Неолит

 

 

Неолит Казахстана

 

 

 

На огромной территории от Волги до Алтая выявлено до 400 памятников, которые принято относить к неолиту (Алпысбаев, Чалая, Черников, 1977). Большинство из них - развеянные стоянки, где собрано некоторое число кремней и - реже - отдельные фрагменты керамики, поэтому не исключено, что эти материалы относятся частично и к другим эпохам. Их никак нельзя считать полноценными комплексами. Только на северо-востоке Казахстана ряд стоянок исследован раскопками и получены надежные комплексы. К сожалению, тут плохо сохраняются керамика и костные остатки, и основным материалом остаются кремневые орудия.

 

Попытки дать общую для всего Казахстана периодизацию неолита (Чернецов, 1953) и выделить археологические культуры (Формозов, 1951; Черников, 1970) признания у специалистов не получили. Исходя из этого обзор неолитических памятников Казахстана будет вестись по территориальному принципу.

 

Западная группа памятников. На западе Казахстана значительное число стоянок выявлено в Северном и Восточном Приаралье, в древней дельте Сырдарьи и долинах Иргиза, Сагиза и Эмбы ( 41, 1-26). Материал в большинстве случаев собран геологами и зоологами на поверхности, в котловинах выдувания среди песков. Только несколько пунктов обследовано археологами (Виноградов, 1959).

 

Преобладающий тип изделий на стоянках - орудия из пластины длиною 3-5 см, шириной - 0,5-1,2 см, концевые скребки, лезвия с заостренным ретушью рабочим краем, пластинки с притуплённой спинкой, косые острия, реже - резцы и наконечники стрел. Среди последних встречаются короткие, с усеченным основанием и длинные асимметричные — кельтеминарского типа. Их дали стоянки Саксаульская (Формозов, 19596), Шулкум (Виноградов, Кузьмина, Смирин, 1973) в Приаралье, Ак-Кум на Сагизе и Кок-Тубек на Эмбе (Формозов, 1950а; 1951). Большинство наконечников имеет двустороннюю обработку и выемку в основании. На стоянке Агиспе в Северном Приаралье есть серия трапеций (Формозов, 1949). Единичные трапеции найдены в Сак- саульской и Шулкуме. Нуклеусы в основном конические с односторонней и — реже двусторонней или круговой обработкой.

 

Среди стоянок намечаются две группы. В первой - пластинчатые орудия изготовлены из яшмы, халцедона, кремня, во второй — из кварцита и имеют более грубый характер. Встречаются крупные, широкие пластины, массивные наконечники дротиков. На стоянке Ак-Кум на Сагизе вместе с орудиями из пластин найдены шлифованные клиновидные топоры. Предполагается, что стоянки с кремневым инвентарем древнее стоянок с кварцитовым. Там уже нет геометрических орудий, и ранняя микролитическая техника уступает место иной.

 

Фрагменты керамики с этих стоянок содержат в тесте примеси толченой раковины и - реже - растительные или дресвы. Сосуды были круглодонными и слабопро- филированными. Орнамент обычно штампованный: зигзаги и елочки из гребенчатых отпечатков, иногда оттиски шагающей гребенки. Меньше применялись прочерченные узоры из волнистых линий, насечки, оттиски гусеничного штампа. Орнаментировалась вся поверхность сосуда.

 

А.А. Формозов (1949) отнес стоянки Западного Казахстана к кельтеминарской культуре. А.В. Виноградов (19686), не отрицая черт сходства между стоянками этого района и Хорезма, обратил внимание и на различия.

 

Вероятно, следует говорить о кельтеминарской культуре Хорезма и о большой кельтеминарской культурной общности, охватывающей и Хорезм, и Западный Казахстан. При этом наибольшая близость к памятникам Хорезма наблюдается у стоянок Приаралья и наименьшая - у стоянок Иргиза.

