ЭНЕОЛИТ. МЕДНО-КАМЕННЫЙ ВЕК

 

 

Поселение Кюльтепе - Южнозакавказская, или нахичеванско-мильско-муганская, группа памятников

 

 

 

Наибольшую известность среди памятников этой группы, как, впрочем, и энеолита всего Кавказа, получило в литературе поселение Кюльтепе I, располагавшееся в одноименном селении в 8 км к северу — северо-востоку от г. Нахичевани.

 

Холм длиной с севера на юг около 150 м, а с запада на восток 100 м, вероятно, имел овальную в плане форму. Высота его над окружающей местностью достигала 14 м (Абибуллаев О. А., 19596, с. 431). Сохранившийся останец тепе был полностью раскопан ( XXVI, 6). Выявлены четыре разновременных культурных слоя общей мощностью около 22 м (Абибуллаев О. А., 1959а, с. 11-13; 19596, с. 431; 1963, с. 157). Нижний (или первый) слой мощностью 8,5—9,0 м относился к энеолиту. Он был перекрыт таким же мощным (8,5—9,5 м) слоем куро-аракской культуры. Между этими слоями прослежена стерильная прослойка толщиной от 15— 20 до 30-40 ем (Абибуллаев О. А., 1963, с. 157). Верхние (третий и четвертый) слои содержали материалы эпохи поздней бронзы и раннего железа.

 

Нижний слой поселения Кюльтепе I исследован на площади примерно 300 кв. м. По всей его толще материалы однородны. Кроме того, в нижнем слое, между жилыми постройками и под ними, открыты 73 погребения (Абибуллаев О. А., 19656), совершенные в скорченном положении на боку и на спине с различной ориентировкой, 25 из которых содержали инвентарь (сосуды, различные бусы, обсидиановые изделия). В двух погребениях обнаружены скелеты собак (Абибуллаев О. А., 1963, с. 158; 19656, с. 65—73). В верхних горизонтах слоя открыты остатки 13 помещений. Жилища сохранились плохо. Они круглые и прямоугольные в плане, сооружены из камня и сырца, обычно с земляными полами. Круглые постройки достигают в диаметре 6,0— 7,7 м, размеры прямоугольных жилищ 4X3 м. Стены толщиной 35—55 см сохранились на высоту до 25 см (Абибуллаев О. А., 1963, с. 157). Судить о характере планировки поселения не представляется возможным. По-видимому, дома располагались поблизости друг от друга. На разных уровнях нижнего слоя расчищены остатки очагов овальной формы (1,25X0,72 м) со стенками толщиной 4—5 см и более, а также ямы диаметром 0,7—0,9 м и глубиной 0,5—1,0 м, заполненные золой, землей, иногда костями животных, обломками сосудов и т. д. (Абибуллаев О. А., 19596, с. 445—446).

 

В нижнем слое Кюльтепе I обнаружены обсидиановые и каменные орудия, изделия из кости и рога, медные предметы, собрана значительная коллекция керамики. Основным материалом для производства орудий служил, как установлено, обсидиан месторождений Атис и Сисиан в Армении (Аразова Р. Б., 1974, с. 8). В коллекции древнейшего слоя Кюльтепе I представлены обсидиановые нуклеусы, пластины и отщепы ( XLI). Многочисленны нуклеусы одноплощадочные призматические и конусовидные ( XLI, 17, 18). Среди них имеются довольно крупные экземпляры.

 

Основной формой заготовок служили правильные призматические пластины, четырехгранные в сечении {Аразова Р. Б., 1974, с. 10—11). Отщепы использовались редко, только в качестве заготовок. Почти все пластины ножевидной формы, длиной иногда 10—15 см, частично обработаны по краям ретушью, имеют следы сработанности ( XLI, 12— 16, 19, 20). Несомненно, часть их являются вкладышами для серпов. Характерно, что такие орудия, как резцы, изделия с подтеской, выемчатые пластины, присутствуют в комплексе в ничтожном количестве, а кремневых вкладышей серпов, острий и скребков вообще нет {Аразова Р. Б., 1974, с. 20). Найдены каменные зернотерки ( XLII, 1—3), ступки ( XLII, 4, 5), терочники и песты ( XLII, 6, 7), мотыги овальной формы (длиной до 15 см) со сквозным сверленым отверстием поперек лезвия ( XLII, 8). Среди каменных орудий имеются также клиновидные топоры-тесла ( XLII, 9, 10) и молоты (длиной от 9,7 до 19,7 см) с желобчатым перехватом {Абибуллаев О. А., 1959а,  9, 3, 4). Обнаружены и каменные навершия булав шаровидной и грушевидной форм ( XLII, 12, 13), иногда с недосверленным отверстием. Одна гемати- товая булава найдена в погребении {Абибуллаев О. А., 1963, с. 161).

