. В наборе типов изделий преобладают пластины с затупливающей ретушью, с притуплённым краем, скошенным или прямым концом, концевые скребки на пластинах. По мнению А.К. Авизовой (1986. С. 17), эта культура обнаруживает сходство с карабогаз- ским комплексом в типах заготовок, формах трапеций, микропластинах с притуплённым краем и скошенным концом, концевых скребках на крупных пластинах, наличии единичных отщепов с подтеской краев, резцов и двусторонне обработанных наконечников стрел. Вместе с тем соотношение ведущих типов заготовок в Прикара- бугазье и на Устюрте различно. Характерные для устюртской индустрии пластины с прямым или скошенным краем в Прикарабугазье отсутствуют. Некоторые параллели наблюдаются в южноуральских комплексах типа Большого Бугодка IV, Суртанды VI, Мурата и Мыса Безымянного (Матюшин, 1976). Однако в неолитической индустрии Устюрта нет треугольников и сегментов, трапеции более миниатюрны и симметричны по сравнению с южноуральскими, более ранними. Имеется сходство с индустрией Бешбулака 14 (скопление 1) и Бешбула- ка 15 (Чалая, 1972; Виноградов, 1981. С. 97; Авизова, 1986. С. 18). В целом же устюртский комплекс отличен не только по типам заготовок, вторичной обработке, но и по набору изделий, в котором плечиковые сверла, пластины с выделенной головкой, резчики, скребки на отщепах и другие орудия являются не характерными.

 

Возможно, аланская группа памятников, выделяющаяся среди других устюртских комплексов, окажется самостоятельным культурным явлением или поздним этапом в развитии одной из культур неолита Устюрта. Для более обоснованного решения этого вопроса нужны новые данные и сравнительные разработки, выходящие на четко стратифицированные памятники соседних областей.

 

По разработкам А.К. Авизовой (1986. С. 19), айдабол- ская культура ориентировочно укладывается в рамки позднего мезолита - среднего неолита и имеет три этапа развития. К раннему (мезолитическому) отнесены материалы Айдабол а 25, Чурука 10, к среднему (ранненеоли- тическому) - Айдабола 20, Чурука 2 и других. Нам представляется, что по набору и облику трапеций и другим чертам материалы этого периода следует считать позд- немезолитическими, что аргументировано в соответствующих разделах выпуска "Мезолит СССР".

 

А.В. Виноградов (1968а) выделял в неолите Устюрта 3 группы памятников. К ранней отнесены материалы Булак 3, Косбулак 5, Чагала, Утебай, Депме 7. Здесь преобладают орудия из пластин, нет скребков на отщепах и двусторонне обработанных наконечников стрел. К поздней группе отнесены комплексы Депме 1, 6, Чурук, Косбулак 2, 3. В их индустрии сочетаются концевые скребки на пластинах и отщепах, двусторонне обработанные наконечники стрел листовидной формы с черешком или выемкой в основании, пластины с притуплённым краем, с выемками, скошенным концом, резцы. Самую позднюю группу образуют Киндерли, Белеули 1, 2, Казахлы, Булак 1, где преобладают орудия из отщепов, присутствуют треугольные двусторонне обработанные наконечники стрел с черешком. Хронологические границы неолита Устюрта определялись А.В. Виноградовым IV-III тыс. до н.э.

 

Эта датировка оспаривалась Н.Д. Прасловым (Праслов, Настюков, 1973), который предполагал, что некоторые материалы Устюрта (Сай-Утес, Бесшимрау) древнее IV тысячелетия. Наличие в них двусторонне обработанных наконечников стрел, может быть, и не случайно, так как эти формы появляются уже в слое 5а Джебела и слое 4 Дам-Дам-Чешме 1. Можно думать, что геометрические орудия, представленные трапециями симметричных и асимметричных очертаний, нередко с вогнутым верхним краем (рогатые), наконечники стрел кельтеми- нарского типа, концевые скребки на пластинах и микроскребки, резцы и другие архаического облика изделия служат датирующими признаками для выделения ранних комплексов. Отсутствие перечисленных форм орудий, преобладание скребков на отщепах, разнообразие дву- сторонне обработанных наконечников стрел и дротиков, количественное уменьшение пластин и микропластин - датирующие признаки позднего комплекса. Эти черты носят материалы Косбулака 2, 3, Белеули 1, 2, Киндерли (Виноградов, 19686; Виноградов, Шолохов, 1970). Критерии для выделения промежуточных комплексов Устюрта пока трудноуловимы. Не внесла ясности и трехэтап- ная периодизация Е.Б. Бижанова (1978), согласно которой материалы первых двух этапов, отражающие ранний и развитой неолит, практически не отличимы.