 

Обитатели стоянок Западного Казастана занимались в неолите, видимо, охотой, рыболовством и собирательством. В Саксаульской на поверхности найдены кости как диких (джегитай, джейран, сайга), так и домашних (бык, овца) животных. Это может указывать на переход местного населения от охоты к скотоводству. Однако нет твердой уверенности в принадлежности костей к тому же комплексу, что и каменные орудия.

 

Южная группа памятников. На южных и северных склонах хребта Каратау Х.А. Алпыс- баев (1969; 1972а; 19726; 1977) обнаружил ряд неолитических стоянок. Особенно важен пещерный памятник Караунгур в 56 км северо-восточнее Чимкента. При раскопках выявлено пять культурных слоев. В неолитическом — обнаружены очаги округлой формы, углубленные на 20 см. Встречены ( 41, 27-30, 43, 45, 49, 57-55) карандашевидные и конусовидные нуклеусы, микропластинки с притуплённым краем и скошенным концом, проколки, выемчатые пластины, скребки на отщепах, наконечники стрел кельтеминарского типа, трапеции, каменные песты. Среди костяных орудий ( 41, 53-54, 61-67) - иглы, шилья, лощила, зубчатый штамп, обломки скребковых инструментов из лопаток животных. Керамика представлена круглодонными сосудами, окрашенными красной краской. Прием окраски сосудов, видимо, появился здесь не без влияния раннеземледельческих районов Средней Азии. Верхняя часть некоторых сосудов орнаментировалась зубчатым штампом, узорами в виде елочки, вертикальных полос и т.п. Найдено пять фигурок из фаланг диких животных, костяные подвески и бусы, клыки с нарезным орнаментом ( 41,55,56, 57-60, 68), украшения из створок раковин. Определены кости лисы, дикой свиньи, архара, марала, косули, медведя, оленя, дикого быка, зайца, фазана, кеклика, черепахи, а также собаки и предположительно домашнего быка (Макарова, 1973).

 

По материалам пещеры Караунгур и стоянки Таскотан в Кызылкумском р-не Чимкентской обл., где на поверхности собраны типичные изделия из кремня и отходы кремнеобработки, можно говорить о близости каменного инвентаря и керамики данного района к материалам Джанбас 4 и других стоянок Акчадарьин- ской дельты. Это позволяет включать юг Казахстана в кельтеминарскую культурную общность. Отмечается и сходство стоянок Южного Казахстана с дарьясай- скими. Показательны "рогатые трапеции", представленные в обоих районах ( 41,25,26,31 - 41,46 - 48, 52).

 

Центральная группа памятников. К этой группе отнесены стоянки Кара-Тургая, Караганды, Джезказгана, Бетпак-Далы и Прибалхашья. Здесь выявлено около 200 местонахождений. В бассейне р. Кара-Тургай известно свыше 40 стоянок. На двух (4 и 5) сохранился культурный слой (Чалая, 1969; 1970; 1971). Техника расщепления камня пластинчатая, микролитического типа. Нуклеусы имеют призматическую и клиновидную форму, одну скошенную подправленную площадку. Имеются также микропластинки с притуплённым краем, со скошенным концом и с ретушью на краях, пластины с выемками, со специально выделенным концом или головкой. Есть скребки концевые, хотя преобладают орудия на отщепах. Единично представлены миниатюрные трапеции, проколки, сверла, резцы. Много двусторонне обработанных наконечников стрел и копий.

 

Стоянка 4 расположена на I надпойменной террасе левого берега р. Кара-Тургай. В сохранившемся культурном слое вместе с кремнем обнаружены фрагменты сосудов с примесью крупнозернистого песка. Венчики отогнуты, орнамент только у горловины и нанесен отступающей палочкой. Стоянка 5 залегала ниже стоянки 4, на глубине 2,8 м от дневной поверхности и, следовательно, древнее ее.