 

Каменный инвентарь Кюльтепе I в общем типичен для раннеземледельческих поселений широкого ареала. В частности, он близок соответствующим категориям орудий центральнозакавказских поселений, но далеко не идентичен им. Самое существенное различие этих комплексов заключается, несомненно, в том, что нахичеванский комплекс не содержит тех многочисленных и разнообразных орудий архаического типа, которыми изобилуют поселения шулавери- шомутепинской группы. Он типологически ближе, конечно, соответствующим комплексам раннеземледельческих культур других областей, например Месопотамии (культуры Хассуны и Халафа).

Не

 

Орудия из рога и кости, обнаруженные в Кюльтепе I, также представляют собой обычный для раннеземледельческих поселений набор изделий. Среди них преобладают проколки и шилья ( XLII, 14—18). Обнаружены круглые в сечении тонкие длинные иглы с зашлифованной поверхностью {Абибуллаев О. А., 19596, с. 448), скребки и лощила, изготовленные из оленьего рога и трубчатых костей особей крупного рогатого скота. На некоторых лощилах сделаны поперечные нарезки. Имеются орудия из коронной части рога и трубчатых костей со сквозными отверстиями, служившие мотыгами. Отметим также находки обработанных клыков кабана {Абибуллаев О. А., 19596, с. 448). Указанные изделия из кости и рога, как известно, широко представлены в энеолитических памятниках Центрального Закавказья, однако на поселениях шулавери-шомутепин- ской группы они более разнообразны.

 

Значительный интерес представляет небольшая коллекция металлических изделий из нижнего слоя Кюльтепе I. Она состоит из семи медных предметов (Абибуллаев О. А., 1963, с. 161; 1965а). Это плоский ромбовидный предмет ( XLII, 19), четырехгранная проколка со стержнем ( XLII, 22), две бусинки ( XLII, 20) и три обломка неопределенных предметов ( XLII, 21). Спектральный анализ показал, что ромбовидный предмет и проколка содержат в своем составе соответственно 1,1 и 1,15% мышьяка, а проколка —еще и 1,6% никеля {Селим- ханов И. Р., Марешаль Ж. Р., 1966, с. 146-147,  3).

 

В Центральном Закавказье металл встречен до сих пор на трех энеолитических памятниках. В Гаргалартепеси у стенки постройки 17, относящейся к нижнему горизонту поселения, найдена свернутая из медной пластинки цилиндрическая бусинка {Аразова Р. Б., Махмудов Ф. Р., Нариманов И. Г., 1972, с. 435), аналогичная по форме обнаруженной на поселении хассунской культуры Ярымтепе I {Мерперт Н. Я., Мунчаев Р. М., 1977, с. 157,  1, 4). Еще две находки — медные (?) стержень и игла — сделаны на Делисском поселении в г. Тбилиси {Абрамишвили Р. М., Окропирид- зе Н. И., Небиеридзе JI. Д. и др., 1978, с. 471; Абрамишвили Р. М., Окропиридзе Н. И., Григо- лиа Г. К. и др., 1979, с. 493). Наконец, полукруглый медный предмет происходит с поселения Храмис Ди- дигора {Менабде М. В., Киеурадзе Т. В., Гогад- зе К. М., 1980, с. 34). Таким образом, перед нами комплекс довольно архаичных по форме металлических изделий, нередко встречаемых в раннеземледельческих памятниках. Вместе с отдельными медными предметами с других памятников энеолита Южного Кавказа, которые будут отмечены ниже, они составляют коллекцию древнейшего металла Закавказья.

 

Обратимся к керамике Нахичеванского Кюльтепе I. Основную часть ее составляет посуда грубой выделки и слабого обжига, сделанная из глины с примесями соломы и в редких случаях песка. Она преимущественно светлых тонов, красного цвета; есть также сосуды бурого и серого цветов. Поверхность сосудов неровная, сглаженная или слегка залощенная. Вся посуда плоскодонная, редкие экземпляры имеют ручки. Выделяется несколько форм сосудов {Абибуллаев О. А., 19596, с. 448-450; 1963, с. 162—163). Наиболее многочисленны миски или глубокие чаши ( XLIII, 1—6). Некоторые из них имели вместо ручек выступы, расположенные у верхнего края сосуда. Есть кувшины с округлым туловом и невысокой цилиндрической горловиной ( XLIII, 15—18). Немало баночных, бочковид- ных и цилиндрических сосудов ( XLIII, 7— 14, 19—22), в том числе крупных и с ручками-выступами. Все отмеченные формы сосудов лишены орнамента.

 

