НЕОЛИТ СЕВЕРНОЙ ЕВРАЗИИ

 

 

Восточная Прибалтика - изучение неолита Эстонии, Латвии и Литвы. Нарвская культура

 

 

 

Начало интенсивного изучения неолита Эстонии, Латвии и Литвы относится к 50-м годам нашего века. В предшествующий период шло накопление материала за счет случайных сборов и небольших раскопов, главным образом памятников эпохи железа и средневековья*. С созданием институтов истории Академии наук республик Прибалтики широко развернулись полевые исследования, в том числе памятников неолита, появился ряд публикаций, интерпретация материала показала яркое своеобразие древних культур региона.

 

Изучение каменного века в Прибалтике началось в середине XIX в. и связано с именем профессора Дерптского университета К.И. Гре- вингка, которым собраны и описаны в ряде работ случайные находки и памятники, в том числе известная стоянка Кунда. В 1875-1877 гг. графом К. Сиверсом произведены первые раскопки неолитических стоя- йок Латвии - холма Риннюкалнс и Звейниеки у оз. Буртниеку. В 1896 г. в Риге состоялся X Всероссийский археологический съезд, где в докладе профессора Р. Гаусмана подводились итоги изучения древностей в Прибалтике. С 1922 г. в Латвийском университете существовала кафедра археологии, возглавляемая известным ученым и автором ряда научных трудов М. Эбертом. Его ученик Э. Штурме успешно продолжил исследования по неолиту и эпохе бронзы, провел раскопки на шести неолитических стоянках еще в довоенный период. В Эстонии в 30-е годы нашего века работал Р. Индреко, производивший раскопки стоянки Кунда, специалист по мезолиту. На территории современной Калининградской области исследование памятников каменного века вел Г. Гросс.

 

В настоящее время появилась возможность расчленить неолит в хронологическом и этнокультурном отношениях, хотя многие из аспектов сложного исторического процесса, протекавшего на этой территории, не имеют однозначного решения.

 

В раннем неолите в Восточной Прибалтике и на западе Белоруссии фиксируются две археологические культуры - нарвская и неманская, отражающие некие культурные общности. В развитом неолите на территории Эстонии и основной части Латвии в связи с притоком иноплеменного населения возникает культура типичной гребенчато-ямочной керамики (прибалтийская). В то же время в Литве и Белоруссии продолжают развиваться нарвская и иемаиская культуры, последняя в конце неолита сменяется культурой шнуровой керамики. Наряду с этим в Литве, Калининградской области, Северной и Восточной Белоруссии встречаются отдельные памятники или отдельные находки, свидетельствующие о проникновении сюда небольших групп носителей типичной гребенчато-ямочной культуры, очевидно, оказавшихся затем в изоляции. Вместе с тем в Латвии, в частности в Лубанской низине, и в северо-восточной Литве в развитом неолите продолжают господствовать традиции нарв- ской культуры, в силу чего здесь возникает гибридная культура - памятники "типа пиестиня", которая развивается затем в позднем неолите в культуру типа "Абора". Исходя из отчетливого преобладания нарвских традиций в новой культуре, мы считаем возможным именовать ее "постнарвской"*.

 

Нарвская культура

 

Впервые нарвская керамика как особый тип была выделена при исследовании группы стоянок левого берега р. Нарвы (Эстония), названных Нарва I, II и Ш (Гурина, 1955)**. Позднее при исследовании стоянки Акали и Нарвы (город), давшей вертикальную стратиграфию, Л.Ю. Янитс отнес этот тип керамики к раннему неолиту (Янитс, 1959; 1966). Впоследствии были открыты новые памятники с такой керамикой в Эстонии - Кяэпа (Jaanits L., 1965), в Латвии - Оса (Загорскис; 1967), в Литве - Швянтойи (Римантене, 1973; Rimantiene, 1979) и выделена ранненеолитическая нарвская культура (Гурина, 1967, 1973а).

 

Нарвская культура занимала юго-западную часть Ленинградской области, Эстонию, Латвию, северную и восточную Литву, север Белоруссии, верховья Западной Двины в пределах Псковской области (карта 7). Некоторые исследователи выделяют в западной Латвии особую сарнатскую культуру (Ванкина, 1970; Ванкина, Загорскис, Лозе, 1973), тогда как другие (Гурина, 1967; Jaanits L., 1968; Rimantiene, 1979) относят их к особому западому варианту нарвской культуры.