 

Стоянки Тактайкопир 1 и 2 расположены на берегу р. Сарыозен. Найдены скребки из отщепов и пластин, пластины с ретушью, обломки двусторонне обработанных наконечников стрел, фрагменты керамики, кости животных. Сосуды с примесью песка в тесте. Шейки прямые или слегка отогнутые наружу. Обнаружен сосуд бомбовидной формы без орнамента. Ряд сосудов был украшен горизонтальными поясами насечек и ямочными вдавлениями. Стоянки Сарыкоп 1 и 2 близки по составу и характеру инвентаря. В пункте 2 найдена керамика, украшенная треугольниками, ромбами, вертикальными и горизонтальными зигзагами. Эти узоры оттиснуты гладким и зубчатым штампом или прочерчены (Логвин, 1976).

 

Стоянки Северо-Восточного Прибалхашья известны по сборам в местах у родников и пересыхающих речек. По данным JI.A. Чалой (1971), для них характерна пла- стинчато-отщеповая индустрия, в которой орудия из пластин и отщепов представлены равным процентом. Имеется одна "рогатая" трапеция.

 

Для джезказганской группы стоянок, охарактеризованной JI.A. Чалой (1971), типичны два вида стоянок - долговременные, приуроченные к речным террасам, и кратковременные у родников. Для родниковых местонахождений характерны макроформы: крупные массивные орудия, оформленные грубой ретушью, единичные пластины. Вкладыше вые изделия отсутствуют, за исключением одной трапеции. Инвентарь речных стоянок представлен, наоборот, микролитическими формами, изготовленными из ножевидных пластин и сечений.

 

В Бетпак-Дале ряд местонахождений обследовал А.К. Акишев (1976). На стоянке Белеуты I в Карсакпай- ском р-не Джезказганской обл. собраны призматические нуклеусы, ножевидные пластины, скребки, проколки, двусторонне обработанные листовидные наконечники стрел, крупные ножи на пластинах с боковой выемкой. Есть шлифованный топор и несколько грубых скребел. Фрагменты керамики имеют растительные примеси и дресву. В районе Караганды исследовано несколько десятков стоянок: кратковременные стойбища, расположенные в песках у родников, не сохранившие культурного слоя (Карабас, Спасск и др.) и долговременные поселения (Караганда 15 и Зеленая Балка 4). Последние исследованы раскопками (Клапчук, 1965; 1969; 1970).

 

На стоянке Караганда 15, в 10 км к югу от города, М.Н. Клапчук выделяет шесть слоев эпохи неолита и па- леометалла. В VI-V горизонтах обнаружены две полуземлянки глубиной 0,6 м, размером 8 х 1 м, а два других жилища - во II культурном слое - наземного типа, овальные в плане, размерами 8 х 3 и 3 х 2 м, с полами, покрытыми плоскими плитами. В ходе раскопок собрано свыше 6000 каменных изделий ( 41,72 -74, 78 — 84, 86 - 88, 90 - 98, 104 - 106). Наиболее насыщен третий горизонт. 74,5% орудий составляют скребки, изготовленные преимущественно из отщепов (84,5%). Наконечники стрел треугольной формы с вогнутым или овальным основанием, с черешком и листовидные. Наконечники копий или дротиков двусторонне обработанные, листовидные. Встречаются трапеции, резцы, проколки, микропластинки с притуплённым краем, двусторонне обработанные топоры и тесла, выпрямители для древков стрел, каменные бусины. Керамика невыразительна.

 

По определению Н.К. Верещагина, Э.А. Вангенгейм, Б.С. Кожамкуловой, кости из VI-IV горизонтов принадлежат диким животным: бизону, быку, лошади, а из III-II - домашним: корове, овце, лошади.

 

Группа стоянок исследована экспедицией Целиноградского областного музея в среднем и нижнем течении р. Кулан-Утпес на северо-восточных отрогах Улутау- ских гор, в верховьях р. Атасу, на оз. Ангренсор. Выявлено около 50 местонахождений на песчаных буграх и сопочниках (Актюбе, Атинтай и др.) и несколько долговременных стоянок, на которых выявлен культурный слой, - Ангренсор 2, Карагуен 3, Жанбобек 4, Кара-Тюбе 2, Атинтай 2 (Волошин, 1975; 1976). Мощность культурных отложений - 30-50 см. Обнаружены кремневые изделия, кости животных, фрагменты керамики без орнамента. Среди орудий трапеции, наконечник стрелы треугольной формы и с выемкой в основании, скребки, ножевидные пластины, сечения. Интересен клад кремневых предметов, обнаруженный в специальной яме на стоянке Атинтай 2.