 

О периодизации мезолита и неолита Северо-Западно- го Устюрта (Бижанов, 1982. С. 30) можно сказать то же самое. Из четырех хронологических групп айдаболских стоянок две ранние отнесены им к развитому и позднему мезолиту, две другие (третья и четвертая) - к раннему и позднему неолиту. В третью группу включены стоянки Айдабол 2, 4, 14, 15, 20, характеризующиеся крупными удлиненными симметричными трапециями и единичными асимметричными формами, пластинами с притуплённым краем, скошенным концом, скребками концевыми и на отщепах, двустороннее обработанными наконечниками стрел (Бижанов, 1982. С. 32). Но этими же чертами он характеризует и вторую (мезолитическую) группу памятников, которая датируется VII-VI тыс. до н.э., по аналогии с янгельской культурой Южного Урала. Третья же синхронизируется с Агиспе, Саксаульской, Шулкум I, Пеньками I, джейтунской культурой, слоями 5а-5 Дже- бела. Однако по аналогии с Учащи 131 эту группу памятников Е.Б. Бижанов датирует VI-V тыс. до н.э., что не согласуется с хронологией джейтунской культуры и соответствующих слоев Джебела, возраст которых - конец VII-VI тыс. до н.э. Такая же расплывчатая датировка дана для четвертой группы устюртских стоянок, в которую включены Айдабол 1, 5, 7, 13, 17, 19, 23, 24, 26, Джарынкудук 2 и 3. Типологическая характеристика материалов повторяет вышеописанную, данную для третьей группы. К числу отличительных черт отнесены отсутствие геометрических форм, разнообразие двусторонне обработанных наконечников стрел, более редкая встречаемость пластин с притуплённым краем, скошенным концом и резцовым сколом (Бижанов, 1982. С. 32). Количественные показатели при этом не приводятся. Определение возраста рассматриваемой группы - IV—III тыс. до н.э. - весьма проблематично.

 

С нашей точки зрения, среди памятников третьей и четвертой групп есть и более ранние, мезолитические (Айдабол 7, 14, 15, 20 и 23).

 

Относительно ясен вопрос о генетических корнях неолитических комплексов Устюрта, восходящих к местному мезолиту и продолжающих технические традиции предшествующей эпохи.

 

Расположение стоянок на берегах заливов, руслооб- разных понижений, родников, сезонных такырных озер, вблизи от неглубоких грунтовых вод в условиях увлажненного климата свидетельствует о благоприятных природных условиях и режиме водообеспеченности. По данным изучения орудий труда, первостепенную роль в хозяйстве обитателей стоянок играла охота, с которой связано от 36 до 46% орудий труда, в том числе вкладыше- вые ножи для разделки туш, составное метательное оружие, наконечники стрел. В домашних промыслах важное место занимала обработка кости, рога, дерева и шкур (Авизова, 1986. С. 21).

 

Население неолитического Устюрта поддерживало тесные связи с соседними племенами, развивало общие культурные традиции. Об этом свидетельствуют черты сходства с индустриями Прикарабугазья, Прибалханья, Дарьясая и Южного Урала.

 

Наличие кратковременных стоянок с ограниченным инвентарем и долговременных мест обитания позволяет заключить, что они оставлены передвигающимися небольшими охотничьими общинами с архаической общественной структурой (Массон, 1976. С. 133).

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Сине-море русских сказок

В апреле 1715 года Бекович-Черкасский на построенных им судах вышел из Астрахани, обследовал восточный берег Каспия и составил первую высокопрофессиональную карту побережья, включая «Черную пасть» — залив Кара-Богаз-Гол.

 

Николай Семенович Курнаков, дальтониды и бертоллиды...

После Октябрьской революции Н. С. Курнаков активно включился в исследования способов, переработки и использования солевого сырья. Особое внимание было уделено рассолам залива Кара-Богаз-Гол.

 

КАСПИЙ. Что происходит с Каспийским морем. История земной...

После перекрытия пролива, соединявшего залив с морем, которое состоялось в 1980 г, Каспий получил водный "добавок" в размере 10 км3 в год. Однако перекрытие Кара-Богаз-Гола было не очень-то продуманным решением.