 

Не вполне решен вопрос с памятниками верховья Западной Двины и Северной Белоруссии. ИсследованныеЛ.Ю. Яанитсом в рецензии на настоящую статью высказано мнение, заслуживающее пристального внимания. Исследователь полагает, что в конце среднего и позднем неолите в разных районах Прибалтики возникли локальные группы с метисным населением, в материальной культуре которых в различной степени проявлялись элементы культуры гребенчато-ямочной керамики и нарвской, а также вскоре шнуровой. В Лубанской низине Восточной Латвии сложилась одна из таких групп, памятники которой в последние годы хорошо исследованы. Им весьма близок материал поздненеолитических стоянок юго-во- сточной Эстонии (Тамула), а также некоторых стоянок Северной Латвии (Риннюкалнс). Все эти стоянки в позднем неолите принадлежали к одной культурной группе. Вторая такая существовала, в частности, на острове Сааремаа (стоянки Наакамяэ, Ундва, Лоона), а третья - в Западной Латвии. В Литве сложились свои местные группы. По происхождению все они гибридные (близко тексту).

 

Следует отметить, что нарвская керамика найдена еще в 1938 г. Р. Индреко на поселении Акали. При раскопках группы стоянок Нар- ва-Рийгикюла, Н.Н. Гурина выделила две группы керамики - с органическими примесями и с примесью кварца, по орнаментации и прочим признакам различия не отмечались. Оба типа керамики найдены на всех памятниках, при этом стратиграфические слои не выделялись. Все поселения, Нарва I, II, III, датированы поздним неолитом, II тыс. до н.э. (Гурина, 1955). Тогда же Л.Ю. Янитсом выделена самостоятельная группа ранненеолитических памятников с керамикой нарвского типа и установлено, что эта керамика залегала глубже, чем типичная гребенчато-ямочная, что прослежено на нескольких поселениях. Нарвская керамика отнесена к раннему неолиту и датирована серединой III тыс. до н.э. (Янитс Л.Ю., 1956. С. 152).

 

В настоящее время известно значительное количество памятников нарвской культуры, часть которых содержит чистые или почти чистые комплексы. Среди поселений Эстонии - Нарва I, III, Нарва-город (слой I), Кяэпа и другие. На территории Латвии большое количество стоянок сосредоточено в восточной части - Лубанской низине, на побережье озера Лудза и р. Двиете. Особенно велика концентрация их на северном побережье Лубан- ского озера. Здесь И.А. Лозе и Ф.А. Загорскисом исследовано более десятка первоклассных памятников, в том числе торфяниковые. Среди них - Оса, Звейсалас, Звид- зе и др. В Западной Латвии - наиболее известны Сарна- те, Леясцискас, Пурциемс. В Литве нарвская культура в западной части представлена группой памятников Швянтойи, в восточной - памятниками у оз. Крятуонас. В северной Белоруссии - поселениями Зацепье, Кривина, Кривина III и Осовец (Асавец) П. В верхнем течении Западной Двины известны поселения У святы IV, Наумово, Сертея. Окраинное положение занимают стоянки южного Приладожья - Ладожская, Березье, Сяберская III и Мерево на юге Ленинградской области, а также Колом- цы на оз. Ильмень.

 

Имея широкий территориальный и хронологический диапазон, нарвская культура включает различные памятники, обладающие своеобразными чертами, отражающими хронологические и этнографические особенности. При этом, естественно, наибольшее сходство прослеживается между синхронными территориально близкими памятниками. Основанием для хронологического членения служат радиокарбоновые даты и стратиграфия.

 

Среди характерных черт нарвской культуры можно назвать ограниченность кремневой индустрии и отсутствие устойчивых типов орудий, которые изготовлены из местного кремня, обычно низкого качества (сырьем служили мелкие галечки). На большинстве стоянок кремневые орудия единичны, что резко отличает эту культуру от соседней неманской и других культур лесной зоны. При этом особенно малочисленны они в Эстонии, где отсутствуют выходы кремня. В отдельных случаях орудия изготовлялись здесь из кварцита, кремень использовался преимущественно для мелких скребков. Крупные сланцевые орудия иногда заменялись уплощенными гальками подходящей формы, пришлифованными со стороны лезвия.