 

В культурном отношении памятники Центрального Казахстана нельзя счесть чем-то единым ни по используемому сырью, ни по технике расщепления, ни по составу инвентаря, ни по керамике. В каратургайской группе стоянок заметно влияние микролитической техники, хотя большая часть орудий изготовлена из отщепов, в том числе скребки и выемчатые изделия.

 

Группа памятников в Северо-Восточном Прибалхашье характеризуется индустрией на отщепах с минимальной долей пластинчатости и микролитоидности.

 

Труднее охарактеризовать стоянки Бетпак-Далы, целиноградской и джезказганской групп. Материал из этого района находит аналогии в инвентаре Прибалхашья и в каратургайских памятниках, так что JI.A. Чалая (1971) выделяет даже каратургайско-балхашский ареал. По ее мнению, прибалхашские и каратургайские стоянки оставлены одними и теми же племенами, совершавшими длительные переходы во время сезонной охоты. Если это так, то памятники джезказганской группы и Бетпак-Да- лы, расположенные на пути перемещения охотников, оставлены теми же племенами. С.С. Черников (1970) также полагал, что Тургай и Бетпак-Дала были заселены одними и теми же племенами, но в разное время года. Сложнее с джезказганской группой, представленной двумя типами материала, различающимися по техническим традициям в изготовлении орудий. Возможно, стоянки с микроинвентарем следует относить к тургайско- балхашскому ареалу, а с макролитическими формами рассматривать как памятники иного культурного круга или позднего хронологического этапа.

 

В карагандинской группе также обнаружены памятники с пластинчато-отщеповой индустрией, характеризующейся микролитической техникой. Это местонахождения в бассейне рек Кенжебайсай, Коктас и Карасай (Клапчук, 1965). Преимущественно индустрией на отщепах с небольшой долей пластинчатости и микролитоидности отличаются стоянки правого берега р. Сары-Су и оз. Сары-Узень, насыщенные макроорудиями. Л.А. Чалая (1971) выделяет особый карагандинский ареал.

 

В хозяйстве неолитических обитателей Центрального Казахстана особую роль играла охота на копытных, преследуя которых, они совершали длительные переходы. На определенном этапе развития уже было известно скотоводство, о чем могут свидетельствовать находки костей домашних животных в поселениях Караганда 15 и Зеленая Балка 4.

 

Восточная группа памятников. К восточной группе отнесены стоянки Восточно-Казах- станской и Семипалатинской обл. Их свыше 40. Среди них долгоговременные многослойные поселения (Усть- Нарым, Мало-Красноярка, Трушниково) и следы кратковременного обитания, представленные подъемным инвентарем.

 

Поселение Усть-Нарым расположено в Большена- рымском р-не Восточно-Казахстанской обл., в 1 км от современного русла р. Иртыш. В 1952-1956 гг. С.С. Черников (1970) вскрыл здесь 800 кв. м. Верхний слой относится к андроновской культуре, нижний - к неолиту, между ними - стерильная прослойка (0,7-1,2 м). Неолитический слой залегал на глубине 1,7-2,2 м от поверхности, толщина его 0,80-1,30 м. Вскрыты остатки пяти жилищ, 25 очагов, 19 хозяйственных ям. Жилища прослеживались в виде темных пятен. Следы каких-либо конструкций не сохранились. Отчетливо выделялись остатки жилища размером 7 х 2-3 м, где обнаружены четыре очажных пятна и две хозяйственные ямы, заполненные рыбьими костями. По предположению С.С. Черникова, это были шалашеобразные постройки или чумы. Пять очагов имели каменные вымостки.