Наряду с ними обнаружено небольшое количество расписной керамики. Она представлена 20 обломками и одним целым сосудиком. Ее можно расчленить на две группы. В первую входят целый горшочек и обломки сосудов ( XLIV, 1, 2, 4), отличавшихся хорошим обжигом, сравнительно высоким качеством выделки и тщательно залощенной поверхностью. Они были украшены сложными геометрическими узорами, выполненными черной, коричневой и красной красками (Абибуллаев О. А., 1963, с. 163). Ко второй группе относятся обломки сосудов, изготовленных из глины с примесью соломы или травы, но лучшего, чем массовая керамика с растительными примесями в тесте, качества. Они орнаментированы довольно простыми геометрическими узорами, выполненными черной, желтой и красной красками ( XLIV, 3). Учитывая, что расписная керамика первой группы по тесту, обжигу, качеству лепки и относительной сложности орнаментальных узоров резко отличается от остальных расписных черепков и от основной массы керамики нижнего слоя Нахичеванского Кюльтепе I, исследователь памятника О. А. Абибуллаев предположил, что она привозная. Расписная керамика второй группы, аналогичная по технологическим признакам массовой керамике слоя, по его мнению, изготовлена на месте в подражание импортным образцам (Абибуллаев О. А., 1963, с. 163). Импортная посуда представлена упомянутым целым экземпляром ( XLIV, 1), находящимся в экспозиции Музея истории Азербайджана (г. Баку). Это миниатюрный горшочек (высотой около 8—9 см) с округло-упло- щенным дном, несколько вздутым туловом и сравнительно высокой (более 2 см) шейкой. Он красновато-розового цвета, залощен и украшен коричневой росписью. По тулову двумя горизонтальными линиями образован широкий пояс, заштрихованный почти вертикальными полосками. Коричневой краской расписан и самый край венчика с внутренней стороны, ниже которого той же краской выполнена волнистая линия (возможно, изображение змеи). Этот горшочек по форме, цвету, качеству и характеру росписи аналогичен соответствующим образцам халафской керамики (Dabbagh Г., 1966, р. 23-24).

 

В керамическом комплексе энеолитического слоя Нахичеванского Кюльтепе I отсутствуют антропоморфные и зооморфные статуэтки, но есть несколько глиняных пряслиц. В раннеземледельческих памятниках других регионов, например Месопотамии, пряслица (глиняные и каменные) встречаются часто.

 

В этой связи вызывает некоторое удивление отсутствие их на энеолитических поселениях Центрального Закавказья.

 

Сравнение комплексов керамики Нахичеванского Кюльтепе I и шулавери-шомутепинской группы памятников показывает между ними определенную близость. В частности, их сближают технологические особенности: грубая выделка, слабый обжиг, наличие в глине растительных примесей, характер обработки и цвет поверхности. В обоих случаях все сосуды плоскодонные, лишь отдельные из них имеют ручки, причем почти одинакового типа — в виде выступов. Близки и некоторые формы посуды — баночные и бочковидные. Различие проявляется прежде всего в формах сосудов. Так, в Нахичеванском Кюльтепе I они сравнительно разнообразны и лишены орнамента, хотя имеются отдельные образцы расписной керамики, в том числе импортной.

 

Посуде Нахичеванского Кюльтепе I, включая расписные сосуды, более близка керамика ряда поселений, зафиксированных в Мильской степи (Лес- сен А. А., 1965, с. 13—15,  2), таких, как Шах- тепе, Безымянное тепе в 5 км к северо-востоку от Шахтепе, Кямильтепе и некоторые другие. Они приурочены к пересохшим или пересыхающим водостокам древней гидрографической сети (Лес- сен А. А., 1965, с. 15). Ни один из этих памятников раскопкам не подвергался, поэтому наши представления о них основываются исключительно на подъемном материале, главным образом керамике. Основная часть ее, как и в Кюльтепе, представлена грубыми толстостенными сосудами, изготовленными из глины с растительными примесями. Все сосуды плоскодонные, как правило, без ручек; иногда они имеют псевдоручки в виде горизонтальных выступов. Отдельные черепки в два-три слоя свидетельствуют о том, что некоторые сосуды формовали в несколько приемов (Нариманов Л. С., 19656, с. 37). В коллекции керамики из Мильской степи представлено около 20 расписных черепков. Роспись, выполненная коричневато-бурой, черной и (реже) красной красками по светлому ангобу, состоит из косых полос и углов-шевронов, вписанных один в другой ( XLIV, 5—13). Расписаны в основном чаши, причем как с внешней, так и с внутренней стороны. Среди фрагментов расписной керамики выделяются плотные, лишенные растительных примесей черепки и плохо обожженные фрагменты, содержащие в тесте примеси соломы или травы (Лессен А. А., 1965, с. 15).

 

 

К содержанию книги: Медно-каменный век - переход от неолита к бронзовому веку

 

 Смотрите также:

 

ПЕРВОБЫТНОЕ ОБЩЕСТВО. Периодизация первобытной истории

Затем начинается изготовление специализированных орудий – это ножи, проколки, скребла, составные
Бронзовый век (лат.– энеолит; греч.– халколит) начался в Европе с III тыс. до н.э. В это
На Нижнем Дону исследованы поселения этого времени в Кобяково, Гниловской...

 

Изделия из кости и рога. На всех раннетрипольских поселениях...  Поселения городцовской культуры – жилища людей в Костенках

Для поселений городцовской культуры свойствен костяной инвентарь, включающий специфический тип лопаточки, изготовляемый обычно из стенок трубчатых костей;

 

Стоянка Добраничевка. Костяной инвентарь Добраничевки

Костяной инвентарь Добраничевки.) из стенки трубчатой кости, проколки
Лощило (?) из ребра мамонта, лопаточка и «плоский наконечник» (?) из...