 

В отличие от бедной кремневой индустрии, для нарв- ской культуры характерны многочисленные костяные и роговые орудия, в большей мере унаследованные от мезолита. Встречаются роговые мотыги и топоры с отверстиями для крепления рукояти или без них, долота, пришлифованные с одного или обоих концов, орудия с рабочей частью, срезанной под углом 45°, изготовленные из метаподий парнокопытных, шилья, проколки, кочедыки, иглы для плетения сетей, бытовые предметы, а также масса пробитых фаланг парнокопытных. На раннем этапе нарвской культуры (Оса) орудия охоты и рыболовства имеют много общего с орудиями позднего мезолита. Они представлены гарпунами с отверстиями или расширением в тыльной части, копьями с односторонними или двусторонними шипами, копьями с гладким пером и черешком, листовидными, игловидными и бикони- ческими наконечниками стрел, длинными копьями и крупными кинжалами с изогнутым острием (Загорская, 1983). Часто встречаются цельные и составные рыболовные крючки, обычно жало их лишено бородки, некоторые снабжены головкой с отверстием.

 

Для среднего этапа нарвской культуры известно меньше костяных орудий охоты и рыболовства, однако еще сохраняются изделия, имеющие мезолитические черты, а некоторые доживают до позднего неолита (Абора, Риннюкалнс и др.). На таких памятниках по- прежнему встречаются биконические, листовидные и игловидные наконечники стрел, зубчатые наконечники копий, небольшие однорядные и двурядные гарпуны. Много рыболовных крючков, особенно составных. Продолжают бытовать кинжалы из локтевых костей лося и благородного оленя или из расщепленных трубчатых. Подобные орудия прослеживаются и на периферии нарвской культуры в Восточной Литве - Жямайтишке 1, 2, Крятуонас 1 Б, Пакрятуоне 1Б, Яра 1, 2, 3 (Гиринин- кас, 1985), а также в Северной Белоруссии - Осовец И, Кривина (Чернявский, 1969, 1978, 1979) в верхнем течении Западной Двины.

 

Основная масса сосудов нарвской культуры имеет примесь толченой раковины или растительности, внешняя и внутренняя (или только внутренняя) поверхность покрыта расчесами. Имеется две формы сосудов — остродонные крупные горшки и небольшие, чаще овальные миски (лампы?) с плоским дном. Остродонные сосуды на восточной части территории полуяйцевидной формы, с прямым или утонщенным краем, острым или шиловидным днищем, заполненным глиняной массой. Многие сосуды изготовлены с помощью узких лент, налепляемых одна на другую "встык", таким образом, что округлый край одной ленты вдвигается в вогнутый край следующей глиняной ленты. Этот технический прием присущ преимущественно керамике поселений, расположенных в северной части ареала нарвской культуры - в Приладо- жье, Эстонии, части Восточной Латвии, встречается и в Литве. Устойчивым признаком является такая деталь, как отверстия, просверленные по сухой глине с целью починки сосуда.

Отличаются по форме горшки Западной Латвии и Западной Литвы. Обладая острым массивным днищем, они вместе с тем имеют отчетливо профилированную шейку и утолщенный, иногда отогнутый наружу край. Их повсюду сопровождают плоские мисочки (лампы?).

 

Основными элементами орнамента являются ямча- тые вдавления, неглубокие оттиски гребенки, иногда очень тонкой, встречаются короткие насечки. Несложный узор, сосредоточенный в верхней части сосуда — горизонтальные или диагональные полосы. В большинстве случаев на сосуде прослеживается лишь один элемент орнамента.

 

нарвская культура 

К содержанию книги: Новый каменный век. Археология СССР

 

 Смотрите также:

 

Нарвская культура раннего палеолита в Прибалтике.

Широкое исследование памятников раннего неолита Восточной Прибалтики позволяет в настоящее время решить с достаточным основанием вопрос о
На основной ее территории (исключая Юго-Восточную Литву), возникает ранненеолитическая нарвская культура.