 

Коллекция Усть-Нарыма включает около 16 тыс. орудий и свыше 400 тыс. отщепов и осколков кремнистых пород (Коробкова, 1969). Найдены микропластинки с притуплённым и заостренным краем, проколки, отбойники, ретушеры, абразивные инструменты, тесла, топоры, долота, скобели, вкладыши серпов, ножи на крупных пластинах с двусторонней обработкой, сверла, наконечники стрел и копий. Больше всего скребков - 250 экз. Преобладают скребки на отщепах, есть плитчатые в виде диска. Костяные орудия представлены оправой для вкладышевого однолезвийного ножа, шильями, иглами, игловидным наконечником копья длиной 18,5 см, кинжалом с двумя продольными пазами, ножами для чистки рыбы, лощилом, скребковым орудием, игольником. Украшениями служили просверленные раковины. Керамика тонкостенная, с примесью песка и слюды в тесте, украшенная горизонтальными оттисками зубчатого и гладкого штампов, елочкой, сеткой, вертикальными насечками, вдавлениями.

 

Определены кости домашней овцы и козы и диких животных: быка, марала, косули, кабана, бобра, лисы, сурка.

В юго-западной части поселения Усть-Нарым обнаружены два погребения. В одном похоронены пожилой мужчина и подросток. Под ребрами подростка найден составной кинжал. В другом - в скорченном положении на спине погребен мужчина без инвентаря. Антропологический тип погребенных европеоидный.

 

Коллекции из Усть-Нарыма, Мало-Красноярки, Трушниково и с Семипалатинских дюн идентичны по технике расщепления камня, вторичной обработке, набору орудий, орнаментации керамики, что позволяет говорить об их однокультурности. С.С. Черников (1970) и Г.Ф. Коробкова (1969) пишут поэтому об особой усть-на- рымской культуре, объединяющей памятники Восточного Казахстана. Эта культура складывалась в контакте с кельтеминарской культурной общностью (о чем свидетельствуют наконечники стрел, микропластинки с притуплённым краем, со скошенным верхним концом, мотивы орнаментации керамики), с сибирским (прибайкаль- ско-забайкальским) и алтайским неолитом (идентичны сырье, приемы расщепления камня и оформления некоторых заготовок, типы нуклеусов, в том числе двусторонне обработанные, уплощенные ядрища, скобели на сланцевых плитках, наконечники стрел двусторонней отделки, оправы составных ножей, кинжалов, вкладыши в виде прямоугольников, оформленные сплошной ретушью с двух сторон, стержни от рыболовных составных крючков, плитчатые орудия, костяные изделия). Большое сходство материалы Усть-Нарыма обнаруживают и с неолитом Центрального Казахстана (общность форм нуклеусов, рубящих двусторонне обработанных орудий, выпрямители для древков стрел, форма скребков, плитчатые изделия, идентичная обработка пластин и микропластин). Отдельные черты сходства можно заметить и с южноуральскими неолитическими комплексами (ножи в виде сапожной колодки, дисковидно-плоские сланцевые скребки, выпрямители для древков стрел). Эти аналогии Л.Я. Крижевская (1968) объясняет существованием большой единой южноуральско-казахстанской этнокультурной общности, распадавшейся на варианты, соответствующие археологическим культурам. С.С. Черников (1970) ставил вопрос о генетической связи усть-на- рымской и андроновской культур. Время существования усть-нарымской культуры - поздний неолит; в абсолютных датах - Ш тыс. до н.э. (Окладников, 1956; Черников, 1970; Коробкова, 1969). Хозяйство усть-нарымских племен было основано на охоте, собирательстве и рыболовстве, меньшее значение имели скотоводство и земледелие.

 

Северная группа памятников. В пределах Северо-Казахстанской, Кустанайской, Кокчетав- ской, Целиноградской и Павлодарской областей выявлено более 200 неолитических памятников. Здесь, в условиях лесостепи, поселения имели более долговременный характер, чем в южной пустынной части республики. Отмечены четкие культурные слои, остатки жилищ.

 

В Кустанайской области известна серия разрушенных стоянок, давших большой подъемный материал. Стоянка на оз. Светлый Джаркуль содержала много наконечников стрел на пластинках и двусторонне ретушированных с выемкой в основании. На фрагментах керамики - отпечатки шагающего гребенчатого штампа. Около стоянки на глубине 2 м обнаружено погребение, сопровождавшееся ножевидной пластиной с ретушью, двусторонне обработанным орудием и полированным сверленым молотом (Формозов, 1956).

 

В конце 70-х годов в северной части Тургайского прогиба, расположенного в Кустанайской области, открыто свыше 10 памятников, объединенных В.Н. Логвиным в маханджарскую культуру (Логвин, 1980. С. 17). Определяющей стоянкой является Соленое озеро 2, где сохранился культурный слой. На площади распространения находок обнаружена линза темно-серого - черного песка, менее насыщенная артефактами, чем окружающее ее пространство. По предположению В.Н. Логвина (1982. С. 149), она могла быть остатками жилой площадки. В результате раскопок Соленого озера 2 и сборов подъемного материала на других месторождениях получена богатая коллекция керамики и кремневых изделий.

 

Посуда содержит примесь песка, обе поверхности сохраняют следы выглаживания щепкой или пучком травы. Для керамического комплекса типичны сосуды вытянутых пропорций с шиловидным дном, высокой отогнутой наружу шейкой, загнутым внутрь венчиком. Поверхность украшалась вертикальными и горизонтальными прочерченными линиями или зигзагообразными полосками, нанесенными зубчатым штампом. Рисунок располагался на шейке, плечиках и придонной части зонами, разделенными продольными колонками. Встречаются фрагменты с зубчатой качалкой, образующей горизонтальные пояса или зоны из вертикальных линий.

 

В наборе типов кремневых изделий концевые скребки на пластинах и отщепах, выемчатые изделия, пластины с притуплённым краем, скошенным концом. Имеются параллелограммы, симметричные и асимметричные трапеции и треугольники, угловые резцы, сверла, двусторонне обработанные наконечники стрел, обломки шлифованных орудий, выпрямитель древков стрел, обломки дисковидного пряслица. В.Н. Логвин сопоставляет кремневую индустрию маханджарской группы со слоями 5а и 4 Джебела, а керамику - со стадиально близкой посудой сурско-днепровской (сурской) культуры Украины, датированной V - началом IV тыс. до н.э. По орнаментальным мотивам и технологии В.Н. Логвин сближает керамику маханджарской группы с керамическим комплексом нижнего слоя стоянки Ташково I (Варанкин, Ковалева, 1979. С. 212). Приведенные отдаленные параллели могут служить лишь некоторым ориентиром в определении относительного и абсолютного возраста рассматриваемых памятников. Столь же ориентировочно и выделение особой маханджарской культуры, статус которой требует дополнительного обоснования.

 

Памятники Петропавловского Приишимья выделяются в особый Явленский микрорайон. Тут изучено 28 пунктов, расположенных на II надпойменной террасе правого берега р. Ишим (Зайберт, 1979). На стоянке Яв- ленка VI (вскрыто 72 кв. м) обнаружены следы наземного жилища площадью 16-18 кв. м, со столбовой конструкцией. Орудия сделаны из яшмовидной породы. Нуклеусы конические и призматические. Из пластин изготовлены скребки, ножи, трапеции, из отщепов - скребки, ножи и скобели. На недалеко расположенных стоянках Вишневка II, Мичуринское 1а пластинчатых форм меньше и больше двусторонне обработанных изделий. Вероятно, это более поздние памятники.

 

Керамика везде очень фрагментарна. В Явленке VI и аналогичных стоянках она орнаментирована шагающей гребенкой и ямочными вдавлениями. В поздних стоянках в орнаментации наблюдается зональность узоров, нанесенных гребенчатым штампом, отступающей палочкой, прочерчиванием.

 

В Кокчетавской области изучен Виноградовский микрорайон на р. Чаглинке, ее притоках и старицах. Около 60 стоянок приурочено к старице Балга-Карасу между пос. Виноградовка и Берлик. На стоянке Виноградовка II при раскопках выделено два слоя: мезолитический на глубине 80-90 см и неолитический на глубине 40-50 см, разделенные стерильной прослойкой суглинка. В неолитическом слое найдены орудия преимущественно из пластин - скребки, резцы, скошенные острия. Керамика тонкостенная, орнаментированная гребенчатым штампом.

 

На стоянке Виноградовка X (вскрыто 635 кв. м) обнаружены следы округлого жилища площадью 30 кв. м, ямы от столбов и хозяйственные. Среди каменных изделий (2000 экз.) преобладают пластинчатые - скребки, резцы, скобели. Единичны симметричные трапеции, наконечники стрел. Выразительны массивные ножи и скребла на отщепах. Керамика тонкостенная, украшенная оттисками шагающей гребенки и легкими наклонными ямочными вдавлениями. Видимо, Виноградовка X - более поздний памятник, чем вышеописанные.

 

Тельманский микрорайон расположен у пос. Тельмана Атбасарского р-на Целиноградской обл. Стоянки размещены на I надпойменной террасе Ишима и его правых притоков - Жабай, Ащилы, Аршалы и др. Раскопано восемь памятников. Стоянка Тельмана X исследована полностью (1872 кв. м). В раскопе зафиксировано свыше 200 столбовых и хозяйственных ям. Столбовые - глубиной 5-15 см, диаметром 15-20 см, хозяйственные - глубиной 20 см, диаметром 40-70 см. Следами жилищ являются, видимо, неглубокие западины в слое, где концентрируются столбовые ямы. Орудия изготовлены из серой или светло-коричневой яшмовидной породы валунного происхождения. Нуклеусы конические, клиновидные, призматические. Пластины и изделия из них составляют 20% коллекции. Много концевых скребков, пластин со скошенным краем, трапеций (82 экз.). Есть сверла, проколки, провертки, резцы угловые и боковые, скобели. Из отщепов делали в основном скребки. Из сланца, песчаника, известняка изготовлены топоры, ретушеры, отбойники. Керамика тонкостенная, слабого обжига, с примесью дресвы, песка и растительности. Сосуды яйцевидные, открытые, диаметром 14-18 см, украшены по всей поверхности гребенчатыми оттисками и мелкими ямочными вдавлениями.

 

Пункт Тельмана I расположен у небольшого левого притока р. Ишим в 2,5 км к юго-востоку от поселка. В раскопе (776 кв. м) отмечены 18 неглубоких ямок, связанных, скорее всего, с легкой постройкой типа навеса, и очажное пятно. Это не поселение с долговременными жилищами, а мастерская по обработке камня. Выделено пять рабочих площадок, состоящих из мощных (на площадке 2 X 4 кв. м до 2000 предметов) скоплений расколотого камня и единичных ударных инструментов - отбойников, ретушеров, молотов, абразивных плиток и наковален. Материал в целом идентичен собранному на стоянке Тельмана X.

 

Стоянка Жабай-Покровка I на берегу оз. Жабай исследована полностью (420 кв. м). Найдены орудия из яш- мовидного кварцита, в основном пластины и орудия из них: резцы, пластины со скошенным краем, резчики, скобели. На керамике оттиски гребенчатого штампа.

 

 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Поздний палеолит в Казахстане и на юге Западной Сибири

В Южном Казахстане Ачисайская (Ащисайская) стоянка
С. С. Черниковым отмечена близость каменного инвентаря Пещеры и Ново-Никольской стоянки с орудиями позднепалеолитических стоянок на
Охватывает поздний палеолит, мезолит, а в некоторых областях – и весь неолит.

 

Самаркандская позднепалеолитическая стоянка - переход от...

Исследование позднего палеолита Казахстана, если не учитывать находок отдельных предметов, началось в 1950 г., когда С. С. Черниковым были открыты две стоянки — у д. Пещеры на